Skip to main content

Full text of "Istoricheskīĭ vi︠e︡stnik: istoriko-literaturnyĭ zhurnal"

See other formats


Т1118 18 а сИ^ка! сору о^ а Ьоок Ша! \уа8 рге8егуе(1 ^ог §епега11оп8 оп ИЬгагу 811е1уе8 Ье^оге к \уа8 саге^иПу 8саппе(1 Ьу Соо§1е а8 раП о^ а рго]ес1 
1о таке Ше \уог1(1'8 Ьоок8 (118С0УегаЫе опИпе. 

И 11а8 8игу1уе(1 \ощ епои^И ^ог Ше соруп^Ы 1о ехр1ге апё Ше Ьоок 1о еп1ег Ше риЬИс с1ота1п. А риЬИс ёотахп Ьоок 18 опе Ша! \уа8 пеуег 8иЬ]ес1 
1о соруп^Ы ог \у1108е 1е§а1 соруп^Ы 1егт 11а8 ехркеё. \У11е111ег а Ьоок 18 1п Ше риЬИс (1ота1п тау уагу соиШгу 1о соиШгу. РиЬИс (1ота1п Ьоок8 
аге оиг §а1е\уау8 1о Ше ра81, герге8епип§ а хуеакЬ о^ Ы81огу, сикиге апё кпо\у1е(1§е 111а1'8 ойеп сИШсик 1о (118С0Уег. 

Магк8, по1а11оп8 апё оШег таг§1паИа рге8еп1 1п Ше оп§1па1 уо1ите \уШ арреаг 1п 11118 Й1е - а гет1п(1ег о^ 11118 Ьоок' 8 \ощ ]оигпеу ^гот Ше 
риЬИ811ег 1о а ИЬгагу апё йпаИу 1о уои. 

118а§е §ш(1еПпе8 

Соо§1е 18 ргоиё 1о раПпег \у11И ИЬгапе8 1о (И^Шхе риЬИс (1ота1п та1епа18 апё таке 1Иет \у1(1е1у ассе881Ые. РиЬИс (1ота1п Ьоок8 Ье1оп§ 1о 1Ие 
риЬИс ап(1 \уе аге теге1у 1Ие1г си81осИап8. Кеуег1Ие1е88, 1Ы8 \уогк 18 ехреп81уе, 80 1п огёег 1о кеер ргоу1сИп§ 1Ы8 ге8оигсе, \уе Иауе 1акеп 81ер8 1о 
ргеуеШ аЬи8е Ьу соттегс1а1 рагИе8, 1пс1исИп§ р1ас1п§ 1есИп1са1 ге81псИоп8 оп аи1ота1е(1 ^ие^у^п§. 

\\^е а180 а8к 1Иа1 уои: 

+ Маке поп-соттегс1а1 ше о/^ке^1е5 \Уе дс^щпЫ Соо§1е Воок ЗеагсИ ^ог и8е Ьу шсИу1(1иа18, апё \уе ^е^ие8^ 1Иа1 уои и8е 1Ие8е Й1е8 ^ог 
рег80па1, поп-соттегс1а1 ригро8е8. 

+ Ке/гат/гот аШотШес! диегут§ Во по1 8еп(1 аи1ота1е(1 ^ие^^е8 о^ апу 80г1 1о Соо§1е'8 8у81ет: И уои аге сопёисип^ ге8еагсИ оп тасЫпе 
1гап81а11оп, орИса! сИагас1ег гесо^пШоп ог о1Иег агеа8 \уИеге ассе88 1о а 1аг§е атоиШ о^ 1ех1 18 Ие1р^и1, р1еа8е соп1ас1 и8. \\^е епсоига^е 1Ие 
и8е о^риЬИс (1ота1п та1епа18 ^ог 1Ие8е ригро8е8 апё тау Ье аЫе 1о Ье1р. 

+ МатШт аПпЪийоп ТИе Соо§1е "\уа1егтагк" уои 8ее оп еасИ Й1е 18 е88еп11а1 ^ог 1п^огт1п§ реор1е аЬои! 1Ы8 рго]ес1 апё Ие1р1п§ 1Иет йпс1 
аёсИиопа! та1епа18 1Игои§И Соо§1е Воок 8еагсИ. Р1еа8е ёо по1 гетоуе к. 

+ Кеер и 1е§а1 \УИа1еуег уоиг и8е, гететЬег 1Иа1 уои аге ге8роп81Ые ^ог еп8ипп§ 1Иа1 \уИа1 уои аге (1о1п§ 18 1е§а1. Во по1 а88ите 1Иа1 ]и81 
Ьесаи8е \уе ЬеИеуе а Ьоок 18 1п 1Ие риЬИс (1ота1п ^ог и8ег8 1п 1Ие Ипкес! 81а1е8, 1Иа1 1Ие \уогк 18 а180 1п 1Ие риЬИс (1ота1п ^ог и8ег8 1п о1Иег 
соип1пе8. \УИе1Иег а Ьоок 18 8ИИ 1п соруп^Ы уапе8 ^гот соиШгу 1о соиШгу, апё \уе сапЧ о^^ег §и1(1апсе оп \уИе1Иег апу 8рес1йс и8е о^ 
апу 8рес1йс Ьоок 18 аИо\уе(1. Р1еа8е ёо по1 а88ите 1Иа1 а Ьоок'8 арреагапсе 1п Соо§1е Воок 8еагсИ теап8 к сап Ье и8е(1 1п апу таппег 
апу\уИеге 1п 1Ие хуогШ. Соруп^Ы 1пМп§етеШ ИаЫИ1у сап Ье ^ике 8еуеге. 

АЬои1 Соо§1е Воок 8еагсЬ 

Соо§1е'8 т1881оп 18 1о ог§ап12е 1Ие \уог1(1'8 1п^огтаИоп апё 1о таке к ип1уег8аИу ассе881Ые апё и8е^и1. Соо§1е Воок ЗеагсИ Ие1р8 геа(1ег8 
сИ8С0Уег 1Ие \уог1(1'8 Ьоок8 \уЫ1е Ие1р1п§ аи1Иог8 апё риЬИ8Иег8 геасИ пе\у аисИепсе8. Уои сап 8еагсИ Шгои^И 1Ие ^иИ 1ех1 о^ 1Ы8 Ьоок оп 1Ие \уеЬ 



а дЬ^^р : //Ьоокз . доод1е . сот/ 




Это цифровая коиия книги, хранящейся для потомков на библиотечных полках, прежде чем ее отсканировали сотрудники 
комиании Соо§1е в рамках проекта, цель которого - сделать книги со всего мира доступными через Интернет. 

Прогало достаточно много времени для того, чтобы срок действия авторских прав на эту книгу истек, и она перешла в свободный 
доступ. Книга переходит в свободный доступ, если на нее не были поданы авторские права или срок действия авторских прав 
истек. Переход книги в свободный доступ в разных странах осугцествляется по-разному. Книги, перешедшие в свободный доступ, 
это наш ключ к прошлому, к богатствам истории и культуры, а такж:е к знаниям, которые часто трудно найти. 

В этом файле сохранятся все пометки, примечания п другие записи, сугцествуюгцие в оригинальном издании, как напоминание 
о том долгом пути, который книга прошла от издателя до библиотеки и в конечном итоге до Вас. 

Правила использовапия 

Компания Соо§1е гордится тем, что сотрудничает с библиотеками, чтобы перевести книги, перешедшие в свободный доступ, в 
цифровой формат и сделать их широкодоступными. Книги, перешедшие в свободный доступ, иринадлеж:ат обгцеству, а мы лишь 
хранители этого достояния. Тем не менее, эти книги достаточно дорого стоят, поэтому, чтобы и в дальнейшем предоставлять 
этот ресурс, мы предприняли некоторые действия, иредотврагцающие коммерческое использование книг, в том числе установив 
технические ограничения на автоматические запросы. 

Мы такясе просим Вас о следуюгцем. 

• Не используйте файлы в коммерческих целях. 

Мы разработали программу Поиск книг Ооо§1е для всех пользователей, поэтому используйте эти файлы только в личных, 
некоммерческих целях. 

• Не отправляйте автоматические запросы. 

Не отправляйте в систему Соо§1е автоматические запросы любого вида. Если Вы занимаетесь изучением систем машинного 
перевода, оптического распознавания символов пли других областей, где доступ к большому количеству текста моясет 
оказаться полезным, свяясптесь с нами. Для этих целей мы рекомендуем использовать материалы, перешедшие в свободный 
доступ. 

• Не удаляйте атрибуты Соо§1е. 

В каясдом файле есть "водяной знак" Соо§1е. Он позволяет пользователям узнать об этом проекте и помогает им найти 
дополнительные материалы при помогцп программы Попек книг Ооо§1е. Не удаляйте его. 

• Делайте это законно. 

Независимо от того, что Вы используйте, не забудьте проверить законность своих действий, за которые Вы несете полную 
ответственность. Не думайте, что если книга перешла в свободный доступ в США, то ее на этом основании могут 
использовать читатели из других стран. Условия для перехода книги в свободный доступ в разных странах различны, 
поэтому нет единых правил, иозволяюгцих определить, моясно ли в определенном случае использовать определенную 
книгу. Не думайте, что если книга появилась в Поиске книг Соо§1е, то ее моясно использовать как угодно и где угодно. 
Наказание за нарушение авторских прав моясет быть очень серьезным. 

О программе Поиск кпиг Соо§1е 

Миссия Соо§1е состоит в том, чтобы организовать мировую информацию и сделать ее всесторонне доступной и полезной. 
Программа Поиск книг Соо§1е помогает пользователям найти книги со всего мира, а авторам и издателям - новых читателей. 



Полнотекстовый поиск по этой книге моясно выполнить на странице ]1"Ь"Ьр: //Ъоокз.§оо§1е.сот/ 




НАКУАКО СОЫЕСЕ ИВКАНУ 

т Ьопог о( 

АКСНГВАЬО САКУ СООЫОСЕ 

1866 - 1928 

РгоГе»ог оО^ахоту 

1дГе1опд Вепе&аог апё 

Нт 1>1геаог оГТЬЬ ЫЬгагу 




ИСТ0РИЧЕСК1Й 



въстникъ 



ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ШУРНАЛЪ 



т о м ъ хст 



1904 



3*|.Ч<1^ 




С.-ПЕТЕРБУРП, 

ТИП0ГРАФ1Я А. С. СУВОРИНА. ЭРТЕЛКВЪ ПКР., Д. 18 
1904 



ф 



рБ\с^о 3 8/^^ 



<■/ ^ л »- 



м1Уио ошми ишшм 

Л1!Т11№1М1^ СА1Т 0Ш011М1 
в ГЕВ1925 



(14 1^<^6'ес 




СОДЕРЖАЩЕ. 



ЯНВАРЬ, 1904 г. 

— (лгли. 

I. Передъ разгромомъ. (Элизодъ изъ семейной хроника). 1—111.11.11. 

Мсрдсръ ^ 7 

II. Прайда о мосЛ бабуппсЬ. (Отрьги(>1ГЬ 11;гь посномшиипЛ). 1 — III. 

Графини Л. Л^ Гошоичииой '^^^ 

Ш. Къ истор1и 14 де1шбря 185^5 года. (Изъ иос11ом11нан1й петербург- 

скаго старожила). Сообшилъ В, П. БатуриискШ ()Т 

IV. Закоуло1СЪ. (Очеркъ). И. Н. Потапенко У" 

V. Изъ лптературныхъ вос110минан1й. Г. Б. Г|тлоисипго КК) 

VI. Дз'элп. (Псторичесюе очерки изъ зиохи имиерашра Але1ссан- 

дра 1). II. II. ФалЬсиа П<'» 

VП. Императоръ НиколаП I. (1826-1831). II. К. Щеголсма 1:Ш 

VШ. За1саик8и]ск1е сектанты. 1 — IV. И. И* Юиичсви (Миролюбовп) . . . 107 
IX. ^Кеннхъ нуженъ!.. (Изъ архпииыхъ дНлъ XIX сг()л1;тЬ|). С. Л. 

Лргоб|»лс1и;ка1Ч1 18П 

X. Заяцъ. (Разс1сазъ актера). К. II. Иаычеико 190 

XI. Сахарныя поля. БытопоЛ этюдъ. II. А. Х.юпова 1^)8 

XII. Па срсдиемь илссЬ. (Путеиые наброски). I. До Р1>1бииска. II. По 
пути въ Ромаповъ. 111. Ромаио»ъ-1>орисогл1.бскъ. IV. Тол га. 

П. Ф. 1^мкис11441а Х*(»\) 

илл|цстрац1и: 1) Цабсриясиаи иъ РмбинскЬ.— 2) Нолга Олиаъ Иосочитч).— 
3) ЦорЕОВЬ Кашиский \ит\аЛ Натори въ 1*()11аио1гЬ.— 4) СоГи^ръ въ РомапоШ;.— 

6) иир11С0Гл1{ц<;к1А собор-ь иъ ирисгаии.— 0) Церкокь Иок1и>ва въ РонаншгЬ.— 

7) Толч:к1й монастырь бли:гь ]1ро(-аавл11.— 8) Зааадыы! фасадъ собора въ 
Тол*!.— 9) Трапезная церковь въТол*Ь.— 10) Д<фево, на которонъ послИ по- 
жара явилась икона Пресвятой Богородицы въ ТолгЪ. 

XIII. Памяти Ллек(аид[)а Платоиопича Эигелм'ардта. П. II. Соколова. ^^.'>8 

ИллюстрацЫ: Алсксандрь Илатоиоиичъ ;)1ич5льгард'гь. 

XIV. Нсиаписиииы^! стихотв()])е1пя Л. С. Пуиис1И1а. И. Е. 111его.1(*ва. . 263 
XV. Иностранцы о Росс1и. 11. Б1 275 

XVI. Критика и библ1ограф1Я 3^2 

1) НсторичоскЮ ои:тръ дЬителыкмггм козиггота нниисгровъ. Товъ питый. 
Части 1 II И. Конитогь 11и1111ст1юв'ь въ ца1м7гиов«1111о инисраго11а Алокг^1ид1)а И. 
Оост. С. М. Оередоаинъ. Саб. 1903. в. Грибовскаго.— 2) Оборникъ Ткерского 
общества любителей исторЫ, архоолоЕЧи и сстсство8ва1|]я. Выпускъ I. Подъ 
редакц1ею иредсЬдателя оби^ества В. И. Колосова въ соучаст1и съ 1. К. Лин- 
денаномъ. Тверь. 1908. А. Я. — 3) 0. П. Соишчжъ. Ианятникн венской ста- 
рины. Саб. 1903. в. Грибовснаго.— 4) В. 11ар<м!Ковъ. Юхно-русское релиНО!- 
ное нскуссгво ХУИ— ХУ111 вв. (Но нанятниканъ церковной старнны, быв- 
шинъ на выставке ХП археологическаго съ'кзда вь Харькове). Ю1зань. Тино- 
лнтограф1я нмператорсваго университета. 1908. в. ф— ко.— б) В. Чернышев-ь. 
Св^д-Ы|1я о Н'Ькоторыхъ говорахъ Клннскаго, Тверского и Московскаго уЬз- 
- довъ. Снб. 1903. А. И. Яцимирскаго. — С) Александръ II, царь-освободитель. 
Издалъ графъ Милорадовичъ. Спб. 1903. Сергья фонъ-Штейиа. — 7) Сейны 
литош'ко-русскшю государства до Люблинской уи(н 1669 года. И. А. Микси- 
нейко. Харьков'Ь. 1903. в. грибовсиаго. — 8) Курсъ граждансваго права нро- 
фессо11а Казанскаго университета Г. Ф. Шершеисвнча. Тонъ I. Введен1е. Вы- 
пускъ второй. 1Са8ань. 1903. в. Грибовскаго. — 9) ИнператорскШ Росс1йск1й 
|1Сторичсск1й музей нненн императора Александ1>а III. Описан1е памятниковъ. 
Выпускъ П. Жит1о святого Нифонта, лицевое. XVI в11и1. И. 1903. м. 0. 
Си— вича.— 10) Д. К. Т|)е11е1гь. Памятники дронис-руилъаго искусства церкви 
Грузинской Погоматорн въ НосквЬ. К1)аткое оиисан1о церкви, нкоиъ кисти Си- 
меона Ушакова и нрочихъ ея достонрнм'Ьчательностей, съ прилижен1емъ 
\ (См. слЬд. стран.). 




ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧЪ. 

(От. якиарелп съ натуры). 



ЛОЛ. 111Н. 93 ДЕКАБРЯ. 190Я Г. шв 



ИСТ0РИЧЕСК1Й 



ВФСТНИКЪ. 



ГОДЪ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ. 



тоиъ хо?. 




ПЕРЕДЪ РАЗГРОМОМЪ. 

(Эпизодъ изъ семейной хроники). 




I. 

)А БЕРЕГУ сильно бурлившей р*ки, вздутой весен- 
нимъ разливоиъ, царило необычайное оживлеше. 
Почти все населен1е деревни, съ подростками и ста- 
риками, толпилось вокру!^ дорожной кареттл, за- 
иряженной оятерикомъ измученныхъ коней, и раз- 
махивая руками, перебивая другъ друга, толковало 
о переправ* черезъ эту р*ку съ людьми про*зжаго 
1Ч)сподпна, съ его камердинеромъ, молодымъ парнемъ въ дорожной 
ливрейной шинели со множествомъ воротниковъ и въ шляп'Ё съ 
кокардой, съ поваромъ, вылЬзшимъ изъ кибиточки, приделанной 
къ задней стЬнк1} экипаяса, и съ бородатымъ осанистыми» кучеромъ, 
уныло поглядывавшимъ на неожиданную преграду. 

Въ сон15И^И11и принималъ участ1о и фороИтор7>, мальчик!» лЬп. 
четырнадцати, и, мало-по-малу, сдержанный шворъ перешелъ въ 
такой гвалтъ, что одна изъ шелковыхъ заиав'Ьсокъ на окнахъ по- 
сп'бшно поднялась, и надъ спущеннымь нетерп'Ьливой рукой стек- 
ломъ появилось красивое молодое лицо съ темными глазами и съ 
густой шапкой вьюпщхся б^локурыхъ волосъ. Во взгляд*, кото- 
рым7э он7> обвелъ толпу, выралгалось нодоумТипо чолов'Глса, не нполн* 
еще очнувша1Ч)ся отъ кр^пкаго сна и не ясно соинающаго, во сн* 



8 Н. И. Мердеръ — 

ИЛИ наяву види'гь он^^ и слыиш'гъ то, ч'ш происходить вокругь 
не1Ч). 

— Что случилось? Почему мы стоимъ? Что это за народъ? — 
спросидъ оиъ у подб1^савша10 къ нему камердинера. 

— Да вотъ, не внаемъ, какъ р-Ьку переехать. Н-бть тутъ у нихъ 
ни моста, ни плотины, ни парома. Говорить вь бродь, а ее вишь 
кавъ вздуло. 

— Какая р*ка? 

— Малявка-сь. 

— Малявка? — съ живостью переспросиль баринъ. — Отаоряй 
скор'ке, я выйду,— об'ьявиль опъ съ живостью. 

Дверца распахнулась, и не усп'Ьлъ бедька развернуть подножку, 
какь баринъ спрыгнулъ на землю п, не обращая внимания на толпу, 
почтительно разступившуюся передъ ппмъ, пачалъ внимательно 
всматриваться въ пейзалсъ, залитый лучами восходяи1,а1Ч) солнца. 

Было ч'бмь залюбоваться! Р1^чка капризно извивалась у под- 
Н0Ж1Я горъ, покрытыхь л'Ьсомъ; роскошная весенняя зелень пере- 
ливалась иаумрудиымъ блескомъ въ солиечныхь лучахъ, лаская 
взорь всевозможными от1*Ьнками. Ыо глаза про1)зжаго па ней не 
останавливались и сь напрялсеннымь вниман1емъ поднимались все 
выше и выпш, отыскившш что-то такое въ пространств*, досадуя 
на волны зелени, скрывавпая передъ нимь горизонть. 

— Господск1е-то хоромы, таперя, тополями засажены, а прежде 
ихь, бывало, издалече было видать,— пронзнесъ старчесюй голосъ 
вь толп*, точно угадывая причину недоумЬшя незнакомца. 

Этоть посл*дн1й обернулся къ старику, произнеспхему эти слова, 
и отрывисто спросилъ: 

— Гд* же тополи? 

— Вонь тамъ! Верхушка башни изъ-за нихъ чуть-чуть вид- 
неется,— отв*чалъ старнкъ, протягивая руку къ групп* высокнхъ 
тополей, надъ которыми б*л*лась остроконечная всрхушк;1 баиши 
съ пестрымъ флюгеремъ. 

— Вь дом* живуть?— осв*домился про*зж1й. 

— Живуть. Молодой баринъ, Дмитр1Й Степанычъ, все больше въ 
ра8Ъ*здахь, а супругу свою къ бабуп1к* приисзъ. ДЬткн у нихъ. 
Тополями-то засадить домъ стар^ш барыня приказшш, чгобь съ 
большой дороги не было видно. 

~ Когда?— съ лси1юстью спросилъ про*зж1й. 

— Да ужъ таперь, поди, чай, годовъ двадцать будеть. У меня въ 
1* поры внучка родилась, скоро пять л*!^», какъ замужь се отдали. 

«Двадцать л*тъ1 Въ тотъ самый годъ, когда его пятил*тнимъ 
ребенкомъ привозили сюда изъ Москвы», подумалъ Владимиръ Ми- 
хаиловичъ Гр<чбипннъ. 

Онъ зажмурился, чтобъ лучпю себ* представить м*стность та- 
кою, 1и1Кою она была иъ то |{р(;мя, но внд'1;|пе н:г1> Н1ЮН1лаг(), 



Передъ радгромом'Ь 9 

молькиуштшс было поредъ 11ИМ7> при имени р'Тти, бояловпратпо к<ч- 
пуло въ 1гЬчиость и не являлос^ь НсЧ его зовъ; 1шкъ въ калейдо- 
скоп^Ь, кружились въ его мозгу обрывки давно забытыхъ впечатл^Ь- 
Н1Й: большой б'Ьлый домъ на гор'Ь, съ затЬйливыми башнями и съ 
высокимъ каменнымъ крыльцомъ въ итальянскомъ вкусб; роскош- 
ный садъ съ ТЕНИСТЫМИ аллеями, спускавшимися къ ^^к% — той са- 
мой, передъ которой онъ теперь стоялъ... Смутно, тсакъ во сн*, при- 
поминалось, что когда-то онъ б'бгалъ и р'Ьзвился въ этомъ саду съ 
другими д'бтьми, въ такую же, какъ теперь, весеннюю пору, но кар- 
тины эти исчезали одна за другой, не давая ему въ нихъ всмот- 
реться. Между прочимъ, промелькнула передъ его духовными очами 
длинная вереница комнатъ, гд* почему-то не только б*гать и 
ргЬзвиться было строго запрещено, но даже и говорить нельзя было 
иначе, какъ шопотомъ. Тутъ толпились люди съ испуганными ли- 
цами, и ему было жутко. Т^ъ одиомъ изъ иокоевъ, глублсе и мрап- 
и-Ье прочихъ, па широкой кровати лежала старуха, съ пронзитель- 
ными глазами, худая и страшная. Надъ кроватью спускался бал- 
дахинъ глубокими складками изъ темнаго бархата, поддерживае- 
мый КОГГЯМИ огромной золотой птицы, съ ОСТрОКОИеЧНЫМЪ 1СЛЮВ0МЪ 

и распростертыми крыльями. 

Птица эта, точно парившая подъ самымъ потолкомъ, такъ за- 
печатлелась въ его памяти, что заслонила собою вс* проч1я пред- 
ставлен1я, и ему невозможно было вспомнить лица лежавшей подъ 
ною старухи: оно воскрес'ию по1)едъ ппмъ въ обрпл* п'шчьпго тслюва. 

Л, молсе1'Ъ быть, па самомъ дЬлЬ, ничего этого не б1»1ло; онъ, 
можетъ быть, все это видЬлъ во сн*, на картин* или вычиталъ 
В'Ь книгЬ? 

Ему такъ захогЬлось въ этомъ удостовериться, что онъ обер- 
нулся къ окружавшей его толп* съ готовымъ вопросомъ на устахъ, 
но ему не удалось его произнести: ведька б*жалъ къ нему съ пред- 
ложен1емъ пройти несколько шаговъ по берегу къ тому месту, где, 
по уверешю здешнихъ старожиловъ, было такъ мелко, что смело 
можно было ехать въ бродъ. 

— Выше подножки вода не достанетъ. Вчера вечеромъ мель- 
никъ тутъ переехалъ съ кладью, а воды было больше сегодняш- 
пяго, — объясняла, онъ, указывпя на изгибъ р1)ки, уходивппН за 
гору. — Вотъ тутъ одинъ вызывается проводить. 

Баринъ принялъ предложеп1е, и, мпнутт» черезъ двадцать, сидя 
въ карете, онъ медленно ехалъ по воде къ противоположному бе- 
регу, где посланный на разведки парень, весело размахит^ая ру- 
ками, кричалъ, чтобъ смело ехали, безъ сумлЬн^я. 

Онъ былъ правъ; вода покрывала только колеса экипажа, мед- 
ленно покачивавшагося на высокихъ круглыхъ рессорахъ, и успо- 
коенный насчетъ переправы, Грабининъ снова задумался объ оби- 
тателях7. дома, где, ему казалось, оиъ былъ въ детстве, когда 



10 Н. И. Мердеръ 

его сюда привозили изъ Москвы прощаться съ умирающинъ Д'Ь- 
домъ, оставившимъ ему то саиое имЬнхе, которое онъ 'Ьхадъ теперь 
осматривать. 

— Вы чьи? — спросидъ онъ у старика, помогшаго ему найти 
старый домъ за тополями. 

Старикъ этотъ, во время переправы, шепъ въ вод'Ь ближе вс1Ьхъ 
къ экипшку, съ любопытствомъ поглядывая на высовывавша- 
гося изъ окна барина. 

— Аратовсше. Баринъ нашъ все въ разъ'Ьздахъ по,' другимъ 
своимъ им'Ьн1ямъ, а зд'Ьсь старая барыня хозяйничаетъ. 

— Такъ у васъ и старая барыня есть? 

— Завсегда у насъ была старая барыня. Въ деревн^Б такихъ 
стариковъ и въ живыхъ не осталось, которые бы то время по- 
мнили, когда ея зд'Ьсь пе было. 

— Сколько лее ей йЬгьУ 

— Да попъ сказывалъ, что по церковнымъ кннгамъ ей ужъ 
давно за сто перевалило. 

«Неужто-жъ это та самая старуха, которую я вид'Ьлъ подъ 
баддахиномъ двадцать л'Ьтъ тому назадъ?— подумалъ Грабининъ. — 
Но въ такомъ случа'Ё можно разсчитывать, что и баддахинъ съ 
птицей ц^Ьлъ, и что я ихъ увижу?» 

Кшу почему-то стало весело при этой мысли, точно отыска- 
лись старые знакомые, кохюрыхъ онъ давно считалъ погибшими. 

— II ваша барыня до сихъ поръ въ своемъ уиЪ? — спросилъ 
онъ. 

Старикъ усм'Ёхнулся. 

— Ума-то у нея, пожалуй, что на десятокъ молодыхъ хва- 
Т1ГП., — от1гЬтилъ онъ с'ь самодовольной усмешкой. — Дай Богь 
каждому такъ управляться съ хозяйстломъ, какъ наша старая ба- 
рыня, Серафима Даниловна. До нея у Аратовскихъ шсподъ только 
и им1иия было, что это самое Малявиио съ хуторами, а таперича 
все1Ч) у насъ пр1ум110жилось— и земли, и л'Ьсовъ. И все это ейнат 
ума д'Ьло. Разсказываютъ старики, что и покойный ейный супру1П> 
и сыновья изъ ейной воли не выходили. ^|,а и правнукъ-то, тепе- 
решн1Й нашъ баринъ, Дмитр1й Степанычъ, ужъ на что до }1се1Ч) 
дои1лый, а и тот7>, почитай, что ни во чию зд'Ьсь не вм'Ьшиваетс)! 
и, можно сказать, гостемъ у насъ живетъ, все хозяйство, значить, 
старой барын'Ь предоставилъ. И въ другихъ-то своихъ и^Ътпхъ 
безъ ейнаго сов'Ьта ничеш не начнетъ. Она все знаетъ. Да и какъ 
ей не знать, когда столько л1}тъ пролсила на св'ЬгЬ и все настоя- 
щей самовластной хозяйкой, было изъ чеш ума набраться. «Я, 
гритъ, все знаю, и то, что есть, и что. было, и что будетъ; меня, 
гритъ, не проведешь и нич'Ьмъ ни удивишь». 

— Ты изъ дворовыхъ? — и1)ервшгь еш Грабининъ, о'^ кото- 
рая не ускользнули изысканные для мулшка обороты р'Ьчи и 



Передъ разгромомъ 11 

чистота русского проивношешя собеседника, съ первыхъ его 
словъ. 

— Точно такъ-съ, ивъ Рассей съ родителями вывевенъ, ивъ- 
подъ Тулы, и сызмальства при господахъ. Въ казачкахъ ирп 
буфет*, потомъ въ камардинахъ при барчукахъ. Въ Питеръ они 
меня съ собою взяли. Тамъ несчастье со мною случилось, и со- 
слали меня въ дальнюю деревню, да на простой Д'Ьвк'Ь женили, 
чтоОъ, значить, отбить охоту на красавицъ в']> дЬвнчьеП загляды- 
ватьсл, — прибавилъ онъ съ усмешкой, немного оомолчавъ. — И 
вотъ теперь, скоро сорокъ лЪтъ, что опять на родин* очутился. 
Барыня наша гн*вна и не отходчива, старой моей провинности 
отпустить мн* не изволила, въ барсше хоромы обратно меня не 
приняла, а приказала отпустить л'1к5у на избу, чтобъ строился на 
указанномъ м*ст* и мужнкомъ, значитъ, доживалъ бы в*къ. По- 
строился, хозяйствомъ обзавелся, женился, жену схоронилъ, дочку 
ваиужъ отдалъ, двухъ сыновей женилъ и живу теперь съ внуч- 
ками-сиротами. Дв-Ь у меня ихъ было, да стсар]пепькую, Настю, къ 
молодой барын* въ услужеше взяли, а вторую хочу вамужъ выдать... 

Не подозревая, какое значен]е будутъ им*ть сообщаемые факты 
на его судьбу, Грабининъ все разсЬянн'&е и разс*яни'Ье слушалъ 
старика по мФр* того, какъ они приблилсались къ берегу. Насту- 
палъ конецъ путеи1еств1ю: ноонфяемые громкими критсами мужи- 
ков-ь, кони, мокрые и взволиованныс неожиданною ванною, шумно 
фырк.'1Я, втан^или карету на крутой песчанглй обрыв-ь р*ки. Му- 
жиковъ, помоганшнхъ при переправ*, одарили мЬдными пятаками 
ивъ кожаной мошны, хранивиюйся подтэ сид*ньемъ (при чемъ, 
повинуясь безсознательному чувству благодарности къ старику, 
ванимсявшему его равсказами во время пути, барииъ приказалъ 
дать ему вдвое противъ другихъ), кучеръ весело крикнул7>: «тре- 
ти!» и вкипажъ помчался по длинной деревенской улиц*, мимо 
глав*вшихъ изо вс*хъ оконъ и со вс*хъ крылечекъ бабъ и ре- 
бятишекъ. 

Деревня Малявине скрылась изь виду. Оставивъ въ сторон* 
дремуч1й л*съ, съ часъ времени *хали по зелонЬюи^имъ ранними 
всходами Аратовскимъ полямъ, миновали новый кирпичный за- 
водъ, а 8ат*мъ конный, про*хали по вомл* господъ Кчяндьяровыхъ, 
а тамъ, передъ т*мъ какъ повернуть за рощицу, карабка- 
вп1уюся по пригоркамъ, кучеръ пр]остано]шлъ лонКчдеП, чтобъ дать 
ведьк* соскочить съ козелъ, подпрыгнуть къ окну, изь котораш 
выглядывалъ барннъ, и скороговоркой возв*стить: 

— Вотъ и Воробьевка, сударь! Извольте взглянуть н^1л*во, 
барсше хоромы видать. 

Грабининъ метнулся къ дру1юму окну и увидалъ, промежъ 
спутанныхъ в*твей заглохшаго парка, почерн*вн1ую отъ в|к^мс11и 
крышу падъ длнннымъ, ос*в1Пим7> на сторону, сгарымъ домомъ. 



12 Н. И. Мердерь 

Зр'блище было не изъ привлекательныхъ. Садъ совершенно 
одичалъ и иоросъ бурьяномъ, прудъ затянулся иломъ, аллеи про- 
росли высокимъ непролазныиъ кустарникомъ, а постройки разва- 
ливались. 

Зато въ сторон'Ё отъ барскихъ хоромъ, за полверсты отъ 
него, на юру и одиноко, торчалъ среди лужайки странной архи- 
тектуры небольшой домъ, вокрух'ъ котораго было и людно, и 
оживленно, и шумно. Весь залитый лучами солнца, онъ р'Ьзко вы- 
д'Ьлялся на темномъ фон'Ь парка, давно превратившагося въ дре- 
муч1й боръ. У заново срубленна1Ч) крыльца, хлопотали куры и 
тЬсннлась пострш! толпа поссляпъ въ лсипоппслоН мЬстиой одеждк, 
вызванная сюда бубенчиками приближавшагося экипажа. 

И, должно быть, такое событ1е, какъ пр№здъ господъ, было 
зд'Ьсь въ р'Ьдкость, если судить по недоум^Ьп1ю и Ж17чему любо- 
пытству, не безъ прим^Ьси страха, выражавшимся па всЬхъ лп- 
цахъ. 

Миновавъ строен1я барской усадьбы и оставивъ ихъ далеко за 
собою, карета повернула прямо къ этому дому. 

Толпа раздвинулась, куры съ громкимъ кудахтаньемъ разлегЬ- 
лись въ разный стороны, а черезъ огородъ, кратчайпшмъ путемъ, 
перепрыгивая черезъ ямы и кусты, б'Ьжалъ безъ шапки, съ раз- 
веивающимися волосами, челов^Ькъ леЬтъ тридцати пяти, въ опрят- 
номъ черномъ кафтан'Ь и въ высокихъ снпогахъ, управитель 
Андрей, зав1}дывавш]й Воробьевкой со смерти старика Вишнякова, 
который ту'1Ъ хозяйничшгь безконтрольпо еи^е при жизни дЪда 
теперешняго влад'Ьльца. 

Шла дЬятельная возня и въ дом1Ь, гд'6 н'Ьсколько парней и 
д1}иокъ, подъ наблюдепЕОмь красавицы Малаиьп, лсеиы Андрея, 
женщины молодой, строгой и проворной, вытаскивали въ огородъ 
сундуки и узлы со всякой всячиной. 

Бросивъ б^Ьглый, но зоршй взглядъ на эту возню и мысленно 
похвшшвъ супругу за догадливость и распорядиччзльнооть, Андрей 
обогнулъ домъ и, подб'Ьжавъ къ барину, низко ему поклонился. 

— Управитель? — спросилъ этотъ посл'Ьднхй съ улыбкой. 

— Точно такъ-съ. Добро поисаловать, сударь! Зсяждались мы 
вашей милости, — весело проговорилъ Андрей, молодцоватымъ дви- 
жен1емъ головы отряхивая назадъ густыя кудри русыхъ волосъ, 
спадавшихъ ему на лобъ при поклон^Ь, которымъ онъ прив^Ьтство- 
валъ своего шсподина. — Мы васъ, сударь, не ждали сегодня, не взы- 
щите за безпорядокъ. Ув'Ьдомили бы раньше о вашемъ прх'Ьзд'Ь, 
все бы нашли готовымъ для вашего пребыван1я, — продолжалъ онъ, 
энергичнымъ взмахомъ руки отшняя прочь глаз'Ьвшую кругомъ 
толпу любопытныхъ, чтобы остаться съ бариномъ наединЁ. 

— А ты меня зд'Ьсь хочешь поместить? Почему же не въ дом*? 

— Тамъ ужъ давно невозможно жить. Покойный Абрамъ Ни- 
китичъ все собиргшся, 01*ь сырости да отъ крысъ, къ внучкамъ 



Передъ разгромомъ 13 

въ деревню перебраться, да такъ и умеръ, а иосзгЬ его смерти 
домъ шь еще ббльшую летхость пришелъ. Крыша протекаетъ, печи 
разваливаются, полы давно прогнили. Все это поправлять стало бы 
въ копеечку вашей милости; в1Ьдь зд'Ёсь глушь, мастеровыхъ 
пришлось бы изъ Юева выписывать, а тамъ все ляхи, такую бы 
заломили ц^Ьну, что весь годовой доходъ съ Воробьевки имъ бы 
пришлось отвалить. Вотъ я и надумадъ зам^^сто такихъ трать, 
использовать амурный домикъ, чтб безъ употреблешя стоялъ въ 
паркб. 

— Амурный домикъ? — переспросилъ Грабининъ.— Воть это? — 
прибавилъ онъ, указывая на строеше, пестр^^вшее заплатами изъ 
новаго дерева и съ неуклюжими пристройками, нисколько но отв1;- 
чавшее данному ему назван1ю. 

Красивое, чисто русское лицо управителя, его см1Ьющ1еся лу- 
каво глаза, здоровый бодрый видъ и жизнерадостное краснор'Ьчхе 
производили такое прхятное впечатл'бте, что въ бесбд'Ь съ нимъ 
время лсгЬло непам'Ьтпо, а этого только и нужно было Андрею: за- 
держать подольше барина на крылы^б, чтобъ дать время убрать все 
лишнее И37« дома. 

— Точно такъ-съ, домикъ этотъ споконъ в*ка ввали амур- 
нымъ. Кличка эта ему дадсиа покойнымъ старымъ бариномъ, ва- 
ШИМ7) д1}душкоП. 

— Ты говоришь, что онъ (ггоялъ въ паркк? Какъ же вы его 
сюда перенесли? 

— Мы его не переноснли-съ, М1д :гготъ самый наркъ вокруп» 
него вырубили и, такимъ образомъ, къ жилью его приспособили. 
Если теперь убрать его гЬми коврами, чтб у насъ въ кладовой 
хранятся, да кое-какую мебель изъ старахю дома сюда перенести, 
вашей милости можно будетъ совс1Ьмъ спокойно ц'блый годъ 
тутъ прожить, пока новый домъ не выстроимъ. 

— Я пр1^Ьхалъ сюда всего только на неделю, — объявилъ ба- 
ринъ. 

— Что же это вашей милости не угодно насъ подольше ва- 
шимъ присутств1емъ порадовать?— спросилъ Андрей, ловко скры- 
вая, подъ видомъ собол'Ь8НОван1я, радость, наполнившую его сердце 

ОТЪ ПрЖТНаГО И31ЛСТ1Я. 

— Мн'Ь надо только познакомиться съ имЪн1емъ, иосмотр1Ьть, 
какъ идеть хозяйство, да узнать, нельзя ли побольше извлекать 
изъ него дохода. 

— Хозяйство ЗДЕСЬ ваша милость найдетъ въ порядкЬ, на 
томъ стоимъ. Ночь не доспимъ, куска не до^Ьдимъ, чтобъ барское 
добро въ ц'блости сохранить, чтобъ все было исправно, а что до 
денегъ, въ настоящее время у насъ самая малость осталась, по 
той причин'Ь, что вплоть до зимы въ хозяйств'Ь однб только траты, 
а доходовъ ждать нельзя. Вотъ еслибъ паша милость дозволила 



14 Н. И. Мердеръ 

хоша бы самую малость дгЬса продать, тогда мы бы и съ день- 
тми были и облегчоше въ хозяйсто'Ь получили. Народъ крухюмъ 
воръ и раабойникъ отчаянный, отъ однихъ б^Ьгльаъ съ Дона да 
изъ Москвы отбою н^^тъ... 

Его давно перестали слушать. Баринъ углубился въ мысли, не 
им'Ьвш1я ничего общаго съ ра8сужден1ями о непроизводительности 
л^^сного хозяйства. При упоминаи1и объ амурномъ домикЬ, въ ум'Ь 
его завертЁлись разсказы старыхъ московскихъ тетушекъ и бабу- 
шекъ о проказахъ его покойнаго д'Ьда съ красавицей полькой, ко- 
торую онъ тайкомъ вывезъ изъ Баршавы, щЪ состоялъ при ца- 
рицыномъ иос;гЬ. Польку Э17, къ величайшему огорчен1Ю закон- 
ной супруги и ко всеобщему негодование и соблазну, онъ посе- 
лилъ въ родовомъ своемъ им^Ьши Воробьевк'Ь. На б'Ьду красавица 
была замужемъ за паномъ Джулковскимъ изъ мелкой П1ляхты, но 
съ большими связями и протекщями. Сутяга и законникъ изъ 
шевскаго воеводства, этотъ Джулковсшй немедленно отправился 
въ Петербурр1> жаловаться на безчестье, причиненное ему русскимъ 
офицеромъ, и какъ ни хлопотали Гр<абини1Гск1е добролсслатсли, въ 
томъ числ'Ь и своякъ его, Александръ Андреевичъ Безбородко, 
придать его поступку видъ невинной шалости, и какъ ни распо- 
ложена была сама царица снисходительно относэться къ такого 
рода любовнымъ прод'Ьлкамъ, панъ Джулковск1й до тЬхъ поръ 
зудилъ и кляузничшгь, пока не добился приказа вернуть ему, на- 
счетъ похитителя, супругу, съ уплатой крупнаго куша за без- 
честье. 

На им'Ьн1е Грабинина было наложено запрещен1е, тЬиъ бо- 
л-Ье тягостное, что Воробьевка находилась на границе Шевскаго 
восиодс1Ч{а, гд!) въ то время хозяйничшш соплеменники его сопер- 
ника и частые на'бзды судей, да разныхъ комиссаровъ, все дру- 
зей-пр1ят(^лей и собутыльниковъ пана Джулковс1шго, не могли не 
быть особенно убыточны и мучительны для несчастная похити- 
1ЧЗЛЯ его жены. 

Однимъ словомъ, д'Ьло кончилось бы несомн'бнно ПОЛИ'бЙШИМЪ 
разорен1емъ этош посл'Ьдня1Ч), если бъ, на его счастье, поляки не 
прогнивали русскую императрицу какой-то дерзкой выходкой, и 
еслибъ друзья Грабинина не воспользовались удобнымъ случаемъ 
ее уб-Ьдить, что не стоить такъ жестоко карать дворянина, про- 
ливавп1а1Ч) кровь за отечестао, изъ-за безпутной полячки, кото- 
рая, безъ соми1}Н]я, сама соблазнила его на увозъ отъ постылаго 
мужа. 

Сл*дств1е приказано было прекратить, а пану Джулковскому 
довольствоваться возвращен1емъ ему супруги и уже сорваннымъ 
всякими правдами и неправдами вознаграждешсмъ. 

Однако, пятшНггняя судебная волокита тахсъ измучила и разо- 
рила Грабинина, что вернуться къ прежней жизни онъ былъ 



Передъ равгромом-ь 15 

уже не въ силахъ, и онъ повелъ въ своей Воробьевк* жизнь 
озлоблен наго анахорета, удручспнаго мрачными поеном ннан1ями 
(а, можетъ быть, и угрызен1ями сов'бсти), относясь равнодушно не 
только К'ь хозяйству, но и къ родному, единственному сыну, ко- 
тораго мать увезла съ собою въ Москву, когда уб'Ьдилась въ 
своемъ бе8сил1и кротостью, покорностью и любовью изгнать изъ 
сердца мужа привязанность къ иноземкЬ, а такъ какъ нриб'бгать 
въ другимъ м'Ьрамъ, пользоваться своими законными правами и 
заступннчествомъ вл]ятельныхъ родственниковъ противъ нев'Тфнаго 
мужа ей было не по нраву, то она и предпочла удалиться въ мо- 
настырь, гд4 вскор* и скончалась отъ тоски, оставивъ сына на 
попечети своихъ родныхъ. 

Когда польку вывезли изъ Воробьевки, и когда кончилось му- 
чительное дЬло взыскан1й и начетовъ съ имущества Грабинина, 
ВС* ясдали, что онъ пожолаетъ взять къ себЬ сына, чтоб?»! самому 
заняться его восиитан1омъ, но :з'Г01Ч) не случилось, и только нередъ 
смертью выразнлъ онъ желан1с благословить внука, названнаго 
его именемъ и котораго онъ былъ воспр1емникомъ отт> купели 
заочно, точно такъ же, какъ заочно далъ свое соглас1е на бракъ 
сына на неизв'Ьстной ему д'!шиц'Ь. При посл-Ёднемъ свидан1и онъ, 
безъ сомн'Ьшя, открылъ сыну свою истерзанную душу и объяс- 
нилъ ему причины, заставивш1я его обречь себя на затворничество 
въ молодыхъ еще годахъ; долго говорилъ онъ съ нпмъ наедин'6 
передъ тЬмъ, какъ навсегда смолкнуть, и растроганный Мпхаилъ 
Владнмнровичъ 1а» с^ломахь вытелъ изъ сп;и1ьнн отца, но сынъ 
былъ еще слишкомъ малъ, чтобъ посвящать его въ семейныя 
тайны, а когда онъ достиг возраста, когда можно было ему все 
открыть, сделать это было некому: отца его уже въ живыхъ не 
было. 

Такимъ образомъ, зналъ онъ про д*да только то, что вс* знали, 
про внутреннюю же его жизнь ему ровно ничего не было изв'Ьстно. 

Много разъ пытался онъ возстановить воображен1емъ подроб- 
ности любовнаго ромсчна, отъ котораго такъ много выстрадалъ его 
д1^дъ, но это оказалось такъ же трудно, какъ возстановить слож- 
пЬйшей архитектуры зданхе по куч'Ь мусора и камней, оставшихся 
отъ него... 

И вотъ судьба столкнула е1Ч) съ людьми, которые могли отчасти 
удовлетворить его любопытство. 

— Ты д*душку помнишь?— спросилъ онъ у Андрея. 

— Какъ не помнить! Я при нихъ въ казачкахъ состоялъ, 
трубку имъ подавалъ н за ихъ стуломъ стоялъ, когда они изво- 
лили кушать. В*дь мн*, сударь, тридцать шестой годъ идетъ. 
Когда вашу милость сюда привозили прощаться съ д'Ьдушкой, я 
васъ на рукахъ къ нимъ поднесъ. Вамъ, конечно, этого не по- 
мнить, а я ужъ тогда жениться м-бтиль и нев'бсту себ-Ь присмот- 



16 Н. И. Мердеръ 

р&гь, ту самую Маланью Трофимовну, теперешнюю мою су- 
пругу! -съ воселою откровенностью нродолжалъ рас11ро(Щ)аняться 
Андрее, не забывая при этомъ, по временамъ, поглядывать на 
растворенный окна дома, мимо которыхъ то и д'&ло шныряла его 
полногрудая красавица жена. 

Онъ не ошибся, предполагая, что баринъ ничего не помнилъ изъ 
того, что онъ старался ему напомнить; какъ часто бываетъ въ 
подобныхъ случаяхъ, важн^^йшее собит1е ивъ его ло'Ьздки сюда, 
а именно смерть Д'бда, совершенно испарилось ивъ его памяти, 
тогда какъ такое ничтожное собыпе, какъ посЬщеше дома на р'Ьк'Ь 
МаляпкФ) и старуха на кровати подъ балдахппомъ съ золотой пти- 
1^еи, какъ лсивое, воскресло въ ыо воображеши, при первомъ взгляде 
на ту м'Ьстность, гд'Ь онъ это вид'&лъ; 

Между тЬмъ Андрей, встретившись взглядом!» съ глазами жены, 
на мг110вен1е остановившейся псредъ окномъ, чтобъ сообпм1ТЬ ему, 
что все готово, предложилъ барину войти въ домъ и подкр^^питься, 
ч-Ьмъ Богъ послалъ. 

— Завтра наши мужички и дичинки изъ л^су притащатъ и 
рыбки въ р*к* иа;ювятъ, да и поваръ вашей милости съ дороги 
уберется и изготовитъ об-Ьдъ по вашему вкусу, а ужъ сехюдня 
извольте нашей стряпни отв'Ьдать, не побрезгуйте, ч'Ьмъ богаты, 
тЬмъ п рады,— говори лъ опт,, слЬдуя за бариномъ въ горницу съ 
больншмъ диваномъ, обнтымъ кожей, стульями такой лее грубой 
работы и овальнымъ столомъ, уставленнымъ яствами на бЬлой 
домотканной скатерти. 

Пока баринъ кушалъ, въ соседней комнатЁ, изъ которой тоже 
все лишнее и компрометирующее хозяевъ было вынесено, Оедька 
готовилъ барину постель изъ пышныхъ пуховиковъ и уставлялъ 
столъ принадлех<ностями для туалета, флаконами духовъ, банками 
французской помады, пудрой, красив1>шъ бритвеннымъ приборомъ, 
овшхьнымъ зеркаломъ въ серебря1ЮЙ онрав!» и 1Ч)му подобными 
вепсами, считавнтмися необходимостью дл}1 франта аюгдаишяхю 
времени. 

Угощен1емъ молодой баринъ воспользовался на славу. Никогда 
не 'Ьдалъ отъ такой вкусной смешны, такихъ сырниковъ и варе- 
никовъ, сочныхъ галушекъ и разсыпчатаго пшенника, желтаго, 
какъ янтарь. Но когда Маланья, съ торжествующей улыбкой, по- 
ставила на столъ глубокое блюдо съ черешнями, баринъ съ изу- 
млен1емъ спросилъ: 

— Откуда у васъ ташя ранн1я вишни? 

— Грунтовой сарайчикъ мы тутъ выстроили за огородомъ. — 
скромно отвФчалъ Андрей. — Она у меня охотница до садоводства, — 
кивнулъ онъ съ усм'Ьшкой на зардевшуюся отъ радостнаго вол- 
П0Н1Я жену. 

Ея б^лая, упругая грудь, увешанная монистами, высоко под- 
нималась подъ раснттой разноци'Ьтными низлшши праздничной 



Передъ разгромомъ 17 

сорочкой, а глава, съ длинными золотистыми р'бсницаии, стыдливо 
опустились на руияныя щеки. 

— Бйное хозяйство. И все съ одн'бми б^ябами, мужиковъ на 
пустыя затЬп мы не даемъ. 

И чтобъ загладить минутную забывчивость, заставившую его 
занимать барина такими пустяками, какъ его семейныя д^^ла, 
Андрей посп'бшилъ предложить осмотр'бть барсюе хоромы, пока 
еще НС стсмн-бло. 

— Сами увидите, что отъ нихъ осталось. 

Увы, осталось очень мало! Одн'Ь только развалины подъ гро- 
зившей обвалиться крышей. По мн'бшю Андрея, проникнуть въ 
домъ было опасно, да и затруднительно, въ такую колючую чащу 
разросся тутъ садъ, н-Ькогда наполненный душистыми цв'бтами, 
съ дорожками усыпанными пескомъ, съ фонтаномъ и тому по- 
добными загбями. 

Полюбовавшись издали руинами, тщетно пытаясь возстановить 
въ памяти то, что онъ зд-Ьсь вид*лъ двадцать л-Ьтъ тому назадъ, 
Грабининъ присЬлъ на исковерканный грозою стволъ стараго 
дуба, съ безобразно торчавшими черными голыми сучьями, и снова 
началъ разспрашивать своего спутника про старину. 

— Разскажи мн'ё про д1Ьда. Онъ говорилъ съ тобою когда 
нибудь? 

— Ни съ К'бмъ не изволили они разговаривать, окромя Абрама 
Никитича. 

— Кто это Абрамъ Никитнчь? ЗдЬсь живетъ? Можно е1Ю ви- 
деть?— съ живостью спросилъ баринъ. 

— Ужъ восемь л'Ьтъ, какъ мы Абрама Никитича похоронили, 
сударь, — отв'Ьчалъ не безъ удивленхя Андрей. — Сами же вы изво- 
лили меня назначить управляюи^имъ посл'ё его смерти. 

Грабинину стало сов*стно за свою разсЬянность. Теперь онъ вспо- 
мнилъ, какъ ему сообщили про смерть стараго управителя, и какъ 
онъ, по чьему-то сов'Ьту, назначилъ ему преемникомъ Андрея, 
*какъ ближайшаго челов'Ька къ покойнику и хорошо знакомаго съ 
хозяйствомъ въ Воробьевк^^. 

— Одинъ только Абрамъ Никитичъ могъ во всякое время вхо- 
дить къ старому барину и говорить съ ними, а мн'6 можно было только 
изъ щелки двери на нихъ гляд'Ьть, какъ они, бывало, по ц^^ымъ 
часамъ кни}кки читаютъ или подойдутъ къ окну, да долго, долго 
вдаль смотрятъ, точно кого-то ждутъ. Другихъ словъ, кром*: 
сТрубку!» либо: «Послать Абрама!» никогда я отъ нихъ и не слы* 
хивалъ. 

— А каковъ онъ былъ изъ себя? 

— Роста высокаго и наружности худощавой. Глаза темные, 
всегда задумчивые, и такъ смотр*ли, точно ничего не видятъ. 
Брови и волоса черные, а бот)Ода длинная и совсЬмъ б'блая. Во- 

«исггор. 1ГМ)ТН.>, ЯНВАРЬ, 1904 г., т. хот. 2 



18 Н. И. Мердеръ 

ЛОСЬ не стригли, по плечаиъ кудрями разсыпались. Никогда не 
улыб^иись.. Да н не съ к1шъ инъ было шутить да см^Ьяться, за- 
всегда одни. Чистые дворъ передъ параднынъ крыльцомъ травой 
еще при нихъ поросъ, топтать ее было некому, ворота завсегда 
оть гостей на запор'Ь. Абрамъ Никнтичъ въ горенк'Ь рядомъ съ 
ихъ спальней жилъ, и кому была до него надобность, черезъ зад- 
нее крыльцо къ нему проходили. 

• — А слышалъ ты про ту полячку, которую д'Ьдъ привезъ сюда 
изъ Варшавы? 

— Какъ не слышать, когда моя родная тетка, сестра старшспя 
матушки, была для услужеи1я къ ней приставлена, и денно и 
нощно, можно сказать, при ней находилась. Она, тетенька-то моя, 
ум'бла по-польски говорить и за это въ большой милости была и 
у нея, и у барина. 

— И Д0Л1Ч) эта полячка зд1!сь прожила? 

— Да больше трехъ л'Ьтъ. Барыня при ней три раза на бого- 
молье 'Ьздила. Два раза поклониться мощамъ преподобнаго Митро- 
фан1Я въ Ворснежъ, а въ трет1й разъ въ Москву, да тамъ и оста- 
лась 0*1» сыночкомъ, с'ь вашимъ покойнымъ батюшкой, Михаиломъ 
Владимировичемъ. Родные не пустили назадъ къ супругу. Тамъ 
въ скорости и скончалась, какъ еще полячка-то з^Ьсь была. 

— А красива была та полячка? 

— Никакой красоты въ ней не было,— съ презрительной усм1ш- 
кой отв^Бчалъ Андрей. — Брать не хочу, никогда я се не вид'Ьлъ, 
меня и на свЪгЬ не было, когда ее привезли въ Воробьевку, а 
только и матушка, и тетенька, всё, кто ее зналъ, диву дивились, 
за что только баринъ такъ къ ней пристрастился. Маленькая да 
щупленькая, худая, какъ щепка, глазищи огромные, а лицо, какъ 
у ребенка, маленькое. Всегда въ б'Ьломъ ходила, и другихъ убо- 
1ювъ, кром'Ь б'Ьлыхъ, у нея не было. Разсказывалн, что такой 
об'Ьтъ, будто бы, ейная мать 1}огородиц'Ь дала, какъ рожала ее, 
аавсегда въ б'Ьломъ дочку водить. У нихъ, у ляховъ-то, обычаи 
еще ночудн-Ье это1Ч) есть,— прибавилъ онъ съ усмешкой. — А косы 
у нея были длинный и, какъ смоль, черный, какъ :)Ы'Ьи, вкру1^ ноя 
пились, но подобрапиыл. 1{откнегь, бынало, въ нихъ цв'1;токъ, да 
такъ распустехой весь день и ходитъ. Зимой кататься любила въ 
саняхъ, и тоже въ б'Ьлой бархатной шуб'Ё на б'Ьломъ пушистомъ 
м'Ьху. Не иначе, какъ приворожила она къ себ'Ь барина какимъ 
нибудь зедьемъ или наговоромъ. Он'Ь, полячки-то, в'Ьдьмоваты, 
это вамъ всяк1й скамсетъ, кто съ ними Д'Ьло им'Ьлъ. 

— А съ к^Ьмъ она отсюда уЬхала? Съ дедушкой?— продолжалъ 
свои разспросы молодой баринъ. 

— Н1>1ъ, ляхи каше-то съ ея стороны за нею прйхали. Все 
время, что зд'Ьсь прожили, баринъ изъ своихъ покоевъ не выхо- 
дилъ и даже ставни въ дом'Ь не приказывалъ отворять, чтобъ. 



Пере;п> разгромомъ 19 

значить, даже ненарокоиъ котораго нибудь ивъ усатыхъ чертей 
не увидать. Не утсрпЬлъ бы тогда и, чего добраго, саблей бы ва- 
рубилъ, въ таком'ь онъ бтллъ разстройств* п гн-йв*, что прихо- 
дилось съ нею разставаться. Разсказывалъ Абрамъ Никитичъ 
своииъ близкииъ, что саиъ приводилъ ее ночью изъ аиурнаго 
домика, гд'Ь она жила, передъ т*мъ, какъ ей ужъ совсЬмъ уЬхать, 
и что баринъ на кол*няхъ ее упрашивалъ, обливаясь слезами, 
остаться. «Такъ, григь, мы тебя схоронимъ, въ такое надежное 
м1Ьсто упрячемъ, что никто тебя не пайдетъ, а пока искать будутъ, 
увезу тебя въ Турщю». У него ужъ все было для этого готово, 
и кони припасены за мельницей въ овраг!}, и м'Ьшокъ съ червон- 
цами лежялъ въ дупл1}... 

— И что жъ? 

— Не захотЬла. Побоялась, в-Ьрио, въ такой опасный и даль- 
Н1Й путь пускаться. А, можетъ быть, по родин* своей соскучилась, 
и надо*ло ей жить на чужбин*, кто ее зпаетъ! Говорили тутъ не- 
которые, что мулсъ ейиыП не иначе, какъ съ ея соглас1я, противъ 
нашего барина д*ло поднялъ, и будто они въ стачк* были его обо- 
брать, можетъ, и вправду такъ было. А, между прочимъ, какъ при- 
шли ей сказать, что карета у крыльца, въ отчаянье впала, источ- 
нымъ голосомъ завопила, кидалась вс*хъ обнимать и, какъ пом*- 
Н1анная, металась. <Съ дороги, гритъ, уб*гу и къ вамъ вернусь! 
Скажите Владимиру, чтобъ меня ждалъ, непременно вернусь!» И, 
какъ мертвая, на полъ упала. Такъ ее, не дамши очнуться, и уве- 
зли. Тотъ усатый полякъ, что вс*мъ распоряжался, шутить не лю- 
билъ. сМн'Ь что, грптъ, мн* отъ самого пана подскарб1я приказано 
ее живую или мертвую въ Варньчву доставить. Если умретъ доро- 
гой, я въ отв*т* не буду». Ну, какъ съ такими дьяволами толко- 
вать? Какъ она потомъ жила — Бопь ее знаетъ, только ужъ, конечно, 
не такъ хорошо, какъ у насъ. Ничего для нея баринъ не жал*лъ 
и чего, чего для нея не выписывалъ! Чймъ ее не ублажалъ! Вещами 
драгоценными, нарядами, сластями. Нарочно для нея домъ выстро- 
илъ и разубралъ на диво, можно сказать. Одна обивка сгЬнъ чего 
стоила! Нзъ французскаго шелка на заказъ была сделана. Изъ- 
за нея, проклятой, съ роднымъ сыночкомъ разлучился и законную 
супругу В7> гроб7> вогналъ... Па двадцать чотвортом'ь году ваи1а 
бабушка скончалась... 

— И НИЧС1Ч) здесь съ тЬхъ поръ про эту женщину не было 
слышно? 

— Ничего. Да и не до нея у насъ тогда было, понаехалъ судъ, 
и ВСЯК1Я печали да досады посыпались. Наложили на все печати, 
нарочно у насъ поселились здесь судейскхо, за бариномъ сле- 
дить, чтобъ не отлучился куда, да изъ своего добра чего бы 
не скрылъ. Въ роде какъ бы въ тюрьме они цЬльныхъ три года въ 
своомъ родовом'ь нмен1п нромсили. 1^ь калсииноВ мелочи должны 

2* 



20 И. И. Мердеръ 

были отчетъ отдавать. Ну, и не вытерп'Ьли, съ в^Ьрными своими 
холопами буитъ подняли, накинулись ночью на мучителей, избили 
ихъ да выгнали вонъ изъ сола. А они, проклитики, прямо къ сво- 
ему вооиод'Ь отъявились съ жалобами, а воевода ихъ назадъ при- 
слалъ, да ужъ не однихъ, а съ солдатами... Насилу баринъ отъ 
новаго пл'Ьна откупился... Да, подъ большую напасть насъ эта 
полячка подвела! Отъ самого Абрама Никитича сколько разъ слы- 
шалъ про то, что тутъ было раньше! Десятой доли не осталось, 
вотъ что. А баринъ совс^Ьмъ одичалъ. По ц'Ьлымъ м'Ьсяцамъ изъ 
комнатъ своихъ не выходилъ. СовсЬмъ молодымъ быдъ, когда 
большеглазую в^^дьму въ Воробьевку привезъ, а посд'Ё ея отъ'Ьзда 
въ старика обратился, борода поб'Ьл'Ьла, сгорбился, хозяйство за- 
бросилъ, все одинъ съ книжками. Подадутъ кушать да попросятъ 
ко столу, придетъ, а не позовутъ, и такъ просиди1*1>, не "Ёвпи!. 
ис1шъ домомъ Абрамъ Никитнчъ зав'Ьдывалъ, съ нимъ только ба- 
ринъ и вид'Ьлся. Да вотъ меня, мальчишкой л'Ьтъ шести, взяли 
въ домъ изъ людской отъ мамки, чтобъ имъ прислуживать. Даже 
и въ церковь перестали ходить. Попъ горюетъ бывало: «Какъ я 
его, гритъ, хоронить буду, когда онъ у св. Иричаст1я восьмой 
годъ не былъ?» Однако, когда пришло изв'Ёст1е о барыниной смерти, 
вел'Ьлъ панихиду служить, и тутъ только народъ его въ церкви 
увид'Ьлъ. 

Онъ смолкъ. Сюлицс уходило все ниже и ниже за пригорокъ, 
покрытый л^Ьсомъ, и начинало с^Ъш'Ьть. Грабининъ, не безъ сожа- 
л'Ьи1я, поднялся съ мЬста, чтобъ вернуться въ домикъ управителя. 
Романическая истор1я, знакомая ему въ общихъ чертахъ раньше, 
принимала особенно поэтичесшй колоритъ на томъ самомъ м'ЬсгЬ, 
гд'Ь она происходила много л'Ьч^ъ тому пазадъ, и онъ мысленно 
давалъ себ'Ь слово воспользовсчться своимъ пребываи1емъ зд'Ьсь, 
чтобъ разузнать ея дальп'Ьйипя иодробностн. 1\а'лъ соми'1иия, нее 
это было хорошо изв'Ьстио старымъ товарищамъ и друзьямъ его 
д'&да, а та1сже и другимъ изъ оставшихся въ живыхъ сотрудни- 
ковъ покойной императрицы Елизаветы Петровны, которые и по 
сихъ поръ не оставляютъ его внука своей лаской. Благодаря имъ, 
онъ вращается въ лучшемъ столичномъ об1цеств'Ь, служитъ въ 
гвард1и, не обойденъ чинами, получаетъ приглашен1я во дворецъ 
на балы и рауты, удостоился знакомства съ такими личностями, 
какъ Орловы, Шуваловы, князь Репнинъ, тонюй дипломатъ, бы- 
стро шагавипй къ высшимъ государственны мъ должностямъ. 

Этому иосл'1}днему 1'рабининъ немножко завидовалъ, его тонкому 
воспиташю, знан1ю иностранныхъ языковъ и придворныхъ обы- 
чаевъ. Такъ онъ былъ начитанъ и краснор'Ёчивъ, что важнМш1е 
государственные люди не скучали съ нимъ подолгу беседовать и 
принимали въ соображение е1о мп1ш1я. А 1ШК]я интересный пору- 
чешя ему давали! Какь донЬряли 014) уму и такту! 



Передъ разгромомъ 21 

Передъ отъ'Ьздомъ сюда, Грабининъ встрЬтилъ его у канцлера, 
графа Воронцова, къ которому князь пр1'11халъ съ какнмъ-то со- 
кретнымъ докладовп» для императрицы отъ польскаго короля. Обра- 
тись къ Грабинину, котораго гра<1)Ъ отрекомендовалъ ему, какъ 
сына своего хорошаго пр1ятеля, Реонинъ сказалъ: «Что бы вамъ, 
сударь, поступить къ намъ на службу въ Варшаву, Ч'Ьмъ баклуши 
бить въ Петербург*? Не спокаялись бы, полячки таюя очарова- 
тельный!» 

Невидимому, шутка эта не понравилась хозяину, онъ сдвинулъ 
сердито брови и проговорилъ: «И охота теб*, Николай 1^силичъ, 
искушать молодого человека! Отъ этихъ зловредныхъ полячекъ, 
крон* б*дъ, русскимъ дворянамъ ничего нельзя ждать». И круто 
свернулъ разговоръ на другой предмогт». 

Теперь только Грабининъ догадался, что не что иное, какъ вос- 
поминан1е о несчастной любовной авантюр* съ его д*домъ, заста- 
вило графа отнестись такъ строго къ шутк* князя. 

И къ воспомппан1ю зтому начали прицЬпляться друпя въ томъ 
же направлен1и, между прочимъ, разговоръ у старой придворной 
дамы, къ которому онъ ра8С*янно прислушивался, и который те- 
перь съ изумительною ясностью всплылъ ему на умъ. Р*чь ]пла 
про этого самаго князя Репнина и про его увлечен1е полячкой, 
княгиней Чарторижской, но одна изъ дамъ, взглянувъ на Граби- 
нина и, в*роятно, сообразивъ, что при внук* Владимира Василье- 
вича не сл*дуетъ упоминать про опасную прелесть полячекъ, 
такъ же, какъ и гра11>ъ 1^оро1Щовъ пЬсколько дней тому пазядъ, по- 
(•п*шила дать разговору другое направлен1е. Вотъ какъ хороп10 
былъ изв*стенъ несчастный романъ его д*да въ большомъ петер- 
бургскомъ св*т*! 

Л вечеръ, между г1шъ, клкъ нссмда па югЬ, быстро п;|.дпиг:и|г>я. 
Когда они вышли изъ парка, превратившагося въ густой л*съ, 
сумерки начинали окутывать м*стность, т*мъ не мен*е Грабининъ 
зам*тилъ у крыльца, къ которому онъ направлялся съ Андроемъ, 
чолои*ка въ старпнпомь лннроПномъ кпмзол* съ св*тлымн пупь 
вицами, въ короткихъ штанахъ изъ бархата, до такой степени 
выцв*тшаго, что невозможно было опред*лить, какого они были 
первоначально цв*та, и въ башмакахъ, С7> серебряными пряжками. 
Онъ разговаривалъ съ хозяйкой Андрея п, завид*въ барина, по- 
сп*шно снялъ съ головы шляпу, обшитую галуномъ. 

Если бъ въ эту минуту Грабининъ взглянулъ на своего спут- 
ника, его поразила бы злобная досада, выразившаяся на его ум- 
иомъ и красивомъ лиц*, но это длилось одно только мгновен1е и, 
быстро оправившись отъ непр1ятной неожиданностп, Андрей все 
гЬмъ же спокойнымъ и почтительнымъ тономъ объяснилъ, что это 
Ипатычъ, дворецюй старой малявинской барыни. 



22 Н. И. Мсрдергь 



— Также и ключникъ, р,вЬ должности справлястъ п въ пол- 
номъ до1гЬр111 у 1*а(шодъ, — иашслъ оиъ нужнымъ прииаьить, въ то 
время, какъ челов1>къ съ треуголкой въ рукЬ отв^Ьшивалъ низшВ 
поклонъ подходившему къ нему барину. 

ЗагЁмъ, выпрямившись настолько, насколько позволяли ему 
старый кости, посланецъ г-жи Аратовой произнесъ громкимъ и 
твердымъ голосомъ: 

— Съ прЁ'Ьздомъ честь им^^емъ поздравить вашу милость! Наша 
барыня, Серафима Даниловна, изволила меня прислать, чтобъ на- 
помнить вашей милости, что он'Ь ждутъ вашей визиты. 

Какъ ни смешно было такое тр<збован1е, Грабинину показалось 
интереснымъ познакомиться съ личностью, считавшей себя въ 
правЬ относиться къ прх'Ьзжимъ, какъ къ подчиненнымъ, къ тому 
же онъ вспомнилъ разсказы старика на перепозЪ, п все это, вм11сг1) 
съ жела1пемъ пров11рить впечатл'Ьн1е, произнеденное на нею мЬст- 
ностью, по которой протекала р'Ька Малявка, заставило его отв1Ь- 
тить, что онъ не преминетъ засвид'Ьтельствовать свое почтен1е Се- 
рафим'Ь Даниловн'Ь. 

— По'Ьдсмъ завгра въ Малявино, — сказалъ онъ Оедьк'Ь, когда 
посл1^ сытнаго ужина (во время котораго Андрей занималъ его 
разговорами о хозяйстве, съ ц'Ьлью окончательно успокоить еш 
насчетъ правильнаго веден1я д1и1а и уб'Ьдить его въ необходи- 
мости продать часть л11са, кром'Ь убытка, по еш ми'Ьн]ю, ничего 
не ириносившаго) Бладимиръ Ыихайловичъ съ наслаждешемъ вы- 
тянулся на мяпшхъ пухоиик<чхъ, иокрытыхъ св1шсимъ б'Ьльсмъ. 

Поел!} двухнед'Ьльнаго путеи1еств1я но тряскимъ дорогамъ, съ 
ночлегами гд'Ь ни попало и часто подъ открытымъ небомъ, отдох- 
нуть т, посаюли было очень пр1ят110. 

Ыотушивъ свЬчу у кровати и оправивъ лампадку передъ обра- 
зами, Оедька вып1елъ изъ спальни, плотно притвори въ дворь, и 
вошелъ пъ с'1ши, гдЬ ждш1Ъ е1Ч) управитель. 

— Ну, что? Не раздумалъ онъ 'Ьхать въ Малявино?— спросилъ 
Андрей взволнованнымъ шопотомъ, едва только фигура бедьки вы- 
Р'Ьзалась на б'Ьлесоватомъ фон!) весенней ночи, осв1»1цепной луной. 

— Какое тамъ! Такъ приспичило, ч'ш завтра утром'ь хочетъ 
'Ьхать. 

— Завтра?! И какой дьяволъ усп'блъ донести старой каргЬ о 
е1Ч) прйзд*? — съ досадой зам*тилъ Андрей. 

— Должно быть, черезъ 'х^хъ мужиковъ, чтб пере1}зжать намъ 
черезъ р'Ьку помогали, до господскихъ хоромъ про иасъ дошло. 
Много ихъ было... 

— Не иначе, какъ черезъ нихъ, — согласился Андрей, съ до- 
садой почесывая въ затылк'Ь, и, мелькомъ глянувъ на своеш 
собесЬдника, точно желая узнать, молшо ли ему дов1^риться, онъ 
прибавилъ: — намъ бы денька на два зд'Ьсь барина задержать. 



' Передъ рйв^рои6ып» = 28 

Хот&гь тутъ нужный челов'Ьчекъ изъ города пр1'6хать, вы1Ч)д- 
иое д*льце съ нимъ можно бы устроить... дорогую бы ц-Ьну за 
яЬсъ далъ и денежки наличными, польскими червонцами бы вы- 
ложилъ. Иеужто-жъ нельзя какъ нибудь оттянуть? А? Остался бы 
ты нами доволенъ, наренекъ? Вонъ, твой тятька все на Васил1я 
жалуется, что р-Ьку отъ него запрудилъ, не даегь рыбк* къ его 
огороду подплыть, всю 006*6 перехватываетъ, мы бы это д'Ьло по- 
божески разсудили... 

— Знаю я, Андрей Иванычъ, что вы моего старика не оста- 
вляете, и всей бы душой радъ вамъ услужить, да ничего не под'Ь- 
лаешь. Упрямый у насъ баринъ и, когда разъ заберетъ себ* что 
въ голову, непременно на своемъ поставить. А советовь онъ и 
отъ равныхъ себ'Ь не любить слушать, не то, что отъ хамовъ. 
Сунься къ нему съ сов'Ьтомъ, такъ шарахнетъ, что и жизни не 
обрадуешься. 

— Такъ неужто жъ нельзя какую нибудь помеху придумать, 
чтобъ завтра ряздумалъ въ Малявино Ьхать? На карету сослаться, 
либо на лошадей? Не захочетъ онъ съ визитой "Ехать въ простой 
тблежк^ и на нашихъ лошадяхъ. 

— А Степана-то куда мы дЬпемъ? Это такой гусь, что скор^^е 
дастъ себя на куски распластать, чЪмъ на лошадокъ своихъ на* 
праслину взведетъ. 

— Чортъ! — выругался вполголоса Андрей и, подави1гь порывъ 
досады, прибавилъ: — ну, н пусть *детъ! Воля ехю. Если потомъ 
будетъ каяться, не наша вина. 

Онъ большими шагами направился къ старой банЪ на заднемъ 
двор*]^, куда перебрался съ семьей, уступивъ свое пом'&щен1е барину. 

Д'&ти его, напуганныя запрещешемъ попадаться на глаза прь 
"Ёзжимь и угрозой быть въ кровь выс']Ьченными въ случа'б ослу- 
шан1я, давно ужъ спали, забившись въ конурку, но хозяйка 
Андрея съ замирающимъ сердцемъ поджидала мужа, моля Бога 
оградить ихъ отъ б'Ьды. 

— И что это ему вздумалось пргЬхять? Ужъ не допесъ ля кто 
па тебя письмомъ? — съ тяжелымъ вздохомъ проговорила она, вы- 
слушавъ пов'Ёствован1е мужа о неудачной попыткЬ отклонить по- 
ездку барина въ Малявино. — Попыталъ бы ты про это ведюху? 
Кму бы, кажись, какъ по :п1ять, заисогда при баринЬ. 

— Скажетъ такой хитрый, какъ же! На Степана сваливаетъ, 
будто ужъ такъ барину преданъ, что нич*мъ и не подкупишь, и 
не умолишь, а самъ, поди, чай, лукавЬе Степана окажется. Ты съ 
ними осторожнее себя соблюдай, съ обоими, а также и съ пова- 
ромъ, и съ с|юрейторомъ. Языка не распускай даже и въ такомъ 
случа!}, если бъ зачали тоб* барина ругать, чтобъ глаза отвести. 
Знаемъ мы этихъ питерскнхъ, имъ ничего не стоитъ родного отца 
подъ плети подвести изъ-за своей выгоды. А насчетъ письмен- 



и Н. и. Мердеръ 

наго доноса л не боюсь, нзъ-за пясьненнаго доноса онъ бы сюда 
не иожалоналъ. Да и но ьсену видать, что до сшъ оо11Ъ шшо 
ену худа нро неня не ^овори^^ь, а воть что завтра будеть, жогда 
онъ у налявянской вЪдьны нобываетъ!.. 

— Что же она ему ножетъ про васъ (жазать? Кажись, у насъ 
все въ порядке,— нер^швтельно вымолвила Маланья. 

— А воть мы это завтра узнаемъ, — мрачно замЬтилъ ея муагь, 
поворачиваясь къ сгЬн1к, чтобъ заснуть. 

Но сонъ не шелъ ему на глаза, и, полеякавъ н1^колько минуть 
неподвижно, онъ снова вернулся въ прерванному разговору. 

— Я иадумалъ къ монаху сь'Ьздить на всякЁй случай. Надо 
посов1Ьтоваться. Ты завтра за народомъ поглядывай, чтобъ ни 
единая душа взъ усадьбы не отлучалась. И всякаго, кто придетъ 
изъ чужихъ, вели къ себ1Ь приводить, чтобъ знать, къ кому явился 
и зач'Ьмъ. Я, какъ провоясу его, такъ махну въ л1Ьсъ. Если что, 
придется спасаться подальше отсюда. Тогда, в1Ьдь, веб, какъ собаки, 
накинутся. Недруговъ-то у насъ зд'Ьсь много. Намеднись Иванъ 
изъ Жуковки сказывалъ, будто Лукашку въ Боровинскомъ л1^су 
вид'Ьли, изъ медвежьей берлоги выл'Ьзалъ. А этотъ, сама знаешь, 
въ ложкЪ воды насъ готовъ утопить. Хорошо бы также и Мах- 
мутку повидать, намъ отъ него помощь великая можегь быть. 

— Неужто жъ намъ придется въ степь къ киргиаямъ переез- 
жать? — вскричала В'ь узкас!) Маланья. 

— Тише ты, оглашенная! Д'Ьтей перебудишь, — сердито заши- 
и11ЛЪ на н<чз мужъ. - 1)1Ч) бы еще слаиа Богу, кабы удалось до 
степи добраться! Не вышло бы чего хуже, — прибавилъ онъ сквозь 
зубы.— Ну, чего загодя рев'Ьть! — запальчиво возвысилъ онъ го- 
лосъ, услышавъ ея всхлип1льап1е. — Обвязался я туаъ съ вами, 
н'Ьтъ моей волюшки по-своеиу поступать! Эхъ! — крякну лъ онъ 
съ досадоИ. — Набилъ бы 066*6 поясъ червонцами, котомку за плечи, 
иолсъ за поясъ, только бы меня зд'Ьсь и вид'Ьли. Бож1й м1ръ ве- 
ликъ, чолов'Ьку, когда онъ одинъ, козд'Ь можно отъ лиход1)евъ 
скрыться. И даже забираться далеко не надо: сама знаешь, какихъ 
д'Ьлопъ понад'Ьлалъ тотъ, «гго въ л'Ьсу у насъ отшельникомъ живетъ. 

— 1->1Ю въ скиту-то? 

— Въ скиту!— съ у см'Ьшкой повтори лъ Андрей. —Пусть будетъ 
скитъ по-твоему, по-бабьему, пусть челов'Ькъ зтотъ будетъ свя- 
тымъ отшельникомъ. Такой святости завсегда можно набраться, 
когда ИИЧ01Х) больше не остается Д'Ьлать, а мы до зтого е(це не 
дошли, мы еще за себя постоииъ... Да что съ тобою толковать! 
Сказано: сбирайся и на все будь готова, вотъ и все тутъ. Куда 
повезу, туда и по'Ьдешь. 

— А д-Ьтки? — чуть слышно спросила она. 

— Все въ свое время узнаешь, пустыни разспросами не доку- 
чай, такое присн'Ьло время, что надо съ умомъ собраться. Ты, знай, 



Передъ разгромомъ 25 

помалкивай, да помни мужнинъ приказъ: пу1це всего пр№эжихъ 
опасаться и ни кт» юишиь ря:им)П()рамъ пх'ь нг дс)пу<чС(ЧТ1., попила? 
— Поняла, Андрей Ивановичъ,— С7> глубокимъ ввдохомъ отве- 
чала Малапы!. 

П. 

Подъ^^зжая на другой день къ селу Малявину, Грабининъ все 
больше и больше уб-Ьждался, что память ему не изм'бнила, и что 
онъ ужъ раньше вид-^лъ барскую усадьбу, которую наканун* за 
тополями разгляд'бть не могъ. 

Все ему было 8д1^сь знакомо, и барск1й домъ съ неуклюжими 
пристройками и надстройками, увенчанный четырехугольной башней, 
съ галлерейкой на верхушк'Ь, и высокое крыльцо съ мраморными, 
крутыми и растрескавшимися ступенями, и лужайка передъ нимъ, 
съ каменной фигурой безъ головы и безъ рукъ на высокомъ столб'6. 
Вспомнилось ему, что и двадцать л*тъ тому назадъ фигура эта была 
въ томъ же вид'6. 

Нав'Ёрное узнаетъ онъ и садъ, гд* р*звился съ другими детьми. 

Увидптъ ли онъ этихъ д*тей? 

А страшная старуха съ птичьимъ клювомъ, неужели это— та 
самая Серафима Даниловна, которая такъ власпто вытребовала 
его къ себ*? 

Забывая о времени, истекшемъ между сегодняшнимъ днемъ п 
гЬмъ, когда онъ былъ зд^сь рапьнте, Грабинин!» невольно исючлъ 
знакомыхъ лицъ между дворовыми, высыпавшими къ нему на- 
встречу, растворяя передъ нимъ двери со стремительною поспеш- 
ностью, чтобъ ввести его въ обширный сени, съ окнами уста-* 
вленными хозяйственными заготовками въ бутыляхъ, въ банкахъ, 
боченкахъ, а оттуда въ длинную вонючую лакейскую, откуда, сбро- 
сивъ плащъ на руки Оедьки, который казался настояпщмъ прин- 
цемъ въ сравнеши съ окружавшей ихъ обтрепанною челядью, онъ 
проследовалъ за дворецкимъ, темъ самымъ старикомъ, пр14зжав- 
шимъ накануне его приглашать, въ круглую залу, скудно осве- 
щенную светомъ, падавшимъ съ потолка черезъ окно, съ выби- 
тыми и заткнутыми грязными тряпками стеклами. Со сродной 
перекладины это!^) окна спускалась люстра, страшилище въ ч(>хл'1;, 
засиженномъ мухами, и густо обвитое паутиной. Вдоль сгЬнъ чер- 
нелись длинный впадины хоръ, а въ нишахъ печально выставляли 
свои атрибуты мраморный музы, точно жалуясь на жестокую судьбу, 
покинувшую ихъ въ этой пустыне, где онЬ никому не нужны и 
ничей не могутъ услаждать взоръ. 

Изъ этой залы провели его по другимъ покоямъ, тоже вапу- 
щеянымъ; всюду голыя стены носили следы сырости, а разста- 
менная симметрично мебель, окутанна^I, какъ саванами, побу- 



26 — — Й. И. Мердеръ . 

Р'Ёвшими чехлами, напоминала усыпальницу съ надгробными па- 
мятниками; нозд!) царилъ полумранъ оть грлаи и трниокъ, ко- 
торый препятствовали дневному св^Ьту пробиваться сквозь раз- 
битыя стекла. 

При ближайшемъ осмотр'Ь домъ оказывался иного вм'Ьсти- 
тельн'Ье, ч'Ьмъ можно было предполагать, глядя на него снаружи. 
Благодаря постепенно прид'Ьланнымъ пристройкамъ, онъ распол- 
зался въ ширь, въ глубь и вверхъ, вопреки элементарн'Ьйшимъ 
правиламъ архитектуры и эстетики, съ ц'Ьлью вм^Ьстить много- 
численную семью; теперь же, судя по тому, въ какую оч^ при- 
П1ЛИ ветхость, постройки эти оказывались лишними. 

«Зач'Ьмъ водить онъ меня по этимъ руинамъ? Нав'Ьриое суще- 
ствуетъ бол'Ье кратшй и удобный путь къ жилой половин'Ь дома?»-— 
спрашивалъ себя Грабининъ, сл'Ёдуя за своимъ проводникомъ. 

Наконецъ, они вошли въ длинный и широк1й коридоръ, съ 
окнами по обЪимъ сторонамъ, в^Ьроятно, служивш1й н1Ькогда пор- 
третной галлереей, если судить по гвоздямъ и обрывкамъ вере- 
вокъ, непр1ятно пестрившииъ стбны. Тутъ, по внезапно изм1Ьни- 
вшейся походк'Ь дворецкаго, по тому, какъ онъ почтительно весь 
подобрался, приближаясь къ плотно притворенной двери, Граби- 
нинъ догадался, что насталъ конецъ его странствован1Ю, и что 
онъ скоро увидитъ влад'Ьлицу этого своеобразнаго ясилтца. 

Онъ не ошибся, дверь безшумно пр1отворилась раньше, Ч'Ьмъ 
до нея усп'Ьли притронуться, и степенный женск1й голосъ спросилъ: 

— Это вы, Захаръ Ипатычъ? 

— Дололситб барын'Ь, Дарья Трос1)Имовна, что воробьевск1й мо- 
лодой баринъ изволили къ нимъ пожаловать,— объявилъ дворецк1Й. 

Дверь немедленно широко распахнулась, и на норогЬ появилась 
женщина Л!Ьть шестидесяти, съ серьезнымъ лицомъ, въ б'Ьломъ 
очипк^Ь и въ опрятномъ плать'Ь изъ домотканной холстинки. 

— Пожалуйте, сударь,— обратилась она съ поклономъ къ по- 
сЬтителю, приглаиIа^I его двилссн1емъ руки войти въ комнату, по- 
казавшуюся этому посл'Ьднему свЬтлой, опрятной и уютной ПОСЛ'Ь 
мрачныхъ покоевъ, черезъ которые его сюда привели.— Извольте 
зд'Ьсь маленько пообождать, барыня ен^о не удо<*.ужплась в'1Ч)1ЮЙ 
свой туалетъ справить. Шшдьяровсше мужики ихъ задержали, 
вы1Ч)номъ хотятъ отъ насъ попользоваться. Какъ уйдутъ, я той же 
минутой вашей милости доложу. 

Проговоривъ это, не спуская глазъ, полныхъ любопытства съ 
гостя, она юркнула въ маленькую дверь, прятавшуюся за высокой, 
выложенной пестрыми изразцами печкой, а Грабининъ остался 
одинъ. Озираясь по сторонамъ, онъ увидалъ передъ дверью, 
растворенной на балконъ, больш1я пяльцы. По положен! ю наскоро 
отодвинутато стула, да потому, какъ небрежно была наброшена 
б!и1ая скатерть на работу, нельзя было не догадаться, что ее по- 



- — ПереДъ ра81роМот> 27 

кинули съ большою посп'Ьшностью. Комната была большая и 
глубокая, по въ ней было тЬсно оп> множестна шкапонъ, шюяпчи- 
ковъ и поставцевъ разныхъ формъ и величинъ, а также отъ сто- 
ловъ, покрытыхъ тщательно 8нвернут1»1ми въ бумагу нредметами. 
Въ углахъ теснились туго набитые, кр*пко перевязанные п при- 
печатанные бурымъ сургучеиъ м'Ьшки и м^Ьшечки, вороха талекъ 
и холстовъ, а сгбны были ув'бшаны пучками эасыхающихъ травъ 
и кореньевъ, отъ которыхъ распространялся острый запахъ, пора- 
8ивш1Ё обоняше Грабинина, когда сюда растворилась дверь. На 
одной И8Ъ сгЬнъ, промежъ пучковъ травъ и м'Ьшечковъ, в^^роятно, 
съ с^&менами, красовалось великол'Ьпное зеркало въ фарфоровой 
раы'Ь, топкой венещанской рпботы, передъ которымъ Грабининъ 
остановился, чтобъ полюбоваться красивой и нарядной фигурой, 
отразившейся въ немъ. 

И было ч-Ьмь залюбоваться. Въ тотъ день утромъ, отдохнувъ 
отъ дороги, онъ проснулся въ веселомъ иастроен1И, и когда Ведька 
спросилъ, какое ему приготовить платье для визита въ Малявино, 
ему вздумалось поразить старуху-сосЬдку наимодн'Ьйшимъ сто- 
личнымъ нарядомъ, въ которомъ онъ щеголялъ проФздомъ черезъ 
Москву, и онъ приказалъ подать французсшй кафтанъ нзъ грана- 
товаго бархата съ св'Ьтло-зеленымъ «веръ помъ:> камзоломъ; Оедька, 
въ востор^^Ь, что баринъ появится въ полномъ блеск* передъ оби- 
тателями зд'Т)пп1лго мурья, посп1ииилъ исполнить приказан1е, не 
8абыв7> и черные шелковые чулки съ б'Ьлыми крапинками, баш- 
маки съ золотыми пряжками и пышное кружевное жабо съ такими 
же манжетами. Но въ чсмъ онъ особенно старательно развернулъ 
спой тгтаптъ камердинера и ученика лучшаго столичнаго волосо- 
чеса, это при уборк* головы своего барина: такъ усердно онъ его 
иапудрил7э и искус1Ю взбилт^ ему кокъ, что хоть и<ч придворный 
балъ, такъ въ ту же пору. 

Глядя на себя въ зеркало, Грабининъ долженъ былъ сознаться, 
что бедька и камердинеръ, и волосочесъ изрядный. Но любоваться 
собою даже самому красивому 1це1юлю, когда у нехю есть умъ, ми- 
нутъ черезъ пять прискучитъ, и онъ отошелъ отъ зеркала, чтобъ 
выйти на балконъ и взглянуть на садъ съ яблонями, грушами и 
сливами, покрытыми, какъ инеемъ, б'Ьлыми и розовыми 1(В'Ьтами. 
«Гд* теперь гЬ веселые ребята, съ которыми я зд'Ьсь раз- 
вился двадцать лФтъ тому назадъ?» — ^думалъ онъ, блуждая скучаю- 
щимъ взглядомъ по пустымъ дорожкамъ и тропинкамъ, разб'6- 
гавшимся въ разный стороны подъ тЬнью деревъ, пронизан- 
ныхъ золотомъ солнечныхъ лучей. Царившая зд'Ьсь тишина нару- 
шалась только изр1здка отдаленнымъ гуломъ, доносившимся сюда 
изъ села, да стукомъ колесъ изр'Ьдка про'Ьзжавшей по дорог^Ь те- 
л'Ьги, въ саду же б!лло также пустынно и молчаливо, какъ и въ 
вабропюнпыхъ парадныхъ компатахъ, черезъ ко'1Ч)рыя его сюда 
провели. 



28 Н. И. Мердеръ 

И вдругъ, въ ту самую минуту, когда онъ уже отчаивался 
увид'Ьть туть живую ду1иу и съ дос^1Дой себя сирашивалъ: дол1Ю 
ли ехю заставятъ ждать, и не уЬхать ли ему, не повидавшись съ 
малявинскоЁ старой барыней, тратившей такъ мнош времени на 
свой туалетъ, въ боковой алле^Ь зашуршали листья подъ чьими-то 
торопливыми шагами, и на открытое пространство передъ балко- 
номъ выб1икала молод^ш лсснщина съ ребеикомъ на рукахъ. 

Она такъ страстно прижимала его къ груди, склонившись надъ 
нимъ лицомъ, что, крои'Ь густого нжньона золотистыхъ волосъ, 
разсыпавшихся изъ-подъ гребенки кудрями по ея плечамъ, въ 
первое мг110веи1о Грабтшнъ ниче1Ч) не уиидЬлъ, но, иоровняншись 
съ балкономъ, съ котораго онъ съ любонытствомъ на нее смот- 
Р'Ьлъ, перегнувшись черезъ перила, она, какъ вкопанная, остано- 
вилась, откинула назадъ голову и остановила на немъ испуган- 
ный взглядъ больпшхъ темныхъ глазъ. 

Это длилось всего только н1Ьсколько мгновен1Й; быстро опо- 
мнившись, она поб'Ьжала дальше и почти тотчасъ же скрылась у 
него изъ виду, но онъ усп'блъ разгляд1}ть черты прелестнаго лица, 
н']Ь}киыя бл'Ёдныя щечки, зард'Ьвш1яся густымъ румянцемъ подъ 
его очароваинымъ взглядомъ, пурпуровыя губки, на которыхъ тре- 
петалъ подавленный крикъ изумлен1я, а въ особенности глаза, 
темные и глубок1е, съ выражеи1емъ страха и мольбы. 

Такихъ глазъ ему никогда еще но случалось видЬть ни у одной 
изъ красавицъ, которыми хвастались об1) руссшя столицы! Коп, 
знаегъ, что отдалъ бы онъ, чтобъ еще разъ всгр^Ьгиться съ ними 
взглядомъ! Впрочемъ, все въ ней было очаровательно: тонкая, 
гибкая фигура въ складкахъ прозрачной б'блой кисеи, разв^Ьва- 
вш1еся по в1}тру золотые кудри, маленьшя стройный 1южки въ 
зеленыхъ сафьянныхъ башмачкахъ, руки, судорожно прижимавнпя 
къ груди ребенка, такъ страстно, точно она съ нимъ спасалась 
б'Ьгствомъ отъ смертельной опасности; все ея существо дышало 
такою неземною, таинственною прелостью, что казалось вид'1и11емъ 
изъ другого М1ра. 

Кто она? Отъ кого б'Ьжитъ? Какая ей грозитъ опасность? 
Какъ ей помочь? 

Увы! на вопросы эти отв'Ьта не находилось. А между гЬмъ въ 
мечтахъ о прелестномъ явлен1и, онъ не только пересталъ зам1}- 
чать, какъ летитъ время, но и забылъ, гд'Ь онъ и чего ждетъ. 
Постоявъ довольно долго на томъ лее м'&стЬ, глядя всл^Ьдъ исчез- 
нувшему вид'Ётю, онъ вернулся въ комнату, съ твердымъ нам!}- 
рен1емъ найти красавицу, хотя бы для этого пришлось весь день 
и всю ночь блуждать по лабиринту мрачныхъ покоевъ, пока онъ 
не встр-Ьтитъ, если не ее, на такое счастье онъ не см'Ьлъ разсчи- 
тывать, то, по краПней мЬрЬ, кош нноудь, К'1Ч) бы ому сказал'ь, 
кто она, и какъ сделать, ч'1Ч)бъ снова ее увид'Ьть. 



Передъ разгромомъ 29 



О ноудобстп"!; похожден1й такого рода въ чужомъ дом1; опъ и 

по ПОМЫтЛЯЛТ»; «Ъ Т0М7> Л0:)буЖДС11110МЪ 00СТ0Л111И, 1ГЬ которомъ 

онъ находился, все казалось ему возможнымъ и позволительныиъ 
для достижения цЬли. Теперь вся окружающая его обстановка 
дышала ею и говорила ему о ней. Это она, безъ сомн'Ьн1я, торо- 
пливо оторвавшись отъ работы при его приближен1и, отодвинула 
стулъ передъ пяльцами и накинула на шитье скатерть... 

Зач'Ьмъ она поторопилась бЪтквпъ отсюда? Зач^&мъ не дала ему 
войти, чтобъ поближе съ нею познакомиться? Услышать ея голосъ? 
Опъ сум^Ьлъ бы заинтересовать ее собою, сум'Ьлъ бы безъ словъ, 
одннмъ взглядомъ ей выразить, какое она неизгладимое произвела 
на него впечатл'Ён1е! 

Размышляя такимъ образомъ, онъ осторожно приподнялъ ска- 
терть и залюбовался изящнымъ вкусомъ, съ которымъ были по- 
добраны тЬни и сд-^^лана вышивка. Какъ лсивые, выделялись цв11ты 
и бабочки на н'Ьжномъ блаижевомъ фонЬ, каждый лепестокъ, ка- 
ждая травка представляла собою образецъ вкуса и искусства. 
Да иначе и не могло быть, все, до чего бы ни дотронулись пре- 
лестный ручки обаятельнаго существа, метеоромъ пролетЬвшаго 
мимо него, чтобъ навсегда смутить ему душу страстнымъ жела- 
Н1емъ снова его увид-бть, не могло не носить отпечатка присущей 
ему гращи и красоты... 

Отойдя отъ пялецъ, онъ зам'&тилъ на полу подъ ними н1Ь- 
сколько живыхъ цв'Атовъ, бутонъ розы, ф1алки, слулсивппс ей, 
боз'ь сом1|Тш1я, обрпзцомъ для В1ли1ипки. Отромп1ч>льио бросился 
онъ ихъ поднимать и едва усп^Ьлъ сд'Ьлать это, какъ у двери по- 
слышался шорохъ, и явилась старушка, которая ввела его сюда, 
съ пригла1пен1емъ пожаловать къ старой барын^^. 

Торопливо спрятавъ похи1цспное сокровище въ боковой кар- 
манъ, онъ посл'Ёдовалъ за Дарьей Тро(1)имовной въ сосёдшй покой, 
еще больше и глубже перваго, съ широкой кроватью подъ штоф- 
нымъ пологомъ посреди, на которой, опираясь сгорбленной спиной 
о подушки, полулеясала старуха въ атласной стеганой душегр^йк*, 
подбитой и отороченной дорогимъ М'бХОМЪ. 

Она была больше похожа на мум1ю, ч'Ьмъ на живого челокЬка. 
ПожелтЬвгпая и жесткая, какъ пергамонтТ|, колса была мортпенна, 
1сакъ у покойника; ропэ, втянутый внутрь, продставлялъ нзъ себя 
синеватую полоску, когда она молч.тла, а когда онъ раскрывался — 
отвратительную черную впадину; заострившШся носъ р*зко высту- 
палъ на осунувшемся и съелсившемся лиц*. Живого на этомъ 
лиц1} были только глаза, гор'бвшхе любопытствомъ и злой ирошей. 
На голов^6 этого живого мертвеца былъ высок1Й чепецъ изъ по- 
желтЬвшихъ кружевъ, а ея длинные, темные пальцы, крючковатые 
и въ узлахъ, были украшены перстнями съ крупными драгоц'&п- 
нымп каменьями. 



30 Н. и. Мердеръ 

— Здравствуй, щеголекъ, — зашамкала она беззубымъ ртомъ, 
протягивая ему руку, которую онъ почтительно поднесъ къ гу- 
бамъ. — Спасибо, что такъ скоро на мой зовъ откликнулся. Не 
совсЬмъ, значить, дураки тебя воспитали, когда научили почитать 
старыхъ людей. Ты мн'б любопытенъ. Споконъ в'Ька Аратовы съ 
Грабиниными дружбу водили. У дЬда твоего, озорника Владимира 
Василича, я посаженой была при Б'Ьнчан1и, а когда отецъ твой 
родился, звали меня къ нему крестной, да въ тЪ поры я ужъ 
трбТ1Й годъ безъ ногъ лежала... 

При рождети его отца она ужъ была безъ ногъ... значитъ это 
онъ со вид'Тшъ двадцать д'Ьгь 1Ч)му назадъ! 

Невольно поднялъ онъ глаза къ потолку: птица была на сво- 
емъ м'ЬсгЬ. Позолота сошла съ нея почти совсбмъ, но все также 
поб'бдоносно были распу1цены ея крылья, тгише злов1}ще изгибался 
клювъ, и таюке ц'Ьпко впивалась она острыми ко1'тями въ тяжелый 
складки выцв1]тшаго штофа такой доброты, какой въ описываемое 
нами время можно было достать только на тЬхъ фабрикахъ за 
границей, гд1Ь вырабатывали ткани по особому заказу коронован- 
ныхъ особъ при французскихъ и итальянскихъ дворахт». 

Но Грабининъ, все еще находясь подъ впечатл'Ён1емъ прелестнаго 
вид'Ьн1я въ саду, ничему не мо1^ удивляться. Все казалось ему 
въ порядк'Ь вещей въ этомъ странномъ таинствепномъ домк, ско- 
рее похожемъ па жилии^е злой колдуньи, дерисавшей въ пл'Ьну 
черноокихъ красаиицъ, ч1эмъ на жили1це русской пом'&щи]Ц11. Ско- 
рее бы только представилась возмолсность увидать еще разъ оча- 
ровательную пл'Ьнницу и высказать ей, какое она произвела на 
него впечатл'&н1е. 

— Подойди ко ми* ближе, дай па себя посмотр-бть, — продол- 
жала между тбмъ старуха, съ любопытствомъ, не ст!}сияясь его 
смущен1емъ, осматривая ого съ ногь до головы. — Красавсцъ, в'ь 
дЪда. Во'п> такой же былъ, какъ ты теперь, передъ гЬмъ какъ 
блажь на себя напустить... И для чего ты такъ вырядился? Яд*сь 
прельщать некого, жипомъ иросхч), шшъ до иасъ люди жили, такъ 
и мы... Понапрасну только бархатный кафтанъ треплен1ь, прибе- 
ре1*ъ бы его лучню на смотрины не1гЬсты... И богатей же ты, должно 
бглть, чтобъ такъ роскошничать! Въ баншакахъ съ золотыми прязй- 
камп но нашимъ труш,обамъ разъезжать! Да у насъ зд^сь так1е 
водятся раклы, что изъ-за алтына готовы человека укокошить. 
Прознать имъ только, ючкими Т1>1 доро1^ими нггуч1сами понав-Ьшанъ, 
иидалоКс1 сб'1»7'1'ся 'шбя, нросго(1>илю, ограбить... 

И, говоря такимъ образомъ, она прикасалась крючковатыми 
пальцами до его пуговицъ, щупала бархатъ его кафтана, переби- 
рала брелоки^ украшавшхе его часовую ц1шочку, и вскидывала на 
него острый взглядъ своихъ пронзич'ельныхъ глазъ. Ему станови- 
лось жутко подъ этимъ нзглядомъ, по, вспомнивъ рааска:пл ста- 



Передъ равгромомъ 81 

рика на переправ^Ь, онъ сообразилъ, что золотокудрая красавица 
не кто иная, какъ жена молодого барина, ея правнука, онъ пода- 
вилъ отвращон1е, внушаемое ему старою в*дьмою, и, съ лнима- 
н1емъ прислушиваясь къ ея рЬчя, мысленно молилъ Бога, чтобъ 
она не догадалась о прнчиггЬ его терп'6н1я. 

Удалось ли ему ее провести, или просто потому, что старуха 
обрадовалась случаю поболтать съ чужимъ челов'Ькомъ, такъ или 
иначе, но она дала полную волю своему языку и любопытству, 
пересыпая разсказы о старин'Ё разспросами о томъ, что происхо- 
дить въ петербургскомъ св^^тб, изъ котораго она удалилась бозЛе 
полустол*т1я тому назадъ. 

— Мода у васъ теперь вЬрно драгоценностями себя увеши- 
вать. Въ наше время все это въ ларцахъ подъ спудомъ хранилось 
и только при особыхъ случаяхъ вынималось, потому и цело было. 
Много изрядныхъ штучекъ найдется здйсь и поел* моей смерти... 
Да, да, дождаться бы имъ только, чтобъ Серафима Даниловна ды- 
шать перестала, много имъ добра останется, — распространялась 
она, видимо напавъ на любимую тему. — Огатуй у меня есть таль- 
яискаго мастера, такого знаменитаго, что ц^ны тому статую н*тъ. 
Мн-Ь эту штуку привезъ въ подарокъ изъ тальянской земли за 
услугу князь Васил1й Репнинъ. Теперь сынокъ его въ важные 
люди выл^зъ... Слыхалъ в4рно? Царскимъ посломъ въ Варшаве? 

— Имею счастье быть лично внакомъ съ княземъ Николаемъ 
Васильовичомт» Репнинымт». Незадолт до ша*зда моего изъ сто- 
лицы вид'Ьлъ его у графа Воро11Цови,~объявилъ Грабииннъ. 

— Это у Романа, что ли? Дочь его. Катерника, что за Дашко- 
вымъ, немало набедокурила после кончины императрицы Елиза- 
веты Петровны, моей благодетельницы, царствхе ей небесное!... Ну, 
да это не твоего ума дело, молодъ ты, чтобъ о поступкахъ высо- 
кихъ особъ судить, — поспешила она оговориться, и, не давая 
1Ч)стю объяснить, что онъ упомянулъ не про графа Романа, а про 
графа Михаила Воронцова, канцлера, она продолжала: — разскажи 
ты мнЬ про Репнина, зачемъ его въ Ииторъ вызвали, когда онъ 
долженъ въ Варшаве сидеть да за кознями поляковъ следить? 

— Съ донесешями къ государыне пр1езжалъ. 

— 'ГО'ТО съ допесен1ями. Не донесли па пего бы про его ншшни 
съ красавицами. Чарторижскаго Адама жонка, Изабелк^ц говорить, 
веревки изъ него вьетъ. Довольно это обидно про русскаго вельможу 
слышать! И съ коихъ поръ дьяволъ насъ этими полячками въ соблазнъ 
вводить! Еще при Святополке Окаянномъ преподобный Моисей 
Угринъ черезъ полячку въ заточен1и мученичество принялъ. Кра- 
савецъ былъ, такой же, какъ и твой дедъ, а оне на мужскую 
красоту такъ же падки, какъ и на деньги, и на наряды. Распали- 
лась та полька до пзступлен1я и целыхъ пять летъ искушала его 
1гъ темнице свободой, сокровип^ами, почестями, чтобъ только въ 



82 Н. И. Мердвръ 

любовную съ нею связь вступилъ. Воздержался, однако, праведные 
мужъ и за такой иодии1*ь послЬ смерти къ лику снятыхъ ири- 
чтенъ. Молятся ему теперь отъ польскаго соблазна и, говорить, 
иомогаетъ. Въ былое время сов1Ьтовала я и д'Ьду твоему сходить 
и'Ъшкоиъ въ Шевъ, мощамъ преподобнаго Моисея Угрина покло- 
ниться, не послушался и вотъ полъ-состояшя да разсудка ли- 
шился. Совс^Ьмъ пом'Ьшаннымъ скончался. Твержу я и моему Ми- 
тяйк'Ь: не возшайся ты съ этими 1езуитками, вспомни про святого 
Моисея Угрина да про сосЬда нашего Грабинииа! И Репнииъ 
попался... Я Репниныхъ давно знаю, какъ еп;е въ Д'Ьвкдхъ была! 
Тогда царь Потръ АлсксЬичъ Росс1ей пранилъ, а Аникита Реп- 
нинъ при нсмъ в^Ьриымъ помощникомъ былъ. Уменъ былъ. Ну, да 
царь Петръ при себЬ дура^ не сталъ бы держать. Вм^ЬстЬ шве- 
довъ колотили. Внукъ-то, по все>|у видать, попроще вышелъ, да 
по нон'Ьншимъ временамъ и такой за умницу сойдетъ. Однако и 
онъ бы больше пользы принесъ отечеству, кабы не н^Ьмецкое вос- 
питан1е. Въ басурманскихъ земляхъ учился противъ русскихъ вра- 
говъ воевать! — прибавила она съ презр'Ьшемъ. — А ;^да его мн'Ь 
гр'Ьхъ поминать лихомъ, кажинный день во дворц'Ь встр^Ьчались и 
дру1*ь другу су призы д^^лали... Что тамъ еще? — прервала она свою 
р'Ьчь, чтобъ обернуться къ пологу, слегка заколыхавшемуся въ 
ногахъ кровати, гд'Ь, повидиному, была беззвучно рсчстворявшаяся 
дверь. 

Иологъ чуть-чуть раздвинулся, и въ образовавшемся между 
складками отверстш появилось бл^^дное женское лицо, съ прямымъ 
носомъ и впалыми, безпокойно б'Ьгающими глазами. 

— Молодая барыня барчука изъ флигеля къ себ* унесла!— за- 
дыхающимся отъ волнен1я шопотомъ проговорила она. — Затерлась... 

— Пошли Дарью! — отрывисто приказала старуха. 

Лпцо скрылось, и Серафима Даниловна снова обратилась къ 
своему посетителю. 

— Я съ государыней Анной Ивановной \гь дружб* была. 
Друпо ея любимца, Вирона-прокллтика, боялись, а я ни кро- 
шечки, за то онъ меня и уважалъ. Все отъ челов'1]ка зависнтъ, 
какъ себ)! поставить. Друг1е ;фожма дрожали нсродъ царемъ 
Иетромъ, а мн1; онъ вовсе не былъ стра1иенъ. За см'Ьлость онъ 
меня и любилъ. Я б'Ёдован была. Самому царю перечила, не по- 
шла за того носатаго, котораго онъ мн1Ь сваталъ, а сама выбрала 
0.66*6 мужа. Изъ всЬхъ моихъ д'Ьтей и внуковъ одинъ только пра- 
внукъ Митяйка въ меня уродился, хитроумный и отчаянный, ^ай 
про стычки его съ Орловыми слыгаалъ? Изъ-за своего озорства 
долженъ былъ царскую службу оставить. Невозможно ему стало 
съ Орловыми въ столиц'Ь оставаться. До драки ужъ между ними 
доходило, и порядкомъ-таки они ему ребра помяли, В'Ьдь ихъ 
пятеро, и всЬ другъ за дружку стоятъ, а нашъ-то одинъ. Все изъ- 



Передъ раагромомъ 83 

за бабъ. Охочъ до бабъ, разбойникъ! Особливо до чужихъ. Ма- 
хался съ одной красоткой Гри1Ч)р1Й Орлоиъ, и совсбмъ на ладъ у 
неш съ нею шло, а нашъ тутъ и подвернись, да такъ къ ней 
подбился, что она оть Орлова-то къ нему и перебежала. Ну, и 
враждуюгь теперь Орловы съ Аратовымъ не на животъ, а на 
смерть, всяше подвохи другъ подъ дружку подводятъ, и между 
прочимъ прозналъ нашъ ловкачъ, что ихъ присп'Ьшники хлопо- 
чутъ у государыни приказъ, чтобы его изъ столицы выслать. 
Тутъ ужъ онъ р^Ьшилъ совсЬиъ царскую службу бросить. «Самъ 
себ* буду царемъ, говорить, и ч4мъ мн* разныиъ тамъ, что 
въ случай попали, кланяться, добьюсь того, что мн'6 покло- 
нятсяэ. И, в'Ьдь, добился, разбойникъ. Пра'Ьхалъ сюда и зачалъ 
въ зд'Ёшномъ крае орудовать. Съ полянами снюхался. Подру- 
жился съ озорникоиъ Браницкииъ, сум'Ёлъ и Чарторнжскимъ 
п Потоцкимъ угодить. И нашимъ, и вашимъ, значитъ. «Что мн'Ё за 
д^ло до ихъ ссоръ, говоритъ, мое д-Ьло сторонаэ. Шагу теперь не 
ступятъ, чтобъ съ нимъ не посов^Ьтоваться. Есть зд'Ьсь одинъ 
ма1*натъ поумн'бе другихъ, Сале81емъ Потоцкимъ звать. Не по 
себ'Ь уменъ, а главнымъ образомъ черезъ жену. На р^&дкость ум- 
ная баба, Анной звать. Мужемъ вертитъ, какъ слёдуетъ; съ русскими 
не праждуютъ, къ пустымъ затЬямъ не пристаютъ и даже хозяй- 
ство свое ведутъ съ толкомъ. Юевскимъ воеводой онъ теперь, и 
у Митяйки нашего больш1я съ нимъ д-Ьла загЬяны. На самой, можно 
сказать, границ^Ь съ Польшей мы живемъ, и споконъ в^6ка у насъ 
съ полячьемь хлопоты да докука. А нашъ Митяйка въ дружбу 
съ ними вступилъ и такъ сум1^лъ ихъ околпачить, что пани Анна 
надоумила мужа, ихнему королю е1Ч) представить. Оно, положимъ, 
большой чести въ томъ н'Ьтъ, каквмъ былъ слюняемъ этотъ нашъ 
ставлсниикъ, такимъ и остался, а все же, въ зд'Ьшнемъ кра^Ь Э1ю 
полезно; иной жидъ на все, что угодно, пойдетъ отъ восторга, что 
съ нимъ ведетъ д'ёло такой бояринъ, который въ королевск1Й 
дворецъ вхожъ. Да и не одни жиды, а также и поляки попроще 
думаютъ не в-Ьсть какую протскщю черезъ налюго Митяйку у 
короля себЪ раздобыть и всякое уважен1е ему изъ-за этого ока- 
зываютъ. А важные магнаты, гЬ тоже изъ-за своихъ выгодъ ста- 
раются дру1^ породт» дружкой па свою сторону ого поретянуть, 

потому что онъ и съ РУССКИМЪ ПОСЛОМЪ въ Д1)уЛСб'Ь. и ЛОТЬ Ш1- 

тается здЪсь нашъ Митяйка, какъ сыръ въ масл^Ь, зачалъ даже 
и самого короля въ руки забирать. По бабьей части вЬрно сум'Ьлъ 
ему угодить. Тоже— бабникъ. Еще раньше вм'ёсгА блудили, какъ 
П0НЯТ0ВСК1Й въ Питер'Ё польскимъ посломъ былъ. Въ то время у 
него, конечно, такой важности не было, какъ теперь, а нутромъ 
все тотъ же остался, и Митяйка сказывалъ, что, окромя толстаго 
брюха да обвислыхъ щекъ, никакой перем'Ьиы онъ въ немъ не 
няшрлъ. Но больно хороню ему королгм'ь-то л;п петел, магнаты въ 
•110Т01». виоти.», лнпАГь, 1004 г., т. хст. в 



34 - — Н. И. Мердвръ 

ешовыхъ рукавицсчхъ его держать, жениться не дозволяютъ, во 
всенъ усчиплваюгь и стращаюсь выгнать, если малуыаеть нмъ 
перечить. Самъ Митяйк* жаловался, чго только для виду ому по- 
четъ оказиваЕш*ь, а на самомъ дЪл'Ь куда вольные и счастлив'Ье 
ему раньше жилось. «Ты, говорить, несравненно счастлив1Ье меня, 
и я съ радостью бы съ тобою м-Ьстомь поменялся. Ты, говорить, 
шсподинъ твоего положенхя, а я рабь е1Х)>. Мнтяйка нанхъ см'Ьетс^! 
на это. «Кабы, говорить, я на его жЬс'гЬ быль, всЬмъ бы сум'Ьль по- 
казать, что такое заправсшй король значить, и всЬ бы у меня по 
струнк'Ь ходили. А онъ бы на моемь м'ЬстЬ дальше прихожей сь 
паюками никуда бы вь королевскомь дворц'Ь не дошельэ. Все оть 
челов^Ька зависитъ,— повторила она свое любимое изречеше,— одинъ 
ум-Ьегь уступать, а другой —брать. Кабы каждоцу было дано на 
своемъ м'Ьст!) твердо стоять, 1шкону бы внередь н не нробиться; 
на то и щука вь мор'Ь, чтобы карась не дремалъ. Митяйка эту 
механику отлично себ'Ь усвоиль и преть впередь да впередь, а 
проч1е ВС* передь нимъ только разступаются, — сь самодоволь- 
ств1емь распространялась она, видимо восхищаясь ловкостью, 
умомъ и беззас'гЬнчивостью любимаго правнука. — До него ник1Ю 
вь зд'Ьшнемъ кра'Ь изъ русскихь дворянь такой силы не заби- 
раль. И ему пророчили, что католики его сьЪдять. Ань не сь-бли, 
а онь ихь помаленечку грызеть да обгладываеть. Так1я ловшя 
д&ха на контрактахь обд'Ьлываеть, что надо только дивиться... 
Воть только лсенитьбой опростоволосился... 

При этихь посл'Ьднихъ словахь Грабининъ, слушав1и1Й ее до- 
вольно разсбянно, встрепенулся и насторожился. Повидимому, тер- 
п'Ьше его об'Ьщало увенчаться усп'Ьхомъ: старуха сама заговорила 
про ту, обр213ъ ко'шрой нео'хч'/гунио стоялъ нередь ниыь, затмевая 
ВСЁ проч!я чувства, мысли и представлен1я. 

— Взяль д^вку, хоша и знатпаго роду, да опальна го и разо- 
роипаго отца, въ одной сорочкЬ можно сшгзать. р1,аино ли исепагъ, 
а ужь приходите!! на женины наряды трититься. Сь махонькимъ 
сундучишкомь ее сюда привезь. Я спрашиваю: «когда же под- 
воды съ приданымь прИ^дуть?» А мн'Ё на это: «ничего больше 
н-бть, все тутьэ. Воть-те и здравствуй! Такого срама вь роду на- 
шемь еще не бывало. Пов^Ьришь, оть стыда передь холопьими 
гдазь не см'Ьла поднять. Воть она меня какь оконфузила! У нась 
любую Д'Ёвку, если хорошихъ родителей, честн'Ье выдають замужь, 
а эти князья высокородные! И кь тому же порченая: носл^Ь пер- 
1{аго же ребенка зачало ее трясти да подбрасывать... 

Она опять оборвала р'бчь, кь которой сь замирающимь серд- 
цеиь прислушивался Грабининь, чтобь обернуться кь заколы- 
хавшемуся заиав-Ёсу. 

— Ты, Дашка? 

На оточ^ разъ сю1адкн не раздвинулись, но знаком1лГ| голосъ 
отв'кчш1ъ: 



ПереДъ разгромом-}) 35 

— Я-съ. Изволили за мною посылать? 

— Сколько ми!) теСгЬ по1ггор)гть, чтобъ басурманку эту съ до- 
кладами ко мн'Ь т) пускать!— гн'Ьнно заметила барыня. — Не могла 
разв1^ сама ираОти? 

— Меня, сударыня, не было. По приказашю Анонсы Петровны 
на деревню б-Ьгала. Коробейники съ товаромъ пр1'6хали. 

— Румяна в*рно у нея вс* вышли. Да ужъ ладно. Наша пор- 
ченая опять накуролесила. Алс1не11ьку скрыла и заперлась съ 
нимъ. Скажи тамъ, чтобъ ея не трогали, не до нея мн*^ теперь, 
гость у меня. Вечеромъ распоряжусь. Ступай. 

Складки полога перестали птевелиться, и старуха опять повер- 
нулась къ Грабннину, но, къ вслнчайшсП его досад*, вм-Ьсто того, 
чтобы ворнутьс5г къ прежнему раз1'Опору о жен* правнука, она 
спросила: <въ какомъ положен1и опъ пашелъ свое хозяйство. И, не 
дожидаясь отв*та, объявила, что если онъ оставить им*н1е на 
рукахъ вора Андрюшки, у него отъ дедушкина наследства черезъ 
малое время ничего не остане^с^I. 

— Ни куринаго пера, такъ и знай! Будешь плакаться, что ста- 
руху Серафиму Даниловну не послушалъ, да ужъ поздно будетъ, 
такъ-то. Бид^лъ домъ, гд* твой дёдъ свою грешную душу Богу 
отдалъ? Давно ли въ немъ всякаго добра полна чаша была? А 
теперь что осталось? Одн* сгЬны, да и т6 разваливаются. ВидЪлъ 
павильонъ, который нашъ проказникъ Владимиръ Василичъ для 
своей полячки выстроилъ и разубралъ? Одного французскаго штофа 
сколько П01НЛ0 на сгЬны! Андрюн1ка твой, поганецъ, тотъ пави- 
льонъ себ* на избу оборотилъ и все, что въ немъ было, расхитилъ, 
полы штучные, двери магогоноваго дерева съ бронзовыми вычу- 
рами, зеркала. Дрыхнетъ теперь там7> и ясретъ со своимъ хам- 
скимъ отродьемъ. Паркъ кругомъ вырубнлъ да Шумиловскому 
родичу, разбойнику Гн'Ьздышову, продалъ за тысячу червонцевъ, 
и на эти деньги тысячу десятинъ на имя женина брата, чтб ры- 
бой въ Астрахани торгуетъ, купплъ. Этоп^ Маланьин7> брап», 
вольный, сынъ казака, и женился на Абрамкнной племянницЪ, 
когда еще полячка жила в ь Боробьевк*. Она имъ, полячка-то, и поз- 
волен1е у дЬда твоего выпросила обвенчаться. Бее, что хогЬла, могла 
она у него выпросить, совсЬмъ ослабъ добрый молодецъ, околдовала 
она его, всю свою волю растерялъ и самъ бы къ ней въ крЬпостные 
пошелъ, чтобъ только при ней состоять. И это русскимъ дворя- 
ниномъ называется, воиномъ, царскимъ слугою! Жаль мн'Ь тебя, 
Бладимиръ Михалычъ! Изъ-за дедовской глупости раныне времени 
родителевъ лишился, у чужихъ сиротою выросъ и раззренное 
им'Ьн1е въ насл-Ьдство получилъ. Андрюшка воръ, поди, чай, ужъ 
усп*лъ теб* турусы на колесахъ наплести, чтобъ себя выгоро- 
дить, а ты ужъ, В'Ьрно, и уши развФсилъ... Чего см'Ьен^ься? — воз- 

8* 



Ьб Н. и, Мерлеръ 

ШЛ0'ММ, она съ ра^Д1'ажен1е«ъ голосъ^ подгктгъ улибку на его 

— Я| сударыня, не Д1Я чею иного и оое1гЬшнлъ восаодьзоватьсн 
нашннъ шнл(мпннишъ ирв1:жашешемъ, кажъ чтобъ 11осовктова1ъа1 
еъ нами инсчлпгь ноего зд-Ьшняго хозяйства, ноторое я диствя- 
т^дьно, наш<^дъ нъ Оояьшожъ заиустЬи1я,~пос1гЬшихъ овъ заявпъ, 
я, ио^^м^>^не^ь еаяодонол1»ную усяЬшку» вызванную его словаям, 
оиъ нрнбавндъ, нодвявшнсь съ я1ста я вязко кяаняясь:— покор- 
нейше прошу вашу янлость, въ паяять дружества съ яоянъ дЪ- 
дояъ и бабкой, не осиавнть яеня ваншяя сов^ггаяя я наставлешяяи. 
Кй это ионраннлось, я, хотя она ш'4^ еще сердито приказала еяу 
е1сть, г1»яъ не яен1и5 оиъ яонялъ, что еяу удалось попасть на 
нуть къ игеланной ц'Ьлн, и уб1Ьждеи1е это ви-ЬстЬ съ надеждой 
ьозбуднло въ неяъ осторожность. Упустить таков благопр1яп1Ы& 
случаи с/)АНШГ1АШ еъ личностью, во вдгиггн которой находилась 
еи) красавица, онъ счелъ бы величайшияъ для себя несчастьеяъ 
— ПрН^халъ я только вчера и не усп'Ьлъ еи^е осяотрЬться 
съ Д0|юги, — и1Юдолжалъ онъ д1;ловитыяъ тонояъ: — но разорен!» 
я^>е уже вижу и одного только боюсь, чтобъ, неуяЪно взявшись 
за сл'Ьд^гше, не испортить Д'Ьло, а потону, не сказавъ никояу ни 
слова, явился къ ваяъ за сов1Ьтояъ. Большой дояъ совсЬяъ въ 
разрупшиш, да и въ яалояъ, про который вы изволили вспоянить, 
К|ЮЯ'Ь хаясшич) скарба, ничего и1ггь. Л куда все д1Ьлось, — опасаюсь, 
до поры до иренени, и сираишвать. 

'- Кудо Ш'^ д'Ьлось, ты огь яеия узнаешь. ШЛ псе изв1кггно. 
А воть какъ 'геб'Ъ твое добро назадъ получить, про это теб-Ь при- 
дется съ яоияъ Митяйкой перетолковать. Онъ на таюя д1и1а дока, 
съ Н11иъ псЛ зд'1шш1о со1гЬтуюгся, кояу плохо 01Ъ людишекъ 
приходи1ч^я. Народъ зд'Ьсь, отъ близости къ Иольш!; и къ воров- 
ской казацкой орд'Ь, нахалъ и яо1пеииикъ изрядный. Да ты на- 
долго ли сюда прг'Ьх^ихъ? 

— 1\у1{(У1Ъ зиви(51ггь отъ обстоятельстнъ. Отпускъ ян* дали 
мшиай, но яожно отписать доброжелателяиъ въ Питсръ, чтобъ 
выпросили 01ТЯЖКу. 

— проси ско1)11е, нужно. Твое д4ло такое, что ияъ можно и 
симо1Ч) к1енска1Ч) воеводу настращать. Твой Андрюшка съ пер- 
выми разбойниками въ Польше давно нъ стачк'Ь. Онъ у меня 
ис1)хъ людишокъ норопортилъ. Не дождавшись моей смерти, дер- 
зить стали. А про твое добро я теб* скажу, ччю въ Росс1и отъ 
него ужъ мало и о<;талось, все, чт было получше, давно кь 
чуж1о края перевезено. Митяйкса нашъ сказывалъ, что своими 
глинами 1шд*лъ у какого-то важнаш графа, въ Цесарской земл*, 
въ город'Ь В'Ьн'Ь, серебряную утварь съ грабининскимъ 1*ербомъ. 
Иопэ оно куда налог11ло1 ('амъ теоЬ нсс^ разскажеть, какъ нрЕ'Ьдегь, 
нм'Ьсг!) н обмозгусгач 



Передъ разгромомъ 37 

— А скоро вы ждете Д|1итр1я (Степановича? ~ спросилъ Гра- 
бннинъ. 

— Ну, этого тоб* зд*сь никто НС скажетъ. Наи1ъ сокол ъ, что 
буранъ въ степи, откуда налогЬлъ и куда отлетитъ, никто, крон* 
его самого, не знаетъ. Да и самъ-то онъ частехонько попадаетъ 
не туда, куда задумалъ... Д'Ьла у него 8Д*сь затЬяны велиюя! 
Кдкъ-то удастся свершить. 

И, круто оборвавъ рЬчь о правнукЬ, она повторила свой совЬгь 
просить о продлен1и отпуска. 

— Да не вздумай то письмо изъ Воробьевки посылать съ 
которымъ нибудь изъ твоихъ людишекъ! Вс* они, собачьи дЬти, 
одну смотанку лнжутт,, ни одипъ но \\щуы1иггсл тебя 10ловой 
Лндр101нк* выдать. Молсешь письмо здЬсь написать, а я съ нароч- 
нымъ пошлю... Постой, — прервала она изл1ян]я благодарности, 
готовый сорваться съ его губъ, — даромъ такого д*ла но обору- 
дуешь, надо челов*ка отъ работы оторвать недель на пять, да 
кормъ ему съ лошадью па пути, и тамъ на тюстояломъ двор'Ь... 
Положимъ на все -пятьде(и!тъ рублей, — прибавила она, немного 
подумавъ. 

— Я съ радостью и сто дамъ! — вскрич;1лъ обрадованный Гра- 
бининъ. 

Но его тотчасъ же заставили раскаяться въ неостороясномъ 
порыв*!;. 

Ишь, №1К0й щедрый! Да яа такоп) мотарыгу и хлопотать 
не стоптъ. Пусть Андрюшка на добрЬ твоемъ наживается, — пре- 
рвала она его съ лукавой усм'&шкой, забавляясь досадой, вырази- 
вшейся на его лиц'Ё. 

— Я, сударыня, чтобъ сохранить мое добро ни пе1)едъ ч'{1мъ 
не остановлюсь, ни перед?! какими издержками, — объявил ъ онъ, 
оправившись отъ смущен]я. 

— Завсегда надо передъ издержками останавливаться, — строго 
оборвала она его попытку оправдаться. — Припаси пятьдесятъ 
рублевъ на посланца, больше не надо. (*воивгь я для тебя не по- 
ступлюсь и твоего не возьму. Письмо поел* об4да можешь у меня 
въ библштек* написать, а гЬмъ временемъ я прикажу моему хо- 
лопишк* въ дальтй путь сбираться... Ей, кто тамъ? — закричала 
она, хлопая въ ладоши, и, не поднимая глазъ на мальчика, но- 
явивнтгося въ дверяхъ на ея зовъ, она приказала скор*с пода- 
вать кушать. 

Все устраивалось такъ прекрасно и удобно, какъ Грабининъ 
и над'Ьяться не смЪлъ. За об-Ьдонъ онъ, безъ сомн'Ьн1я, «ее> увп- 
дитъ! Ожидаше это такъ его волновало, что онъ уже не могъ 
вслушиваться въ разсказы старухи о быломъ, о вельможахъ, кото- 
рыхъ она знала прежде богатыми, а потомъ разорившимися, всл'Ьд- 
ств1в мотовства, наклонность къ которому она подметила въ своемъ 



38 Н. И. Мердерь 

ГОСТЕ. Той же печальной участи подверглась бы п она, если бъ 
во-1фемл но сум'Ьля ;]аб1)а'Г1> иъ руин мужа и удержать его страсть 
къ пустымъ тратаиъ... 

Но Владимиру Михайловичу было не до того, чтобъ интересо- 
ваться событ]ями давно минувшаго; насгоян^ее представлялось ему 
въ такомъ упоительномъ св'ЬтЬ, съ той минуты, какъ проб'Ьжа- 
вшая мимо него молодая женщина унесла его сердце, что онъ, не 
задумываясь, отдалъ бы прошлое ъсЪхъ в'бковъ, чтобъ узнать, 
что ждетъ его въ ближайшемъ будущемъ. 

Время тянулось безконечно долго, и ему начинало казаться, 
что никогда не дождаться ому об'11да, 1Согда явился старикъ Ина- 
тычъ съ докладомъ, что кушанье на столё. 

Большихъ усил1й ему стоило воздер}каться отъ искушетя не- 
медленно сорваться съ м'Ьста, чгобъ б1и1сать туда, ]*д11 онь минлъ 
ее увид1Ьть. Но онъ себя нровозмогь и, терп'Ёливо дослушаиъ до 
конца разсказъ старухи, дождался, чтобъ она сама его отпустила. 

— Ну, ступай, проголодался в*рно. Съ коихъ поръ сиди1пь 
тутъ да розсказни мои слушабН1ь! ('ъ домашними моими познако- 
мишься. Толсе и у насъ есть резиденты и резидентки, какъ у поль- 
скихъ магнатовъ. Всякаго зван1я людишки у меня ютятся. Есть 
и изъ разоренныхъ дворяиъ, и изъ н ротор тваиншхся купповъ, 
а также сироты изъ попокскихъ. Поди, чай, ждуть— не дождутся 
поближе на тебя погмотр'Ьть. Но вело жизнь такого петербургскаго 
щеголька не видывали... А ты, Иплтычъ шепни АнонсЬ, чтобъ глу- 
пыми разговорпми гостю не докуча ш! — з;1Кричала ома имъ всл']&дъ, 
когда гость вын1е.1Ъ изъ комнаты въ сопровожден! и дворецкаго. 

— Слушаю-съ, сударыня, — почтительно отв'Ьчалъ этотъ по- 
сл'Ьдн1й. 

сЧго это за Аиеиса?»— спрашивалъ себя Грабининъ, проходя 
за своимъ провожатымъ по длинному узкому коридору, отд1}ля- 
шнему половину старой барыни огъ пом'Ьщен1я ел домашнихъ. 

Ш. 

Сюда долеталъ глухимъ гуломъ оживленный говоръ изъ С1Ч)- 
ловой. 

Когда Грабининъ туда вошелъ, вокругъ длиннаго стола, на- 
крытаго для об'бда, собралось довольно большое общество прижи- 
валокъ и приживальщиковъ. Увидавъ эту толпу, онъ подумалъ, 
что если та, для которой 01гь здЬсь осгался, и будеть сидЬть за 
однимъ съ нимъ столомъ, но не рядомъ съ нимъ, ему трудно 
будетъ познакомиться съ нею поближе. 

Но ея тутъ не было. Онъ въ этомъ убедился при первомъ 
изгляд* на толпу, глаз'Ьвшую на него съ жгучимъ любопыгствомъ, 
см'&шную и лшлкую толпу старыхъ и молодыхъ, но одинаково 



Передъ разгромом ь 39 

безобразныхъ мужчинъ и жетципъ, чуть но въ отропьяхъ, съ 

ЛаИСКИПаЮ1Ц11МИ взглядами и робкими ДПИЖ(Ч11ЯМИ. ИС1СЛ10Ч0П10 

представляла нзъ себя личность, занимавшая м1^сто хозяйки, къ 
когороП и подиолъ его Пиатьип». 

— Анонса ]Огоровна, старой барыни крестница, — проговорилъ 
онъ ему на ухо, подставляя стулъ передъ приборомъ, по правую 
сторону оть высокой, дородной женщины л1^тъ тридцати, густо на- 
б'Ьленной и нарумяненной, которая съ наглымъ любопмтствомъ 
разглядывала его съ ногъ до головы, большими на выкатЬ св1^тло- 
карими глазами. Нарядная и самодовольная, она представляла ин- 
тересный контрастъ съ забитыми существами, окружавшими столь, 
выжидая позволен1я за него сбсть. 

ГрсЧбннинъ, который, переступивъ порогъ комнаты, только и д*- 
лалъ, что отв'Ьшивалъ поклоны направо и нал^Ьво въ отв^^тъ на 
молчаливыя прив1Ьтств1я этихъ несчастныхъ, посп*н1илъ покло- 
ниться отд'Ьльио Аноис1}, прежде ч1}М7> опуститься па предложен- 
ное м*сто. 

Въ эту минуту торопливой походкой вошелъ челов*къ среднихъ 
л*тъ, съ умнымъ и энергичнымъ лицомъ, въ опрятномъ француз- 
скомъ кафтан*, въ б'Ьлонъ жабо п въ напудрен номъ парик'Ь. Уса- 
живаясь на оставленное для него м'Ьсто противъ Грабинина, онъ 
тотчасъ же заговорилъ съ нимъ по-французски, отрекомендовав- 
шись: 

— Артюръ Соссье, изъ Парилса. 

Вирочем7>, оиоркавт1(^ любонслтствомь глаза и крутпйй орли- 
ный носъ выдавали его иностранное, но славянское пропсхожден1е. 
Изъ дальн'Ьйничш разговора Грабининъ узналъ, что онъ пр1- 

"ЁХаДЪ въ Польшу, ЧТОбЪ устроить суконную фабрику въ ИМ'6Н1И 

князей Чарторижскихъ, но, не поладивъ съ €фамил1ей», принялъ 
предложен1е Аратова заняться хозяйствомъ въ одномъ изъ его 

ИМ'ЬнШ въ Р0СС1И. 

И, точно обрадовавшись новому слушателю, онъ сталъ распро- 
страняться о зд-Тшшемъ кра*, о томъ, какъ здЬсь весслятсл и Н1И- 
роко жнвутъ, о разнузданности общества, о пьянств1Ь, разврагЬ, какъ 
богатые пом'Ьщпки иногда до смерти спаиваютъ своихъ гостей, а 
жены ихъ до безчувств1я заставляютъ плясать несчастныхъ юно- 
Н1ей, которыхъ он'Ь, какъ новыя Цирцеи, завлекаютъ иногда си- 
лой въ свои замки. По его словамъ, проказы этихъ веселыхъ дамъ 
часто кончаются трагически, и ихъ жертвы, равно какъ и жертвы 
ихъ супруговъ, часто платятся жизнью за оказанное имъ свое- 
образное гос'гепр1имство. 

— О, даже и представить себ* нельзя, сколько вина можегь 
выпить полякъ! Зд*сь трезвому человеку, съ умомъ и съ лов- 
костью, можно до всего добиться: богатства, почестей, власти. 
Можно богатую нев-Ьсту себ* вьткрасть, чужую жену увезти, кого 



#0 н и. и^яе^ръ 



уз^^и^лА^ыьх^л-ь онг <П1» ьоехмщшаеп..— Но а1л ^1х#1Ч1, е}К1м1 девеп^ 
Д1аАо 11«1аг иу/г*^1тю мвОо у иожьсжжго нагвата^ ^л6о у восха 
<^Д|&о]Ь дсзъ А^ржшъ« юаьашхъ оодъ опеку эту ыесчаспую страну. 

Но шн%ит нем; Соесы;, шг:1Ьгь кштыыНЬе былъ русскЛ шн 
оод»х^ а тсЬжъ шснышь билъ саоообеяъ аащвтшть своахъ подме- 
ны &1^» иолд^шб король. Кяждцй идъ зд1^ннхъ нагаатовъ, если овъ 
^^^л^ 1М; |дазор^я1г« ьжхжтльлЛе его въ кра1к, и несчастны! корош 
^т §иж;щг) наъ нмъ аавнснгь.^ 

*инптий сьонмн шиелмшн, Грабннниъ слушать его разсЬянио, 
думая толм(0 о тояъ^ какъ орнступять къ разсоросанъ о сунругЬ 
|ч>саодена Аратона. 

11о ырешенишъ ему казалосЬ| что н саль 1№ье Соссье не прочь 
«^у посолетинчать илсчетъ обитателеВ дона, раза два нанекалъ 
он'д» ену^ что зд1игь ноакно говорить о ченъ угодно безъ сгЬснеа1я, 
потону что никто изъ присутствующнжъ французсваго языка не 
ттншшгПр н Гра/^ннинъ рЬшидся наконецъ у него спросить, какое 
положены занннаетъ въ дон'Ъ двуснысденная личность, сид'Ьвшая 
за б'млонъ нжигго хозяйки. 1СЙ нервов подавали кунЕанье, а за* 
тЪнъ, обнесши блюдонъ гостя и француза, уносили его изъ ком- 
Ш1ТЫ. Остальному обществу подавали другое кушанье и, должно 
быть, попроще, если судить по тому, что только на одномъ конц'Ь 
(гголн было вино 1гь бутылкалъ (и п1№красиое, фраицу;{скос и 
1м;П1ЧфС1(ое), проч1е же должны были довольствоваться квасонъ и 
брагой. 

— Дама эта изображаетъ собою въ настоящее время захо- 
дипм^ солнце, но было время, когда она играла зд-Ьсь бол^№ инте- 
ресную |юль,— съ игривой усм1ш1кой отн'Ьчалъ французъ на пред- 
ложенный нонросъ. 

— Но 1Лль у 1Ч>сподина Аратова есть супруга?— спросилъ Граби- 
иинг. 

Улыбка внезапно слегЬла съ губъ ега собеседника, и лицо его 
одЬлалось серьезно. 

— Мадамъ Аратова очень бол'бзненная особа и нуждается въ 
полн'Ьйншмъ поко!). Супру1*ъ ея озабочеиъ нам1}рен1емъ увезти ее 
па границу, чтобъ подвергнуть сер1озноиу л'6чен1ю, но при равно- 
обраиныхъ своихъ ванят1яхъ и разъ'Ьздахъ исполнить это нам-Ь- 
реи1е крайне затрудних'ельно. Нпрочемъ, ему, кажется, удалось при- 
думать комбннац1ю, благодаря которой затруднеше это устранится, 
и, Н'Ьроятно, на-дняхъ общество наше увеличится ен^с одннмъ 
чденомъ, докгоромъ ниъ Варшавы. Онъ спешалистъ по бол'Ьзни, 
которою стра^^аетъ мадамъ Аратова, и, осмотр')Ьвъ больную, р'бшнтъ, 
есть ли надежда на выздоровден1е, и какому л1Ьчен1ю ее надо под- 
вергнуть. 

Проговорнвъ эту тираду съ подобающею обстоятельствамъ 
сорымиосгы<>, онъ кру1Ч) повернулъ разговоръ на другой предметъ, 



Передъ раагромимъ 41 

давая этнмъ понять, что распространятыш подробн'Ье о супругЬ 
1Ч)С11оди11а Аратова оиъ ни 11ам'Ь]>е11Ъ. 

Между т1шъ, об*дъ подошелъ къ концу, подали ликергд н 
сласти домашняго при1Х)товлен1я; домаши1е встали изъ-ва стола и, 
помолившись передъ образами, поклонившись АноисЬ и гостю, 
вышли изъ столовой, гдЪ осталась только имаровизированная хо- 
зяйка дома, и Грабининъ съ францувомъ. Анеиса, молча прихле- 
бывая ликеръ, лакомилась пастилой, Соссье разсказывалъ про бур- 
ный сцены, ра8ыгрывавш1яся на сеймпкахъ и сеймахъ, про ин- 
триги, волнующ1я населен1е въ виду выбора пословъ на предстоя- 
щую конфедерашю, а Грабининъ, разсЬянно его слушая, скучалъ 
и раздражался мыслью о потерянномъ времени. Онъ обрадовался, 
когда дворецк1Й явился ему доложить, что посланецъ въ Петер- 
бургъ готовится къ отъ'Ёиду и ждетъ письма; посп1Ьшно подняв- 
шись съ мЪста, онъ посл^Ьдоналъ .ча Ипатычемъ по темптлмъ и 
св'Ьтлымъ закоулкамъ, проходамъ и коридорамъ, къ крутой, вин- 
тообразной л'Ьстнпц'1;, по которой надо было подняться въ бнбл1о- 
теку, большую комнату, обставленную шкапами вдоль ст&нъ и съ 
письменнымъ столомъ у окна. 

— Извольте позвонить, когда кончите писать, сударь, я той же 
минутой явлюсь, — сказалъ его провожатый, оставляя его одного. 

Грабининъ началъ писать одному изъ ближайшихъ своихъ покро- 
вителей, краснор'Ьчико излшая ему обстоятельства, взятыя имъ п|к»д- 
логомъ для продлеи1я отпуска: разстройство им^^н^я, необходимость 
см1Ьнить управителя и тому подобныя обстоятельстшц не им11ви1]я 
ничего общаго съ истинной причиной его желан1я дольше оста- 
ваться въ зд'^>шнемъ кра'1§. • 



Не предался бы онъ, можетъ быть, такъ усердно этому заня- 
Т1ю, если бъ зналъ, по какой причин!) нашли нужнымъ провести 
его прямо сюда, а не къ старой барын-Ь: между Серафимой Дани- 
ловной и правнукомъ ея, прославившимся на весь край д'^»льцомъ 
и смЪльчакомъ, Дмитрхемъ Степановичемъ Аратовымъ, р^^чь шла о 
немъ. 

Какъ всегда, Аратояъ вернулся домой невзначай. НсЬ были еи^е 
за столомъ, когда экипалсъ его, обогнувъ домъ, безшумно подка- 
тилъ къ заднему крыльцу. Тутъ, узнавъ отъ выб'Ьжавшихъ къ 
нему навстречу людей, что у нихъ въ гостяхъ воробьевсюй ба- 
ринъ, Дмитр1Й Отепановичъ запретилъ сказывать о своемъ нрь 
^Ьзд'Ь и прямо прошелъ на половину прабабки, гд'6 тотчасъ же 
послЬ первыхъ прив^№тв^й довольно-таки холодныхъ (оба не 
любили сердечныхъ изл1ян1Й), р'Ьчь между нимъ и старухой зашла 
про гостя. 



42 Н. И. Мсфдеръ 

— Это вы хорошо сд'Ьлали, что на вора Андрюиту его натра- 
вили, — зам^Ьтидъ Аратовъ, внимательно выслуншвъ пов1&ствован1е 
о ея бес'Ьд'Ь съ молодымъ С/Ос-Ьдомъ, окоичивн1ейся прсдложен1еА1Ъ 
нослать чолов'Ька нзъ нхъ Д1Ю1)ни съ нисьиомъ о нродлшйн от- 
пуска. — Мы его в'ь конц'Ь концовъ такъ запутаемъ, что онъ ва 
счастье почтегь совс11мъ отъ нм'Ьн1я отд'блаться, — продолжалъ онъ, 
прохаживаясь большими шагами но комнат1Ь. — Это была всегдашняя 
моя мечта — Грабининское им'6н1е за безц'Ьнокъ купить. Намъ безъ 
Воробьевки чистый зар1;зъ, никуда ходу н'Ьтъ. 

— Куда теб* еще ходъ понадобился? — брюзгливо спросила 
она,— Каюя еще новыя загЬн у аюбя на ум*? 

— Дайте д*лу образоваться, тогда все узнаете, — отрывисто 
отв'Ьчалъ онъ. 

— (Смотри, какь бы теб'Ь въ нрахъ на афорахъ не продуться. 
Ты не 11|,енсный ПочюцкШ н не Гадзиинллъ, чтобь нос^лЬднюю 
копейку ребромъ ставить. Этимъ можно мотать, сколько ни трать, 
имъ не разориться, а ты — д'Ьло другое. Женой обзавелся, дЬгей 
народилъ. Это бы е1цо ничего, кажинный челов^Ькъ долженъ въ 
закон'Ь лгить, а чго у 145011 н-ь 1{сякомъ мЬс'гЬ, гдЬ ни ножи- 
веп1ь, метресы съ ребятишками объявляются, это ужъ безпрем'Ьнно 
тебя до разорешя доведетъ,— брюзжала она, не спуская глазъ со 
своего любимца и любуясь имъ. 

!>го былъ средняго 1юста, тонк1Й и прекрасно сложенный моло- 
дой челов1Ькъ, съ страннымъ и зам1Ьчательно моложавымъ лицомъ, 
которое, разъ увидавъ, невозможно было забыть. Лицо это съ тон- 
кими, правильными чертами было н'бжно, какъ у молодой д'бвушки, 
но въ темныхъ сЬрыхъ глазахъ подъ р1&зко очерченными и 
юифизно изогпут1»1Ми бронями сисркал ъ умъ н энергия, а узк1я, 
красный, какъ кровь, губы могли произвольно складываться и въ 
злую насм'Ь|пливую усм-Ьни^у и въ оба>ггельную улыбку. ЗКест- 
кость и резкость С1Ю словъ представляли интересный контрасгь 
С7> изысканностью его манеръ, изяществомъ его гибкой и гращоз- 
ной фигуры и мягкимъ звучнымъ голосомъ. На немъ былъ фран- 
цузсшй кафтанъ, камзолъ и кюлотъ облачковаго цв'Ьта, голубые 
шелковые чулки съ серебряными пряжками тонкой (филиграновой 
работы и кружевныя манжеты, а его нЬжный, безъ признака ра- 
стительности подбородокъ утопалъ въ безчисленныхъ складкахъ 
бЪлой, какъ спЪгъ, косынки изъ прозрачной индийской кисеи. 

Кисея эта только чго начинала входить въ моду н стоила 
очень доро1Х); одни только богатЬйш1е щеголи въ столицахъ позво- 
ляли себ'6 такую роскошь, но Араговъ никогда не останавливался 
передъ издержками, когда д'Ьло шло объ украшен1и, удобств* и 
пр1ятяости своей особы. Чтобъ убедиться, какъ зорко слЬдилъ 
онъ за модой, стоило только взглянуть на его выхоленный, наду- 
шенныя руки, унизанный перстнями, съ золотымъ футляромъ въ 



Иередъ раагромомъ 43 

вид* наперстка, на срсдпемъ пальц* л-Ьвой рукп, долженство- 
вавшимъ и{)едохра1тть огь 11011р1лт111>1Х'ь случаПиос/юй ()тро1ЦС111плй 
на 111шмй вершокь ноготь. 

— Дуракъ долженъ бмть этогь Грабининъ,— замЬтплъ онъ, не 
обращая вниман1я на воркотню старухи. — До сихъ поръ не прь 
'Ьзжалъ взглянуть на имЬн1е. Донустилъ все разграбить и рас- 
таскать! Варочеиъ, это намъ на руку... А изъ себя каковъ? 

— Красавецъ, въ д*да. И щеголскъ изрядный. Тонка1Ч) восни- 
ташя, учтивъ отм'бнно. 

— Вс* петербургсюв тонкаго обращен1я. Увидимъ, увидимъ, 
что за птица. 

— Связи у него есть. 

— Как1я связи? 

— У Воронцовыхъ принять, у Безбородки. Упоминалъ про 
Орловыхъ... 

— Мы съ Потемкинымъ знакомы, да и то не хвастаемся, — 
съ презрительной усмешкой замЬтилъ Аратовъ. 

— Оиъ не хвастался, къ слову пришлось. Говорплъ также про 
Репнина. 

— Съ этимъ онъ гдЬ же успЬлъ познакомиться? Въ Варшав* 
разв!) былъ? 

— Передъ отъ'Ьздомъ изъ Петербурга у Воронцова его встр-Ь- 
тилъ, и Репнинъ его къ себ* на службу звалъ. 

— Вотъ какъ? И что же онъ? 

— Отказался. 

— Напрасно. Намъ бы это на руку, чтобъ побольше русскихъ 
въ зд1^шнемъ кра'Ь селилось, особенно если богатые да со свя- 
зями. Чарторижсше теперь извиваются передъ нашимъ княземъ 
ужами и жабами по той причин-Ь, что передъ выборами онъ имъ 
до зар'Ьзу нуженъ, а какъ на своемъ поставятъ на конфедерац1и, 
мы имъ опять будемъ не нужны. Надо свою парию составить. 
Это князь отлично понимаетъ, да вотъ б-Ьда — отъ своей Изабеллы 
отстать не можетъ. А она, какъ истая полячка, во всЬ д'Ьла впле- 
тается. И разоряется мотарыга на свою рябую красавицу въ 
лоскъ. Давно ли императрица долги его уплатила, а онъ ужъ 
вдвое поиад*лалъ у жидовъ, съ которыми его сводить. Пока По- 
тоцше будуть лсить въ ПольнгК, нашему киязепькк изъ когтей 
ростовщиковъ не выпутаться. Разв*, что Изабелла найдетъ выгод- 
нымъ его на другого пром^Ьнять... 

— А мужъ-то чего же смотритъ? — спросила старуха, которую, 
повиднмому, разсказы эти очень занимали. 

— Онъ— филозовъ. На него дивиться только надо. Сердце у 
него чувствительное, и вс*хъ амантовъ своей супруги онъ н'Ьжно 
любип,. Намеднись охотились мы съ ипмъ больнюю компан1ей, и 
Ржевуссюй былъ тутъ... 



44 Н. И. Мердеръ 

— Это тотъ, что ждетъ насл'Ьдства посл'Ь князя Репнина? 

— Тотъ самый. Первый пр1ятель Адама ^1арторижска1Ч). Подъ 
конецъ ужина, когда всЬ перенидись н, по вд'Ьшнему обычаю, 
ц'Ьловаты^л пол'Ьдли другъ съ другомъ, нашъ Адамъ къ Ржевус- 
скоиу обратился съ р'Ьчью: сТы, пане, постояненъ, барао постоя- 
ненъ! Выпьемъ, Панове, за в^Ьнецъ постоянства пана Ржеву ссешго!» 

— Это онъ, что же, въ насм'Ьшку, что ли? Чтобъ показать, 
что ему все изв1Ьстно, или сдуру? 

— А чортъ его знаетъ! Таше нравы, что ничехю не поймогиь. 
Отъ челов'бка всякой друхюй нахми можно было бы такЁя слова 
за упюзу принять, по у полякоиъ 1*се пшворотъ-навыворотъ. 
ВсЪ схватились за кубки и съ крикомъ: сза постоянство пана Рже- 
вусскаш!» осушили ихъ. 

— Ничего, значить, не поняли? 

— Какъ будто не поняли, п, внрочемъ, чортъ ихъ знаетъ, — 
пошюрнлъ свое зам1^чан1е о полякахъ Д\1итр1й Сгепановичъ. 

— И резидентка графини Анны тамъ была?— спросила помол- 
чанъ старуха. 

— Которая? У нея ихъ много. 

— Та, съ которой ты любовное лазуканье аагЬялъ, вдоши Да 
самъ знаешь, на кого намекаю, зач'Ьмь притворяешься? — продол- 
жала старуха. 

— (5ъ какой стати она тамъ будечъ? Пани Розальская такъ 
еще молода, что безъ своей благод'Ьтельницы не вы-Ьзжаетъ, н въ 
пьяныхъ компан1яхъ ее встр'Ьтить нельзя, — отв'Ьчалъ онъ съ р;13- 
дражен1емъ. 

-— И дол 14) это твое съ нею лазуканье будетъ продоллсагься?- 
продолжала она его допраншвать, забавляясь его досадой. — Она 
тебя всяческими соблазнами поманиваетъ,— продолжала старуха, 
не дожидаясь возражен1й,— а поди, чай, съ любымъ юнцоыъ изъ 
палестры и:1Д'Ьвки надъ тобою, моск^и1емъ, строитъ! Про мецената 
<1>ьялковска1Ю слышалъ? По цсему околотку хвастается знаком- 
ствомъ съ твоей красавицей и жениться па ней собирается. 

— На ней мнопе жениться собираются, нев'Ьста не изъ пло- 
хихъ,-~8ах'Ьгилъ Аратовъ съ самонад'Ьянной улыбкой человека, 
уб1}жденна14> въ своемъ неотразимомъ вл1ян1и на жени^инъ. 

— Да не для тебя, — всгавила старуха. 

На это онъ беззаботно махнулъ рукой и молча, дои1еди1и до 
конца комнаты, снросилъ: 

~ Съ к*мъ вы посадили за столъ Грабинина? Анонсу и про- 
чей хламъ убрали, над'бюсь? 

— Никого не убирали, со всЬми моими домаишими об1&далъ, — 
(Нфднто возразила (^^афима Даниловна. 'Гнои магнаты, небось, 
резидентокъ свонхъ не выгоняютъ въ людскую при гостяхъ. 



11е11едъ разгромоягь 45 

Дмитр1Й Степановичъ вспомнилъ про блестящихъ дворскихъ 
юношей п дворскихъ д^вицъ у Чарторижскихъ, которые прислу- 
живали ему не дальше, какъ несколько дней тому назадъ въ Пу- 
лавахъ, и усм'Ьхнулся. 

— У моихъ магнатовъ дворская молодежь такъ расфранчена и 
воспитана, что нашимъ пом'бщикаиъ и пом'Ьщицамъ не м'Ьшало бы 
съ нихъ прим^ръ брать, какъ въ св^гЬ жить, — сшшалъ онъ. 

— Такъ значитъ, если я и»ъ Парижа выпишу наряды для 
моихъ хамокъ, ты съ ними за столъ сядешь? 

— Тамъ не хамы, а все дворянсшя д'Ёти. 

— А за хамовъ у стола прислуживаютъ? Да какая же имъ ц*на 
посл'Ь этого? Если съ юныхъ л^тъ честь свою соблюдать не умЬ- 
ютъ, чего же отъ нихъ въ старости ждать? У меня тоже по бед- 
ности дворяне живутъ; есть и д-Ьвицы сироты, которымъ голову 
преклонить некуда, и старухи, который ужъ работать не могутЪ| 
такъ я бы такимъ за гр'бхъ считала нар11ды нашивать, какъ на 
см'Ьх'ь. Всякъ сворчокъ знай свой пюстокъ, такъ-то. А гнупьят1>ся 
я ими 1х)жс за гр'йхъ считаю и, когда ноги меня носили, завсегда 
сажала пхъ съ собою за одииъ столъ, значптъ, и гостямъ мопмъ 
не сл'Ьдь ими гнун1аться, даромъ, что одожа на нихъ, по ихъ б'Ьд- 
ности, не важная... 

— Скажите лучше, что все сшито на чортовъ клипъ, б^дно и 
подло, по-нин^епски... 

— Пусть такъ. Они нищ1е и есть, когда изъ милости живутъ 
у меня. А дворсюе твоихъ магнатовъ тоже нищ1е и щеголяютъ въ 
чужомъ съ но1^ до головы. Со всЬмп мопуи домашними гость мой 
об*далъ, и съ французомъ твоимъ, и съ Аноисой... 

— И съ Аноисой? Одолжили, нече1Ч) сказать, подвели подъ 
срамъ! — съ досадой вскричалъ онъ. 

— Съ чего такъ вдругъ Анонсы застыдился? Расфуфырилась 
изрядно, не хуже твоей пани Розальской щеголихой себя при гост* 
выказала. Съ перваго взгляда видать, на каком7> она зд'Ьсь поло- 
жен1н при молодомъ барин'Ь, — прибавила она язвительно. 

— А мн1}, можегь быть, не надо, чтобъ это знали? Я, можстъ 
быть, желаю, чтобъ меня за прим-Ьриаго супруга считали? 

— Надо было насъ заран'Ье о такой перем'Ьн^Ь въ мысляхъ преду- 
предить. А ты бы лучше спросилъ про твою супругу, что она тутъ 
се1Ч)дпя накуралесила... 

— Что еще?--отрывисто и сдвигая брови, спросилъ онъ, пре- 
рывая свое хожден1е по комнагб. 

— Как7э узнала, что пргЬхал ъ гость, и что не до нея, побЬжала 
во флигель, Алешеньку скрала да черезъ садъ съ нимъ въ домъ 
и убежала, заперлась вь своей спальнЬ, никого не пускаетъ, кри- 
чнтъ: «зар'Ьжусь, если дверь выломаете!» Вогь она какая начина- 
етъ нроявляться, тихоня! Не досупь мнЬ съ ною было ватажиться, 



46 Н. И. Мердеръ 

приказала до отъ'Ьвда гостя не трогать. Тебя мы раньше будутцой 
иед'Ьли не лсдади. 

— Справился раньп1е, чЬмъ думалъ. 

— Завсегда бы теб* надо было такъ справляться, чтобъ больше 
дома жить. Знаю, что радости тебЬ мало съ такой супругой, но 
знаю и то, что ты ужъ съ нею черезъ край пересыпаешь и до 
отча^ш^ц ое довелъ. Нельзя у матери д'Ьтей отнимать, — прибавила 
она сурово, — который разъ я теб* это говорю. 

— Самъ знаю, что можно и что нельзя, — сквозь зубы и какъ 
бы про себя проворчалъ правнукъ. 

Но у старухи слухъ былъ тонокъ. 

— Нить, не знаешь! — гн*вно подхватила она.-— Уменъ ты, Ыи- 
тяйка, да в^Ьдь и я весь умъ-то еще не растеряла, меня не про- 
ведешь. Нельзя отнимать у матери д')Ьтей,— повторила она. — Даже и 
курица, и та остервоияется, когда у нея изъ-подъ крыльевъ цып- 
лятъ уносить, значить, отъ Бога такъ положено, чтобъ младенцы 
при матери были, а ты наперекоръ всЁмь законамь, и божескимъ, 
и челов'Ьческимь, больно ужъ см'&ло идешь. Зарвался злобой и 
хуже зв^Ьря сталь... Нечего плечами-то пожимать да губы кусать, 
хоть въ кровь ихь искусай, а я все-таки всю правду-матку безъ 
остатка теб'6 выложу. Она грозить зар^Ьзаться. Въ первый еще разь 
такое слово вымолвила, значить, недоброе у нея на ум'Ё, и отъ чело- 
в-Ька съ такими мыслями всякой бкды можно ждать. Вотъ ты о 
чемь поразмысли, прежде ч^^мъ срывать на ней гн'бвь за ослуп1ан1е. 
Пожурить — пожури, даже побей, если придеть охота, а потомъ 
смилуйся, приласкай и .об'бщай кь ней каждый день, хотя на ча- 
сочекъ, д'Ьтей посылать. 

— Алеи1ка до сихъ поръ у пся?— спросилъ оиъ. 

— У нея. Я приказала не трогать, пока гозть не уЬдетъ.' Люди 
при немь, кучерь, камердинерь, форейторь, не ладно при нихъ 
шумъ поднимать. И безъ того по всему околотку не в-Ьсть что 
толкуютъ про напш надъ нею тиранство. 

— Мн* про то, что зд-Ьсь плетуть, наплевать, а вотъ если 
черезъ этого питерскаго франта до столицы гнилые слухи дойдуть, 
тогда подлинно непр1ятности могуть выйти... Да что туть толко- 
вать, дЪло сд'Ьлано — надо поправлять... А чтобъ д'Ьти при ней 
оставались, на это я ни въ какомь случа*!) согласиться не могу, 
ужъ это какъ вамь будетъ угодно... 

— Да ты слышаль, что я сказала?— прервала она его съ раз- 
дражешемь. 

— Обращаться вы съ нею не умеете, вогъ что. 

— А не ум'Ью, такъ вези ее туда, гд* сумЬютъ. 

— Увезу, не безпокойтесь. Дождаться нужно только одного 
чолов1}чка нзъ ]^арн1яш»1... 

— Ты, значить, въ Варшаву 'Ьздилъ? 



Породъ разгромом!» 17 

— Въ Варшаву,— отв*чалъ опъ, отвертываясь 01-ь пытлппаго 
взгляда, пристально на него устремлен наго. Туда докторъ прйхалъ 
изъ Праги, порчоных7> лЬчитъ. Прн1лаоиль смо сюда осмотреть 
Млену. Л вы еще говорите, что я ея не лсллЬю! ^^иаете, сколько 
запросилъ съ меня этотъ докторъ? Двадцать червонцевъ! Это только, 
чтобъ сюда прижать, а за л'Ьчен1е само собою. Я и торговаться 
не сталъ, вс* двадцать червонцевъ ему отвалю, сказалъ бы только, 
какъ намъ ее лЬчить. Что вы на это скажете? — прнбавилъ онъ, 
невольно смущаясь нодъ зоркимъ взглядомъ своеВ слушательницы. 

— Скажу, что теб* ужъ очень приспичило скорее отъ нея из- 
бавиться, вотъ что я скажу, — объявила старуха. 

Онъ не возражалъ я снова началь молча прохалсиваться но 
комнаг]^, не раздвигая бровей и улыбаясь странной, вызывающей 
усм-Ьшкой, въ то время, какъ Серафима Даниловна продолжала 
съ любопытствомъ на него смотр11Т1>, пытаясь разгадать его мысли. 

Онъ зналъ, что ему ничего отъ нея не утаить. Слишкомъ много 
было мелсду ними общаго, слин1комъ хорошо зна^ш они другъ Д1)уга, 
и слишкомъ сильна была въ ней воля, чтобъ бороться протпвъ ея 
проницательности. Да п не для чего! ]\язн1], въ копц* коицовъ п 
как-ь бы ни повернулась его опасная загЬя, она не пожертвуегь 
всЬмъ на св-Ьтб, чтобъ ему помочь? Ближе и дороже его у нея 
никого н*тъ на вемл*. Чтобъ оставить ему все свое состоян1е, она 
со вс^.ми родственниками, какъ дальними, такъ и близкими, разо- 
шлась; только привязанность къ нему и поддерживаетъ въ ней лсизнь... 

— Унимали вы Грабииина ночевать?— спроси л ъ онъ, остана- 
вливаясь передъ кроватью, съ успокоеннымъ лицомъ и съ обыч- 
нымъ выражен1емъ въ глазахъ. 

— Зач^мъ? Дорога не дальняя, и ночь лунная, пусть 1дотъ съ 

В01Ч)МЪ. 

— Н'Ьтъ, онъ мн* на подольше нуженъ. Когда еще удастся 
его залучить! Послезавтра надо -Ьхать въ Тульчинъ, тамъ пиръ 
горой по случаю выборовъ пословъ на ссймикъ. Я об1ш1.алъ вое- 
вод* кое въ чемъ ему помочь. Грабинипа надо такъ ублалсить, 
чтобъ совсЬмъ въ насъ ув-Ьровалъ. Пр^ятельсшя отношен1я надо съ 
нимъ завести. Это легко. Въ отца в-Ьрно, такой же кисляй съ чувстви- 
тельнымъ сердцемъ. А все лее на это время пуж1Ю, и я имъ зай- 
мусь. Можетъ быть, повезу его съ собою въ Тульчинъ. Пусть уви- 
дитъ, какъ въ РЬчи ПосполитоП люди живуга. Съ красавицами 
нашими пусть познакомится... 

— Смотри, не отбилъ бы у тебя Розальскую, — усм-Ьхнулась 
старуха. 

— Пусть попробует!,. Узнаеп., какъ полячки русскимъ дура- 
камъ ностл натягиваютъ... Ну, да въ Грабининскомъ роду это ив- 
в1ют11о. Ловко отработала полячшг его дйда!... А кстати, я н »а- 
былъ вамъ разсказать, мн+> съ этой самой ногубптельницей ва- 
ничю любимца удалое?, пстрЬгнты'я... 



48 Н. И. Мердеръ 

— Съ Длсунковской? — съ живостью спросила старуха, съ за- 
лскришиииисл о'1"ь любопытства главаип.— Гдк же? И неужто она 
еще жива? 

— Жива и здорова. Что такимъ д'блается! Однакожъ про 8д1Ьш- 
Н1е края помнить, и когда ей меня назвали, заинтересовалась, стада 
про Воробьевку разспрашиМть, живетъ ли тамъ кто, живъ ли 
лреж11]в управитель, все ли тамъ иопроакнему... 

— Да не можетъ быть1 Ты меня морочишь! Вотъ безстыдница! 

— Истинную правду вамъ говорю. Встр'Ьтился я съ нею у Иза- 
беллы; раньше при тетк'Ь ея, мадамъ де-Кракови, въ резиденткахъ 
па респокг!; состояла, а чюперь при пой. 

— И сама про Воробьевку заговорила? Ей, значить, изв'Ьстно, 
что ты про все знаешь? 

— Да кто же этого не знаеть? Мн'Ь на нее Репнинь указадь. 
Гуляли мы сь нимь въ саду, а она идетъ намь навстр'Ьчу, съ 
двумя дворскими д'бвицами. Любезная и нарядная дама, въ д'Ь- 
тахь, а видать, что очень была красива въ молодости, глаза до 
сихъ порь сь огонькомь, и очень представительная... 

— А зд'Ьсь была худа, какъ щепка, и сь огромными глазищами... 

— Пополн-Ьда съ т4хъ порь, и больше пятидесяти л-бть ей 
нельзя дать. Давно уже овдов'бла и полнымь уважен1емъ всей 
€фамил1и» пользуется. 

— 1к)тъ что значить нолячо! Наша, русская, поел!) такихь 
норед1)Я1'Ъ давно бы скисла и отъ тоски да стыда грибь грибомъ 
бы сд'Ьлалась, а эта козыремъ выступасгь, 1юворишь? 

— Именно козыремъ. И чего ей стыдиться? Что было, то про- 
шло и быльемъ поросло. Состоян1е у нея хорошее, мужь быль, 
должно быть, парень д'бльный, когда бла1ЮД'Ь'1'еди его и патроны 
посл'6 его смерти прододжаютъ оказывать ласку и вниман1е его 
вдов1Ь, чего же ей больше надо? И для чего ей о старомъ грЪх'Ь 
думать да киснуть, когда гр^хъ этоть давно ксендзы замолили? 
Ч'го м'Ьшаеть жить припЬваючи? 

— Сов'Ьсть-то, значить, по-твоему, кь кармань? 

— Понятно. И ч-Ьмъ дальше запрятать, т-Ьмъ лучше и для себя 
и для другихъ. Репнинь инЪ про нее говорилъ, что она зам'Ьча- 
тельно умная женщина, и ему, кажется, очень пр1ятно, что Иза- 
белла съ нею сошлась. Все же по старой памяти сторону русскихъ 
тянеть, — прибавиль онь со см-Ьхомь, и, вернувшись кь прерванному 
разговору, онь спросиль: — куда посадили Грабинина письмо писать? 

— Въ библ1отеку. Приказала его туда отвесгги, когда ты нр1- 
'Ьхаль, чтобь разговору нашему не м'Ьшалъ. 

— А сколько вы съ него за посылку взяли? 

— Иятьдесять рублей назначила. Такъ моему предло;кен1Ю обра- 
довался, что С1Ч) хот4лъ дать. 

— Напрасно отка:<ались. Ип) кь крунныиъ изд<ч»жкамъ нр1учагь 
надо, чтобь не жался, когда придется сь денежными по нашимь 



Псредъ ра:^гром()Мь 



40 



сутягямъ разъ'Ьзжать. Теплмс ребята, они протрутъ глаза его чер- 
вончикаиъ, припасай только побольпзе. 

И, весело потирая руки, онъ приб<чпилъ: 

— Однако надо распорядиться пасчетъ ужина и всего П1ю- 
чаго, надо показать петербургскому щегольку, какъ у насъ люди 
со вкусомъ и съ понят1емъ живутъ. Про Д'Ьла мы съ нимъ до 
завтрашня го утра ни словечка не проронимъ, утро вечера мудре- 
н1;о. А про Джунковскую я вямъ на простор-Ь сп^с разскажу. 

Съ этими словами онъ поспЬшно вь1П1елъ. 

Н. И. Иердеръ. 

(Щюдолжеше въ слпд/^ющсп киижкгь). 




«ПОЧ-О!*. 1111('Т11,>, ПНИАРЬ, 11)01 г,, т. хг\. 




ПРАВДА О МОЕЙ БАБУШК1 




(Отрывокъ изъ воспоминан1й). 

АВНО упрашиваютъ меня друзья написать мои 
воспоминан1(г, но въ нихъ столько грустнаго и 
тяжелаш, что даже теперь, переступивъ порогъ 
неумолимой старости (мн'Ь минуло 64 года), я р!}- 
шаюсь на это съ трудомъ. На Руси нес^частныхъ 
женпщнъ много, — кому можетъ быть интеросил 
истор1я моихъ личныхъ страдан1й? Но все, что я 
вытерп'Ьла, ъсЬ б'&дств1я моей жизни такъ гЬсно связаны съ лич- 
нос1ъю моей бабушки, что ужъ по одному этому они должны, мн1Ь ка- 
жется, представлять песомн-Ьнный интереоъ для людей, изучаю- 
щнхъ личность моего Д'Ьда, игпЛстнаго деятеля ГГавловскаш и Але- 
ксаидровскаго времени, гра(1)а 9. 11 Растопчина, неразрывно свя- 
занную съ личностью его супруги. 

При чтен1и въ «Русскомъ Архив*» переписки А. Я. Булгакова съ 
егобратомъ, прошлое воскресло въ моей памяти съ неудержимою си- 
лой, и угасш1Я было воспоминан1я, Ш1къ живыя, встали передо мною, 
но окончательный толчокъ, заставившШ меня взя1ъся за перо, 
была книга моего племянника, маркиза Пьера де-Сегюра ^), о моенъ 
д'Ьд'Ь и его прад1Ьд'6, въ которой онъ описалъ бабушку мою такъ 
пристрастно, что чувство справедливости заговорило во мн1^ силь- 
н1ш увшкен1я къ мачч^ри моего отца и даже къ самому моему отцу. 
Графиня Екашрина Петровна нм'Ьла такое вл1ян1е на мужа, 
на еш взгляды на жизнь его д-Ьтей, на попарю огромнаго его со- 



^) ПокоПшлА ого о'пмсь бил'ь иторыы'!. сыном!» ('1Ч',Т1»14 М001Н1 (ггца, Софт 
Оодоровиц 1*осггои11И11ой, иамужемъ за иа])К11аоиъ Киго1Пси'ь Сопоръ. 



Правда о моеП бабушкЪ 51 

СТ0ЯН1Я, а всл-Ьдствзб того и на судьбу его внуковъ, что личность 
эта трпбу(п*1. п;и*.тсмицаго осв1!ПМ31ПЛ. 

Пьеръ до-Оегюрг нииюгь прекрасно, еш сочннен1я нам'Ьтили 
ему м'Ьсто во «1>рапиузской академ1и, слова его будутъ приняты 
бевъ протеста, и ссвятая» личность перешедшей въ католичество 
графини Ростопчиной превратится въ историческое лредан1е. Пьера 
де-Сегюра нельзя винить за превратное мн'Ьн1е о прабабк^Ь его: 
въ семь^^ его не можетъ не быть священна память о фанатичк'Ь, 
ненавяд'Ьвшей Росс1ю и все русское, все православное и, насколько 
это было возможно ея черствому сердцу, любившей только млад- 
шую свою дочь (чюже перешедшую въ католичество) въ ущербъ 
старшей, Наталь'Ё ведоровн'Ь Нарышкиной, не поддавшейся па- 
губному ВЛ1ЯН1Ю матери и не изгЬнившей в'Ьр'Ь своихъ предковъ. 
Бабушка осыпала бла1Ч)Д'6ян1ями всю семью своей второй дочери и 
особенно ласкала старшаго ея сына, Гастона '), два раза 'Ьздив- 
шаго гостить къ пей Москву, бывавпшго съ нею въ католической 
церкви и вид'Ьвшаго, какую роль играетъ она въ католической 
кодон1и, какъ матери подносили къ ней д1^тей со словами: «При- 
коснитесь къ одежд'Ь святой!» Онъ слышалъ восторженныя по- 
хвалы, расточаемый ей аббатами, которымъ она раздавала все, 
что оставалось у нея отъ щедрыхъ подачекъ Сегюрамъ, и понятно 
посл'Ь этого, что 00 возвращен]и во Франщ'ю онъ всЬмъ повто- 
рялъ, чго бабушка его Ростопчина — святая. И этотъ незаслужен- 
ный в^Ьнецъ святости, возложенный имъ на ея главу, племянникъ 
е1Ю Пьеръ дс-Сегюръ всею силою своего таланта старается под- 
держивать въ неприкосновенности. Пора показать обратную сто- 
рону медали и выставить въ надлежащемъ св*т6 личность рус- 
ской аристократки, супруги великаго патр1ота, скончавшегося въ 
чувствахъ В'ЬрнЪйшаго сына православной церкви. 

Спасибо памяти А. Я. Булгакова, онъ доставилъ мн'Ь неопро- 
вержимое подтвержден1е всего вид-Ьниаго мною въ д*тств* и слы- 
шаннаго отъ людев, коротко знавшихъ интимную жизнь нашей 
семьи. Память моя еще, слава Богу, св'Ьжа, и суровая, неумолимая 
фигура моей бабушки, какъ живая, встаетъ пе1)вдо мною въ гроз- 
ноиъ своемъ велич1и. Попробую же изложить впечатл'Ьн]я, особенно 
Р'Ьзко отразивш1яся въ моей душ'Ь, сл^Ьдуя при этомъ правиламъ 
истины, которыми я руководилась всю мою жизнь. 



') Впосл'Ьдстй1и осл'Ьпшпго II умортаго епископом?! {ц рагМЬпя {пН(1е11П1п. 

4* 



Ъ'г Графивя Л. А. Ростопчина 



I. 



11роисхождо1ио Ккатерииы Потровиы Протасовой. — Ёа 1Юсиитаи1о. — Ея се- 
стры. — Причина пристраст1я къ катодичоству. — Наружность Бкатеривы Псуг- 
ровны. — Остапш'юся посл'Ь нея портреты. — Отношен1я между суоругакн Рос- 
топчнныип до перехода графини въ хатохичество. 

Дочь сенатора, генералъ-поручика Петра Степановича Прота- 
сова, Екатерина Петровна очень рано попала ко двору со своими 
сестрами, впосл'6дств1и княгинями Голицыной и Васильчиковой, 
графиней Толстою и оставигойся въ д'Ьвицахъ, горбатой Варварой 
Петровной Протасовой. Изъ нихъ осталось в^рна православной 
в'ЪрЬ одна только графиня Толстая. 

Тетка ихъ, изв-Ьстная подруга всей жизни иыператри1Ц|1 Ека- 
терины П, Аппа Сачшаиовиа Протасова, взяла ихъ къ себЬ на 
воспитан1е, и когда была пожалована въ графское достоинство, 
титулъ зтотъ былъ одновременно пожалованъ и ея племянницамъ. 

Всё он'6 получили утонченн'Ьйшее, по тогдашнему времензг, 
восиитан1е. ]|абу1ика моя безукоризненно говорила по-французски, 
знала языки н'бмецшй, англ1йск1й, латинсшй и гречесюй, но рус- 
скому ихъ не сочли нужнымъ выучить, н вотъ на этой-то почв!) 
лоли^йшаш и постыднаго незнан1я отечественной истор1и, релипи 
п языка зиждется причина перехода въ католичество сесте1гь 
Протасовыхъ. 

Воспитанный внк вслкихъ |юлиг1озпыхъ нравилъ, въ вольно- 
думств*, он* ощутпли потребность обратиться къ Вогу тогда 
только, когда наступило разочарован1е въ утЬхахъ светской жизни, 
но молиться не ум'Ьли. Просились въ церковь—н ничего не поняли 
въ величавой красотЬ православной службы, самый языкъ кото- 
рой имъ былъ вполн* чуждъ. 

Уныло шрнулись он'Ь въ свои роскошные нокои, гдЬ л(дали 
нхъ 1езуиты эмигранты, передъ которыми он* и опустились на 
кол*ни, въ чаяши духовной поддержки и у1^шен1я. 

Но я заб*гаю впередъ. 

Екатерина Петровна была въ молодости безспорно красива, и 
л недавно вступила въ полемику съ моимъ почтеннымъ другомъ 
П. И. Мердеръ, описавшею ее въ своемъ интересномъ роман* 
«Въ годину б*дств1В», какъ безобразную, съ огромными ушами и 
сиплымъ голосомъ. Такою она сд*лалась въ глубокой старое ги, 
когда мы жили у нея въ дом* на 1>асА1анной. Она тогда улсе на- 
чинала вп«яда1ъ въ д*тстно и часто, невзирая на сопротивлен]е 
коинаньонкн, появлялась въ гостиной нашей матери. Ко1*да ей 
случалось застать у пас']> но стараго гостя, она нолррмЬино обра- 
н^алась къ ному с/[> вонросомъ, нртюдпиншмъ нпг.ч* иь |{(*лпкоо 
сму|Цоп1е: «Для которой изъ мопхъ внучс^къ им сюда пр1*зжае'п». 



Правда о мооП бабутк* — — 53 

мсье?» Иногда шутникъ, притворяясь, что не попимлетъ смысла ся 
словъ, С7> напускною н.чивностыо отн'Ьчалъ: «для обЬихъ, гра- 
финя», и отв-Ьгв этотъ нриводилъ ее нъ ярость: сердито окиды- 
вала она его испытующи мь взглядомъ и величественно удалялась. 
Въ то время она отъ старости стала меньше ростомъ, голосъ 
ея осипъ, и отъ дурной привычки почесывать у себя за ушами 
уши у нея опухли, и изъ иихъ сочилась кровь. Но, опять повто- 
ряю, такою она сд'Ьлалась въ глубокое старости, а въ молодости 
была красива. Разоблачая, во имя правды, ея безобразный нрав- 
ственный обликъ, я не могу умолчать, что у нея были прекрас- 
ные, полные огня, черные глаза, правильный черты лица, осл*- 

ППТеЛЬИОЙ 61111ИЗНЫ .чубы, ПЫС0К1Й стройный рОСТЪ и густые 1ЮЛ0СЫ, 

которые даже въ глубокой старости приходилось часто подрезы- 
вать (она носила прическу к 1а ИШа), такъ быстро они росли. 

Иь янр'йл'й 1П01 года, на художостпоипой ныстапк'Т; пъ МостгЬ, 
мой троюродн14Й брап>, князь Навелъ- Алекс'Ьеничъ Голидын7> (на- 
чальнпкъ архпна министерства инострапныхъ дЪлъ, умерш1й вт, 
томъ же году), обратилъ мое вниман1е на выставленный имъ оча- 
ровательный портретъ масляными красками бабушки моей, моло- 
дой жении1пой, съ гусгымп волосами въ мелкихъ букляхъ. Она 
держитъ на пальцЬ попугая, и вся фигура очень грацюзна. 

.V меня сохранился портретъ карандапюмъ, съ легкою ретушью 
кржжой на щекахъ и губахъ, сделанный въ НарилгЬ: три профиля 
рядомъ, отца моего робонкомъ, ге(*,тргл его Мпнзаиотгл Оедоровны 
н бабун1ки, съ болыиимн, онушониымн густыми р'Ьсницами, гла- 
зами. Ь^сть еще ея портретъ работы Кнпренскаго, въ сидячемъ 
положен! и, на которомъ она представлена уже сорока л-бть, съ 
выразительнымъ и нривлекательнымъ лицомъ, въ редингогЬ брон- 
зоваго цв-Ьта, скрещенномъ на груди, и съ короткой тал1ей (модЬ 
этой она оставалась в'брна до самой смерти), на плечи ея набро- 
шена кашемировая шаль (обычная принадлежность св'&тской жен- 
щины тогдантяго времени), а на голов'Ь б1шый тюлевый чепецъ, 
обрамляющ1й лицо густою рюшью. Во всякомъ случа'Ь Д'Ьдъ но 
женился бы на ней, если бы она была некрасива, но что при кра- 
сот* Екатерина Петровна была не симпатична и не любезна, это 
факгь, и сама она намъ разсгсазывала, что совсймъ еще молодой 
д'Ьвицей начала нюхать табакъ, чтобъ не заснуть на балахъ, на 
которыхъ мало танцевала. Если ужъ и тогда считала она танцы 
предосудительной и безнравственной забавой, то очень можетъ 
быть, что именно такая серюзность и понравилась графу ведору 
Васильевичу, бывшему тоже серюзнаго нрава и высоко ц'&нившему въ 
женщин* умственный и нравственыя качества. Что жену свою онъ 
любилъ глубоко и н-Ьжио, считая ее во вс*хъ отношен1яхъ совер- 
шенствомъ, это несомненно и подтверждается множествомъ фак- 
товъ: въ 8ав'Ьп^аи1и, нанислпномъ пмъ въ 1811 году, онъ отдатъ 



54 ^^ Графиня Л. А. Рсм^топчина 

ей все свое состоян1е, а въ посл'Ьднемъ, написанномъ иередъ 
смертью, лишае'!^ ее всеш. Почему? 11отому Ч1Ч) она перешла въ 
католицивмъ и заставила свою вторую дочь Софью отказаться 
отъ православ1я. Сд'Ьлано это было тайкомъ отъ мужа, — отъ такого 
мужа, который цисалъ ей ]1еоднократно въ сохранившихся у меня 
письмахъ: «Ц'Ьлую твои ножки, моя бдагод^Ьтедьница. Молись Богу, 
мой дру1*ь; молитвы праведцыхъ до Цехю доходятъ. Мы были 
счастливы, жили въ единен1и и соглас1и, а теперь, когда мы 
увидимся? 11,'Ьлую тебя съ сердцемъ, полнымъ твоими доброд'бтеляии, 
и съ надеждой на счастье, которымъ мы будемъ наслаждаться въ 
будущемъ. (10-го сентября 1812 года. Вороново)». «СергЬЙ пред- 
шествуетъ мн'Ь двумя днями. Я не хогблъ огсгрочивать минуту е1Ч) 
свидан1я съ достойн'Ьйшей матерью и почтенн'Ьйпхей женщиной въ 
М1р'Ь. (Владимиръ. 3-го октября 1812 годъ)>. «Возвращайся въ 
разрушенный городъ, въ ограбленный домъ, къ обожающему тебя 
и уважающему тебя превыше всякаго выражен1я мужу. (Москва, 
1-1Ч) ноября 1812 г.)>. 

Да, графъ ведоръ Васильевичъ любилъ и уважалъ свою жену. 
Но любовь эта изсякла, и уважен1е исчезло. 



II. 

Причина рааъодииси!!! суиругонъ 1*ос1Ч)11чи11ых'1.. — Вдиипс 1о:1у11Тоиъ. — Ук&аъ 
ииператора Алоксаидра 1 ссшату, 20-1Ч> декабря 181Г> года. — Высылка 1озуи'гои'к 
ивъ Росс1и. — Аббать Оюрюгь. — Случай, |1ослуживш1в чюлчкомъ къ увлеченно 
Екатерины Потровны католицивмомъ. — Отпадев1е оть иравославш ел сестер'ь. — 
АбОать Малербъ и ич'кте о ыемъ А. Я. Булгакова. 

Причина, служившая радъединен1емъ С1юль н'Ьжно любящихъ 
супруговъ, такъ тЬсно связана съ историческими событ1ями духов- 
иаг(» строя въ Р0СС1И, что ой надо посвятить и'Ьсколько словъ. 

Никто не изучилъ и не ооисалч. такъ документально вл1ян1я 
Ш1толициама въ 1^осс1н, штъ гра(1)Ъ Дмигрхй Толстой. Не им'Ья подъ 
рукой русскасю издан1я его книги «Ье ОаНюИсхаше гоша111 ел Низд1е» 
(Оеп(;и, 1864), я привожу зд'Ьсь въ перевод'^ отрывокъ изъ француз- 
скаш издан1я. 

При разд'Ьл'Ь Польши, Росс1я получила вм'ЬсгЬ съ Млорус- 
с1ей и 1езуитовъ. Считая ихъ орденъ в1Ьроломн'6е и опасн'Ье про- 
чихъ католическихъ орденовъ, Екатерина П предписала губерна- 
торамъ особенно зорко за ними сл'Ьдить. Это было въ 1778 1Ч)ду, 
а въ сл'Ьдуюп^емъ году орденъ этотъ былъ упраздненъ папою 
Климентомъ XIV. Изгнанные отовсюду !езуиты добились дозво- 
лен1я существовать въ одной только Росс1и. Въ 1814 году Рим- 
ская кур1я торжественно подтвердила свой пршюворъ надъ орде- 
иомъ, нашедшимъ у насъ пристанище. П чЬмъ отплатили 1езуиты 
Р0СС1И за ея нЬроифпимость? Совраи^ен^емъ въ католичестио мо- 



[1рабДа о моой бабушке 55 

лодыхъ людей, вв1Ьрснн1ахъ ихъ 110псче111ямъ, и жен1цинъ изъ 
высшаго общества. Этому снособствовалъ своимъ вл1ян1емъ и об- 
ществеипымъ положен1омъ впамспнтмй графъ де-Местр'ь, послаи- 
никъ сардиискаго корол)! и тайный агбптъ 1^имской кур]и. Онъ 
уоравлялъ 1езуитами, наблюдалъ за католическимъ духовснствомъ 
и вообще велъ себя, не какъ посланникъ, а какъ шп1онъ. Впо- 
сл'Ьдств1и онъ аисьменно сознался, что «всжай государь обязанъ 
защищать релипю своей страны отъ посторонняго вм'бшательства, 
и что съ обращен1емъ въ католичество въ Росс1и было поступдено 
слишкомъ неосмотрительно и посп'Ьшно». 

Главною неосторожностью пылкихъ апостоловъ было обращен1е 
несовершеннол1}тпяго племянника самого министра в1^роиспов'Ьда- 
Н1Й, кнвзя Александра Николаевича Голицына. Ловушка была 
изготовлена весьма искусно: юный неофитъ иашелъ случайно въ 
печк'Ь якобы забытый В7> ней бывшимъ своимъ гуворнеромъ 
1е8уитомъ католически молитвенникъ, прочелъ его и принялъ 
католическую в-Ьру. Свершилось это весьма легко и просто, но на- 
чальство отнеслось къ этому строго. Доложили государю, и докладъ 
этотъ, довершая собою ц'Ьлый рядъ подобныхъ докладовъ, вы- 
звалъ высочайш1Й указъ о высылк^^ гезуитовъ изъ Росс1и, ] 6-го де- 
кабря 1816 года. Одновременно съ изгнан1емъ ихъ изъ Петербурга 
имъ былъ запрещенъ въ'бздъ и въ Москву. 

Въ виду свершаюпщхся въ настоящее время изгнан1й духов- 
ныхъ корпоращй пзъ Фраии1и и появлен1я В7> ПоторбургЬ п1то- 
торыхъ изъ ихъ главарей, въ томъ чнслЪ и изн'1}стпа1ч> о. Дюлаюц 
считаю нелишнимъ напомнить щЬсъ объ птомъ указ'Т) прави- 
тельствующему сенату: 

«По возвращеши нашемъ посл^Ь счастливаго окончан1я загра- 
ничныхъ Д'Ьлъ въ нашу излюбленную родину, намъ вв'Ьрснную 
Господомъ Богомъ, мы уб'Ьдились всл'Ьдств]е многочисленныхъ из- 
лЬстгй^ жалобъ и рапортовъ, до насъ дошедшихъ, въ совершенной 
правд-Ь слфдующихъ обстоятельствъ: монахи 1езуитскаго ордена 
римско-католической в'&ры были упразднены папскою буллою, и 
какъ ихъ этимъ самымъ и всЬ проч1я державы отстранили изъ 
собственныхъ, у нихъ не было бол'Ье пристанища. Росс1я, въ силу 
добродетели, челов'Ьколюб1я и тернимос^ти въ д'Ьлахъ релипи, оста- 
вила ихъ у себя, дала имъ пристанище и не отказала въ могучемъ 
своемъ покровительстве^ вс1^мъ б-Ёглецанъ. Она не запретила пмъ 
вид1ться съ людьми ихъ в^Ьры, не отклоняла ихъ отъ этого ни 
силою, ни пресл'Ьдован1емъ, ни соблазномъ и въ зам^^нъ всеш 
этого ожидала отъ нихъ 1гЬрностИу рачительности и пользы. Уповая 
на это, имъ было разр'&шено заниматься обучешемъ и преподава- 
шемъ юношеству. Огцы семействъ безтрепетно поручали имъ д'Ь- 
тей своихъ для обучен1я наукамъ и нравственности. Но нын'Ь не- 
сомн'Ьино открыло(*>ь, что они не сохранили долга бла1Ч)дарио(*.тп и 



бв Графиня Л. А. Ростопчина 

вм'Ёсто Т01Ч), чтобъ сохранить душевное смирен1е, какъ то прика* 
зывастъ христ1аиская вапов'Ьдь, и оставаться мирными жителями 
иностраннаго 1ч>сударства, они возым'Ьли желан]е поколебать ира- 
вославную в^Ьру, первенствующую съ давнихъ поръ въ нашей 
импер1и, на которой основано счастье и благоденств1е мно1Ч)чи- 
сленныхъ народовъ, находящихся подъ нашимъ скиптромъ. Они 
стс1ли злоупотреблять оказакнымъ имъ дов1}р1еиъ, оа^клонили отъ 
нашей в^^ры порученныхъ имъ молодыхъ людей и и^Ькоторыxъ 
особъ женскаго пола, столь слабаго, соблазняя ихъ нереходомъ въ 
католичество. Стараться внушить челов1жу в'Ьроломство къ релипи 
его праотцовъ, заглушить в'ь номъ любовь къ людямъ одной съ 
нимъ в'Ьры, къ своимъ соотечественникамъ^ отучить умъ его отъ 
духа его родины, сЬять распри и ненависть въ семействахъ, по- 
рождать разноглас1е между сынами одноП и той же ролипи ~ это 
ли глаголъ и воля Бога, столь миролюбиваго и Ё1Ч) единствен на1Ч) 
Сына Челов^Ька Бога Христа, пролившаго Свою чистую кровь, дабы 
мы жили въ мир% и въ соглас1и? Посл'Ь сихъ д'Ьлъ не станемъ 
удивляться, что общество этихъ монаховъ было изгнано изъ ваЬхъ 
государствъ, и что ни одно не сочло возможнымъ допустить его у 
себя. Кто стерпитъ посреди себя с^Ьятелей злобы и междоусоб1й? 
Поэтому, принимая къ сердцу благополуч1е нашего в'брнаго народа 
и находя священнымъ и правильнымъ долгомъ искоренить зло пъ 
самомъ начале, не давая ему времени дозр'Ьть и принести шюдъ, 
мы поиел'Ьваемъ возстановить католическую зд'Ьшнюю церковь въ 
услов!яхъ, въ К01юрыхъ она находилась въ царствован1е бабки на- 
шей, покойной императрицы Кка1'ерины И и до 1800 1Ч)да, и не- 
медленно выслать изъ Петербурга всЬхъ монаховъ 1езуитскаго ор- 
дена, запрещая пмъ входить въ об1} столицы. 

сАлександръ». 

«С.-Петербургь. 20-го декабря 1815 г.». 

Въ силу этого у1саза 318 1езуитовъ покинули Росс1ю. 

Они убхали со спокойною сов^Ёстью, унося съ собою счастье и 
спокойств1е многихъ семействъ. По тому, что произошло у насъ, 
можно судить о томъ, что было у д})угихъ. Когда именно бабушка 
моя перешла въ католичество, трудно опред'Ьлить. Понятно, что 
это хранилось въ глубочайшей тайн'Ё. Если число, выставленное въ 
письм'Ь аббата Сюрюга в^Ьрно (ноябрь, 1812 г.), то фактъ этотъ 
произошелъ не мен'Ье, какъ за три года до 1812-го года, но никто 
этохю не зналъ. 

Я живо помню разсказъ моей матери о томъ, что было первымъ 
толчкомъ къ духовному пробуждешю Екатерины Петровны. При 
ней состоялъ домашнимъ докторомъ англнчанинъ, атеисгь, С7> ко- 
торымъ она часто вела вольнодумные разговоры. Докторъ эчюгь, 
живя со всой семьей графа Ростопчина въ Во|Ю1И)в*, упплъ съ 



-- — Правда о моей бабушк* Ь7 

лошади или ияъ экипажа и разбился до сл10[)ти. Поредъ гЬмъ, 
какъ скончаться, онъ послалъ за бабушкой и сказалъ ей, что иро- 
8р1Ьлъ, но слпшкомъ поздно, чтобъ спасти свою дун1у, и умрлялъ 
ее позаботиться о собственному спасеши. Въ ночь поел!) его 
смерти у нея было вид'6н1еу и ее нашли распростертой на полу, въ 
глубокомъ обморок!). Очнувшись, она проявила признаки снльнаго 
душевна1Ч) потрясен]я и, ко всеобщему изумлен1ю, отправилась къ 
об'Ьдн* въ церковь, выстроенную неподалеку отъ дома и парка. 
Но тутъ ее ждало разочарованхе: высоюй смыслъ п]равославнаго 
богослужен1я остался для нея непонятенъ, и найти утЬшен]я въ 
молитв1^ она тутъ не могла. Душевнымъ своимъ смятев]ем7> она 
под-блилась съ сестрой своей Голицыной, которая немедленно при- 
слала ей аббата Сюрюга съ книгой «Подраясеше Христу». 

Одновременно съ нею изм-бнили православью и дв^^ ея сестры: 
княгиня Оболенская и графиня Варвара Петровна Протасова. «)та 
носхл'Ьдияя пережила всЬхъ своихъ сестеръ и скончалась д'Ьвицей 
въ 1860-хъ годахъ. 

Между совращенными аббатомъ Сюрюгомъ лицами мн'Ь припо- 
минаются имена постригшейся пъ монахини княгини Голш^ыной, 
двоюродной сестры бабушки, князя Одоевскаго, графини Пушки- 
ной, княгини Долгорукой. Подробности преступной д'Тиггольности 
аббсчта Оюрюга можно найти въ его порсмтскТь захваченной въ 
ПетербурН]. Оюрюп» нроводилъ обыкновенно л-Ьто у княгини Го- 
лицыной, въ им1ипи е^^, Александровкй, въ 200 верстахь отъ Москвы 
и тамъ безпронятствснно (*.лужнлъ об*днн. Онъ состоял 7> при мо- 
сковской католической церкви п былъ главной причиной перехода 
бабушки в'ь католичест1ю. ПослЬ нсш д'Ьйствова;гь въ томъ же на- 
правлен1и аббать Малербъ, капелланъ. Въ нисьмпхъ своихъ къ брату 
А. Я. Булгаковъ называетъ Малерба развратнЬйшимъ челов'Ькомъ, 
живущимъ съ содержательницей пансюна, 01Ъ которой у него были 
д*ти '). 



^) Ццтпрссиио способы употроблядп сплтмо отцы 103У11ТМ для оГ)ра1цс1пя въ 

КЛТОЛИЦПЯМЪ руССКИХЪ СВ-ЬТСКИХЪ ДаИЪ. ВОТЪ, между ПрОЧИМЪ, что Д0Н0СИТ7, одинъ 

И8ъ няхъ въ Римъ: «Г1спов'1)довать ихъ не представляоп. большого :и1труднен1я, 
это удобно д'11лать и па больтпхъ балахъ, п въ иопцортах'1., п па ппраднихт. 
об'Ьдахъ, а для прпчаст'ш я маказадъ ювелиру п'1;сколько 11.1Я1ЦН1>1Х'Ь золотых!, и 
серобрянмхъ ковчоясцевъ, въ которые кладу освян^ениыя облатки и иородат но- 
яам'Ьтно эти ковчежцы мопмъ духонпымь дочорянъ. Имь, такимъ образоиъ, пред- 
ставляется полная во:Шожность сазтмъ 11ричащат1>ся посдЬ испов'11Ди». 

Вабушка удобствомъ этимъ, по 1П111апо А. Я. Нулгакова, даже злоупотребляла 
п прнчап^алш^ь ка}кдмЛ допь. 



58 Графиня Л. А. Ростопчина 



III. 

Перииуска братье1гь 1»удгаковихъ. — Личность А. Л. Цулгакова и ми'Ьы'ю о номъ 
КМЯ8Я II. А. Вяаомскаго и ЛСувовскаго.— Смерть любимой дочери графа О. В. Ро- 
стоочина, Едиваветы Эедоровны. — Насильственное обращенае ея въ католичество.— 
Посд'Ьди'ю дин графа Оедора Васильевича. — Личность Брокора.-~Кончниа графа 

Оедора Васильевича. 

Прежде, ч'Ёмъ приступить къ моимъ личвымъ воспоминан1ямъ 
о бабуплгЬ, я должна п])ивести несколько отрывковъ изъ восио- 
ми11а1пй о моеиъ Д'Ьд'Ь людей, близко еью знавшихъ. Это тЬыъ болЪе 
мн'6 кажется необходимымъ, что, знакомясь съ мноючислеиными и 
разнообразн'Ьйшими отзывами о немъ, я нигд'Ь, даже въ роскош- 
и'Ьйшсй библютек!;, собранной изъ сочинен1й о 1812 1Ч)Д'Ь, Иваномъ 
Христофоровичемъ Кодод'Ьевымъ, не встр^Ьчала ничего .про его 
супругу, кром^Ь зам'Ьтки въ письм'Ь Тимоеея Кирьяка къ князю 
И. М. Долгорукову отъ 8-го мая 1791 года («Руссгай Архивъ» 1867 г., 
стр. 691), дв^ строчки: «Кадриль од'Ьта была блистательнымъ обра- 
зомъ,состояла изъ 24 паръ и д'Ьлилась на дв^Ь кадрили. Первую, т.-е.л'Ь- 
вую, велъ принцъ Виртембергсшй съ фрейлиной Ё. П. Протасовой, а 
за ними велик1Й князь Александръ Павловичъ со старшей Салты- 
ковой», да въ р1Ьдчайшей брошюр'Ь изв^Ьстнаго библ]офила Сер1^ш 
Дмнтрхевича Иолторацкаго, друга моего отца: «11о81ор1с11ше, 1е сош!^ 
Т11еоДоге. Ко1е 11(;1ега1гб е1; Ь^Ы^о{$^арЬ^^ие», про бабушку сказано, 
что она написала книгу безъ подписи: €А1Ьат аИе^опаие. Мозсои. 
1814». Книга эта не разошлась, и у насъ топили ею печи въ на- 
шемъ дом^Ь, на ЛубянкЬ. Кром^^ того, про нее написано н'Ьсколько 
фразъ въ изв1^стной перепискЬ Марьи Аполлоновны Волковой съ 
Ланской, и ничего V больше. Но зато богат1Ьйш1й матер]алъ для 
Ш1 характеристики можно найти въ перописк1} братьсвъ Булгако- 
выхъ, по которой можно просл'Ьди1Ъ за жизнью супруги велика1Ч) 
патр1ота почти день за день, съ 1804 1Ч)да до 1830-хъ годовъ. 

Характеристику же братьевъ Булгаковыхъ можно найти въ 
воспоминаи1яхъ князя Вяземскаго («Русск1й Архивъ», 1807 года, 
ст. 1437). Тамъ и мн'Ьше о нихъ ЛСуковскаго, такое же лестное 
для обоихъ братьевъ, какъ и мн'Ьн1е Вяземскаго. 

Въ первыхъ своихъ письмахъ А. Я. Булгаковъ относится къ 
графинЪ Ростопчиной благосклонно, какъ къ супругЬ челов^^ка, 
къ К01Ч)рому онъ питаетъ безграничную любовь и уважен1е. Въ 
1812 1ЮДУ, когда высочайшимъ приказомъ изъ Вильны, 29-1Х) мш1, 
графъ Ведоръ Васильевичъ былъ назначенъ московскимъ главно- 
командующимъ, онъ вскор^^ предложилъ А. Я. Булгакову посту- 
пить къ нему чиновникомъ особыхъ поручен1й ц обходился съ 
ннмъ, какъ съ домашнимъ челов'Ькомъ. Съ нимъ же вернула! онъ 
}узъ Владимира в'ь Москву и ио|к^жилъ минуты ужаса, при ьн}{Ь 



Правда о моей бабуш1гЬ 59 

потрясающаго зр'Ьли1ца взорваниаго Кремля, поруганныхъ святынь 
и всеобщаго разорен1л. 

30-14) августа 1814 г., графъ Ростопчинъ былъ уволенъ отъ долж- 
ности, съ иожа.юванхехъ въ члени государственнаго совЬта, и 
вскорЬ, съ совершенно разстроеннымъ здоровьемъ, уЬхалъ на воды 
въ Гериан1ю, а оттуда въ Парижъ, гд'Ь прожнлъ почти семь лЪть. 
Въ 1826 году онъ вернулся въ Росс1ю и поселился въ Москв'Ь. 
Зд'Ёсь ждало его горе, которое вскор-Ь свело его въ могилу: смерть 
последней оставшейся при немъ дочери, Елизаветы, скончавшейся 
восемнадцати л^Ьтъ, во всемъ блеск1Ь очаровательной красоты. 

У меня сохранился ея портретъ, иабросокъ карандашомъ, съ 
леисой акварельною ретушью; это была брюнетка съ больнтии 
черными глазами и длинными ресницами. Бабушка разсказывала, 
что у воротъ ихъ всегда толпился народъ, чтобы взглянуть на 
красавицу Ростопчину. Старппя ея сестры были замужемъ: На- 
талья за Ыарышкинымъ, а Софья за Сегюромъ. Какъ католичка, 
послЪц^шя иначе, какъ за католика, не могла выйти. 

Всегда н^Ьжный отецъ, д'Ьдушка еще н'бжн'Ье полюбилъ милую, 
кроткую д*пушку, обреченную на преждевременную смерть. Она 
скончалась отъ чахотки, схваченной при сл'Ьдующихъ обстоятель- 
ствахъ: рано утромъ проходилъ мимо оконъ ея спальни полкъ съ 
музыкой. Чтобы полюбоваться невиданнымъ за границей зр'Ьли- 
щемъ, она бросилась къ окну босикомъ и простудилась. Опасаясь 
разслросовъ и упрековъ строгой матери, а также, чтобъ не огор- 
чать отца, она долго скрышпла свое нездоровье, почти до послФд- 
ияго часа об-Ьдала за общимъ столомъ и упросила доктора не го- 
ворить родителямъ о безнадежности ея положен1я, ув'&ривъ его, 
что она сама подготовить ихъ къ мысли ее потерять. Наканун'!} 
смерти хотЬла она, какъ всегда, спуститься внизъ, чтобъ обЬдать 
за общимъ столомъ, но силы ей изм'Ьнили, и ее уложили въ по- 
стель. Она исповЬдывалась, пр1обп1,алась и соборовалась въ пол- 
ной памяти и съ изумительною твердостью духа, безпокоясь только 
о томъ, что г-жа Тончи (жена извбстяаго художника) не прпно- 
ситъ ей денегь за наряды, которые она поручила ей продать. 
Деньги она непрем'Ьнно хотела еще при жизни раздать прислужи- 
вавшимъ ей женпщнамъ. Взявъ за руку от1^а, она сказала: «Папа, 
я была часто нетерп'Ьлива во время бол'Ьзни, прошу у всЬхъ за 
'лто прощеп1е, а въ особенности у сестры Наташи. Напишите ей 
объ зтомъ. Сама я ей этого не могла сказать, она нем1Юго глуха, 
а громко говорить мн'Ь больно». Помол чавъ, она поц'Ьловала руку 
отца и стала просить, чтобы поел* ея смерти приданое ея раз- 
д-блить поровну между ея сестрами. Часы свои она отдала брату 
Андрею, съ просьбою ея не забывать. 1^* вокругъ нея рыдали, 
одна страдалица была покойна, смотр'Ьла смерти прямо въ глаза 
и просила роди'п^лоП нггн отдохнуть, ув'1н«!я, что чувствуе'1'Ъ себя 



во Графиня Л. А. Ростопчина — — 

лучше. Въ П0Л0ВИ1Г6 четвертая графиня уговорила мужа при- 
лечь, утнерлгдая, что, по ии1;111ю доктора, роковая раавязксч не 
такъ е]це близка. Убитый горемъ и самъ больной ведоръ Василье- 
вичъ ушелъ къ себ'Ь и заснулъ. Часа два спустя, жена разбу- 
дила его словами: сЛиза скончалась въ шесть часовъ и сконча- 
лась католичкой: посл'Ь вашего ухода она отреклась отъ право- 
слав1я и причастилась св. таинъ по католическому обряду». 

Можно себ^Ь представить, что долженъ быль чувствовать не- 
счастный оте1(ъ! Опъ понялъ, что удгглили е1Ч) съ злымь умыс- 
ломъ, чтобы привести въ исполцен1е заран'Ье подготовленный ко- 
варный заиысел'ь, и исифзанному его сердцу былъ панесенъ }1со- 
С1ючайш1й ударъ изв1)и^еи1емъ о предсиертномъ отречен1и любииаго 
ребенка отъ в1^ры праотцовъ! Пусть каждый отецъ, преданный 
сынъ своей церкви, теряющ1й дочь, представить себ'6 нравствен- 
ную пытку, которой подвергла е1Ч) неумолимая фанатичка жена! 

Мать моя часто мн'Ь разсказывала ужасныя подробности этой 
смерти, слышанный ею не отъ одного А. Я. Булгакова: удаливъ 
дов1Ьрчива1Ч) супруга, Екатерина Петровна позвала католическаго 
священника и заперлась съ нимъ и съ приживалками въ комнагЬ 
умирающей. Что тамъ произошло? Угрозами ли заставили несчаст- 
ную причаститья облаткой или воспользовались ея слабостью, 
ч1Х)бъ вымучить ея отречен1е отъ православ1я, -это осталось тай- 
ной, и одно только изв'Ьсгно: предсмертншх агоп]п страдалицы была 
не только борьбой между жизнью и смертью, но и борьбой из- 
насилованной души... Так'ь понялъ эию убитый горомъ охчзцъ. Онъ 
0Т1гЬтилъ торжествующей католичке: сКогда я простился съ моею 
дочерью, она была православной:». И послалъ за приходскииъ 
сшт^енником'ь. 

Взб'бшонная фанатичка въ свою очередь послала за аббатомъ. 
Оба встретились у гЬла усопшей и 01*казались служить панихиду. 
Тогда д11дъ мой написалъ митрополиту. .Узнаиъ, Ч1Ч) усопшая нс- 
пов1^дывалась и причащалась наканун'Ь безъ мал'Ьйшаго протеста 
н намека на будто бы поколебавшуюся въ ней в'Ьру въ нашу сшх- 
тую церковь, митрополитъ Филарегь приказалъ отп'Ьвать ее, какъ 
православную. Лизу Ростопчину похоронили на Пятницкомъ клад- 
бищ'Ь, рядомъ съ умершими до нея младенцами, братомъ ея Пав- 
домъ и сестрой Мар1ей. Возл'6 нея вскор'Ь тутъ положили и отца 
ихъ, а загбмъ Наталью Оедоровну Нарышкину и мою мать. Оста- 
лось еи;е одно м'Ьсто, над'Ьюсь, для меня, такъ какъ братъ мой 
Викторъ Андреевичъ похороненъ въ Омской губерн1и. 

Вся Москва явилась на похороны столь рано почившей юной 
красавицы. Отсутствовала только ея мать, какъ впосл'6дств1и она 
отсутствовала при похоронахъ мужа... Свято берегла она свою душу 
(гтъ осквернен1я схизматическими обрядам1г. 

Съ этой минуты дни Оедора Ш(;ильовича были уже сочтены. 
Онъ сталъ иос'1Ч)яиио хворать; москонсшй иожаръ надломилъ его 



Правда о моей бабушкк - 01 

жел1Ьзную, энергичную натуру, вынесшую всю лихорадочную д1ь 
ятсльностт* эпохи, предшедствовапшсй сдачЬ Москтл. Онъ не умс])!» 
<отъ Москвы», какъ любилъ повторять доблестный князь Багра- 
т1онъ, когда умирающаго дЬда моеш вывезли изъ обреченной на 
гибель столицы, но онъ похоронилъ съ нею всю свою д-Ьятельность, 
карьеру, Ц'Ьль жизни. Что-то могучее и светлое оборвалось въ его 
сердц*, когда съ высотъ Воробьевыхъ горъ онъ въ посл-Ьдшй 
разъ окинул7> взглядомъ волшебную красоту стоглавой «мату1пки 
Москвы». Унеръ тогда московсюй главнокомандуюний, в^Ьрный 
слуга и сынъ отечества, остался! жить только графъ Ростопчинъ, 
любянцй мужъ и н^№ный отецъ. 

Мы зпаемъ, что, какъ мужъ, онъ былъ норуган'ь въ свосмт» до- 
пЬ^т къ жен*, и много выстрадалъ, какъ отецъ, отъ старшаго 
сына, отъ перехода въ католичество второй своей дочери и отъ 
брака ея съ чужестранцемъ; утЬшенхемъ и гордостью оставалась 
для него только младшая дочь, и эту похитила у него смерть. 
Онъ остался один'ь у домашпяго очага (второй сыпъ его былъ 
ен^е слпшкомъ молодъ, чтобы понимать отца), съ суровой, взбал- 
мошной женой, которую онъ не могъ больше ни любить, ни ува- 
жать. Ихъ связывало только свЬтское приличхо, союзъ же душъ 
ихъ давно былъ наруп1енъ нсумолимымъ фанатизмомъ графини. 
Печальны были посл-Ьдше годы рус1жаго вельможи, бывнтго главно- 
командующаго Москвы, всликаго патрхота Ростопчина! Бс* отно- 
сились къ нему съ уважен1смъ н чтили въ немъ прошлое; даже и 
враги, созданные его остры мъ языкомъ и всныльчивымъ нравомт», 
были обезоружены внезапною кончиною его любимой дочери. 
Смерть эта окончательно омрачила посл'Кдн1е днн Оедора Басилье- 
вича: ему оставалось жить однимъ умомъ, для сердца радостей уже 
не было, а тЬлеспые недуги усиливались. Бы-Ьзжалъ онъ мало, и 
одинственнымъ ра8влечен1емъ служили ему пос*щен]Я друзей, къ 
числу которыхъ принадлезкалъ А. Я. Булгаковъ. Къ довершен1ю 
всего, домашн1Й строй со дня на день усиливалъ раздражитель- 
ность графа: духовный рпзладъ (;ъ лсеною обострялся и т1шъ бо- 
л-Ье разрушительно на пеш д*йствовалъ, что гордый и скрытый 
нравъ заставлялъ его все таить въ себ*. Никогда не жаловался 
онъ никому на свои семейныя невзгоды и, не взирая на пылк1Й 
нравъ и впечатлительность, ни разу не обмолвился ни единымъ 
словомъ самымъ близкимъ о своей горькой, сердечной тайн*. А. Я. 
Булгаковъ хотя многое и подозрЬвалъ, по такъ уважалъ графа, 
что свято хранплъ про совп свои догадки и предполо)кен1я. 

Бъ октябр'Ь ]825 года съ графомъ случился сильный нрипа- 
док'ь разлит1Я желчи. Въ начал* декабря было два консилхума, но 
бол*знь, при сильно рлпстроопномъ организм*, л*че!!Йо не подда- 
валась. 25-го Д(Ч{абря, докторч» 1Ь1)(»лле]гь с/пить опасаться воспа- 
леп1Я В7> кннисахъ съ ганг|)еной. Надо бглло приготовить больного 



62 Графиня Л. Л. Ростопчина 

къ исполнен1ю посл'бдняго христ1анскаго долга; графиня отъ этого 
отказалась, подъ предлогомъ, что боится С1Ч) испугать, но я уве- 
рена, что ей просто не хогЬлось впускать въ домъ ссхизматика» 
и8ъ поповъ, о которыхъ она всегда выражалась съ ненавистью. 
Въ этомъ случа'Ь ей, пожалуй, можетъ служить извиненкемъ ув-Ь- 
ревность въ невозможности получить отпущен1я гр'бховъ отъ пра- 
вославнаго причастия. 

По праву старой дружбы, А. Я. Булгаковъ р^Ьшился сказать 
графу, что ему сл']&довало бы исполнить долгъ всякаго тяжко боль- 
ного христ1анина. Зорко на него взглянувъ, графъ спросилъ: сКто 
поручилъ вамъ мн'1) это сказать, жена моя или докторъ?» Булга- 
ковъ отв'Ётилъ, что никто ему этого не поручалъ, и графъ прика- 
залъ входившей въ эту минуту въ комнату графин^Ь послать за 
приходскимъ священникомъ ^). 

Испов1^дь н причаст1е продолжались около часу, и когда до- 
машн1е вошли къ графу, онъ взялъ руку Булгакова и сказалъ 
съ чувствомъ: сБлагодарю васъ, мой другъ, вы мн'Ь доказали вашу 
привязанность». На вопросъ: сНе утомился ли онъ?» графъ отвЪ- 
чалъ: «Н-бть, хотя я много говорилъ. Я очень доволенъ и собою, 
и священникомъ. Это умный челов'Ькъ». ЗагЬмъ, онъ обратился 
къ Брокеру: «Адамъ вомичъ, вотъ крестъ съ мощами, хранящ|йся 
бол'Ье ста л'Ьтъ въ нашемъ род'Ь, сбереги его для Андрея». 

Такъ какъ А. О. Брокеръ будеи-ь играть большую роль въ 
моемъ разсказ']^, считаю необходимымъ сказать про него н'&сколько 
словъ. 

Родомъ шведъ, Брокеръ служилъ сначала во флотЬ, потомъ 
въ московскомъ почтама'Ь и былъ отставленъ почтдиректоромъ 
Ключаровымъ въ 1810 году при сл'Ьдуюи^ихъ обстоятельстиахъ. 
Ключаревъ, одинъ изъ ревностнМшихъ московскихъ масоновъ, 
скрывалъ свой мистицизмь подъ личиной добродуиая, а пылшй и 
откровенный Брокеръ ненавидЬлъ ({)альшь и притворство. Въ то 
время потгдиректора пользовались привилепей пересылать свои 
письма и посылки даромъ и злоупотребляли этимъ, чтобъ посы- 
лать и получать почтой безвозмездно ц'Ьлые тюки. Однажды такой 
тюкъ, присланный изъ-за границы, былъ вскрыть, и въ немъ ока- 
зались запрещенный для ввоза въ Росс1ю табакерки изъ Браун- 
швейга, главнаго м'Ьстопребыван1я масоновъ. ПрисутствовавшШ 
при вскрыт1и тюка Брокеръ приказалъ другому чиновнику, Ру- 
дольфову, составить протоколъ. Разгн'Ьванный разоблачеи1емъ его 



>) По сдовамъ Снегирева (сРусск1й Архивъ», октябрь 1908 г., стр. 288), вотъ 
какъ произошло это событ1е: «Овъ (граф'ь Роотопчннъ) испов^дывадся и прнча- 
1цахса 7 приходскаго 1ерея СергЬя АдексЬева (впосд'Ьдств!!! прото1ерея Кавав- 
скаго собора), соборовался, стоя на ногахъ, волклъ похоронить с«>бя въ томъ жо 
сюртук'Ь и туфлях ц въ которыхъ ходмль, бсаъ вси1С(1Й пышности, просто, одному 
священнику. Эаю было аа два дня до с|Ч) смерти». 



Правда о моей бабушкЬ 63 

тайны Клгочаревъ приказадъ Рудольфову подать въ отставку. 
Несчастный ии'Ьлъ жену и дЬтей и, кром-Ь службы, никакихъ 
средствъ къ существовян1ю. Пылтй Брокеръ, чтобъ его снасти, 
полетЬлъ въ Петербургъ, явился къ главному директору почтъ, 
князю Куракину, и добился см'Ьщен1я Ключарева и назначен1я на 
его м-Ьсто Рудольфова, самъ же вышелъ въ отставку. Въ 1798 г., 
онъ имЬлъ случай познакомиться съ отцомъ графа Ростопчина, 
орловскимъ пом'Ьщикомъ Васнл1емъ Оедоровичемъ, челов1Ькомъ 
веселымъ и добродушнымъ, который такъ съ нимъ сошелся, что, 
прКзжая по д'Ьламъ въ Москву, всегда его нав'Ьщалъ, поручалъ 
ему веден1е своихъ Д'Ьлъ и иногда останавливался въ его малень- 
кой квартир^Ь, при чемъ нимало не стЬснялъ часто собиравшееся 
у госте11р]имна1Ч) хозяина обн^ество молодежи. Отарикъ Ростоп- 
чинъ скончался въ 1799 году. Сынъ е1Ю, конечно, вспомнилъ о 
Брокер-Ь и, когда въ 1юл'& 1812 года былъ назначенъ главно- 
комлндующимъ Москвы, назначилъ его третьимъ московскимъ 
полицмейстеромъ, уважая въ немъ необыкновенную честность, 
признанную вс1Ьми жителями Москвы безъ исключен1я. Про его 
безкорыст1е разсказывали множество анекдотовъ, между прочимъ 
мн'6 изв^^стцо, что онъ передалъ д'Ьду сумму въ 30 тысячъ, под- 
несенную ему московскими купцами въ корзин1Ь съ фруктами, и 
на эти деньги Д'Ьдъ построилъ бесбдку для музыкантовъ на Твер- 
скомъ бульвар'Ь. Кром'Ь честности и д'бятельности, д'Ьдъ ц'Ьнилъ 
въ ]зрокер1Ь тожественную съ нимъ аптипат1ю къ масонамъ и къ 
Ключареву. Изв1^стно, какъ страстно и неусыпно пресл'Ьдовалъ 
графъ ведоръ Васильевичъ масоновъ; ему, конечно, лучше, чЬмъ 
кому либо, были изв^Ьстны причины, навлекш1я на нихъ гн'Ьвъ 
императрицы Екатерины II. Онъ, в^Ьроятно, разсчитывалъ, что 
Врокеръ, личный врагъ ихъ представителя Ключарева, будетъ зорко 
сл-Ьдить какъ за ними, такъ и за мартинистами, которые подъ 
личиною благочест1я и благотворительности всюду пресл'Ьдовали 
политичесшя и^лп. 

Когда въ 1815 году графъ Осдорт» Васильевичъ нере-йхалъ па 
время въ11стербургь передъ своимъ оть^Ьздомъ за границу, онъ пору- 
чилъ преданному ему Брокеру веденте всЪть ювоихъ д'Ьлъ и упра- 
влен1е веЬжп своими им*6н1яни, селомъ Вороновымъ въ Московской 
губерн1и и другими вь Орловской и Воронежской. Изъ переписки 
ихъ, дов1Ьренной издателю «Русскаго Архива» сыномъ покойнаго 
Брокера, Владимиромъ Адамовичемъ, можно судить объ отноше- 
Н1яхъ д'Ьда къ его отцу. Графъ постоянно называетъ Адама 9о- 
мича «сердечнымъ другомъ» и выражаетъ такое дов^Ьр^е къ его 
честности и преданности, что это и удивляетъ, и трогаетъ въ та- 
комъ скептик'Ь, какимъ былъ строг1Й, неумолимый въ суждешяхъ 
своихъ о людяхъ, графъ Ростопчинъ. ВсЬ друзья его отличались 
благородствомъ души, умомъ и преданностью отечеству: оба Ворон- 



04 Графвня Л. А. Гистоочииа 

цови, князь Цицщвовъ, князь Багралонъ, Бултаковъ, Горчаковъ 
п ДРуНе; скромный 1)1юкеръ занимадъ въ сердцЪ дЪда но посл'Ьд- 
нее шЪсго иъ 'лой блестяи^ей кохааши. Вернувшись на родину, 
гра^гь пом'Ьстилъ его съ семьей в^ь одномъ нзъ флигелей своего 
дома, Брокеръ былъ при немъ неотлучно во время его бол'Ьзнн и 
лрисутствовадъ вм^тЬ съ Булгаковымъ при его кончин'Ь. 

иосл'Ь причаспя д'Ьду немного полегчало, но не надолго, и, 
чувствуя приближен1е смерти, онъ сказалъ: еЯ вижу, что дальше 
жить недостоинъ, и прошу Бога избавить меня отъ страдашй». 
27'ГО числа онъ соборовался, и твердость его духа и хриспанское 
смнрен1е поражали всЬхъ присутствующихъ. Онъ со всЪжп про- 
щалсЯу всЪхъ близкихъ одарилъ по-царски и сказалъ священнику: 
€ Похороните меня, батюшка, въ простомъ гроб^Ь, положите рядомъ 
съ моею дочерью Лизс^. На могил'6 моей быть простой мрамор- 
ной доск'Ь съ надписью: €3д11сь прахъ Оедора Ростопчина», безъ 
всякихъ титуловъ». 

Часто благодарилъ онъ Бога, что умираетъ въ Москв^Ь, среди 
друзей, благодарилъ А. Я. Булгакова за напохинаше объ испол- 
||ен1и хриспанскаш долга персдъ смертью и за то, что онъ заста- 
вилъ 014) простить старшаго сына, Сер1'Ъя, котораго онъ заочно 
благословилъ и приказалъ жен'Ь выдавать ему ежегодно на содер- 
жан1е 20 тысячъ, если окажется, что долги его превышаютъ стои- 
мость останленнаго ему ни'Ьн1я. Но, невзирая на твердость духа, 
сградан1я часаю вырывали у него восклицан1е: сГосподи, сжалься 
надо мною гр'Ьшнымъ, прекрати мои страдан1я1» На зам'Ьчаше Бул- 
гакова, что страдаи1я временный, а блаженство в11чно, онъ сми- 
ренно возражалъ: «Недостоинъ я царст1{а иебеснаго», на что по- 
друга его жизн угЬшала его такими словами: «Кто смиряется не- 
редъ Богомъ, тотъ этимъ возвышается. Вспомни о разбойнике на 
крестЬ и не соин'бвайся въ милости Бож1сй>. Къ утру съ нимъ 
сд'Ьлшгся лепс1й иерниый параличъ, посл11 котораго онъ началъ 
говорить съ трудоиъ, вечеромъ снова со всЬми нростился и у 
всЬхъ просилъ прощен1я, потомъ приказалъ принести шкатулку 
съ табакерками и приказывалъ ]>рокеру кому какую отдать: зятю 
Сегюру, дочери Наталь!), князю Масальскому, Муромцеву князю 
А. П. Оболенскому, Кампороз10 и другнмъ, и д1}лалъ разныя рас- 
поряжешя. 

}Килъ у пего изъ милости грекъ Метакса съ семьей; онъ бла- 
годарилъ 014) за дружбу и назначилъ ему изъ доходовъ сына Ан- 
дрея нолсизиопиую пенс1ю ]гг> ди1} тысячи рублей. Метакса зары- 
далъ и упалъ па кол-Ьни. Графъ сказалъ: «Счастливъ я, что могу 
сд'бллть доб1Ю доброму семейству». Обративпшсь къ двумъ своимъ 
камердинерамъ, фраицузамъ, онъ сказалъ: «Друзья мои, вы усерд- 
но М1|1) служили иъ продолжо1пе семи л1>1Ъ, молсст(и>стапат1«ся при 
М(и*и жсчгЬ, и если иожолаето ис»риуться на родину, иамъ ныдпдугь 



Правда о моей бабушке в5 

каждому по три тысячи франковъ. Не забывайте меня». Русскихъ 
же людей онъ отпустилъ на волю и каждаго съ наградой. 

Брокеру онъ ничего не ска8ал7>, но вытребовалъ невадолш 
передъ тЬмъ свое духовное зав^Ьщан1е изъ опекунскаго сов'&та и 
прибавилъ къ нему несколько строкъ. 

Пораженный такою христханскою смертью, растроганный Буд- 
гаковъ сказалъ ему: сЯ напишу истор1ю вашей жизни». «Для чего?» 
«Это послужить мн* угЬшен1емъ». «Это— д-Ьло другое, но прошу 
васъ, мой другъ, пишите одну только правду». «Вамъ нечего опа- 
саться», отв'Ьчалъ Булгаковъ. 

Оба его легюя были поражены. Зам'&тивъ, что доктора удали- 
лись для сов'Ьщан1я, онъ сказалъ Булгакову: «Другъ мой, упро- 
сите, пожалуйста, Пфеллера не давать мн'Ь л'&карства для про- 
длешя жизни, я страдаю, мучу жену и васъ всЬхъ». 

Кр'Ьпость его организма была такова, что онъ прожилъ до 
18-14) января, съ водянкой въ груди, пораженными легкими, съ 
огромнымъ скоплен1емъ желчи, давившимъ печень, и, крожЬ того, 
съ обычными своими недугами — ревматизмомъ, геморроемъ и пол- 
н'^эйшимъ нервнымъ разстройствомъ. И при всемъ этомъ выдава- 
лись так1е дни, когда друзья его над1шлись, что изумительная 
сила его организма одол-Ьеть всЬ эти недуги. Иногда страшныя 
муки заставляли его молить о смерти, и онъ нросилъ докторовъ 
скор1Ье прекратить его страдан1я. Опхумъ мало д'&йствовалъ. И все- 
таки своПствоиный ему юморт, его по покидалъ, и во время од- 
ного изъ иерерывовъ между прппадЕсами лсссточайшей боли, услы- 
шавъ, что присутствуюпце разговариваютъ между собою о де- 
кабристЬ Трубецкомъ и о планахъ его произвести въ Росс1и та- 
кую же рсполютию, 1сакую сделали во Франщи, опь ялшЬтлъ: 
«Это совершенно паиротив'ь. Тамъ повара захогЬли сд'Ьлаться кня- 
зьями, а у насъ князья — сд'Ьлаться поварами». 

1в-го января, ночью, произошла перем'Ьна къ худшему: одинъ 
глазъ ввалился, на лбу и на рукахъ появились черныя пятна, 
его перестали понимать, но наканун1; смерти онъ внятно сказалъ, 
протягивая руку Метакс* и Булгакову: «Прощайте, прощайте, 
я умираю». 

Скончался онъ 18-14), въ семь часовъ вечера, пъ присутств1и 
] Булгакова и Брокера. Графиня подъ предлогомъ головной боли 
уд{1лилась па свою половину тотчасъ послФ обЬда. Бъ 5 часовъ 
в1Ьрные друзья услышали слова, произнесенный умирающимъ: 
«Боже1 Боже! возьми меня!» Это были его посл'&дн1я слова. Отда- 
вшись въ руки Создателя и Суд1и своего, онъ бол-Ье не произно- 
силъ ни слова и лежалъ спокойно, бсзъ стоновъ, но въ памяти. Друзья 
его, сидя поодаль, тихо разговаривали между собою о состояши 
дорогого умирающаго. Брокеръ сказалъ, что графъ ужъ потерялъ 
сознан1е, и что д-рт» Гамихъ съ минуты на минуту ждетъ пара- 

«яотор. виотв.», ЯНВАРЬ, 1004 г., т. хот. б 



ее Графнвя Л. А. Ростопчина 

лича мозга, но тутъ Вудгаковъ увидалъ, что графъ правой рукой 
щупаетъ пульсъ у л'Ьвой, и сказалъ: сВотъ вамъ доказательство, 
что онъ въ полной памяти, онъ щупаегь се<№ пульсъ». «Быть не 
можетъ!» возразилъ Врокеръ и подошелъ къ постели уиирающаго: 
графъ ;|'Ьйствитедьно щупалъ сеМ пульсъ. Вскор'Ь Брокеръ услы- 
шалъ у него шумъ въ груди, но Булгаковъ, стоявш1Й дальше, ни- 
чего не слыхалъ. Шумъ повторился: то была мокрота, ускорившая 
конецъ. Въ комнагб воцарилась глубокая тишина: сердце, гор^Ьв- 
пюе столь пламенною любовью къ отечеству, перестало биться. 
Московсшй патр10тъ, наполнивш1й М1ръ своею славою и умомъ, 
окоичилъ свое земное поприще, душа е1ч>, прошедшая черезъ 
горнило страдашй, отлетала... 

Встревоженный спокойств1емъ умирающаго, Булгаковъ взялъ 
св^^^у и подошелъ къ изголовью: графъ Ростопчинъ былъ уже 
безъ дыхан1я. Преданный другъ закрылъ глаза въ то время, какъ 
Брокеръ придерживалъ его голову. Бъ эту минуту у обоихъ одно 
только было на ум'Ь: онъ пересталъ страдать! 

До сл'Ьдующаго утра графиня не выходила изъ своихъ комнатъ. 
Подходили ли она къ гЬлу мужа — неизв^Ьстно. Булгаковъ пишетъ, 
что она на другой день за нимъ послала, чтобъ узнать подробно- 
сти о носл'Ьднихъ минутахъ мужа. И тутъ только Александръ 
Лкошювичъ въ иортдй рааъ у1г11домл11огь брата, о лер(^хол'Ь гра- 
фини вг шаюличоство, и что она им'ксгь сердце холодное, иеваи- 
рая на католическую набожность. «Ворочала она и меня, но я ей 
сказалъ, Ч'1Ч) Есачюлики будучи въ аду, а греки въ раю, и что спа- 
стись можно въ каждомъ в1Ьроиспов^Ьдан1и». Она даже не побла- 
1Ч)дарила его за то, что онъ ц'Ьлый м'бсяцъ почти не выходилъ 
изъ комнаты графа и не вид'Ьлъ н'Ьжно любимой нмъ семьи. 

Быносъ тЬла посл'Ьдовалъ 20 января, и хотя, по желан1ю графа, 
приглап1ен1й никому не было послано, явилось множество народа 
провожать гЬло. ВсЬхъ поразило, что покойникъ лежалъ, какъ 
живой, и нисколько не изм-Ьнился, по еще бол1}е были изумлены 
отсутств1емъ вдовы не только въ церкви, но и на выносЬ. Гра- 
финя, ]ИЬрная самой себ% изб'Ьгала оскверниться присутств1емъ 
при молитвахъ нашей православной церкви! 22 января посл'Ьдо- 
нали похороны на Пятницкомъ кладбищЪ, въ присутств1и всей 
Москвы съ генералъ-губернаторомъ, княземъ Д. В. Голицынымъ, 
во глав^Ь. «Можно мстить живому», пишетъ Булгаковъ, «но умер- 
шему воздастся то, чего онъ заслуживаетъ. Не будетъ другого Ро- 
стопчина». 

Графиня Л. Роетопчина. 

(11родолжеи{е въ с^ндуютей киимскп). 




КЪ ЙСГОРШ \к ДЕКАБРЯ 1825 ГОДА. 




(Изъ воспоминан1й петербургскаго старожила). 

РЕДЛАГАКМЫЯ внимашю читателей сВоспомияашя 
петербургскаго старолсила» касаются, главнымъ об- 
разомъ, событШ 14 декабря 1826 года. 

Происхолсден1е этихъ воспоминан1й сл'бдующее. 
Довольно известный въ 1860-хъ годахъ литераторъ 
Н. А. Влагов-Ьщенсюй *), посЬщая одного изъ сво- 
*ихъ друзей, сид-Ьвшаго къ «Долговомъ отд-бленхи», 
аознакоиился во время этихъ пос'Ьщен1й съ поиощникомъ квар- 
тальнаго надзирателя, глубокимъ старикомъ, им-Ьвшимъ пряжку 
за бО-л'Ьтнюю «безпорочпую службу*. Старикъ разсказывалъ много 
интереснаго изъ прошлой жизни столицы, и Благов-Ьп^енсшй тогда 
же по возможности дословно записалъ н']Ькоторые его разсказы. 
Онъ пытался напечатать ихъ въ сРусскомъ Слов*», но въ то 
время иадъ декабристами еще тяготЬлъ цензурный запретъ, и Бла- 
гов1}щенск1Й сначала отложилъ <воспоминан1я» до бол-Ье удобнаго 
времени, а потомъ совершенно забылъ о нихъ. 

Въ «Воспоминашяхъ петербургскаго старожила», конечно, не 
должно искать какихъ либо новыхъ историческихъ фактовъ. Съ 
начала 70-хъ годовъ по настоящее время опубликована масса 



') II. А. Влагов-ЬщенскЕЙ (род. 1838, ум. 1889) — авторъ «Аооиа», «Среди бого- 
мольцовъ» и пр., сотрудяикъ «Оовромсниика», сНод'Ьлн», редакторъ «Русскаго 
Слова>. 

б* 



в. п. Батуринсх1й 



историческихъ матер1аловъ, относящихся к1» собьгпю 14 декабря 
1826 г., воспо11Инан1Й самихъ участниковъ атого событЁя, отд'Ьль- 
ныхъ б10граф1й и монограф1Й и т.д. ^). Желающее детально научить 
эту страницу русской исторш могутъ обратиться къ этимъ перво- 
источникамъ или же къ капитальнымъ трудамъ Богдановича, 
Шильдера и др. историковъ. «Воспоминашя старожила» интересны 
прежде всего, какъ бытовая картинка. Читая ихъ, вы можете ви- 
д'бть, какъ относился къ крупному историческому событ1ю малень- 
шй РУССК1Й чиновникъ, принимавш1й въ немъ косвенное участЁе, 



^) Укажемъ хишь на гдавн'Ьй]11!е матер1ады: 

«Донесеше сд^дотвенной жомиссш>, изд. 1826 г., перепечатано въ «Руоск. Ар- 
тивЬ> 1876 г., т. 8; см. также «Русса. Арх.» 1881 г., т. 2; €Мвшд7царотв1е» въ 
«Русса. Старине» 1882г., № 7; бар. Мод. Иорфъ: «Восшеств1е на престодъ импер. 
Николая Ь, И8Д. въ 1867 г. въ С.-ПетирбургЬ; восаомнван1я Михайдовскаго-Да- 
нидовскаго въ «Русск. Стар.э 1890 г.; Сухозанета «14 декабря» въ «Русск. Стар.» 
1878 г., № 8; Воспоминав1я Голицына въ «Русск. Стар.» 1880 г., >&1А И — 12, и 
1881 г., ЖА 1, 2, 8, 4, и 9; Воспоиинан1я Годенищева-Кутуаова въ «Русск. Ар- 
хив^»» 1882, № 8; Воспоипнан1я Деменкова въ «Русск. Архив1к» 1877 г.; Воспой. 
Вдудова в-ь «Русск. Арх.» 1881 г., т. 2; Воспой. Одевина «Русск. Арх.» 1869 г.; 
Воопом. Гордана «Русск. Стар.» 1891 г., № 8; Воспой. Каратыгина «Русск. Стар.» 
1876 г., № 4; въ статье о Меггерннх'Ь, «Истор. В^стн.» 1880 г., >& 2, 1881 г., 
>&1А 6—6; Гречъ: «Записки», Спб., 1886; Кропотовъ: «Гр. Муравьевъ-Виденсв1й, 
Спб., 1874; Погдаповичъ: «Истор1я царств, иипор. Александра Л»; Шильдеръ: «Им- 
пер. Алсксашдръ I»; Шильдсрь: «Имшф. Николай 1>. Статьи Якушкииа о де- 
кабристахъ въ «Русск. Старине» 1888 г., }«1А 10—12, 1889 г., № 2, и въ «В^от- 
ник'Ь Европы» 1888 г., № 11—12; П. Н. Милюковъ: «Главный течешя русск. 
истор. мысли в-ь «Русск. Мысли» 1894 г., № 10, 1896 г., ММ 4, 6 и 12. 

Иоъ воопоминанШ декабристовъ оти^тимъ: 

Насаргннъ: «Записки о происшеств1и 14 декабря» въ «XIX в^к^» Бартенева; 
Записки 1>а1Ч)икоии въ «1*усск. АрхииЬ» 1881 г.; Иоспонииии!)! М. А. Ностужова 
въ «Русск. Старине» 1870 г., М 8, и 1881 г., МП; Воспоминашя Беляева въ 
«Русск. Старин^^» за 1880 — 1886 гг. и въ отд. И8дан1яхъ; Воспоминав1я Горбачев- 
скаго въ «Русск. Архив11» 1882, т. I; Записки М. Муравьева въ «Русск. Старин1}» 
188(1 г., М 9 и въ «Русск. Арх.» 1871 и 1881 г. (М 2); Воспоиннашя Ободонскаго 
о Рыл'Ьоик 111. «XIX и'Ькк* {энртииииа (об-ь Обилоисиоыъ си. статью М. П. Голов- 
нискаго въ «Истор. ВЬсти». 1890 г., М 1, и Апушкина въ «В-Ьстн. Всем. Ист.» 
1900 г. М 6); Воспой. Пущина въ «Атоне-Ь» 1869 г.; БоспоминанЁя бар. Розана, изд. 
въ 1869 г.; Воспоиинап^я Фонвизина в-ь «Русск. Стар.» 1881 г.,М 6, 1884 г.,ММ 4—6; 
Воспоминан1я Фалденборга въ «Русск. Архив-Ь» 1877 г. и вь «Русск. Стар.» 
1888 г., М 6; иаъ воспомин. Якушкина въ «Русск. Архиве» 1870 г., ММ 8 — 9. 

О пребывав1и декабристовъ въ Сибири отм-Ьтинъ: 

Дмитр1евъ-Мамоиов'ь: «Декабристы въ Западной Сибири», М., 1896;3авалишииъ: 
«Декабристы въ ЧитЪ и въ Петровск'Ь 1827—1840» въ «Русск. Огар.» 1881 г., М 10; 
стат. Кучаева «С. Р. Лепарск1й, комондант-ь Норчинскнхъ рудниковъ съ 1826 по 
1887 г.» в'ь «Русск. Стар.» 1880 г., М 8; «Новыя св^д-Ьнея о пребыванш декаб- 
ристовъ въ Нерчинскихъ заводахъ» въ «Истор. Ь^^н.» 1891 г., М 7; Струве: 
«Воспоиинанхя о Сибири» в-ь «Русск. В-Ьстн.» 1888 г., ММ 4—11, и отд. изд.; 
Львовъ: «Изъ воспоиинан1й» въ «Русск. Арх.» 1886 г., т. I. О жевахъ декабри- 
етов-ь см. статью г-жи Хинъ въ сИстор. В'11С1*и.» 1884 г., М 12. 

Вол'||е подробную Г)ибл1ограф1ю обь отд'Ьльиыхъ лицахъ си. въ орим'Ьчаи1яхъ 
къ тексту статьи. В, Ватурииск1Й. 



Къ истор1и 14 декабря 18^^ года 



въ качестве одного изъ винтиковъ сложной административной 
машины. 

Мм печатасмъ <Воспоминан1я старожила» въ томъ вид1}, въ 
какомъ они дошли до насъ, снабдивъ ихъ н'Ькоторыми библ10гра- 
фическими прим^Ьчан1ями. 

В. Батуринск1й. 



I. 

Вечеромъ намъ удалось ватащить на чашку чая Шипова О* 
Онъ вошелъ, любезно раскланялся и ус^Ьлся на стулъ, кашляя и 
задыхаясь. Несмотря на свое полицейское званхе, онъ оказался 
добрымъ и разговорчивымъ старикомъ. Мы его разспрашивали и 
заставляли разсказывать, что онъ видалъ на своемъ в'Ёку и за 
долгую службу въ полищи. Шиповъ былъ настояпцй ходячШ 
архивъ. Онъ былъ свид^Ьтелемъ многихъ важныхъ событий и раз- 
сказывалъ объ нихъ много разныхъ интересныхъ подробностей. 

Вс'Ь е1Ч) разсказы отличались безыскусственностью. Онъ от- 
носился къ факту только въ той ъЛр% насколько при этомъ 
ИСПОЛНЯЛ!» свою офи1иальную обязанность, и всегда съ этой точки 
разсматриналъ событ1е, бсзъ критики, боаъ разсул€ден1й, хорошо 
ЛИ это или дурно. Вотъ н'Ёсколько его разсказовъ: 

~ Я, батюшка, давно въ ИегербургЬ,— говорилъ онъ,— сколько 
уже въ полицш служу! 

— И все до сихъ поръ помощникомъ? — спросилъ N. 

— Все помощникомъ. Предлагали ип'Ь несколько разъ сд'Ьлать 
надзирателемъ, да Богъ съ ними совсбмъ! Ые хочу! 

— Отчего? 

— Оттого, что надзирателемъ побылъ три, четыре года, и вонъ! 
Отупай, куда хочешь! При мн1Ь надзирателей, я думаю, челов'Ёкъ 
двадцать пять перем^Ьнилось, а я все служу да слуясу. Богъ съ 
ними! Сперва я служилъ въ сенагб. Тогда еще былъ не этотъ, а 
старый сенатъ. Сперва съ самаго-то начала я въ п'&вчихъ былъ; 
знаешь, п*дъ это тамъ ге, ш1. Га 8о1. У Бортнянскаго, братецъ 
мой, учился. Вс'Ь его концерты пЬлъ.— И онъ зап'Ьлъ старческимъ, 
дребезжащимъ голосомъ: 

Блаженни люд1е, вЪдуаце воскликновен1е! 

П^Ьлъ онъ, зажмуривая глаза и съ пр1ятною улыбкою. 

— Отгуда я перешелъ въ сенатъ. Въ это время въ сенат* 
было много такихъ, что и грамогЬ едва знали! Изъ сената я уже 



^) Фамнд1я «Шиповъ» — вымышдеипая. Къ сожалФнхю, мы не можемъ до 
знаться настоящей ||м1мил1и рязсЕавчикя. 



70 В. П. Батур||нск1й -- 

опред'Ьлился въ полищю и съ т1Ьхъ цоръ воч'ъ.и служу Я и въ 
двадцать иягомъ 1Ч)ду во время бунта ]гь иолтми служилъ. 

— Такъ вы и во время бунта были? 

— Былъ, я же теб'Ь говорю, братецъ! Надобно теб'Ь сказать, 
что мы этого ничего р-бшительно не знали. Слышимъ, что Николай 
отказывается отъ престола, и Константинъ отказывается тоже, а 
почему, подлинно-то не знали. ОтреченЁе Константина въ Москв'Ь 
лежало. Бели бы его объявили тогда во-время, при покойномъ еще 
император^^ Александр^Ь Павлович'^, такъ, пожалуй, ничего бы этого 
и не было! ВСЯК1Й бы зналъ, кто царь! А то сегодня говорятъ: 
императоръ — Николай Пашювичъ, а ааш'ра — Константинъ Панло- 
вичъ. Для насъ-то это было все равно; мы одинаково исполняли 
свою службу. В'Ьдь кто бы ни былъ царемъ, всяшй отъ полицхи ис- 
правности потребуегь. Нельзя безъ этого. Каше ни введи порядки, 
а все-таки подбирать пьяныхъ, смотр^^ть за порядкомъ и благо- 
чишемъ и забирать мошенниковъ надо; значитъ, безъ полищи не 
обойдешься. Такого времени,братецъ, никогда не бывало, какъ тогда. 

. Бывало и бумаги и указы такъ и пишутся одинъ день: указъ его 
императорскаго величества Константина Павловича; смотришь: завт- 
ра несутъ указъ императора Николая. Ну, вотъ отъ этого пошли, 
разум'бется, толки: кто же долженъ царствовать? Кто нм'Ьетъ за- 
конное право на престолъ? А ты знаешь, какъ у насъ толкуютъ? 
Иной иичет во всю с1юю жизнь не видшгь, па слихш1ъ и не чн- 
талъ, и не знаетъ ничего, а туда же толкуетъ. Ноложимъ тамъ, 
кто все это зналъ, читалъ, ну, и слын1алъ отъ людей достов'Ьр- 
ныхъ, ну, тЬ очень хорошо знали, что Константинъ Павловичъ и 
Николай Павловичъ уступали другъ другу престолъ; а поди, вра- 
зуми вс^Ьхъ! Это вотъ чернь и люди темные стали болтать, что 
они спорятъ, кому царствовать, и отнимаютъ другъ отъ друга 
престолъ. Все это распускали и люди злонам'бренные; ну, а про- 
стой народъ вЪрилъ, Ты ему наговори, поди; онъ и уши разв^- 
ситъ. Дураки! Иу, 11акоие1^ь, объявили Николая Павловича. Ни- 
чего, идетъ это все, какъ сл'бдуетъ. Я тогда въ первой части былъ, 
и нашъ кварталъ былъ на канав'Ь. Этой канавы теперь н'Ьтъ. 
Вотъ теперь тамъ Конногвардейск1й бульваръ, липки насажены, 
казармы эти съ лошадьми; а тогда этого ничего не было. Петер- 
бургъ-то на моихъ глазахъ, поди-ка ты, какъ изм'Ьнился; совсёмъ 
другой сталъ. 

— Ну, что же вы начали про 14 декабря говорить? 

— Да, да. Иду я, братецъ ты мой, утромъ въ кварталъ, это 
14 декабря, — то. Со мною были кое-кашя бумаги; съ одиимъ мошен- 
никомъ тогда мы бились. Смотрю я: народъ это ходить. Ну, что 
же? пусть его ходитъ. Все это тихо, хорошо, въ порядкЬ; ни буй- 
ства, ни безначал1я никакого иЪтъ; все какъ должно. Только я и 
думаю про себя: что это народъ такъ расходился? Внимания, зна- 



Къ истор1и 14 декабря 1825 года 71 

ешь, большого не обратилъ, такъ только подумалъ, да и вабылъ; 
изв^^стно, народъ глуиъ, на все идетъ смотр'&ть. Вотъ недавно кто- 
то раябилъ на панели бутыль съ молокомъ; собралась толпа смот- 
Р'Ьть на иролитое молоко; друпе, видя толпу, 1>огь знаоть откуда 
шли тоже поглаз'Ьть. Пришелъ я въ кварталъ. Ничего, сЬли это 
мы, какъ слЁдуетъ. Вдругъ слышимъ на улиц'Ь крикъ. Что такое? 
Говорить, что идутъ толпы разнаго звашя людей, и всЬ кричать. 
Воть мы и вышли. Слышимь, кричать: «Константина! Констан- 
тина!» Ыамь, братецъ, и въ голову не пришло, что это такое! Ду- 
рить, думали, пьяные или такъ. 

— Правда ли, что кричали: да здравствуегь царь Константинь 
и жена его Конститущя? 

— Н'Ьть, братецъ ты мой! «Да здравствуетъ» — этого у нась 
никогда не крикнуть. И все это, какъ ты сказаль, длинно; гд'Ь 
имь прокричать все это? Кричали: Константина! Конститущю! Мо- 
жеть быть, кто нибудь тамь, пьяный какой, и крикнуль: Кон- 
стантина и жену его Конститущю, — не спорю. В'Ёдь туть было 
много всякихъ. Мы, знаешь, это въ разный стороны, да давай ихь 
унимать. Я тоже, — тогда это быль молодой этайй, ретивый,— уби- 
райтесь, кричу, таюе вы сяк1е, сух1е, немазаные! воть я васъ по- 
кричу! А они, братецъ, на меня. Тогда у нась были эти мундиры 
сь шитьемь и ботфорты. Сейчась видять полицейскаго. Кварташка! 
говорить. Убить его! Я давай, братецъ ты мой, отъ нихь Богъ ноги, 
б'Ьжать, они за мной. Я вскочиль вь домь, на дворь почти безь 
памяти; гляжу: окно вь подваль и этакъ еще разломано, я туда. 
Упаль тамь вь какую-то грязь, мундирь это и все перегадиль. 
Вь подвал^Ь стояли пустыя кадки; я вь уголь забрался, да кадкой 
н накрылся. Самь не знаю, сижу, живъ ли я или мертвь. Вотъ, 
думаю, сейчась найдуть. Сижу, да въ гр]&хахъ каюсь; отходную 
066*6 читаю. 

— Струсили? 

— Какъ же не струсить? Чудной ты, право! убьють в*дь! Квар- 
тальному надзирателю нашему, братецъ, голову вь четырехь м^б- 
стахь пробили. Изв^Ьстно, бунтовщики! Когда ужь решились на 
такое Д'Ьло, осм'Ьлились противь царя пойти, такъ имь все нипо- 
чемъ. Что имь значить квартальный! Да и полищя имь хуже ножа 
остраго. Воть, братецъ ты мой, опомнился наконецъ въ подвал'Ь- 
то. Приподняль бочку — никого! Хот*ль было выл'Ьзть; вдругъ шо- 
рохъ этак1й. Я думалъ, братецъ, что это они, окаянные, притаи- 
лись, попрятались тоже и караулить меня; я опять кадкой и на- 
крылся. Только нашель я въ кадк-Ь скважину и смотрю. Дышать, 
братецъ, боялся. Что ты сь ними сделаешь? Убьють! 

— Это крысы возятся, большупця этак1я. А, прахъ васъ по- 
бери, проклятый! Сбросиль я эту бочку, посмотр'Ьлъ вь окно: ни- 
кого, какъ есть ни одной души. Я и выл^Ьзъ изъ подвала. Гово* 



72 В. П. Батур11нск1й 

рятъ ин% что на площади народу бездна. Я, братецъ, переод'Ьдся 
въ штатское платье, над'Ьлъ полушубокъ — у дворника взялъ — и 
пошелъ. Смотрю: на площади-то народу видимо-невидимо! А все 
еще подходить. Подходить это тихо, чинно, бевъ крику. И муж- 
чины туть, и женщины сь д'бтьми; говорить: парадъ, должно быть, 
или смотрь. Ты знаешь: нашъ народъ лишь бы поглаз'бть на что 
нибудь. Я тоже протискиваюсь; дай, посмотрю, моль, что зто та- 
кое. Да и дивлюсь: какь это парадъ или смотрь тамь такой, а у 
нась по полищи никакого наряду не было1 Вь ато время государь 
объ'Ьзжаль полки, которые остались в'Ьриыми; говорилъ сь ними. 
Там'ь ура или здрав1я желаемь! Ну, парадъ или смотрь, да и 
только. 

— Ну, а бунтовщики что же? 

— Бунтовщики ничего; тоже стоять на площади; пхумь это не- 
большой; ну, да и немудрено: народу много собралось. 

— И ничего они не д'блали? 

— Что же имь д4лать? 

— Такь какой же это бунть? 

— Какь, бра'Х'едь, 1М1К0й бунть? Зач'Ьмь они пришли-то? Нро- 
тивь кого стали? Бунтовщики! какь же не бунтовщики? Говорить, 
ихь уговаривали разойтись по домамь тихо! Не знаю атого, впро- 
чемъ, нав^Ьрно; не слыхаль самь. Да в'Ьрно, мало кто и слып1алъ, 
потому что мнопе думали, что это парадь или смотрь какой. Были 
изь народу также и бунтови^ти, такь тЬ впереди стояли, а туть 
сзади стояль все такой народь, и женщины сь д']Ьтьми были. Ду- 
мали — парадь. Воть наконець выпалили холостыми зарядами; ду- 
мали испугать. Не туть-то было. Поаюмь въ другой разь. Ну, туть 
уже веб видять, что ученье; вм'Ьсто того, чтобы назадь, всЬ стали 
ТЕСНИТЬСЯ, пробиваться впередъ, чтобы посмотр'Ьть. Я въ это 
время началь продираться изь толпы; дай, моль, над'бну свое платье, 
да 14)14), пройду поближе. Смотрю, а туть вь толп'Ь стоить знако- 
мая мн'Ь дама, Варвара Григорьевна. Хорошенькая такая, шель- 
мовская дочь, была! Я, признаться, ей тогда шуры, муры, амуры, 
изв^Ьстно, какь молодой челов^Ькъ, строилъ. Она мн'Ь очень нрави- 
лась; я вь нее влюблень быль. Я подхожу кь ней, кланяюсь; она 
меня сперва вь тулуп'Ь-то и не узнала. А потомь захохотала и 
говорить: ахь, Иванъ Григорьевичь, что это вы такь нарядились? 
Я говорю: разскажу потомь, сударыня. — Она см^Ьется — в^^рно, го- 
ворить, волочитесь! Ну, натурально я тогда быль не такой, а мо- 
лодой еще мальчишка; этак1й изь себя ниче1Ч), ну, и большой охот- 
никь до женскахч) пола.— Что это, говорить она, тутъ такое? — Я 
говорю: ученье, смотрь государь д'Ьлаетъ; должно быть, по тревогЬ 
вывель. Побудьте туть; я сейчась живо сб^Ьгаю домой, над'Ьну 
мундирь и проведу вась впередъ. — ^Только это я, братецъ мой, оть 
ней, я думаю, двухь шаговь не усп'Ьль сд'Ьлать, какь грянуть 



Къ исторЫ 14 декабря 1825 года 73 

вдругъ настоящими-то выстр'Ьлами. Боже ты мой, что тутъ такое 
поднялось! Весь этотъ иародъ раяомъ пскрнкпулъ; раздался визе'ь, 
стойъ, такой вопль, что и въ жизнь свою больше никогда не слы- 
хивалъ. Такъ это страшно и жалко было; у меня волоса дыбомъ 
стали, а ужъ сердпе и не знаю что. Самъ ты посуди: всЪ это за- 
кричали, завизжали: мужчины, женщины, д-бти; плачъ, стонъ, ревъ; 
ВС* б*гутъ. Тутъ мать потеряла дитя; тамъ младенца выбили изъ 
рукъ и растоптали. Вс* кричать, б^гуть и ничего не помнять. 
Ну, и я струсилъ пуще утрешняго; давай Богъ тоже ноги! Въ квар- 
талъ и спрятался. А тамъ, братецъ ты мой, на площади и пошла 
пот'Ёха! Бунтовщики тоже давай стр'&лять, п въ нихъ стр1^яютъ. 
Пукъ, пукъ, бумъ, бумъ! Страсти что такое. Артиллер1я эта ихъ 
крепко жарила картечами. Приб'Ьжалъ я въ кварталъ; сижу еле 
живъ; крикъ, вопль, стонъ! тамъ стр'Ёляютъ; картечь эта летитъ 
всюду, народъ бьстъ въ догонку! Ужасъ! Тако1'о дня я больше и 
не запомню. Сраженье! 

— Такъ вы все время въ квартал^Ь и просид^Ьли? 

— Такъ и просид'Ьлъ. Потомъ, какъ все утихло, перестали 
выстр'блы, вотъ насъ и послали на площадь. Страхъ, братецъ мой, 
вспомнить. На улицЪ это трупы; снАгь это весь перемять и см'Ь- 
шанъ съ грязью и съ кровью. Стоны на площади-то. Кому руку 
оторвало, кому ногу, кому пробило бокъ, кому челюсть вывернуло. 
Н'Ькоторыхъ толпа раздавила совс1шь и кип!ки выдавила и лицо, 
какъ блинь, сд'Ьлала. Гляжу, братецъ ты мой, и барынька эта, съ 
которой я разгопариваль, Ва|)вара Григорьевна, 1Ч)же лежи1"ь. Дай 
Богъ ей царство небесное! Убили ли ее, или толпа задавила, за- 
топтала, Богъ ее знаегь. Поплакаль я надь нею. Нельзя же; мо- 
лодой челов*къ тогда еще быль, влюблень страшно. Ей-Богу! В-Ьдь 
жениться хотблъ на ней. Молодость! жарь! Какъ увид'блъ ее, такъ 
мн'Ь стало горько, что въ ту минуту вотъ, кажется, самъ бы уме- 
реть готовь быль! 

Онъ замолчалъ, пожевалъ губами, высморкался и продолжалъ. 

— Вотъ в'Ьдь сколько прошло л-Ьтъ, и женать, д'Ьтей им-Ью, 
внучатъ, а какъ вспомнишь... такъ вотъ за сердце и возьметь! 
Молодость, братецъ! 9хъ! 

— Ну, что же, на площади много былоубитыхъ? — спросилъ я, 
чтобы поставить Ивана Григорьевича на прежнюю точку разговора. 

— Много, братецъ мой. В'Ьдь сказано: пуля дура! Картечь не 
разбираетъ! На здан1яхъ вокругъ веб сгбны были забрызганы 
мозгами и кровью. Сенать тогда былъ не этотъ, что вотъ теперь 
стоить, а старый, и были тамъ сд'Ьланы эташе вЬсы правосуд1я, 
что ли, чорть ихъ тамъ знаеть. Такъ народъ забрался туда, бра- 
тецъ ты мой, чтобы лучше вид'бть. Такъ тамъ смотришь: ноги ви- 
сять, а верхней части туловища н-бть. Страхъ просто! Вел'&но 
было все это убрать и въ порядокъ иривести, чтобы и сл^^довъ 



74 В. 1Ь БатуринскШ 

ннваквхъ не оставалось. Вычистили это мостовую и все. А трупы- 
то, кажется, будто бы на барки валили, на этой самой канавЪ, что 
я теб1^ говорилъ, гд'Ь теперь бульваръ съ липками. Говорю: ка- 
жется, потому что в'Ьрно-то не помню '). Давно уже было, да и 
не тЬмъ я тогда занимался. Начались эти аресты, вся полищя 
была на чеку. Служба была, ие приведи Богъ, какая! 



П. 

— Начались, братецъ ты мой, аресты. Былъ я, кажется, при 
двухъ или трехъ, не помню. Много, в^Ьдь, тогда брали. Долвшо 
быть, они перетрусили иоспЪ 14 декабря, или уже увид'Ьли, что 
барахтаться нечего; только, братецъ мой, не сопротивлялись. Аре- 
стовали мы ихъ какъ обыкновенно. Сперва думали, что ихъ трудно 
будетъ брать, придется забирать съ бою, а вышло прелегко. Тутъ 
инЪ дали другое навначеше. 

Былъ, братецъ мой, въ ПетербурНЬ князь Адуевсшй ^), слу- 
ясилъ въ конной гвард1и. Богатый былъ челов^Ькъ, молодой и слав- 
ный такой. А ужъ съ прислу1ч>й какой былъ, такъ и сказать 
нельзя. Прислуга его ужасно любила. У него даже коллежская се- 
кретарша одна въ услужен1и была. Жилъ онъ тутъ въ Большой 
Морской. 

14-го числа онъ см'Ьнился съ караула, внутри дворца въ ка- 
раул'Ь былъ. См'бнился такъ посп']Ьшно и пр1'Ьхалъ на извозчик1Ь. 

Пришолъ домой, иорсод'Ьлся носкор'Ье, иад'Ьлъ ишнель, шлниу 
съ перомъ и пошелъ. 

— Не видали мы,— говорить люди,— когда и какъ онъ писто- 
лсгь взялъ! 

У него на стЬн^Ь висЬли прекрасные пистолеты. Ихъ не нашли, 
такъ и догадались, что онъ ихъ взялъ. Такимъ манеромъ сЬлъ 
онъ на извозчика, еще сквернаго такого, и по^Ьхалъ. Дворецшй 
удивился и говоритъ, когда тотъ садился: 

— Что это вы, ваше с1ятвльство? 

— Ничего, говоритъ. 

Люди только дивятся, что это съ нимъ1 никогда на извозчи- 
кахъ не ^Ьздилъ. 

А онъ, братецъ ты мой, понимаешь, шмыгъ на площадь. Его 
тамъ вид'Ьли въ числ'Ь бунтовщиковъ, да и по д'Ьлу, по бумагамъ, 
оказалось, что онъ участникъ. Какъ начали забирать всёхъ, вотъ 



^) Сравни воспо11нна1|1а аигд1йс&аго путешественника ^Хархьаа Арда (въ Сога- 
Ь111 Ма^аг., 11)00). вапеч. вь иавлечевш въ «В'Ьстн. Всем. Истор1и», 1901, № 1 
стр. 260—208. 

') Кн. А. И. Одоевс1(1й. О нонъ си. его Г)1ограф1ю, соотавденную Сиротини- 
иыиъ В'ь «Исгор. 1М1оти.» 188» г., №Б; также см. «Русск. Стар.» 1870 г., ЛвЛ» 1^2 
«Стихотворонш Л. И. Одооискаго» изданы бар. Ровеноиъ, Спб., 1883. 



Къ истор111 14 декабря 1825 года 75 

и за нимъ тоже. На ввартир-Ь говорятъ: н'&тъ дома, уЬхалъ и не 
во8вращал(;я. Въ чиел'Ь труиовъ тоже ничего похожаго не нашли. 
Никакъ его, братецъ ты мой, не могутъ отыскать; ну, скрылся че- 
лов-Ькъ, да и только; проналъ, точно сквозь землю провалился!! 
Вотъ меня и поставили къ нему на квартиру, захватывать. Мо- 
жетъ быть, думали, и самъ навернется или пришлетъ кого нибудь 
отъ себя за ч-бмъ нибудь домой; мало ли что нужно. Ну, да и кто 
съ нимъ возился, такъ или могъ знать, гд*]^ онъ скрывается, или 
тоже, можетъ, участвовалъ въ заговор^Ь. ЖпЪ и команды дали де- 
вять челоа^Ькъ. 

Ты слушай, братецъ; это любопытная истор1я. Никакъ черезъ 
день, — не помню ужъ хорошо, ну, да все равно, черезъ сколько 
тамъ, только немного время прошло, идетъ вечеромъ изъ Бкате- 
рингофа съ караула унтеръ-офицеръ къ зар'6 на главную обвахту, 
изв'Ьстно— съ рапортомъ. Идетъ это онъ около взморья, и лидитъ 
онъ, братецъ мой, что на льду что-то чернЬется, точно будто че- 
лов^^къ лежитъ. Это не далеко отъ берега, этакъ за баркой. Тутъ 
барка была у берега, в'бтромъ ли ее прибило, или такъ стояла, 
ну, чортъ ее обдери!— не знаю. 

Вотъ онъ, братецъ ты мой, унтеръ-офицеръ-то, осторожно этакъ 
подходитъ, подходитъ. Смотритъ: прорубь, сверху ужъ и замер- 
зать начала, и тутъ возл'Ь лежигь шпага, пистолетъ, шинель воен- 
ная и шляпа. Половина-то шинели тамъ въ проруби. Что бы это 
такое? думаетъ; утопили, должно быть, кого нибудь. Да н*тъ1 тогда 
бы и шинель унесли. Должно быть, самъ бултыхнулся. Мдетъ онъ 
мимо четвертой Адмиралтейской части; дай, думаетъ, зайду, донесу, 
что вид'Ьлъ: такъ и такъ. Ыу, и зашелъ, а тамъ въ части и полиц- 
мейстеръ Тихачевъ пр1'Ёхалъ, — сидитъ. Унтеръ-офицеръ разска- 
зываетъ все это, что вид*лъ и какъ тамъ что. Тихачевъ ^) гово- 
рить: надобно "Ьхать туда! — Такой онъ былъ строг1й, неутомимый, 
исполнительный. И какъ ужъ этихъ заговорп^иковъ искалъ, — 
страсть. — Ну, говоритъ унтеръ-офицеру: ты пойдешь съ нами. — Тотъ 
говорптъ: не могу; я долженъ къ зар^Ь посп'Ьть на главную об- 
вахту. — Я, говоритъ, отв-Ьчаю! — Ну, взяли этого унтеръ-офицера и 
по'Ьхали. Вырубили изо льда шинель, подобрали все это, собрали 
народу, давай д^^лать проруби и искать гЬло и пхестами и баграми. 
Н'Ьтъ, не нашли, какъ ни бились! Бол'Ье сутокъ искали. Должно 
быть, говоритъ Тихачевъ, водою въ море унесло, или куда ни- 
будь подъ барку подбило. 

Посмотр'Ьли платье, чье бы это такое могло быть. По форм'Ё 
какъ будто Адуевскаго, конно-гвардейская форма. А Тихачевъ съ 
ногъ сбился, все Адуевскаго искалъ. Повезъ онъ эти вещи къ 



О Чвхачевъ, с.-петербургсшй оберъ-подицмейстеръ въ 1826 г., впадъ въ не- 
милость Н К1> 1Я2Л г. бЫЛ1> .зАмЬпопъ Княжпппымъ. 



76 В. П. Батуринск1й 

Адуевскому, чтобы показать прислугЬ, не узнаютъ ли. Какъ уви- 
д1ши они шинель и все это, Гс1къ и взвыли въ одииъ голосъ; всЬ 
до одного челов'Ька признали его платье. Прислуга его, я теб^ го- 
ворю, безъ памяти любила! Добрый такой былъ, ласковый. 
На томъ и пор*шили д4ло, что утонулъ. 

— А вы все стоите еще у него на квартир*? — спросилъ я. 

— Все стою, съ командой. 

— И много захватили? 

— Шть, врядъ ли челов^Ькъ восемь-то попалось! Только съ 
начала съ самаго и попадались, а потомъ, должно быть, разв^Ьдали; 
никто уже не приходилъ. Вотъ, я тебЬ скажу, наприм^ръ, въ пер- 
вый же день, какъ меня поставили, только что вошли мы, всл1Ьдъ 
за нами приюдитъ какой-то господинъ.— Дома, спрашиваетъ, Адуев- 
ск1й? — Б^у говорить: нЁтъ! Онъ было хотЬлъ за двери, а я го- 
ворю: н'Ьтъ-съ, позвольте! — Что, говорить, вамъ надобно? Кто, го- 
ворить, вы такой?— Я, говорю, я полицейсшй офицеръ, и долженъ 
васъ задержать! — Меня? говорить, за что это?— Такь, говорю, при- 
казано, ужъ это не мое д'Ьло! — Да знаете ли, говорить, вы хотя 
мою фамил1Ю? Кто я такой? — Не знаю! 1Ч)ворю. — Такь какъ же 
это вы хотите меня арестовать? Съ ума вы сошли! РазвФ можно 
арестовать перваго встр^Ьчнаго? — На то, я говорю, шжЬю предпи- 
сан1е! Онъ шум-бть туть началь. Я ему говорю: вы не сопроти- 
вляйтесь, хулсе будеть! — Куда теб*, и слушать не хочеть. Одна- 
ко же мы его друиска заарестовали. 

— Что съ этими, которыхь вы забрали?— спросилъ я. 

— Ничего. ВсЬхь повыпустили; одного, кажется, только сослали. 
Стою я это, а тутъ въ этой же, братець мой, комнатб ботфорты 
Адуевскаго стоять. Отличные ботфорты! первый сортъ; р'Ьдко мн'Ь 
таше'встр'Ьчалось и вид'Ьть; я думаю, рублей сто стоили. Мы тогда 
тоже ботфорты носили. Хожу я по комиагЬ, а самъ все посматри- 
ваю на эти ботфорты, просто глазъ не могу оть нихъ отвести, 
такь они мн'Ь понравились. Такь, братець ты мой, и горять, я 
теб-Ь говорю, какъ жарь, шельмовская ихь душа! Так1е чудесные 
ботфорты. Ночью даже во сн^Ь приснились, ей-Богу, вотъ какъ 
теперь это помню. Должно быть, у меня тогда этакая легкая про- 
студа была, слабая лихорадка, что ли, только мн'Ь все грезилось 
разное несообразное, нескладица такая. Вижу площадь эту, убитые 
валяются, раненые, и тутъ же будто Варвара Григорьевна, и я 
иду съ нею подь ручку въ этихъ ботфортахъ Адуевскаго пред* 
ставляться начальству. Утромь, братець ты мой, не утерп'Ьлъ я, 
затвориль хорошенько двери и потихоньку сняль ботфорты съ 
колодокъ и прим'Ьрилъ. Фу, ты пропасть! точно какъ будто на меня 
шиты. Искушен1е пуще. Хожу, глазъ оть нихъ отвести не могу. 
Чорть зиаетъ! Ну, думаю, чего же з'Ьвать? В'Ьдь Адуевскому ихь 
теперь не носить; все равно пропадуть, пожалуй, такь, а мн^Ь при- 



Къ иегор1н 14 декабря 1825 года 77 

годятся! я ихъ, улучивши удобную минуту, и сталщдъ, да съ 
оолдатонъ домой и посладъ. Потомъ, какъ въ парад'Ь куда на- 
добно къ начальству являться или такъ од'Ьться но&арядайье, я 
ихъ |Р надбвалъ. 

— Бывало свои товарищи только дивятся. — ^Чорть тебя! гово- 
рить, ткЬ ты ботфорты так1е себ'Ь досталъ? — Гд'Ь? я говорю, 
иввФстно гдЬ,— на закавъ д^Ьлалъ маотеръ!— За что же? говорят!».— 
Ивв'бстно за что, за деньги! Такъ не хотЬли в^^рить, чтобы я дейьги 
ваплатилъ. Я имъ всегда бывало говорилъ: провалъ васъ возьми! 
разнЬ намъ дарить таше ботфорты! Известно, как1б намъ даромъ-то 
дЪлаютъ! 

— Такъ тЬла Адуевскаго и не нашли? 

— Ты слушай. Онъ и топиться-то не думалъ. Чего ему то- 
питься? 9то онъ все только штуку выкинулъ! Разъ ве^еромъ 
вдругъ пр№зжаетъ онъ къ своему родному дяд'6 Дм11тр1ю СергЬе- 
вичу Ланскому,— его домъ быль тутъ недалеко отъ первой части. 
ВбЬлгалъ это АдуевскШ по л'ЬстницФ, въ простомъ полушубкЬ, 
ну, совершеннымъ мужикомъ. Даже лакеи его не узнали; только 
одинъ старый дворецк1й узналъ, тому онъ и самъ открылся, по- 
тому что этотъ дворецк1й быль ужъ такой в^^рный челов^^къ, 
что изъ него хоть жилы тяни, такъ онъ ничего про барина не 
проболтается! Адуевск1Й бросился къ Дмитр1ю Сергеевичу. Дя- 
дюшка, говорить, спрячьте! — Ну, ладно! д'Ьлать нечего, спрячу, 
только не надолго! Вольно теб-Ь было!— Тотъ и тЬмъ былъ дово- 
ленъ. — Хорошо, говорить, скоро уйду! Не знаю, какъ, говорить, 
и благодарить, что спасаете меня! — Дмитр1Й СергЬевичъ отвелъ 
его въ дальнюю комнату, — сиди, говорить, зд'Ьсь и никуда ни 
шагу, а МН& надобно "бхать! Облъ онъ въ карету и прямо во дво- 
рецъ. — ^Такъ и такъ, говорить, племянникъ мой; но я всегда былъ 
в^Ьрноподданнымъ; бунтовщиковъ и нзм^6нниковь скрывать не 
могу. — Адуевскаго такъ въ той комнатб и взяли, да въ кр'бпость 
и отвезли, а потомъ сослали! Дмитр1Й Сергбевичъ былъ такой 
важный; особа, братецъ мой; разум&ется, ему не покрывать же! 

Тогда зтвхъ бунтовщиковъ въ разныхъ м'Ьстахъ ловили. Бе- 
стужева^), ты знаешь, въ Кронштадте на кос^^ схватили. Тамъ, 
знаешь, кладбище есть, ну, Бестужевъ тамъ и скрывался, думалъ 
все найти случай за границу б'Ьжать. Пойвсалн его тамъ нечаянно. 
По1Ьхалъ одинъ полицейсшй офицеръ — еще знакомый мой — по- 
'Ьхалъ на кладбище: тамъ ему что-то было нужно. Онъ нечаянно 
и увидЪлъ Бестужева. Онъ зналъ его въ лицо очень хорошо. Не 
знай онъ его въ лицо, такъ бы д'Ьло и обошлось, мало ли кого 



') Н11к. Алеке. Бестужевъ, о немъ ом. «Словарь» г. Вентерова я статью В. Ьо* 
гучарскаго въ «ШрФ Вожьемъ» 1902 г. 



78 — ^ В. П. Батуринск1й — ^— 

ЭСцИЬтишь. Ну, его и ваарестовадн сейчасъ! Веетуасевъ быль важный 
преступникъ. А Кухельбекера ^Х /гоже ивъ бунтовщиковъ^ ужа въ 
Подьш'Ь настигли. Вонь куда успФлъ добраться, еще бы немвого, 
и улизнулъ бы1 Да1 *^ 

■•. %, •■.- 

' ^\ • 
Получаю я предшгсан1е явитыш въ Княжнину; тогда онъ оберъ- 
цодицмейстероуь быль;, б'бдовый такой. Ну, думаю, вотъ теб'Ь 
ц раеъ! Пошшся! А самъ не внаю, что сд'Ьлалъ?. Кажется, ничего 
особеннаго, и жаловаться было невоиу и не еа что. Думаю, вФрно, 
8а1г6тилъ что нибудь. Быть б'ЬдЫ Ну, д'Ьлать нечего, од&[ся,.на- 
дЬлъ ботфорты, которые мн'Ь отъ Адуевскаго дрстадцсь, и отпра- 
вился. Дрожу вбс(» отъ страху. Я теб^Ь говорю, он'^ у насъ б^Ьдо- 
вы4 былъ. Прихожу туда и смотрю: таиъ еще четверо тоже 
помощндковъ наденрателей: Дубинкинъ, Поповъ, Богдановъ и 
Карелинъ. 

— ^Что вы, говорю, господа, ед'Ьсь дЪлаете? 

— Велено, говорить, явиться. 

Повазываютъ швЛ привазъ, я имъ тоже. Что бы это значило 
такое? ума не прилощимъ, а самихъ такъ лцхорадка ц бьетъ отъ 
страха. 

Выходить Княжнинъ. Насъ такъ и обдало. Со страху одур&1и 
просто. По1р10нились ому кое-как1(, ждемъ, что.будетъ. 

— Господа, — говорить намъ Княжнинъ, — я считаю васъ за 
хорошихъ офицеровъ, исправныхъ, д'Ьльныхъ и скромныхъ, какъ 
должны быть настоящ1е, хоропйе полицейсше офицеры, знающге 
свое д'Ьло и обязанности. 

Мы прклонились. Съ дупга-то, знаешь, поотлегло. 

— Я,— гго^орнтъ Княжнинъ, — ^васъ изъ всЬхъ выбралъ. Помните 
8Т0| Отправьтесь, къ Подушкину, плацъ-майору въ крепость и 
явитесь къ нецу. Вы цоступаете въ его распоряжен)е. Отправляйтесь. 

Пошли цы отъ оберъ-полицмейстера, да еще зашли ра углу 
Кирпичнаго переулка въ трактиръ, выпили, закусили; Богдановъ 
съ Дубинкинымъ въ бильярдъ поиграли, 

тт ЗачФцъ это насъ къ Подушкину? Что это значить?— думаемъ 
себ^Ь, Носились, знаешь, слухи, что судить бунтрвщявовъ и будто 
осудили, а никто ничего не зналъ, никому и невдомекъ. А намъ, 
братецъ ной, этого и на мысль не приходило. 

Дубинкинъ съ Богдановымъ было заигрались, ну, друпе стали 
торопить: пора, говоримъ, вел^Ьно къ девяти часамъ явиться, а 
ужъ девять есть. 



1) Виды. Карл. КюхежМ'еверъ, о немъ см. ст. Н. Гаотфреввда: «Кюхежьбе- 
херъ и Пущнвъ» въ «В^^никФ Воем1рной Истор1и> 1901 г., Л1 1; его дневннхъ 
въ ^Русской Огарив1)» въ 1876, 1888, 1884 и 1891 гг.; его инсьма къ Пушкиву 
въ «Русскомъ Архиве» 1881 г., т. I; его ооама «Вечный Жидъ» въ «Руооаой 
Старив^» 1878 г., М 8. 



Къ истор(и 14 декабря 1826 года — — 79 

Пошли мы. Приходимъ въ кр^Ьпость, явились къ плацъ-мавору 
Подушкину, говоримъ: честь им'Ьемъ явиться; присланы оть г. оберъ- 
полицмейстера въ ваше распоряжение! 

— Хорошо, говорить, господа; подождите! 

Проводили насъ тамъ въ комнату, зеркала этакхя огромный 
стоять въ эолоченыхъ ранахъ. Ну, поставили намъ дв'6 восковыя 
сВ'Ьчи. Тогда еще этихъ стеариновыхъ и въ помин'6 не было, ни- 
кто ихъ и не зналъ. Везд'Ь гор-Ьли сальныя св-бчп, а въ богатыхъ 
домахъ и у насъ въ парадныхъ случаяхъ— восковыя. Дороги были, 
стеариновый куда дешевле. Ну, слушай! Сидимъ мы и см'бемся 
между собой: вотъ дескать въ кр'Ьпость попали! А въ кр'Ьпости-то 
сид'Ьть не такъ дурно; лучше, ч'Ьмъ въ контор'6-то. 

Подошелъ я къ окну, а ночь чудная такая была. Такихъ пре- 
красныхъ ночей я не много въ жизни помню, ей-Богу! тихо такъ, 
св-йтло, в*дь это 1юль въ копц* был7>. Клжется, вотъ со двора бы 
не ушелъ, воздухъ такой чудесный! Чудная ночь! Окно было от- 
крыто, п я все глоталъ этотъ воздухъ, какъ теперь помню, такъ 
МНЕ это легко было. 

Черезъ н'Ьсколько времени приходить священникъ, Петръ Ни- 
колаевичъ МысловскШ,^ протопопъ Казанскаго собора. Туть только 
мы узнали, въ чемъ д^Ьло, что ночью назначена казнь. 9то былъ 
десятый часъ, а назначено было казнить въ два. Мысловсшй 
приглашенъ былъ испов'Ьдывать, ув^Ьщевать и напутствовать къ 
смерти осужденныхъ. Съ нимъ были и св. дары. 

Пошслъ опъ къ ннмъ, а на нас^ъ папалъ ъчкоП страхъ, хуже, 
ч^Ьмъ у Княжнина. Д'Ьло-то было не шуточное! Сидимъ всЬ мы 
так1е блЬдные, дрожимъ. На кого ни взглянешь, просто лица пЪть 
ни на комъ; на себя посмотришь въ зеркало, — то же самое. Точно 
насъ самихъ къ смерти приговорили. Страшно! Ночь-то, я теб'Ь 
говорю, прелесть какая. А посл-Ь того, какъ узналъ я, что казнить 
будуть, взглянешь на эту ночь, и еще тошн-Ье станеть на душ*, 
вотъ такъ все сердце и того; просто плакать хочется. 

Такъ прошло н-Ьсколько часовъ. Вышелъ оть осужденныхъ 
МЫСЛ0ВСК1Й. Онъ былъ очень растроганъ, плакалъ. Бестужевъ ^), 
Муравьевъ ^) и Рыл^Ьевъ ') испов'Ёдывались и много съ нимъ гово- 
рили, раскаялись. Къ Пестелю *) приходилъ пасторъ; Мысловсюй 



*) М. II. Бестужовъ-Рюмииъ. 

•) С. И. Муравьевь-Апостолъ (1796 •!• 181юля 1826 г.), его б10граф1Ю, составл. 
Баллодомъ, си. В1> «Русской Старин'Ь», 1878 г , № 5; см. также «Воспоминан]я» 
Скалона яъ «Историчоскомъ В'Ьстник'Ь» 1891 г., №№ б — 7; его «Письма иаъвр'Ьпо- 
сти» см. въ «Русскомъ Архив'Ь» 1887 — 1888 г.г. 

•) К. Ф. Рыл4евъ (1796—1826), ого бюграф'да, составл. Сироткнннмъ, см. въ 
«Русскомъ Архиве» 1890 г., т. II; вос110минан1Я Оболопскаго о Рыл'Ьев^ въ 
«XIX вЬкЪ» Бартенева; Собран'ю сочив. Рылеева изд. въ 1872 г. въ Спб. 

^) Пав. Ив. Пестель, о немь см. въ «Запискахт*» Греча и въ ст. Липранди 
В1» «Русском ь Лрхи1гЬ>"1«66 г. 



л в. 11. Батуринсшй 

хотЬлъ и его напутствовать, но онъ отказался, а Каховсюй ^) 
исиолнилъ христхаисшй' дол1*ь какъ бы но 11р11иужден1ю. Но хотклъ 
чистосердечно раскаяться. А эти трое исполнили, какъ сд1Ьд7етъ, 
христ1анскую обязанность, въ особенности Рыл'Ьевъ. Онъ заста- 
вилъ плакать священника и отдалъ ему для жены и дочери ме- 
дадьонъ и крестъ. 

Я вотъ, какъ теперь, помню слова Мысдовскаго. Онъ говорилъ: 
«Они страшно виноваты, но они заблуждались, а не были злодеями! 
Ихъ вина произошла отъ заблужден1я ума, а не отъ испорчен- 
ности сердца. Господи, отпусти имъ1 не в^Ьдади бо, что творили. 
Вотъ иап1Ъ умъ! долт ли ому заблудиться? а заблуждение ведетъ 
на край погибели. Только в'Ьра святая и писан1е божественное мо- 
гутъ поддержать челов^Ька и поставить его на путь истины. Надо 
молиться, чтобы Богъ смягчилъ сердце царя!». 

О Рыл1№в'Ь онъ еще прибавилъ, что онъ истинный христ1а- 
нинъ и думалъ, что Д'Ьлаетъ добро и готовъ былъ душу свою 
положить за други своя. 

Въ полночь это начади съ'Ьзжаться въ кр'бпость началь- 
ствующ1я лица;Павелъ ВасильевичъКутузовъ, — тогда онъ былъ гене- 
радъ-губернаторомъ, — жандармск1й шефъ ^), полицмейстеры. Много 
ир№хало. Пошли такая суета, что ужасъ. Знаешь, приготовлен1я 
ВСЁ эти. Надобно теб'Ь сказать, что и прежде все съ висЬлицею 
бились, никакъ не могли найти, кто бы взялся строить ее. Какъ 
ты ее будешь строить, когда весь в^^къ не видалъ? Взялся за это 
Посниковъ, полицмейстеръ. 

— Въ какомъ отд'Ьлен1и Посниковъ полицмейстеромъ? — спро- 
силъ я. 

— Онъ, братецъ мой, былъ не въ отд4леши, а въ управ* 
благочингя. Теперь вотъ въ управ'Ь благочин1я старш1й называется 
предсЬдателемъ, а тогда назывался полицмейстеромъ. Вотъ, бра- 
те1^ъ мой, кто былъ Посниковъ. Кму бивало, Ч1Ч) ужъ при- 
кажутъ,— сд^Ьлаетъ. Исполнительный былъ такой и робк1й, началь- 
ство если разсердится или кричитъ, онъ и испугается. Да в^Ьдь 
въ то время было и не то, что 1ч;перь. Тогда веб взгляда стар- 
шаго боялись. Теперь вольница потла!— Что я говорилъ-чч) тебЬ? 
Да. Такъ висЬдицу-то и эшафотъ строилъ Посниковъ и при немъ 
архитекторъ, забылъ его фамил1ю, н-бмецкая ^). ВисЬлицу строили 
гд'Ь-то въ тюрьм'6, потомъ разобрали и ночью должны были при- 



^) 11. Г. КиховсшА, о немъ си. «Русскую Старииу», 1874 г., № 9. 

') 3-го 1юдя 1820 г. было учреждено III отд-Ьденхе собственн. его величества 
ваицелярш, см. «Русск1й Архивъ» 1889 г., т. II; Годеиищевъ-Кутуаовъ: «Иаъ па- 
матвьиъ аам^токъ о III отд'Ьлевш». въ <Русскомъ Архив-^Ь» 1888 г., т. I; Юзофо- 
вичъ: «Обь основанш III отд1аев1я» въ «Руссаоиъ Арх11в11» 1870 г., ЛобичевскШ 
«^аиискц жандарма» въ «ПЬстиикЬ Квропи», 1872 г., №№ 8 и б и отд. изд.. 

") Герней, Хриот. Иван. 



— Къ псторш 14 декабря 1825 года 81 

везти въ вр^Ьпость. Только, братецъ ты нов, долго не везутъ. 
Такая пошла суматоха. Геперадъ-губериаторъ Кутузовъ изъ себя 
выходить просто. 

Нъ это время изъ царскоВ фамил1и въ 11етербургЬ никого не 
было. Всбмъ этимъ распоряжался Кутузовъ. Ояъ вместо Мило- 
радовича ^ поступилъ. А, брать, Милорадовичъ-то? Вотъ быль 
лицо, я теб1^ скажу! Да теб-Ь, я думаю, и говорить нечего; самъ 
знаешь, какой это былъ заслуженный генералъ. Арм1ями долженъ 
былъ командовать. Онъ былъ сд'Ёланъ генералъ-губернаторомъ. 
Храбр'Ьйш1й былъ изъ храбр'Ьйшихъ. Въ сражен1яхъ всегда былъ 
впереди; въ сорока сражен1яхъ генеральныхъ былъ. Ему все бы- 
вало нипочемъ: тутъ пальба эта, стр-Ьльба, сыплются разный пули, 
ядра, бомбы тамъ, мортиры всяктя, а онъ себ'Ь подъ ними об'бдаетъ, 
какъ дома. Ы представь себ'Ь, ни разу не былъ раненъ, а вотъ 
четырнадцатаго декабря его ранили смертельно; онъ и умеръ. 

— Горько мн*, — говорилъ онъ передъ смертью,— что я въ 
столькихъ сргикошяхъ былъ, и пули миновали меня, а тутъ я дол- 
женъ умереть 01*ь руки изм'бнника! 

Вотъ поел*!) него-то и поступилъ генералъ-губернаторъ Куту- 
зовъ. Онъ всЬмъ дЬломъ и завЬдывалъ. Наконецъ, привезли ви- 
сЬлиду; начали ставить. Не такъ ли что было сд1}лано. или забыли 
что, не знаю, — говорили потомъ, что будто перекладина пропала, а 
кто ихъ знаегь, врядъ ли пранда. Клкъ ей пропасть? Что нибудь 
тамъ, можетъ, повредилось, это другое д^ло. Только надобно было 
починку произвести. 1Сопались съ вис'Ьлнцсю долго. 1{акъ ни по- 
нукали, братецъ ты мой, какъ ни спешили, а все уже д*ло-то 
подходило ко дню. Въ четыре часа еще вис&лицу ставили. 

Насъ привели въ коридоръ казематовъ въ АлексЬевскомъ ра- 
велин*. Сперва-то было ввели въ какую-то черную комнату, да 
сейчасъ же и вывели. Какая это комната, не могу сказать. Былъ 
я тамъ недолго, да и замЬчать-то всего не было мочи. Не до того 
было; жутко, страшно было. Пожалуй, что ихъ судили и допра- 
шивсши въ этой комнатЬ. 

Вывели насъ въ коридоръ; съ нами былъ полицмейстеръ 
Тпхачевъ. Всл'&дъ за нами офицеръ привелъ дв'Ьнадцать челов^^къ 
солдатъ Швловскаго полка, съ заряженными ружьями и со шты- 
ками. Нри исполиен1и казни былъ одинъ только Павлонсшй нолкъ. 
Другихъ полковъ солдатъ я не вид'Ьлъ ни одного челов-Ька. При- 
вели и двухъ палачей. 

— Господа, выньте свои шпаги! — сказалъ намъ Тихачевъ. 
Мы переглянулись: зач^^мъ это понадобились напш шпаги? У 

меня была старая шпаженка, ржавая, съ излонаннымъ концомъ. 



^) Мих. Андр. графъ Мидорпдовичъ (1770 — 1826 г.г.), о немъ см. «РусскШ 
Лрхи1гь» 1871 г. II «Ру^'кую ('тарппу» 1881 г., .N6 11. 

«И0Т01*. НИОТН.», ЯНВАРЬ, 1004 г., т. хоу. в 



82 В. П. Батуринск1й 

Изв^Ьстно, у насъ въ полищи шпаги собственно для того только, 
чтобы вотъ ВИСЕЛИ для порядку съ боку и больше ни для чего. 
Я, признаться, своею бывало въ иечкЪ и'Ьшалъ, уголья подгребалъ, 
и у меня конецъ былъ совсЬиъ обожженъ. Когда я вытащилъ 
шпагу, Тихачевъ вахохоталъ. 

— Ну, говорить, воинъ! Нечего сказать! Посмотрите-ка какой! 
Прелесть! Шпага-то, шпага! Я думаю, и крысы ею не заколешь! 

Я былъ очень радъ, что моя неисправность произвела только 
см'Ёхъ. Могло и достаться. В^Ьдь что ты тамъ ни говори, а носить 
такую шпагу все-таки не форма. Конечно, кто могъ предвид'Ьть, 
что намъ придется вынимать шпаги? Ихъ у насъ никогда не смот- 
рЪлъ никто. Висятъ себ^Ь сбоку да висятъ! 

Отворили двери каз!ематовъ и позвали преступниковъ. Крик- 
нули: пожалуйте, господа! 

Они уже были готовы и вышли въ коридоръ. Руки и ноги 
ихъ были связаны такъ, что руки были опущены вдоль туловища, , 
а ногами они могли д'Ьлать самые маленьше шаги. "^ ^''^' 

— На нихъ не было кандаловъ? — спросидъ я. 

— Н'Ьтъ. Никакихъ кгищло^въ не было. Я, какъ теперь, вотъ 
на нихъ смотрю. Только рёмиб^.' Ремнями были связаны и руки и 
ноги. Они протянули другъ другу руки и крбпко пожали. Н^Ько- 
торые поц'Ьловались. Рыл1Ьевъ глазами и головой показалъ на небо. 

— Что они тутъ? говорили что нибудь? 

— Н^Ьтъ, ничего не говорили, потому что и говорить нельзя 
было. Тутъ былъ, братецъ ты мой, Тихачевъ; онъ бы не позво- 
лилъ много говорить. 

— Ну, что же, они были бл*дны, встревожены? 

— Удивительно, братецъ ты мой, нисколько! Совершенно спо- 
койны. Вотъ какъ мы съ тобой говоримъ. Точно будто шли не на 
смерть, а выходили вотъ въ другую комнату закурить трубку. Ка- 
жется, какъ будто одинъ Каховсшй былъ немного побл'Ьдн'Ье. Я 
думаю, ему трудно было умирать, потому что онъ не раскаялся 
такъ искренно и не исполнилъ, какъ друпе, какъ должно, хри- 
ст1анскаго обряда. Его тоже причастили, ну, да онъ не отъ сердца 
это все дЬлалъ, а какъ по приказашю. ВсЬ ониддивительно были 
спокойны. 

Когда ихъ установили, мы пошли въ такомъ порядк'Ь: впереди 
шелъ офицеръ Павловскаго полка, командиръ взвода, поручикъ 
Пильманъ, потомъ мы пятеро въ рядъ съ обнаженными шпагами. 
Мы были бл'6дн']^е преступниковъ и бол'Ье дрожали, такъ что можно 
было сказать скор'Ье, что будутъ казнить насъ, а не ихъ. За нами 
шли въ рядъ же преступники. Позади ихъ дв^Ьнадцать павлов- 
скихъ солдатъ и два палача. Тихачевъ шелъ въ сторон'6 и наблю- 
далъ за процесс1ею, а санъ не становился въ нее и опред1шен11аго 
М'Ьста не им'Ьлъ, какъ мы, наприм'бръ. 



Къ истор1и 14 декабря 1825 года 88 



Мы дпигались ппередъ медленно, едва переступая, потому что 
преступники со снязанными ногами не могли почти итти. 

Такпмъ 11орядком7> В1ЛП1ЛИ мы па кронверкъ. Парка этого тогда 
не было въ вавод'Ь. На н'ЬстЬ его былъ голый пустырь и на немъ 
кой-гд'6 валялись нечистоты и равная дрянь. Кронверкъ состоялъ 
И8Ъ земляныхъ валовъ и отд'Ьлялся отъ поля и крепости водя- 
ными рвани. Дорогою преступники могли говорить между собою, 
но что они говорили, нельзя было слышать. 

Когда мы перешли мостъ на кронверкъ, то увид'бли тамъ сол^ 
дать съ ружьями, толпу преступниковъ и два эшафота. На одномъ 
была устроена висЬлица. Тутъ я одинъ разъ въ жизни и вид'Ьлъ 
висЬлицу. Это просто, братецъ мой, качели. Знаешь, какъ качели 
д'Ьлаютъ на двухъ столбахъ съ перекладиной? Ну, вотъ теб* и ви- 
селица. Качели! только вм'бсто доски къ перекладипЬ на верев- 
кахъ людей подв^Ьсятъ. Иной, кто не зналъ, что тутъ дблается, 
подумалъ бы, что тутъ очень весело. На кронверкЬ во все время 
играла музыка Навловскаго полка. Я тебЬ говорилъ, погода была 
чудная, а тутъ солнце всходитъ, и музыка играетъ. 

Собрали вс1Ьхъ зам^Ьшанныхъ въ бунтЬ. ВсЬхъ ихъ, кажется, 
было сто двадцать пять челов^Ькъ ^). Тихачевъ прочиталъ сентен 
щю суда и приговоры. Пятерыхъ присуждено было пов^^сить, а 
остальнымъ разный были назначептл наказан1я: кого въ каторжную 
работу, кого на поселен1е, кого куда... 

— ^1то же, я думаю, олсидали, что смягчатъ? Отм'Ьнятъ смерт- 
ную казнь?— спросилъ я. 

— Н-Ьтъ, не ожидали. Думали, что не пятерыхъ, а больше по- 
в*сятъ! В-Ьдь бунтъ, изм-Ьна, братецъ ты мой! Какое тутъ смягче- 
те! Нагаихъ отвели въ сторону и посадили на траву. Возл'Ь нихъ 
остались мы и солдаты. , 

— Что же, висФлица не была готова? — спросилъ я. 

— ВисЬлица-то была готова, за нею д-Ьло не стало, а сперва 
исполняли приговоръ надъ остальными: снимали съ нихъ платье 
на эшафогЬ, над^Ьвали на нихъ арестантское, ломали надъ голо- 
вами шпаги и все это; изв^Ьстно, лишали дворянства и чести, 
шельмовали, какъ тогда закономъ было постановлено. Намъ все 



М Подсудимыхъ было 120 челов'Ькъ. Ивъ нихъ преданы смертной казни— 
б; сосланы на каторгу— 88; сосланы на пооелен1е— 16; сосланы на житьо— 8; сдано 
в^ солдаты— 9. 

Кром'!) того, мнопе наъ привлекавшихся къ верховному уголовному суду 
снд^лв въ тюрьме или подверглись административной ссыдк*!!. Обь участш въ 
ааговор'Ь бывшаго впосл'Ьдств1н с-петербургскимъ гепералъ-губернаторомъ А. Арк. 
Суворова см. «Русскую Старину» 1882 г., № б; объ участ1и в. Глинки и 6. П. Тол* 
стого, бывшаго впосл'Ьдств!!! прсаидептомъ акадом1н художествъ, см. «Историчо- 
СК1Й В1;стиикъ>, 1896 г., № 1, н «Русскую Старину», 1878 г. № 2; объ учаот1и 
М. МураЬьова-Вилепскаго см. статью Розена въ «Русской Старин^Ь», 1884 г., 
М 1; объ участп! Грибо1|дова см. 'Русск1Й Архипъ», 1876 г., >& 7. 

6* 



84 В. П. БатуривскШ 

ЭТО было видно. Того, надъ кЬшъ уже испохнеяъ быль притоворъ, 
сеВчасъ же уводили въ К1гЬпость и сажали в'ь кавематъ; оттуда 
уже отправляли въ ссылку. Въ ссылку, братецъ ты мой, возили 
И1Ъ тоже по ночамъ, атакъ знаешь, передъ утромъ, когда на улн1^ 
н'Ьтъ народа. 

Когда выпроводили тЬхъ, дошла очередь и до нашихъ. Они, я 
теб1^ говорю, сид'Ьли все время на трав^Ь и тихо между собою рав- 
1Ч)варивали. Когда пришла ихъ очередь, къ нимъ опять подошелъ 
Мысловсшй, говорилъ съ ними, напутствовалъ ихъ еще рааъ къ 
отходу и далъ приложиться ко кресту. Они на кол^Ьняхъ молча 
помолились Богу, смотря на небо. Тяжело было, братецъ, смотрЬть 
на нихъ1 Потомъ на нихъ над^Ьли эташе м'Ьшки, которыми они 
были вакршЦ^^о^^ головы до пояса. На шеи имъ на веревкахъ 
над'&ли асггадныя доски съ именами и виною ихъ. Мы опять по- 
строились въ порядокъ для шеств1я на эшафогь подъ висЬлицу. 
Надо теб'Ь сказать, что подъ самой перекладиной бышъ сд1Ьланъ 
возвышенный помостъ; на него надобно было всходить по дере- 
вянному очень отлогому откосу. Мы пошли. Тихачевъ быдъ при 
насъ: это было въ его команд'Ь. 

— Ну, въ этотъ моментъ, когда на нихъ над1Ьвали м1Ьшки, они 
побл'&дн'Ьли? въ нихъ виденъ былъ страхъ? — продолшалъ допы- 
тываться я. 

— И ничего-таки, братецъ мой1 Я смотр&1ъ на нихъ. В'бдь 
вотъ стоялъ, какъ отъ тебя. Первый стоялъ Кярелинъ лротивъ 
11ос'1Ч)дя, я протнв'д^ Рыл'Ьели, ио'шиъ Иоиовъ иротивъ Муравьева, 
Богдановъ противъ 1>естужева, а Дубинкинъ противъ Каховскаго. 
Мы могли хорошо вид'Ьть ихъ лица. Они были совершенно спо- 
койны, но только очень серьезны, точно какъ обдумывали какое 
нибудь важное д^Ьло. Да вЪдь и минута была серьезная, приго- 
товлялись в1^дь, братецъ, къ смерти. Взглянули они въ посл'Ьдн1й 
разъ на небо, да такъ, братецъ ты мой, взглянули жалостливо, 
что у насъ вся внутренность перевернулась и морозъ подралъ по 
кож^Ь. КаховскШ, правда, немножко того, сроб&1ъ. Вц'Ьпился этакъ 
въ батюшку, что его едва оторвали. Страхъ! Такъ это было жутко! 
Ты вотъ не поймешь этого, что это такое было, а я разсказать 
не могу. Ну, какъ я теб'Ь разскажу? М-Ьшки имъ очень не понра- 
вились; они были недовольны, и Рыл'бевъ сказалъ, когда ему 
стали над'Ьвать м'Ьшокъ на голову: Господи! Къ чему это? Палачи 
имъ стянули руки покр'Ьпче. Одинъ конецъ ремня шелъ спереди 
тЬда, другой сзади, такъ что они рукъ поднимать не могли. На 
палачей они смотр-бли съ негодован1емъ. Видно, что имъ было 
крайне непр1ятно, когда до нихъ дотрогивались палачи. 

Когда все это было готово, Тихачевъ вел'Ьлъ итти. Ну, мы и 
пошли, опять, знаешь, медленно, а тутъ это музыка нгра€а"ь Пав- 
довскаго полка.. Солдаты этакъ осужденныхъ сзади натискивали, 



Къ истор1и 14 декабря 1825 года 85 

чтобъ они знали, куда итти. Такъ они все подвигались поне- 
множку впередъ, по этому деревянному откосу; наконецъ стали на 
м'Ьсто. С!тра!пно, братедъ! ухъ, стра1пно1 У насъ волосы стали 
дыбомъ на головЪ, когда мы нодошли подъ перекладину. Тутъ 
насъ свели прочь, и мы немножко вздохнули. У меня еще б-Ьда, 
въ правый ботфортъ попалъ камушекъ, а, можетъ быть, сухая 
хл^Ьбная крошка, чортъ ее, не знаю! Только терло мн^Ь, братецъ 
мой, ногу улсасно. До крови, 1гЬдь, стеръ. 

Какъ свели насъ съ эшафота, то поставили тутъ же, возл*. 
На шеи преступникамъ над^Ьли петли, и помостъ, на которомъ они 
стояли, опустился изъ-подъ ихъ ногъ. Такъ это было ужъ устроено. 
Они повисли и забились, заметались. Тутъ трое среднихъ и со- 
рвались. Веревки лопнули; они и упали внизъ. Только на краяхъ 
остались висЬть Пестель и Каховсшй. Что тамъ ^и говори, а я 
ув*ренъ, что это случилось оттого, что они испов'Ьдывались и рас- 
каялись отъ чистаго сердца. Богъ ихъ миловалъ. Ну, самъ посуди, 
веревкн были одинаков? л л и кр'1и1к1я, ихъ порсдъ этимъ иробов^яли, 
отчего же не сорвались ни Пестель, ни Каховсюй? 

— А говорятъ, — сказалъ я, — что именно они-то и сорвались, 
Иесг^лъ и Каховсшй да еи^е 1*ылЪовъ. 

— Неправда! Я, в-Ьдь, тутъ же стоялъ. Врутъ! Ну, какъ они 
упали, такъ разбились въ кровь; В'Ьдь самъ посуди, упали-то съ 
размаха. 

Кутузовъ сперва прислалъ адъютанта, а потомъ и самъ л*зетъ, 
кричитъ, ругается: что это такое? 

— И повысить не ум*ютъ! — кто-то отв*чалъ изъ сорвавшихся, 
кажется, будто Рыл'Ьевъ. 

— В'Ьшать ихъ, в*шать скорее!— кричитъ Кутузовъ. И Боже 
ты мой, сталъ тутъ кричать и ругаться. Подняли опять помостъ 
и вновь накинули петли. Въ это время, когда помостъ былъ под- 
нять, Пестель и Каховсшй опять достали до него ногами. Пестель 
былъ еще въ это время живъ и, кажется, началъ немного отды- 
хать. Туп> некоторые стонали, доллсно быть, отъ уп1иба и боли. 
Ихъ пов'Ьсили опять. А, говорятъ, В'Ьшать въ другой разъ не сле- 
довало. Это тоже Кутузова вина*). 

За рвомъ было немного народу. Рано было, и никто ничего не 
зналъ; оттого и не собрались. Народъ тоже это зашумЬлъ что-то. 
Кутузовъ на нихъ закричалъ, а музыка еще громче стала играть. 

— Что же она играла? — спросилъ я. — Похоронный маршъ? 

— Н-Ьгь; простые марши играла и разный штуки. Прошло 
этакъ съ полчаса; докторъ говорить, что они давно померли. Ве- 



*) Вод-Ье подробно см. статью въ «Руссвомъ Архив*» 1881 г., т. П: «Кавнь 
декабристовъ». Въ этой стать* приведены равскавы о кавни Шипцдера, Путяты 
и Норкопфа. 



86 В. П. Батуринск1й 

л'Ьли ихъ снимать. Оняли, братецъ мой; у всЬхъ выл^Ьвли пре- 
длинные Я8ЫКИ и лица были сишя ташя, почти черный. Ихъ сло- 
жили на тел'бгу и сдали полицмейстеру, полковнику Дершау; 
онъ быль назначенъ хоронить ихъ. Нд день тбла поставили въ 
сарай на кронверк^Б же. ВисЬлицу живо разобрали. Тутъ и насъ 
отпустили. Чтобы не д'Ьлать наряда, Дершау вел'Ьлъ инЪ, Богда- 
нову и Дубинкину явиться къ нему вечеромъ. 

Пошли мы. На дорогб встр-Ьтился со мною братъ. Онъ, надобно 
теб'Ь сказать, все прежде еще приставалъ, спрашивалъ меня, когда 
и гд* будутъ наказывать за бунтъ. Я ему говорилъ, что объ этомъ 
в'Ьрно будетъ объявлено, и в'Ьшать будут7> на площади, гцЪ они 
бунтовались. Мы тогда всЬ такъ думали. Встр'Ьтилъ меня братъ 
съ такою претензхею: что же ты, говорить, не сказалъ? А я го- 
ворю: я и самъ не зналъ. 

— Гд* же ихъ похоронили? 

— А вотъ щЪ. Знаешь ты Смоленское кладбище? 

— Ну, знаю. 

— Тамъ есть н1Ьмецкое кладбище, а за нимъ армянское. Тутъ 
есть 8так1й переулочекъ нал'Ьво. Иогь мимо армянска1Ч> кладбиищ 
и итги до конца переулка. Какъ выйдешь къ взморью, тутъ и 
есть. Тутъ ихъ всЬхъ и похоронили. Ночью нхъ вывезли съ кон- 
воемъ, и мы тутъ шли. Распоряжался Дерп1ау. Тамъ потомъ 
четыре месяца кнраулъ стоялъ. 



Сообщил7> В. П. Батуринск1й. 




гг^^^^^^^^^^^^^^ 



ЗАК0УЛ0К1 

(Очеркъ). 




АНДАЛОВЪ былъ чиномъ только надворный со- 
в^Ьтникъ, но про него говорили, что онъ сд-Ьйстви- 
тельный чиновникъ». 

Таше чиновники бываютъ въ каждой канцеля- 
Р1И — умеренно способные, чрезвычайно усердные, 
необремененные вл1ятельныни протекщями и по- 
тому не разсчитывающхе на высок1я степени, но пригодные къ 
небольшому движению по служб'Ь. 

Въ житейскихъ д'блахъ они никакого толку не понимаютъ, въ 
наукахъ и въ разныхъ тамъ литературныхъ и общественныхъ 
штукахъ любой гимнавистъ собьетъ ихъ, но въ д^Ьлахъ своей кан- 
целяр1и они непогр'Ьшимы: знаютъ, гд'Ь какое д'Ьло лежитъ, въ 
чемъ оно заключается, въ какомъ году оно началось, кашя стад1и 
прошло, и тутъ ужъ ихъ не собьешь. 

Для канцеляр1и это драгоценные люди, на нихъ она держится, 
и безъ нихъ она, какъ безъ рукъ. 

Когда такой чиновникъ забол'бваегь и н^Ьсколько дней не хо- 
дитъ на службу, то друпе служащ1е стараются какъ нибудь отло- 
жить напосл'6 мало-мальски запутанный д-бла. Къ чему ломать 
голову надъ распутыван1енъ, когда въ его голов^Ь все уже рас- 
путано? 



88 И. Н. Потапенко 



Случается даже, что самъ директоръ вдругъ экстренно затре- 
бу(уп шисуш пибудь спра11Е;у ивъ 1>01*ь инасх^ъ какихъ ирошлыхъ 
вренеиъ и ему, вм'Ьсто справки, докладываютъ: 

— Ваше превосходительство, Ивановъ боленъ, вотъ ужъ трепВ 
день не ходить. 

И директоръ, ви'Ьсто того, чтобы равсердиться и разнести всю 
канцеляр1ю за то, что она беэъ Иванова ничего не ножетъ под'Ь- 
лать, смиряется и говорить: 

— Онь болень? Неужели? какь жаль... Ну, что жъ, отложите 
справку впредь до его выздоровлен1я... 

Но сь ними р'Ьдко случист(*.я, что они болЬюгь. На лидъ 
они обыкновенно дохлые, сь длинными жилистыми нгеями, сь 
гемороидальнымь цв^^мь лица, но кр'Ьпше, двужильные. 

Такимь чиновникомь въ своей канцеляр1и быль Сандаловь и, 
такь какь такому челов'Ьку нужна жена, вь которой заключались 
бы качества, вь немъ самомь недостаюпця, то онь и выбраль 
себ'Ё женщину толковую, спокойную, хозяйственную и расчетливую. 

Анна Дмитр1евна Сандалова, какь только получила эту фамил1ю 
и изь дома родительскаго черезъ церковь перешла вь домь Сан- 
далова, сь той же минуты начала охранять интересы «своеш 
дома» и сь этою ц'Ьлью вступила вь вЬчную, никогда не преры- 
вавшуюся борьбу сь прислугой. 

Она зорко сл-Ьдила за т1шъ, чтобы кухаргш не обвЬшивала и 
не обм'бривала, чтобы горничная не входила вь соглашен1е сь ме- 
лочной и овощной лавкой ради совмЬстнаго надувательства хо- 
зяйки. Кром'Ь того, принимая во вниман1е, что Сандшювь, отда- 
вавш1й всЬ свои духовный силы казенной служб'Ь, приходиль до- 
мой нервный и крайне воспр1имчивый ко всякому непорядку, она 
требовала оть прислуги выдержки и доброй нравственности. 

Такь называемые «женихи», почему-то вь большомь количеств'Ь 
являющ1еся кь прислу!'^ и по ц'Ьлымъ вечорань распивающ1е у 
нея пиво, были ея кровными врагами, и всяк1й разь, когда они 
появлялись, у нея выходиль сь прислугой инциденть. 

Вс^Ь эти «стЁснешя» не нравились прислугб, и она, поживъ у 
Сандаловыхъ дв'ё, три нед11ли, начинала распространять на черной 
л1Ьстниц'6, что у нихь сне жизнь, а каторга», что это какой-то 
стропи монастырь или тюрьма, и при первой возможности учи- 
няла барын'Ь грубость н получала расчетъ. 

Поэтому Анн'Ь Дмитр!евн'Ь Сандаловой приходилось много тра- 
титься на обьявлен1я вь газетахь. Люди, заинтересованные этимь 
вопросомь, то и д'Ьло читали на четвертой страницЬ: 

«Требуется кухарка (или горничная), отлично знающая свое 
д-бло, трезваго (это если для кухарки, а для горничной — просто 
хороша1Х), ибо если еще можно допустить нетрезвую кухарку, то 
относительно горничной этого даже подумать нельзя) поведен1я; 
безь апчзстатовъ и личныхь рокомеыдац1Й не приходить». 



Закоулокъ 89 

На этотъ разъ съ кухаркой у нея д'бло обстояло благополучно. 
Подобрался р-Ьдшй экземпляръ, который жилъ у нея уже второй 
годъ, какимъ-то чудомъ соединяя въ себ* вс* добродетели, какпхъ 
она требовала огъ кухарки: Т1)с»вая, богомольная, стпрая дЬва, 
совершенно отказавшаяся отъ всякихъ надеждъ и потону прези- 
равшая смужесшй полъ», какъ она торжественно называла всбхъ 
мужчинъ, страшно заботившаяся о своей душ'Ь и потому боящаяся 
гр'Ьха и всл'Ьдств1е этого воровавшая очень осторожно и ум^Ьренно. 

Единственный ея недостатокъ состоялъ въ томъ, что она раба 
три въ зиму отпрашивалась въ Кронштадтъ на богомолье, и въ 
это время Сандаловы должны были об'бдать въ ресторан'Ь. Но 
Анна Дмитрхевна съ этимъ мирилась, какъ потому, что набожный 
наклонности. свид'Ьтельствовали о хорошей кут% такъ и потому, 
что неудобства, причиняемый ими, были мен'Ье обременительны, 
ч'Ьмъ воровство, пьянство и въ особенности «женихи». 

Но съ горничными ей не везло. Въ эту зиму — а былъ всего 
декабрь м'Ьсяцъ— она нерем-Ьнила уже трехъ. Первую с^ь утра до 
вечера посбщалъ ежедневно «двоюродный братецъ» — раж1й дЬтина 
съ кудрявой головой н съ разбойничьимъ лицомъ, и такъ какъ 
онъ отбиралъ все оя жалованье и находилъ, что этого мало, то она, 
будучи безъ памяти влюблена въ него, в-Ьчно ходила съ расте- 
ряннымъ видомъ, съ воспаленными глазами и, казалось, только и 
смотр*ла, ч'гб бы такое станшть. Впрочемъ, это такъ казалось 
Анн* Дмитр1евн'6, но она ничего не стащила. 

Вторая была уличена въ нохип;ен1и дпухъ столовыхъ лолсект,, 
который но нев'Ьд1ш1ю приняла за ссеребро», а имъ была грошъ 
ц1}на. Третья въ отсутств1е Анны Дмитр1евны спала на ея постели, 
неопровержимымъ доказательствомъ чего было смятое б^лье, и, 
благодаря этому, А1П1а Дмитр1евна всю ночь пе могла заснуть, 
воображая, что на нее со всЬхъ сторонъ л^зли и впивались въ 
ея тЬло насЬкомыя, такъ какъ она была почему-то убеждена, что 
прислуга полна насЬкомыхъ. 

И вотъ уже четвертый разъ въ эту зиму въ газетЬ появилось 
объявлеше о томъ, что требуется «горничная, отлично знающая 
свое д^ло, хорошаго поведен1я» и проч. Было назначено прихо- 
дить отъ одиннадцати до двенадцати часовъ дня, но, несмотря 
на это, улсе въ восемь часовъ утра, когда Анна Дмитр1евна была 
еще въ постели, когда даже самъ Сандаловъ только копошился 
въ спальне, приготовляясь къ походу на службу, въ кухн* уже 
торчали шесть таинственныхъ личностей, съ головами, закутан- 
ными въ платки. 

Впрочемъ, у некоторыхъ личностей изъ-подъ платковъ выгля- 
дывали шапочки, и это означало, что они считаютъ себя «сортомъ 
повыше и на рубль дороже». 

Сидели оне необыкновенно смирно, какъ сидятъ въ деревняхъ 
въ великомъ посту на церковной напсртн набожпыя бабы, ожидая 



90 И. Н. Потапенко 

испов'Ёди, а кухарка, уже начавшая свою д'Ьятедьность около плиты, 
громыхая дровами, звеня кастрюлями, стуча кухонными ножами, 
отъ времени до времени выпускала И8речен1я, зиакомивш1я съ 
общимъ положен1емъ въ дом'Ь. 

— Нашъ баринъ челов^Ёкъ сурьезный... Служба да домъ, домъ 
да служба... Въ гости почитай что никогда не ходить, да я къ 
намъ гости р-Ьдко лсалуютъ. Да и слава Богу. Что съ нихъ толку? 
только шуму над&1аютъ, посуду загрязнятъ, да на закуски хо- 
зяева истратятся... А жизнь у насъ хорошая, порядочная... Ба- 
ринъ въ наши прислужныя д'Ьла не вм'Ьшивается... Я вотъ вто- 
рой годъ у нихъ живу, а его даже и въ лицо, какъ сл^Ьдуетъ быть, 
не разгляд'Ьла. Ыа улиц'Ь встр'Ьтила бы, не узнала бы... А барыня 
у насъ д'Ьйствительно строгая, порядокъ спрашиваетъ... Чтобы 
этихъ, прим'Ёрно, жениховъ, которые военные писаря, либо пожар- 
ные солдаты, — и духу не было... 

Таинственныя личности съ головами, закутанными въ платки, 
слушали нее ато и ухомъ но вели. Все это были старыя и очень 
хорошо имъ знакомый п'Ьсни, которыя он'Ь слышали всяшй разъ, 
когда нанимались. Не было ни одной хозяйки, которая не требо- 
вала бы отъ нихъ трезвости, порядка и всякихъ доброд'Ьтелей. 
Он'Ь не чувствовали себя ни трезвыми, ни порядочными, ни добро- 
д'Ьтельными, а вотъ жили же до сихъ поръ. 

Такъ сид'Ьли он'Ь часовъ до десяти, когда наконецъ Анна Дмит- 
риевна, напившись чаю и проводивъ Сандалова на службу, сни- 
зошла къ нимъ и вел^Ьла кухарк'Ь присылать ихъ, каждую по 
очереди. 

Начался подробный досмотръ и допросъ. Анна Дмитрхевна тре- 
бовала, чтобы платки, укутывавппе головы, были сняты. Она хо- 
гЬла вид'Ьть все вооч1ю. 

Мало ли что можетъ скрываться тамъ, подъ платкомъ, какое 
нибудь уродство, раны, сыпи, колтунъ въ волосахъ?... И настоя- 
щ1й допросъ начинался только посл'б того, какъ нарулсиый осмотръ 
не давалъ никакихъ отрицательныхъ показан1й. 

Изъ шести четыре уже по одной наружности оказались не- 
годными. У одной были гнилые зубы, у другой четырехугольное 
лицо, а Анна Дмитр1евна почему-то предпочитала круглую форму, 
у третьей подозрительная сыпь на лбу, а четвертая, будучи про- 
стуженной, говорила сиплымъ голосомъ, всл'Ьдств!е чего была за- 
подозр^Ьна въ пьянств^Ь и кой-чемъ еще похуже. 

Этимъ Анна Дмитр1евна прямо сказала, что он'Ь не подходяаъ, 
а остальныхъ двухъ подвергла допросу. У нея для этихъ случаевъ 
существовалъ готовый рядъ вопросовъ, которые она задавала всЬмъ 
въ одномъ и томъ же порядк'б. Прежде всего она интересовалась 
общими св1}Д'Ьн1ями: иаъ хсакоП губ(ф1пн и уЬзда, сколькнхъ лЪть, 
замужняя, Д'Ёвица или вдова? потомъ шли вопросы бол']^е профес- 



Закоулокъ 91 

с1ональнаго характера: сколько л'ётъ въ прислугахъ, гд^Ь служила, 
иочему ушла съ посл^дняго мФста? По пути она получала и'Ько- 
торыя св'6д'6н1я и о гЬхъ господахъ, у которыхъ служила доара- 
1иивиев1ая, если это были люди стбянце. 

Получивъ удовлетворительные ответы, Анна Дмитр1евна требо- 
вала аттестатъ и внимательно прочитывала е1ю. За дв'Ьнадцать 
л'Ьтъ С0СТ0ЯН1Я женой Сандалова, она держала въ своихъ рукахъ 
множество аттестатовъ и научилась читать въ нихъ не только то, 
что написано, но и между строкъ. 

Она по слогу и по способу выражен1Я узнавала, написанъ ли 
аттестагь отъ души, или только потому, что очень приставали, и 
чтобы отделаться. 

ЗагЬмъ уже она начинала излагать свои требован1я, и тутъ 
можно было подумать, что она задалась ц'блью окончательно запу- 
гать челов1^ка и довести его до такого состояшя,- чтобы онъ 6*6- 
лсалъ безъ оглядки. 

— Я должна тебя предупредить, милая (у нея былъ прин- 
ципъ — прислуги говорить ты), что я очень требовательна. Я 
требую работы, работы и работы. У меня прислуга никогда не 
должна сид'Ьть, сложа руки; за всякую испорченную вещь, за раз- 
битую посуду я вычитаю изъ жалованья. Шлянья изъ дома я 
не признаю. Одинъ разъ въ и'Ьсяцъ, въ воскресенье, отпускаю на 
три часа, и болыпе никакихъ. Чтобы никак1я тетушки и бабушки 
у тебя внезапно не забол^Ьвали, никашя подруги не выходили за- 
иужъ. Я, милая, никакихъ гостей но признаю и т. д. 

И при зтомъ Анна Дмитрхевна пристально и строго смотр^Ьла 
въ глаза испытуемой, желая вид'бть, какъ ея слова ложатся у нея 
на душ'Ь. Но удивительное Д'бло, еще не было ни одного случая, 
чтобы прислуга, выслушавъ этотъ въ сущности приговоръ къ 
ваторжнымъ работамъ, не согласилась остаться служить у Сандало- 
выхъ. На ваЬ строгости она обыкновенно отв^Ьчала: 

— Ну, еще бы, барыня... само собою!.. Да какъ же иначе!.. Да 
разв^Ь можно, чтобы себ'^> этакое позволить... 

И Анна Дмитр1евна отлично знала, что испытуемая въ это 
время думаетъ: сЛадно, говори, что хочешь, такъ я тебя послуша- 
лась... Буду и посуду бить тихонько, чтобы ты не зам'бтила, буду 
и въ гости уб'бгать, когда ты дрыхнешь, будутъ и ко мн'Ь при- 
ходить» и проч. 

Когда Анна Дмитрхевна опросила этихъ и отпустила ихъ, при- 
шли друпя, сперва по одной, черезъ довольно длинные промежутки, 
потомъ ц^Ьлыми стаями. Она добросов^^стно всёхъ осматривала и 
опрашивала итЁхъ, который были удостоены этого, приглашала 
пр1йти завтра, чтобы узнать о ея р-Ьшеши. 

Было около дв'Ьнадцати часовъ, когда пр1емъ долженъ былъ 
кончиться. Анна Дмитр1евна уже охрипла отъ разговора и, хотя 



92 И. Н. Потапенко 



еще не нашла ни одной, которая соотв16тствовала бы ея идеалу, 
гЬмъ не иен'Ье готова была уже прекратить. Она оозвонида кухарку, 
чтобы приказать ей остальныхъ сгнать къ черту». 

— А таиъ, барыня, одна пришла... такая странная, — сообщила 
кухарка. 

— Ну, какая же? 

— Да Богь ее знаетъ... Какая-то непохожая... Оь виду она 
какъ будто и ничего, а только видно, что непохоясая... Можетъ, 
посмотрите? 

— Пожалуй, позови, — сказала Анна Д]1итр1евна, заинтересова- 
вшись неопред'Ьленныиъ объяснеи1е11ъ кухарки, и вотъ вошло 
новое лицо. 

II. 

Она была немного ниже средняго роста, съ бл1Ьднымъ, крайне 
незначительнымъ лицомъ, съ мелкими, незам'Ьтными чертами. 

Все на этомъ лиц'Ь было правильно, ни одна часть его не была 
уродлива, все было ум'Ьренно — носъ, ротъ, глаза, лобъ, но въ об- 
щемъ получалось что-то скучное, сЬрое, иепрнв'Ьтливое. 

Од'Ьта она была въ черную, сильно затасканную юбку, съ чрез- 
вычайно пострадавшимъ отъ времени и носки воланомъ внизу, а 
поверхъ юбки была над'Ьта темная тальма безъ рукавовъ, отъ 
нея 1г1шло холодомъ, и чувстион^июсь, ч'ш тальма эта очень плохо 
гр4етъ ее. 

Волосы на голов* ея — тоже какого-то сЬраго неопред-Ьленнаго 
цв^бта, были не густые, б'Ьдные, они прикрывались шляпкой — 
странное соединен1е зимней шапки изъ заячьяго м'бха съ л'Ётней 
шляпой. Тутъ былъ и бантъ изъ выцв^тпой, нЬкогда коричневой, 
ленты и перо, смявшееся и свалившееся отъ сырой похюды. 

На ше* изъ-подъ тальмы выглядывалъ широшй крахмальный 
воротникъ, довольно помятый и грязный, на рукахъ были фильде- 
косовый порчатки съ продранными пгшьцами, а въ одной рук1} 
она держала зонтикъ — крупный мужской, съ толстой ручкой. 

Увид^Ьвъ особу въ столь странномъ наряд'Ь, Анна Дмитрхевна 
осмотр'Ьла ее снизу вверхъ (она почему-то при осмотр'Ь прислуги 
всегда начинала съ ногъ и кончала головой), и взглядъ ея выра- 
зилъ недоум'6н1е. 

— Здравствуйте-съ1 — промолвила пришедшая какинъ-то чрезвы- 
чайно прилнчнымъ, н'Ьсколько даже слащавымъ голосомъ. 

— Вы... вы въ горничныя?— спросила Анна Дмитр1евна и сама 
удивилась, почему вдругъ начала говорить ей на вы. 

— Да-съ... Вы изволили пом'Ьстить объявлеше.... 

— Вы откуда же? 

— Я собственно зд*пшяя... зд-Ьсь и родилась... 

— А, такъ вы, значить, петербурхч^кая м*щанка? 



Загюулокъ 93 

— Я не м'бщанка... я собственно дочь коллежскаго ассесора... 

— Да? — и Анна Диитргевна вторично съ недоуи'бнхемъ взгля- 
нула на нее. 

— Да-съ... отв^Ьтила испытуемая и какъ-то вдругь слегка по- 
никла головой, и въ ея сбрыхъ главахъ появилось выражеше 
тоски. 

— А вы уже служили?— все-таки продолжала свой допросъ Анна 
Дмитр1евна, хотя въ эту минуту въ душ'Ь оя состоялось р'6шен1е, 
которое можно было выразить сл'бдующими словами: с Ну, н^Ьтъ, 
дочь коллежскаго ассесора я въ горничныя не возьму. Воображаю, 
как1я претензш»... 

— Да-съ, я уже восемь л'Ьтъ этой службой занимаюсь. 

— Какъ же это — дочь коллежскаго ассесора и вдругъ въ гор- 
ничныя? — спросила Анна Дмитр1евна. 

— Такъ... приходится... Судьба, значитъ, такая .. 

— И что же, у васъ есть аттестатъ? 

— Н'Ьтъ, собственно аттестата не имЬю... 

— Почему же? 

— Такъ... прежде я все на одномъ м*стй жила... Люди меня 
знали съ д-Ьтства, и я у нихъ долго жила... Собственно не въ гор- 
пичныхъ, а въ род'б швеи, пу, и тоже за д'Ьтьми присматривала... 
Они померли въ одипъ годъ, и пришлось пойти въ горничныя. 
Пока пр1училась, много м'Ьстъ переменила и, какъ мною не были 
довольны, то и аттестатъ просить было неловко. 

— Гм... такъ что у васъ никогда и не было аттестата? 

— Н*тъ, никогда-съ. 

— А почему же вы ушли съ вашего посл-йдняго мЬста?— уже 
войдя въ колею своихъ обычныхъ вопросовъ, промолвила Анна 
Дмитрхевна. 

— Собственно отъ грубости... Въ купеческомъ семейств* жила 
и все справляла, какъ сл*дуетъ, потому что я уже пр1училась, но 
Ефубости не могла вытерпеть. 

— Въ чемъ же проявлялась эта грубость? 

— Такъ... При каждомъ слов* мое зваше поминали... Если въ 
табачную надо сходить, такъ: эй, ты, дворянка, сб*гай-ка за па- 
пиросами! а то еще хуже: если чего необходимаго, извините, въ 
спальню не принесешь, такъ сейчасъ: что-л{ъ ты своего дворян- 
скаго д*ла не исполняешь?.. А я даже вовсе собственно и не дво- 
рянка, — такъ, дочь чиновника... 

— Значитъ, вы требуете, чтобы съ вами почтительно обраща- 
лись? 

— Зач*мъ? я свое положен1е понимаю. Я прислуга и бол*е ни- 
чего, а только для чего же грубость? 

— Вы грамотная? 



д4 И. Н. Потапенко 

— Да-съ. Я даже когда-то два класса прогимна81и пропЕла... 
А я осм'Ьлюсь спросить: у васъ комната для о(УЬнтъ прислугъ 
общая? 

— Да, обыкновенно он'6 живутъ въ одной, но есть наленьшй 
закоулокъ. 

— Ахъ, вотъ если бъ закоулокъ! мн'Ь много м'Ьста не требуется, 
а только чтобы отд'Ьльно... Вотъ только это, а во всемъ прочомъ, 
вы увидите, я буду исполнять все, какъ и всякая другая прислуга. 
Знаете, это такъ р'Ьдко бываетъ— отд'Ьльный уголокъ... Большею 
частью прислуга живетъ вм'бсгб, это такъ сгбснительно... Знаете, 
человеку хочется быть одному... 

— Значить, личныхъ реконендащй о васъ получить нельзя? 

— Н^тъ, отчего же? Они собственно дадутъ... только ужъ не 
думаю, чтобы дали хорошую... Вы, сударыня, не безпокойтесь... 
Вы испытайте меня... все, какъ сл1Ьдуетъ, ун'Ью д'Ьлать... Я и гла- 
дить ум'Ью, и варенье варить, и шить... Все когда-то для себя кЬ- 
лала, такъ ужъ знаю... Мн'Ь особенно дорого у васъ, что уголокъ 
отд'Ьльный есть... мн'Ь бы только уголокъ... 

Что-то жа;юбное слышалось въ ея голосЬ, когда она говорила 
о своемъ ум'бнь'Ь гладить, варенье варить и шить, въ особенности, 
когда она упомянула о томъ, что все это д'Ьлала для себя. Даже 
Анна Дмитр1ев11а, въ подобныхъ случаяхъ не отличавшаяся впе- 
чатлитольностыо, почувствовала въ дупгЬ своей какъ бы смутный 
откликъ, что-то похожее на жалость, однако же не настолько, 
чтобы изм'Ьнить своимъ твердымъ принципамъ. 

— Хорошо. Вы зайдите завтра въ это же время, и я скажу 
вамъ свое р'Ьшеше, а теперь вы можете итти! — сказала она тономъ, 
не допускавшимъ дальнЬйшихъ разгоноров'ь. 

— Хорошо-съ... Только, извините, сударыня... Я собственно не 
см'Ью... А только вы попробуйте... пожалуйста, попробуйте... Право 
же, я над'Ьюсь, будете довольны... 

— Хорошо, хорошо, заш'ра л вамъ сшику. 

— До свиданья-съ... 

И, съ полминуты нер'бшительно помявшись на шЬс1% она по- 
вернулась и ушла въ кухню. 

Теперь Анн'Ь Дмитрхевн'Ь предстояла особая работа: вызвать въ 
своей памяти всЬ впечатл'6н1я, полученныя отъ ц'Ьлаго ряда опро- 
шенныхъ личностей, и сд'Ьлать выборъ. Д'1&ло это было не легкое, 
ВСЁ личности пришли къ ней неизв'Ьстно откуда. Правда, веб он'Ь 
ссылались на прежн1я м'Ьста и оставляли адреса своихъ посл^^д- 
нихъ хозяевъ. Обыкновенно Анна Дмитрхевна выбирала дв1^-три 
наибол'Ье удовлетворившихъ ее своимъ вн'&шнимъ видомъ и своимъ 
разговоромъ, брала извозчика и объ']^зжала ихъ «посл'ёдшя м'Ьста». 

Но илъ иа^й спооВ ра;}11о<)б1)а:п1о{1 практики она иомпигь исого 
два случая, когда хозяева давали пеблагопр1ятные отв'Ьты. Обык- 
новенно же говорили ни то ни се. 



Закоулокъ 95 

— «Да ничего себ*... Конечно, зв'Ьздъ съ неба не хватаетъ... а 
такъ, чтобы сказать про нее дурное, Э1ч>14) нельзя». 

Люди трусливы. Бели было хорошо, они не р'Ьшанутся сказать 
это, счтобы потомъ, въ случае чего, не было претенз1й». Если было 
дурно, они говорятъ себ*: сКакое мн* д-Ьло? Зач-^мъ я буду пор- 
тить челов'бку?» 

ТУЬиъ не мен11е у Лнпы Дмитр1евны это уже вошло въ при- 
вычку, и она сочла бы себя невыполнившей какой-то долгъ, если 
бы не объ'Ьздила <посл^Ьдяиxъ м'&стъ». И вотъ, перебирая въ своей 
памяти только что полученный впечатл'Ьн1я, она зам'бтила стран- 
ное явлеше: внимате ея все возвращалось къ посл'Ьдней, къ до- 
чери коллежскаго ассесора. Дочь коллежскаш ассесора не удовле- 
творяла самымъ главнынъ услов1ямъ, который она считала нуж- 
нымъ даже пом'бстить въ своемъ объявленти: сбезъ аттестата и лич- 
ныхъ рекомендащй не приходить». У нея какъ разъ не было ни 
того, ни другого. И вообще она не заключала въ себ* ничего при- 
влекатольнаго. Лицо оя по «озбулсдало сим11€ЯТ1и — такъ себ'Ь, не- 
значительное лицо, по всбиъ видимостямъ она не отличается хо- 
рошимъ здоровьемъ, будетъ уставать, можетъ быть— часто бол-бть: 
о, Анна Дмитр1евна совс'1&иъ не признавала прислуги, которая бо- 
л*етъ. Прислуга, по ея глубокому уб'Ьакдетю, не должна бол*ть. 
Поэтому она прежде всего смотр'1]ла въ лицо, и если вид'Ала па 
щекахъ «кровь съ молокомъ», то это уже былъ большой шансъ 
для испы17емой. 

Но что особенно отаалкивало ее огъ этой «личности», такъ это 
воспоминан1е о томъ, какъ она сама вдругъ ни съ того ни съ сего 
начала говорить ей вы. Почему? съ какой стати? Потому, что у 
нея какая-то дикая шляпка на голов'Ь и этотъ ужасный воротни- 
чекъ и такой жалшй видъ: какая-то иарод1я на барышню... Что 
можетъ быть ужасн'бе жалкихъ претензШ? «Н^тъ н^тъ — при- 
слуга, такъ прислуга... Терп'Ьть не могу этихъ неопред'Ьленныхъ 
промежуточныхъ существъ». 

Таковы были ея доводы противъ дочери коллежскаго ассесора. 
А доводовъ въ ея пользу Анна Дмитр1евна, невидимому, совсЬмъ 
не находила въ своей душ'Ь. По крайней кЬрЬу она не могла вы- 
разить ихъ словами. И, казалось, все было противъ «дочери кол- 
лежскаго ассесора», и судьба ея въ дом'6 Сандаловыхъ была ]рЬ- 
шена. 

И тбмъ не мен'Ье, когда Анна Дмитр1евна подводила итоги сво- 
имъ воспомипан1ямъ, то въ конц'Ь концов1> р'Ьшенте ея было такое: 
«Не попробовать ли ее? Въ сущности, я в'ёдь нич'бмъ не рискую... 
Не годится — разсчитаю... вотъ и все». 

И когда она такимъ образомъ р^Ьшила, то у нея явилось пр1- 
ятное ощущен1е отъ сознан1я, что ей н'&тъ надобности таскаться 
по «посл1Ьднииъ м'Ьстамъ», и можно сегодня просид'Ёть дома. 



96 И. Н. Потапенко 



Погода была отвратительная, дулъ сильный вЬгеръ, саЬтъ на 
улиц'Ь кружился, 1{акъ пъ ураган!); въ такую погоду хЛиь ничего 
лучше, какъ сид'Ьть въ теплой квартир'Ь и соенавать, что можно 
сид'Ьть такъ, сколько теб'Ь угодно, хотя бы тамъ, на улиц^^, 1|1ръ 
перевернулся вверхъ дномъ. 

Такимъ образомъ, повидимому, Анна Дмитр1евна Сандалова, 
несмотря на свои твердые принципы, поступила безъ всякихъ 
основашй. Но это было только невидимому, такъ ей казалось, но 
въ Д'Ьйствительности основанхя эти гн'Ьздились въ такой глубин^Ь 
ея со8нан1я, что оттуда ей не были видны. 

А д'Ьло было въ сущности очень просто: Анна Дмитр1евна, ви- 
д^Ьвшая на своемъ в^^ку множество личностей, нриходившихъ на- 
ниматься въ прислуги, давно 8ам1Ьтила, что ни одна изъ нихъ 
еще ни разу не сказала ни одного слова, которому можно было 
бы пов'Ьрить. Личности расхваливали свои качества, который под- 
вергались изсл'Ьдован1ю Анны Дмитр1евны, какъ товаръ, который 
надо такъ или иначе сбыть съ рукъ, а значитъ надо во что бы 
то ни стало расхвалить. Поэтому он'Ь всегда лгали отъ начала 
до конца: и о своемъ поведен1и, и о необыкновенномъ ум1Ьнь1Ь гла- 
дить и шить, и о своемъ кроткомъ характер'^, он'ё отрицали— и 
даже съ негодован1емъ — всякую даже возможность какихъ-то 
двоюродныхъ братьевъ, жениховъ, даже простыхъ гостей, он'Ь 
разсказывали турусы на колесахъ о какихъ-то генеральшахъ, ба- 
ронахъ и графахъ, у которыхъ он* служили, такъ точно, какъ 
лгали ихъ аттестаты и рекомендащи. Имъ просто надо было 
только какъ нибудь втереться въ домъ, завлад'Ьть кроватью для 
спанья, а тамъ уасе видно будетъ. 

И вдругъ она видитъ передъ собой странное существо, которое, 
нанимаясь въ горничныя, не разсказываетъ никакихъ истор1й о 
своемъ блестяп^емъ прошломъ, только вскользь и глухо упомипаетъ 
о какихъ-то людяхъ, которые знали ее въ дЬтств!), и не показы- 
ваетъ никакихъ блестящихъ аттестатовъ и даже просто заявляетъ, 
что «на посл^Бднемъ м'ЬсгЬ» о ней хорошихъ рекомендац1й не дадутъ. 

«Попробуйте, будете довольны»... — говоритъ она почти умоляю- 
щимъ голосомъ ~ вотъ все ея хвастовство. 9та совершенно новая 
черта очевидно и подкупила Анну Дмнтр1евну и настолько, что 
она простила «дочери коллежскаго ассесора» даже свое вы, кото- 
рое такъ опрометчиво вырвалось у нея. 

«Ну, однако,— сказала она себ*:— это вы больше не повторится, 
пусть она будетъ хоть дочерью генералиссимуса, а разъ она гор- 
ничная, такъ значитъ ты». И Анна Дмитрхевна твердо р'бшила, 
что будетъ говорить ей ты. 

На другой день пришло несколько личностей, каждая съ упо- 
ван1емъ, что ее-то и выбрали на службу, но всЬмъ было отказано. 
«Дочь коллежскаго асессора» водворилась въ дошЬ Сандаловыхъ въ 
качеств'Ь горничной. 



Закоулокъ 97 



III. 



Когдя ой объявили, что избираютъ ее, на лиц'Ь ея выразилась 
радость. Она сейчасъ же вручила Анн'Ь Дмитрхевн^Ь свой паспорть 
и поб-Ьжала за своимъ скарбомъ. 

Черезъ часъ она уже была на м-^стй. Подручный дворникъ 
вта111,илъ въ кухню ея сундукъ — небольшой, обитый жел^Ьзо1Iъ, 
старинной формы. 

— А гд* же у васъ этотъ закоулокъР—первымъ д-блоиъ спро- 
сила она у кухарки. 

ЕП показали закоулокъ, и она сейчасъ же скрылась тамъ пш^- 
сгЬ съ своимъ сундукомъ. Довольно долго она тамъ копошилась, 
а когда вышла оттуда, была неузнаваема. 

Безъ своей затасканной тальмы, безъ зонтика въ рукахъ, безъ 
странной шляпы, она им^Ьла чрезвычайно чнстеньшй, благоприлич- 
ный видъ. Вм*сто черной юбки, въ которой она ходила, когда 
была безъ м-Ьста, очевидно для придашя себЪ солидности, на ней 
была сЪрая съ розовой ситцевой кофточкой, съ бЪлымъ передни- 
комъ. На голов*!) у нея былъ б'Ьлый чепецъ. 

Когда изъ комнаты послышался звонокъ, и она явилась впер- 
вые въ этомъ вид'Т} передъ лицомъ Анны Дмитр1евны, хозяйка по- 
смотрела на нее и сказала: 

— Очень хоротпо. Вы всегда будете такъ ходить? 

— Вач'да-С'ь. Я люблю, чтобы было прилично. 

— А какъ васъ зовутъ? 

— Машенькой-съ. 

— Ну, хорошо, Машенька, подавайте завтракъ. 

И опять Анна Дмитр1евна поймала себя на томъ, что, несмот- 
ря на свои принципы и на спещальное об'Ьщате, говорила ей 
вы. И хуже всего то, что теперь ужъ она не вид^Ьла возможности 
перейти на ты, да почему-то и не хот*лось ей, какъ-то не шло 
это, и въ душ* она р-Ьшила, что это ужъ такъ и останется. 

Машенька оказалась чрезвычайно поворотливой, она быстро 
разузнала, гд'Ь что лежитъ, разыскала подобающую случаю ска- 
терть, накрыла столъ и поставила приборъ. 

Анна Дмитргевна сид'Ьла за столомъ, по'бдала завтракъ и лю- 
бовалась ея ловкостью, и этотъ передникъ, и этотъ чспчикъ, и эти 
небольш1я руки съ длинными пальцами, все это д'бйствовало на 
нее успокоительно и даже какъ будто прибавляло аппетита. Право, 
ей казалось, что первый разъ въ жизни она такъ прхятно позав- 
тракала. 

Дальше оказалось, что Маша за всякое д'Ьло бралась такъ, 
какъ будто она н-Ьсколько л1зтъ была въ домЬ. Пос^гЬ завтрака 
она принялась вытирать пыл1> съ п1анино, стэ п1кафовъ, со вс^го 

«иотор. в«отн.», ЯНВАРЬ, 1904 г., т. хот. 7 



и. Н. Потапенко 



ЧТО только ну}1сдалось въ этомъ, аат*мъ пересмотр11ла каждый 
щгЬчючиыП г()|)ток'ь и полила гЬ цк'Ьты, которымъ .ш) было нужно, 
а когда кончила вес, что ей казалось необходнмымъ, нодониш къ 
Анн'6 Дмнтр1евн'& и заявила: 

— Позвольте вамъ сказать... въ кабинет]^ подушка, которая на 
диван'6, распоролась, такъ не позволите ли зашить? 

— Неужели распоролась?— с ь удивлешемъ спросила Анна Дмит- 
р1евна. Удивлен1е ея относилось къ тому обстоятельству, что она 
саыа, такъ бдительно сл-Ьдившая за порядкомъ, а въ особенности 
въ кабинет* своего мужа, этого не заметила. 

— И даж(? сильно-гл>... Так'ь, нидно, что уже данно... 

Анна Дмитр1евна отправилась въ кабинетъ и собственными 
глазами уб'Ёдилась, что Маша права. 

Самъ Сандаловъ не жаловался, но онъ вообще никогда не об- 
ращалъ вниман1я на как1е бы то ни было порядки, если они не 
относились къ канцелярскому д1шу. 

— Да, въ самомъ д'1>Л'Ь, — сШ1зала Анна Дмитр1евна.— Ч'акъ за- 
П1ейто. Вы ум1^е'1«? 

— Какъ-же-съ, я отлично умЬю. - И Машенька принялась 
зашивать. 

«У нея есть иии1иатива... Это очень хороню», — сказала себ* Ан- 
на Дмитр1евна. 

А когда Мпнкчп.ка кончила ;)ту р.чботу, ч\) спросила, нЬгь ли 
чего понп1ть. Анна Дмитр1евна сейчась же сочинила какую-то 
кофточку изъ остатковъ мато1)1и оть прошлохюдняго платья. Ма1на 
взяла для образца кофточку Анны Дмитр1евны и забралась въ 
свой закоулокъ. 

Припшлъ со (^луисбы Сандаловъ, Манюнька накрыла на столъ 
и подавала обЬдъ. Сандаловъ сперва не обратилъ на нее ника- 
кого вниман]я, попросту онъ ея не видЬлъ, хотя ет взглядъ н!?- 
сколько разъ скользилъ по ней; но вдру!^ онъ зам1'лилъ ея б!;- 
лый передникъ и чепецъ и волей-неволей долисснъ былъ разгля- 
деть и всю ея пару леность. 

— Гд* это ты взяла такую?— спросилъ онъ жену, когда Ма- 
шенька за ч'бмъ-то вышла. 

— А что? Разв* она теб* не нравится? 

— О, мн*, право, все равно... Но она странная... 

— Ч*мъ? 

— А вотъ и не знаю ч-Ьмъ:' какая-то не похо:кая на другихъ 
горничпыхъ... 

— Да, она дочь коллежскаго асессора. 

— Да? Кдкимъ же образомъ? 

Анна Дмитр1евна разсказала ему, какъ было д'&ло. 

— А, такъ но'гь почему ты говорин1ь ей ны... сказал'ь (-ан- 
даловъ. 



Закоулокъ - 99 

— А ты зам'Ьтилъ? 

— ^(я в'Ьдь я все замечаю, только... какъ бы тоб!} сказать... 

— Не обращаешь вниман]я? 

— ЬГЬтъ... Не придаю значешя... 

— А что у тебя на диван^Ь была распорота подушка, ты за- 

М'бТИЛЪ? 

— Еще бы, это уже недЬли три... 

— Почему же ты по слсалал'ь? 

— Ахъ, собирался, тысячу разъ собирался; признаюсь, это 
меня даже равдразкало... приляжешь послЬ обЬда, полоясип1ь руку 
подъ голову, и вдругъ рука куда-'1Ч) залезла, въ какую-то яму... 

— А вотъ она сейчасъ же зам1^тила п зашила... И вообще, 
вообще, если она такъ будетъ дальше, то это— сокровище. Кухарка 
у меня теперь хорошая женщина, а съ горничными я страшно 
мучилась. Если она будетъ такая, какъ сегодня, то я буду со- 
всбмъ счастлива. 

А Машенька очевидно р^Ьшилась оправдать всЬ надежды Анны 
Дмитр1евны. Прошелъ день, другой, третШ, а за ними множество 
другихъ дней, а Машенька ни на 10ту не изм^^пялась. 

Вставала она очень рано, далее раньше кухарки и сейчасъ же 
принималась за работу. Въ холодные дни она затапливала въ ком- 
натахъ печи, потомъ тщательно прибирала во всЬхъ комнатахъ, 
выметала, стирала пыль, поливала пв-Ьты. Когда вставалъ Санда- 
ловъ, въ комнатахъ было уже тепло, чисто и уютно, а въ столовой 
на стол* кип'Глъ самонаръ, и его ожпдалъ завтракъ. 

Сапоги его, и калоши, и платье, и шинель, все было вычищено, 
все блестело, какъ новое. БлесгЬли всЬ ручки у дверей, блестЬлъ 
самоваръ, остры бглли ножи, которые подавались къ столу, сло- 
вомъ въ дом'Ь явилось то, о чемъ всегда такъ безнадежно мечтала 
Анна Дмитр1евна. Былъ отысканъ «идеалъ горничной». 

Не было р-Ьшительно такой надобности, о которой Анна Дмит- 
р1евна должна была бы напоминать Машеньк'Ь, она все сама знала 
и д'Ьлала напередъ. Рубахи, кофточки, чепчики, даже ц1шыя 
юбки — шились одна за другой, избавляя Анну Дмитр1евну отъ 
расходовъ на надо'бдливыхъ портнихъ. Анна Дмитр1евна блажен- 
ствовала. 

Когда къ нимъ приходили знакомые, или она сама за'Ьзжала куда 
нибудь, она непременно заявляла: 

— Ахъ, вы не можете себ* представить, какая мн* удача съ 
горничной! Ужъ я не говорю о кухарк*, — вотъ уже около двухъ 
л-Ьтъ я пасчетъ кухни спокойна, — но наконецъ я нашла и гор- 
ничную — золотая д'Ьвушка, прямо золотая. И представьте себ*: 
она дочь коллежскаго асессора. 

— Да неужели? — И ей не в^Ьрили и требовали объяснен1я и 
подробностей; всЬмъ казалось, что дочь коллежскаго асессора ни- 

7* 



100 И. Н. Потапенко 



коимъ обравомъ не можетъ быть хорошей горничной. И Анна Дмиа- 
р1евиа разсказынала все, что 311Ш1а о Машеиьк!}, то-о(ггь гланиымъ 
образомъ то, что она дочь коллежскаго асессора, и что она не могла 
жить у купцовъ изъ-за ихъ грубости. 

— И я, знаете, просто дрожу теперь, что ее могутъ у меня пе- 
реманить. Тогда я просто, знаете, буду чувстновать себя такъ, какъ 
будто потеряла рай... 

Можно было зам'Ьтить, что Машенька особенно торопилась по- 
кончить скор'бе со всей вн'Ьпиюй уборкой и любила, когда ей по- 
ручали шитье. Тогда она забиралась въ свой закоулокъ и тамъ 
просиживала ц'Ьлые часы. Это было ея любимое м'бсто и любимое 
8анят1е. 

Но Анна Дмитр1евна, совершенно довольная положен1емъ д'&лъ 
въ дом'Ь, никогда и не подумала спросить себя, почему Машенька 
такъ любитъ свой закоулокъ. Еще кухарку до известной степени 
интриговалъ вопросъ о томъ, что Маи1епька д'Ьлаетъ въ своемъ 
закоулк'Ё, и даже не столько это, какъ то, гд'Ь и какъ она тамъ 
пом'Ьщается. 

Кухарка очень хорошо знала этотъ закоулокъ. Онъ торчалъ 
между кухней и ванной и представлялъ собой что-то въ род* чу- 
ланчика съ узенькимъ ходомъ изъ коридора. 

Кухня осв'Ьщалась окномъ со двора и получала оттуда пястоя- 
1ц1Н солнечный снЬгь, рай у мнется, нъ тЬ дни и часы, когда опч. 
бывалъ въ ПетербургЬ. Ванна соединялась окон1КОмъ съ кухней 
и получала свой св*тъ изъ кухни, и это уже былъ, разумеется, 
св'Ьтъ скудный, такъ что, когда Анна Дмитрхевна или самъ Сан- 
даловъ погружались въ ванну, то приходилось зажигать св'Ьчу. 

А закоулокъ получалъ свой спЬть иаь ванны, съ которою онъ 
былъ связанъ маленькимъ окошечкомъ. Другихъ источнмковъ днев- 
ного св-Ьта у него не было. Правда, въ коридор*, куда выходила 
изъ него дверца, по вечерамъ гор*ла лампочка, но она давала та- 
кой скудный св'Ьтъ, что его едва хватало на осв'Ьщсн1е самого ко- 
ридора. Такимъ образомъ Машеньк* приходилось большею частью 
работать при ламп*, которая сильно нагр*вала и портила воздухъ, 
и оттого глаза ея постоянно были красны. 

До поступлен1я в'ь домъ Маншньки закоулокъ служилъ для 
пом*щен1Я кубышки съ керосиномъ, ножной ванны, ко1Х)рой иногда 
Анна Дмитр1евна для эконом1и зам*няла нас1Ч)ящую, полотерныхъ 
щетокъ и множества другой хозяйственной дряни, которую теперь 
пришлось пом*сти'1ъ на нарахъ въ коридор* же. Но надъ вс*мъ 
этимъ скарбомъ господствовала кубып1ка съ керосиномъ. Къ ней 
постоянно обращались за осв*тительнымъ матер1аломъ, переливали 
изъ нея въ бутылку, а изъ бутылки тугь :ке разливали въ лампы, 
при чемъ, разумеется, изрядно проливали па иолъ. И до того 1П> 
закоулк* полъ былъ пропитанъ керосиномъ, что, когда въ немъ 



— Закоулокъ 101 

поселилась Маша, запахъ керосина наполнялъ закоулокъ, и ни- 
какъ она не могла еш вывести. 

Ни одной изъ нрежнихъ горничныхъ не приходило въ голову, 
Ч'го можно жить въ этой дыр'Ь. При кухи'Ё была большая комната 
въ два окна. Анна Дмитр1евна шутя говорила даже, что это луч- 
шая комната во всей квартир'Ь. И кухарка съ горничной, живя въ 
ней вм-ЬсгЬ, чувствовали себя отлично. 

Поэтому кухарка никакъ не могла понять, почему Машенька 
пренебрегаетъ большой и св'&тлой комнатой и предпочитаетъ ей 
закоулокъ. Въ душ'Ь она радовалась этому, такъ какъ ей все-таки 
пр1ятно было жить одной, ижЬя въ своемъ распоряжен1и ц'Ьлую 
комнату, но недостаточно быть довольной, надо и понимать. И она 
не равъ спрашивала у Машеньки: 

— И что вамъ за охота, Машенька (она, какъ и Анна Дмит- 
р1евна, почему-то не могла обрап^аться къ МашенькТ} иначе, какъ 
на вы)? охота вамъ гЬсниться въ эгомъ чулан'Ь? Тамъ и кероси- 
номъ воняетъ и темнота... Какое такое вы находите въ немъ удо- 
вольствхе? 

— Такъ,— по своей обычной манер* отвечала Машенька: — мн* 
там'ь ир1ятно. 

— Не пойму я... 

— Не могу объяснить вамъ... глма не знаю почему... а только 

МН'А ПР1ЯТН0. 

— Можетъ, гнушаетесь нашимъ сосЬдствомъ? — предположила 
кухарки 

— Ахъ, какъ можно! какое я им*ю право гнушаться? Что я 
такое особенное, что бы могла гнушаться? 

— Ну, все же вы не простая, а чиновницкая дочь... 

— Ну, это что!.. Это было, да ни къ чему не повело... Можегь, 
оттого, что я чиновницкая дочь, мн* только хуже, ч'Ьмъ вамъ... 

И при этомъ глаза ея делались грустными, и все лицо прини- 
мало какую-то жалобную складку, и кухарка, видя, что ей раз- 
говоръ этотъ непр1я'генъ, не продолжала его. 

Такъ и не поняла она, почему Машенька тесный закоулокъ 
предпочитаегь большой и светлой комнат*. Не разъ въ отсутств1е 
Машеньки пробовала она заглянуть въ закоулокъ. Но тамъ было 
почти совс*мъ темно, и ничего нельзя было разглядеть. Такъ она 
и оставила этогь вопросъ для ссб)! открьггымъ. 

IV. 

А Машенька д-Ьйствительно обожала свой закоулокъ. Она ста- 
ралась производить ВС* вн*пш1я работы, какъ уборка комнатъ, 
гонка печей, поливка цв*'говъ, какъ молено скор*е и какъ можно 
€чккуратн*е, чтобы ея нп на ч*мъ этимь не звали. 



102 И. Н. Потапенко 



Она вовсе не любил^ шить. Глаза у нея были слабые и бол^Ьли 
оть этого. Да и сид'1гг1* надо было сотуишшъ, и случалось, «пю 
побаливала у иея спина. И, гкмъ не мен'Ье, она просто рвалась за 
шитьемъ и, когда кончала какую нибудь работу, она точно увю- 
дяла Анну Дмитр1евну дать ей другую. И когда она шила, такъ 
ужъ и знали, что она занята шитьемъ, и если не было важнаго 
повода, не тревожили ея. 

Она любила свой закоулокъ. Она полюбила его раньше, ч'бмъ 
увид'бла и воспользовалась имъ. Она полюбила его въ ту самую 
минуту, когда Анна Дмитр1свна въ день перваго осмотра и опроса 
только упомянула о немъ. Она полюбила его потому, что онъ былъ 
уже давно предмегомъ еп тихихъ, молчаливыхъ, но пламенныхъ 
мечтан1й. 

Родителей лишилась она рано, когда ей было тринадцагь л'Ьтъ. 
Тогда-то именно она пос^Ёщала прогимназ1ю. Отецъ поздно ыаду-^ 
малъ отдать ее въ учете. Оттого она только и успела два класса 
пройти. Тогда умеръ ея отецъ, а матери она вовсе не помнила. 

Съ семи Л'Ьтъ она начала «зав-Ьдывать хозяйствомъ» въ дом*, 
и д'Ьйствтчзльно всему научилась -и гладить, и варить варенье, и 
шить. А тугь вдруп» осталась одна, безъ родныхъ и безъ денеп>. 
ВсЬ вещи, как1я были въ дом*, уже давно были заложены и про- 
даны на л4ченье отца. Онъ бол-Ьлъ долго, таялъ медленно, и, ко- 
гда уморъ, въ квартир* было уже пусто. 

Служи лъ онъ слин1комъ мало, чтобы оставить ей пенс1Ю, и 
она очутилась на улиц*. У отца ея были «друзья». Они взяли 
ее къ себ* въ домъ и держали на кухн*, заставляя исполнять 
самыя многосложный обязанности. Тутъ ей было трудно, но все 
лее они помнили, что она «дочь калл(^лсс1с;1Г(> а(чи*.сора», и д*лал11 
ей снисхожден1е. 

Ей давали носить старый платьн, позволяли донашивать шляп- 
ки, и случ^шось, когда нико1Ю изъ знакомыхъ но было, сажали е<^ 
у кр;ш стола и разр*шали пить съ ними чай въ прикуску. 

Такъ прожила она л*тъ пять, а тутъ и съ друзьями стряслась 
б*да. Жена сама умерла, а мужъ почему-то запьянствовалъ, и его 
ч*мъ-то раздавило гд*-то на улиц*. 

Отсюда она пошла мыкаться по людямъ. Пробовала быть швеей 
и няней, но все было тяжело, и иикакъ она но могла д*лать 
такъ, какъ требовали. 

А, главное, ей страшно м*н1ало ея зван1е, прописанное въ пас- 
поргЬ. Въ «хоротихъ домахъ» рЬпштельио не хогЬли «брать дочь 
коллежскаго асессорам,— боялись, что ее уважать надо; брали купцы 
и м*щане, зато они не только не ува}кали, а измывались надъ 
ея дворянствомъ, ко1'ораго она себ* впрочемъ никогда не припи- 
сыв{1ла. Такъ 1Ч)да полчюра она слулснла въ горпнчныхъ. 

Вс* неудачи и 1гевзгоды какъ-'1Ч) странно вылились у нея въ одну 
мечту. Она денно и ночно мечтшга о такомт, м*стЬ, гд* у нея 



Закоулокъ - 103 

была бы своя комнсятка. И ой всегда представлялось, что эта ком- 
ната—св'Ьтлая, просторпгш, уютнш!; в'ь иеН можно сид1ггь и хо- 
дить, принимать знакомьтхъ (котор!лхъ у ноя вовс(^ и не было). 

И она знала, что въ хороших ь домахъ для прислуги бываютъ 
так1я комнаты, и мечтала попасть въ такой домъ, но туда не брали. 

11о мЬр* того, какъ годы П1ли, мечта ея суживалась, она 
Д'|[;л;и1а уступку за уступкой. .Ужо с^вЬтлгш просторная комната 
превратилась въ маленькую, хотя бы полутемную, лишь бы въ 
ней можно было сидеть, и, нако1юцъ, она рада была и закоулку 
и охотно принимала его со всЬми его неудобствами, съ теснотой, 
темнотой, запахомъ керосина. 

(>ь 'й1хъ поръ, какъ упгла она изъ родительская дома, таскала 
она за собой сундукъ. Этимь сундукомъ она такъ дорожила, какъ 
будто там'ь были как1я пибудь драгоценный сокровища. Однажды 
случилось, что хозяева, у которыхъ она служила, персЬзжали на 
новую квартиру и во время перевозки сундукъ ея забыли въ ста- 
рой. Мапи»нька воооразпла, что 0!1Ъ иот(^рянь или украдеиъ. Она 
рыдала; впала въ глубокую тоску. Но сундукъ нанюлсл, его при- 
везли, и она успокоилась. 

. Что было въ этомь сундук*? С^рая юбка, въ которой теперь 
она ходила, нисколько передниковъ и чепцовъ. Но это ли были гЬ 
драгоц-Ьиности, 1137>-за которглх'ь она такъ убивалась? 

ПГ'.гь, тамь были ея восноминан1я. Они-то заставляли ее меч- 
тать о своемъ угл'Ь и теперь, когда она добилась Э1Ч)Г0 угла, изъ 
кожи лЬзла, исполняя С1юи обязанности, чтобы только эготъ уголъ 
остался за нею. 

Нрп тусссломъ св'ЬгЬ лампы, прибитой къ ст*н* и успевшей 
уже за короткое время закоптить потолокъ, сидела Манюнька на 
своей узенькой кровати, согнувшись въ дугу, надъ кофточкой, 
которую Н1ила дчя Анны ^1,митр^евны. Иголка совершала быстрыя 
движения при помоп^и ея длинныхъ, тонкихъ пальцевъ, можетъ 
быть, предназпаченныхъ, для музыки или какихъ нибудь изян^- 
Н1лхъ худолсественпыхъ работъ. 

Шьетъ она долго такимъ образом ь, но вдруг ь почувствуетъ 
усталость и боль въ спин*, остановится и выпрямится. Тогда 'ея 
взглядъ падаетъ на сгЬику и долго остаиав.1ивае;1ХУ1 на ней. 

Вся сгЬнка ув-Ьн^ана рамочками, въ которыхъ сидягь сЬрые, 
вь1линявнпе отъ времени мулсчины въ штатскихъ и поенныхъ 
мундирахъ и сюртукахъ, дамы въ пышныхъ шляпахъ съ старин- 
ными прическами. 

Посредпн'Ь большой нортрегъ въ круглой рам* подъ стекломъ. 
Это — мужчина съ худон^авымъ лицомъ, на которомъ так1я же обык- 
новенный и незам*тныя черты, Ш1къ и на лиц* Маиюньки. Ред- 
кая борода не м*и1аетъ рельефно обозначаться формамъ его лица. 
Глаза у него вяльк», бол*знонные, грустн!»!о. !>го— ея отецъ, съ ко- 
торым'ь она провела Ш'Л) сво(^ д'1;г(.тво. 



101 И. И. Попшешбо 



Ничего ОФГЬ ие дал» ей^ крошЬ горешлвой жнзнн, жогорую они 
теперь проводить, но она съ безконечпой в1ша10стью сногрить на 
иего, емтрить наждый день, каждый часъ н все-таки не ножеть 
ваглядЬтьеи. 

Въ неиъ ея утраченное прошлое, въ ненъ вся та жизнь, о ко- 
торой она не ножеть даже нечтать, потону что она, эта жизнь, ка- 
нула вь бездну и никогда, никогд:! не вериеп;я. 

Но если судьба не дала желанной жизни, то все же она не ли- 
шила драгоц'Ьнной способности жить въ воображен1и, лшть, вспо- 
миная н грустя, но все-таки жить иной жизнью, ч'Ьнъ та, которая 
есть въ действительности. 

И Машенька жнветъ этой жизнью, лснветъ всЬнн силаии ея 
души, лпгоетъ тоинтольяо и страстно. 

И такъ явственно вспоминаются ей дни глубокаго д'бтства. Ёя 
сознан1е началось съ какого-то 1Ч)ря, должно быть, огромнаго горя, 
потому что ея первый впечатл'Ьн1я отъ жизни — все черное, мрач- 
ное и угрюмое. Тогда въ ея маленькой д'Ьтской душЪ составилось 
представлеше о жизни, какъ о чемъ-то торжественно- мрачномъ. 

Нъ дом1} угрюмая тишина, как1е-то люди съ заплаканными ли- 
цами, всЬ въ черномъ. Зеркала, картины, статуэтки, все закрыто 
кисеей. ЪсЬ ходятъ на цыпочкахъ. Повсюду носится дымокъ съ 
страннымъ слащавымъ запахомъ, который съ 1*Ьхъ поръ для нся 
на всю жизнь остался заиахонъ горя. 

Ни лицъ, ни событ1Й того времени она не помыи!^. Должно 
быть, тогда умерла ея мать, и это были похороны. 

Это событ1е разбудило сознан1е въ ея д'Ьтской душ'Ь, ей было 
тогда около четырехъ л'бтъ. Потомъ вспоминаетъ она, какъ огецъ, 
тогда еще молодой и здоровый, съ какою-то скорбною и'Ьжностью 
ухаживалъ за ней, возился съ ней, какъ нянька. Онъ все са^а- 
рался Д'Ьлать для нея самъ. 

На сдужбЬ онъ тогда только начиналъ, жалованье получалъ 
маленькое, но, должно быть, у него было кой-что свое, или онъ 
взялъ за иатерью, потому что въ дом'Ь было хорошо— красиво и 
уютно. 

И помнитъ она свои тогдашн1я чувства. Она обожала отещ и 
постоянно ежеминутно чувствовала себя «самой счастливой во 
всемъ м1р'6». 

Но какъ все обманчиво! И зач'Ьиъ судьба такъ подводить че- 
лов'Ька? «Самаго счастливаго» она превращаетъ въ самаго жалкаго. 
Идутъ въ памяти времена друпя. БолЬзнь отца, бЬдиость и 
опять похороны. Не странно ли, что самое чудное время ея жизни, 
единственное, о которомъ ей хочется вспоминать, было заключено 
иежду двумя похоронаии? 

(Зчнсчъо оя началось среди ч(Ч)11аго цв'Г>та и иочальныхъ лицъ 
и закончилось (феди нихъ же. И тонерь это счастье, Ш1къ р'Ьдкан 



Закоулокъ 105 

драгоценность въ лархгЬ, все сложено зд-Ьсь, въ этой узкой и т1;с- 
иой и^сли. 

Это ея царство, сюда въ этотъ закоуло1гь ее безумно тянетъ 
оттуда, изъ большихъ св-^тлыхъ коннатъ, гд'Ь друпе люди живутъ 
настоящей жизнью. Съ этими портретами она — среди утраченнаго, 
но все же своего. 

Вотъ рядомъ съ отцомъ ея мать — худенькое, бл'Ьдное лицо. 
Машенька никогда не знала ея, но все равно она люби1*ь ее такъ, 
какъ будто знала и всю жизнь пользовалась ея лаской. Про нее 
она много слышала отъ отца: она, б'Ьдная, всю жизнь пробол'Ьла 
и умерла, не познавъ настоящая веселья жизни. 

Онъ взялъ ее больную. Его любовь къ ней скорее походила 
на жалость, это она вид^^а изъ его разсказовъ о ней. Ихъ ко- 
роткая совм'бстная жизнь была страдашемъ съ ея стороны и н'Ьж- 
пымъ уходомъ съ его. 

с Видишь ли, д^Ьтка, — часто говорилъ Машеньк1( отецъ, вспоми- 
1КШ о ея матсри, — видишь ли, есть существа, когорымъ дано жи- 
зненныхъ силъ очень мало, такъ что имъ самимъ едва-едва хвата- 
етъ. И 0Т1И доллсны быть с^купы на свои силы, они доллспы ревниво 
оберегать ихъ, а не расточать. 

«Твоя мать захогЬла счастья, для котораго у нея не было 
СИЛ7,— счастья быть матерью. Твое рожден1е подкосило ея жизнь. 
Она отдала тебЪ главную часть свовхъ небольшихъ жизненныхъ 
силъ. Съ тЪть пор'ь она уже не жила, а только покорно ждала 
смерти». 

И Машенька часто думаетъ о томъ, что это было несправед- 
ливо. Ея мать жила въ счастливой обстановке и могла прожить 
такъ всю жизнь. Зач^мъ она ограбила себя, что вышло изъ того? 
Жалкое существован1е, которое досталось на долю ей, Машеньк*. 

Повыше — ея д^дъ, бабушка, по бокамъ дяди, тети, все родня. 
Ихъ выцветш1я лица все как1я-то важныя и торжественныя. Это, 
должно быть, оттого, что ВСЁ они были простые скромные люди. 

Простые скромные люди въ жизни держатся тихо и незам'Ьтно, 
но передъ круглымъ стекломъ фотографа всегда принимаютъ важ- 
ный видъ и на карточкахъ выходить сановниками. Это — невинный 
обманъ: они обманываютъ сами себя, а въ особенности свое от- 
даленное потомство, которое черезъ несколько десятковъ л'Ьгь, 
отыскавъ ихъ нзображон1я въ фамильныхъ а;]ьбомахъ, думаетъ: 
каше они были величавые, мои предки! 

Вотъ этотъ телеграфистъ— это можно узнать по мундиру — это 
двоюродный братъ ея отца. Машенька его помнить. Онъ прихо- 
дилъ къ нимъ въ домъ изр'Ьдка, всегда садился въ уголь и мол- 
чалъ, ц'блые вечера молчалъ. 

Когда ему предлагали чай, онъ привставалъ и говорилъ: «очень 
вамъ благодаренъ, пожалуйте». 



106 И. Н. Потапенко 

Ь^сли во время спора къ нему обращались, желая узнать его 
М1г1ипе, онъ страшно смун^<члсл н ираси'Шгь и аапниансъ гонорнлъ: 
«Я... я вполн'6 согласенъ съ вами...», т.-е. именно съ тбмъ, кто къ 
нему обращался. 

Но что ва важное лицо у него зд^Ьсь, на этоВ водянистой кар- 
точк'Ь, какъ величественно приподняты плечи, Ш1къ дерзко выгля- 
дываегь крахмшшный воротничекъ изъ-подъ мундира, какъ см1шо 
торчатъ кверху его усы, какой свободой в4етъ отъ непокорнаго 
клока волосъ на голов* его! Очевидно, это былъ его идеалъ, его 
мечта — быть такимъ. 

А вогь д'Ьлый рлдъ сдрузей и зиакомыхъ». 

Иныхъ Машенька помнить, они бывали въ ихъ дом*, но по- 
томъ куда-то безсл*дно исчезли, о другихъ же только слышала. 
Есть и так1е, о которыхъ она ничего не знаетт>. 

Вс* эти карточки помещались въ больиюмъ альбом*, который 
всегда лежалъ у нихъ на стол*. Може1*ь быть, мнопе даже и не 
бывали въ ихъ дом*, а только случайно гд* ннбудь встречались 
и случайно попали сюда. Но, все равно, они составляли особый 
кру1^, прикосновенный къ ея дому, и потому они во* ей «свои». 

Среди карточекъ была одна, отличавшаяся оч^ вс*хъ своей 
нарядной рамкой — «подъ розовое дерево». Она помещалась внизу 
подъ больишмъ портретомъ самого «коллежскаго асессора». 

1>езусоо лицо юноши, почти мальчика, съ низко остриженпыми 
волосами на голов*, смотр*ло серьезно и вдумчиво. Въ этомъ лиц* 
не было ни одной черты, похожей на черты т*хъ незамЬтныхъ 
лицъ, который Машенька считала своими. Въ глазахъ юноши было 
что-то см*лое, гордое, орлиное. 

И когда Машенька взглядывала на него, то въ лиц* ея по- 
являлось какъ бы выражение опасен1я, и всяк1Й разъ она мель- 
комъ взглядывала на дверь, какъ бы боись, чтобы посторопиШ 
нзглядъ не зам*тилъ ея взгляда. 

Да, этотъ юнопьч не принадлежалъ ни къ ея роднымь, ни къ 
знакомымъ. Это былъ сынъ одного семейства, гд* она несколько 
л*тъ тому назадъ служила ншеей. гКила она въ гомъ дом* м*ся- 
ценъ пять и, кажется, за все это время ни слова нсчжазала съ 
нимъ, но въ его присутств1и сердце ея билось усиленно, а когда 
она слы]пала его голосъ, кровь волновалась въ ней и приливала 
къ лицу, и ея бл*дныя щеки зарумянивались. 

Э1Ю была тайна, которой никто еще не объяснилъ. Ей нрави- 
лось его открытое честное лицо, его см*лый голосъ, его ясные 
глаза. Никогда не мечтала она о близости съ нимъ, это было не- 
возможно, онъ былъ недостижимъ для нея. Но, все равно, онь 
быль ея куми|)омъ. 

Когда нрнниюсь нзъ-за какихъ-то педоразум*н1б съ (Ч'о ма- 
терью — вздорная, капризная, несправедливая ж<ч1н^ипа, ктюрой 



I: исоулокъ 107 

и онъ часто неодобрялъ — оставить н'бсто, она пошла на смелое, 
р'бшительное д'Ёло: тихонько пробралась въ гостиную и вытащила 
изъ альбома его карточку. И это все, что осталось у нея отъ ея 
тайпоИ II сдппствсппой страсти. 

Теперь она часто взглядываетъ на это лицо и думаетъ о томъ, 
чтб съ нимъ сталось. Осталось ли оно такимъ же см1^лым[ъ, 
яснымъ, чистымъ и прекраснымъ, какъ было тогда, или огруб'&ло 
и изгадилось, какъ изгаживаются всЬ челов'ЬчесЕия лица... Но 
воспоминан1е о немъ ей сладко, и она давно уже причислила его 
къ «своимъ». 

И, сидя на своей кровати, надъ прерванной работой, при св1^г6 
тускло горящей лампы, въ спергомъ воздух*, духогЬ и тЬсногЬ, 
Машенька забываеп» о всемъ, что д1;лается за сгЬнами этого за- 
коулка. Забываетъ она и обо всЬхъ невзгодахъ, который она испы- 
тала, и о томъ, что она въ сущности горничная въ чужомъ, совер- 
шенно чужомь дом'Ь, что она иснолнястъ низк1я обязанности, что 
ее могутъ каждую минуту позвать и заставить дЬлать все, что 
имъ угодно. 

Что ей до всего этого за д'Ьло? Что ей за дЬло до этого те- 
перь, въ эти минуты, когда она среди своихъ, въ своемъ углу, 
гд* все принадлежитъ ей? 

Въ эти минуты она чувотвуетъ себя не горничной въ какомъ-то 
нев1щомомъ ей дом*!;, а д'1;йствительно, Д'Ьйстнительпо — дочерью 
коллежскаго асессора, дочерью своего отца, который не виноватъ 
же въ томъ, что судьба дала ому такую слабую грудь, что не 
выдержалъ онъ борьбы и слишкомъ рано умеръ. 

Хороню ей зд*сь въ этомъ святомъ закоулк*. Зд*сь у нея 
свой особый М1ръ, до котораго никому н'Ьтъ д-Ьла, никому въ ц*- 
ломъ св'Ьт!). Пусть они войдутъ сюда, пусть увидятъ ее на этой 
кровати, увидятъ сгЬну, увешанную порт1>зтами,— что они поймутъ 
въ этомъ? ничего. Они могутъ проникнуть сюда, въ эти ст*ны, 
по они никогда не проникнуть въ ея особый душевный м^р'ь, 
который вь нпчтжныхъ прод1и1ах'ь «того г1?снаго темнаго закоулю! 
быль огроменъ. 

Вступая въ этотъ домъ, гд* наконецъ получила она уголъ и, 
значить, возможность вынуть изъ своего иеизм'Ьннаго спутника — 
сундука, то, что составляетъ ея «М1ръ», она дала соб* клятву: 
«стараться угодить», и н'Ьтъ такой тяжелой работы, отъ которой 
она отказалась бы, нельзя представить себ* такого унижен1я, кото- 
раго она не перенесла бы. 

Пусть слЬпнутъ глаза ея огь работы, пусть трещит ь голова, и 
разламывается спина, но вЬдь зд-Ьсь она отъ всего этого отды- 
хаетъ. Пусть ей придется выполнять как1я нибудь позорный работы, 
отъ которыхъ сгор-Ьлъ бы со стыда и негодованЫ «коллежсюй 
асеслоръ», если бы могь это видЬть, но вЬдь все это тамъ, за 



108 



И. Н. Потапенко 



сгбнами ЭТОГО* «м1ра>, а когда она придетъ сюда, она будегь но- 
чтеиная среди почтеииыхъ, они, смотря на нее изъ своихъ дешс- 
венькихъ рамокъ, не откашуа^ь ей въ уважеши. 

Бели же она не угодить хозяевамъ — она съ ужасомъ иногда 
думаетъ объ эгомъ — и ее отсюда погонять, тогда опять придется 
ей укладывать свои воспоминашя въ старинный обитый жел'Ьвомъ 
сундукъ и снова таскать ихъ по грявнымь кухнямъ чужихъ до- 
мовь, безъ всякой надежды вновь когда нибудь пожить ^гсреди 
свовхь». 

И Машепыса старается, Машенька выбивается изь силъ во1*ь 
уже второй годь, а Анна Диитр1евна, налегая на нес, выжииасгь 
иаь нея иосл'Ьдн1е соки, сама того не подозр'1^вая, и всюду гово- 
рить, что у нея золотая горничная, и что наконецъ она вполн'Ь 
счастлива. 

— Но пока я этого добилась, сколько я выстрадала!., ахь, 
пов^Ьрите ли, просто не могу вспомнить безъ ужаса, — и глаза ея 
д'бйствительно выражали настоящ1й ужасъ. 

И. Потапенко. 





ШЪ ЛЙТЕРАТУРНЫХЪ В0СП0МИНАН1Й. 




I. 

^НОГИХЪ зам'Ьчательныхъ людей приходилось мн* 
вст|г1;ч;1Т1> К7> своой лсизпи, быть съ ними «ъ бо- 
л'1ю лли мен*е близкихъ сношен1яхъ, но никогда 
1ТС им!;лъ я удовольств1я видеть «великаго писа- 
теля нпмли Русской», гр. Л. Н. Толстого; един- 
сп^риимй липть рааъ удалось мн* быть и въ обще- 
ств* И. С. Тургенева, хотя н'Ьтъ, кажется, сколько 
иибудь изв'Ьстныхъ писателей второй половины минувшаго стол*- 
Т1Я, съ которыми я не былъ бы внакомъ. Случилось это осенью 
1880 г., на знаменитомъ об'Ьд*, данномъ въ Петербург* въ честь 
И. С. Тургенева, въ ресторан* Бореля (нып* Кюба), чтб на воль- 
той Морской, противъ стараго Дюссо, который ув*ков'Ьченъ был7> 
Пушкинымъ. Это было время, оставившее по себ* глубоюе сл*ды. 
М. Н. Катковъ обзывалъ его «диктатурой сердца», а вс* в*ро- 
вавш1е въ него усвоили этому, къ сожал*н1ю, краткому времени 
ласковое, добродулжоо пг1имепопан1е «потлхъ вТ'лшй». Казалось, 
паи1а дорогая, тысячелетняя Россля снова вступила въ эпоху св*та 
и тепла. Многимъ хогЬлось отдыха и спокойств1я поел* бурь, не- 
взгодъ и растрать, предшествовавгаихъ и сопровождавшихъ «осво- 
бодительную войну»; желалось новой плодотворной работы, чтобъ 
довершить, полн*е и лучше осуп^ествить начатое въ 1861—1866 го- 
дахъ. Открытхе памятника Пушкину въ Москв* и бывппя по этому 
поводу торжества словно разогнали мрачный тучи и осв*жили, 
оздоровили воздухъ. Въ август* 1880 года была закрыта «Верхов- 



110 Г. К. Градовсшй 

пая распорядительная комисс1я>, но представлению гр. М. Т. Ло- 
рис7>-Моли коня, прекратило свое о(5особленное су и^е('>тш)ШШ1е 1 1 1 (>гд1>- 
лои1е, иаииачались сенаторсксШ рнинз1я для выяснешя иедостат- 
ковъ м'Ёстнаго управлен1я и собран1я данныхъ, ыеобходимыхъ для 
развит1я и лучшей постановки земскаго, городского и крестьян- 
скаго самоуправлешя. Пересмотр'бны и смягчены были админи- 
стративныя взыскания. Подъ предс&дательствомъ гр. П. А. Ва- 
луева образовалась комисс1я для улучшешя законовъ о печати. 
Въ литературныхъ и издательскихъ кружкахъ , состоялось не- 
сколько собран1й для выработки тЬхъ заключенхй, который должны 
были представить въ эту комиссию «св'кдущЕе люди», приглашен- 
ные съ этою ц'Ьлью. 11рави'1*ельственные ряды стали оживляться 
новыми Д'&ятелями, повсюду слышались голоса въ пользу закон- 
ности и порядка, о необходимости новыхъ школъ и широкаго про- 
свещения; въ обществ* и печати проявлялось необычайное ожи- 
влен1е. Среди этихъ-то «новыхъ в1зян1й» и, можетъ быть, подъ вл1я- 
шемъ ихъ состоялся об-Ьдъ въ честь автора «Записокъ охотника», 
«Рудина> и «Отцовъ и д*тей». Онъ находился въ 11етербурН> на 
обратномъ пути въ Парижъ, откуда прибылъ въ Росс1ю нарочито 
для участ1я въ пупгкинскихъ тор)1сествахъ. Въ обЬденной зал1'| 
было многолюдно и гЬсно. Участвовали почти вс* наличные пред- 
ставители пе1ч.фбур1Ч5кой литературы, публицистики, художники, 
а|)тисты; на такихъ об1)дахъ, Ю1къ изв'Г.стио, яства и питье отхо- 
дя'1'ъ иа второй планъ; всЬ ждуп, р-Ьчей и тосто1гь. На тур1^иев- 
слсом'ь об'Ьд* особенно удачную р'1)Ч1> нроизиесъ II. О. Горбуиовь 
(угъ имени нрославлениаго имъ, вс^мъ извЪстнаго «генерала Ди- 
тятина». Его превосходительство заявилъ, что онъ давно сл-Ьдитъ 
за деятельностью отставного коллежскаго секретаря Ивана Турге- 
нева и въ первые годы относился къ ней съ понятнымъ сомн*- 
Н1емъ и даже безпокойствомъ, но въ настоящее время вс* недо- 
ум*н1я разсеялись, и онъ готовъ даже пооифить ее, сказать: «про- 
должайте, хс)роп1о», въ надежд!; ги)лучить въ ответь усердный 
ОТКЛИК'!.; «рады стараться»... Поощрительное слово генерала Дитя- 
тина, произнесенное Горбуновымъ со свойственнымъ ему комиз- 
момъ, вызвало общее сочувств1е и добродушн'Ьйп1ую улыбку иа 
лице Тургенева. Говорили Григоровичъ и многие друг1е. Накоиоцъ, 
всталъ Тургеневъ съ очевиднымъ нам4рен1емъ поблагодарить за 
чествоваше и сказать заключительное ответное слово. Все броси- 
лись къ средине главнаго стола, за которымъ находился масти- 
тый писатель. За шумомъ ншговъ и отодвигаемыхъ стульев'ь трудно 
было разслышать первый слова. Тургеневъ говориль тихо, скромно 
и какъ бы стесняясь. Онъ извинялся, что не умеетъ и не при- 
выкъ говорить, да и принадлежитъ къ тому времени, когда мол- 
чаи1е предпочиталось дару слова. Онъ просилъ, поэтому, разре- 
шешя прочесть то, что ему хотелось сказать, принимая пригла- 



Изъ литературныхъ воспоминашй — 111 

Ы1ен1е на об-Ьдъ. ЗатЬмъ Тургенсвъ вынулъ изъ клрмана четвер- 
тушку бумаги и прочелъ коротенькую р*чь, въ которой ука.'п.1ва- 
лось, что прив'Ьтств!!! вго глубоко трогаютъ, что онъ относить ихъ 
ко всеП литератур*, кото|)оП желаетъ дальн'ЬНта1ю продтгЬтаи1*я, 
среди новыхъ и лучшихъ порядковъ, свойствепн!>1хъ всбмъ про- 
св*щеннымъ народамъ. Читалъ Тургеневъ безъ всякихъ подчер- 
киванШ и «выразительныхъ» пр1емовъ, съ старческимъ спокой- 
ств1смъ, добродушно, но съ уверенностью и искренностьн» В'Ь тон'Т;. 
Взрывъ рукоплескан1й покрылъ слова писателя; но громче ихъ 
раздался шипя1Ц1й, желчный возгласъ <^). М. Достоевскаго. Онъ 
П0ДСК0ЧИЛ71 къ Тургеневу съ трудно передаваемою раздражитель- 
ностью и злобно кричалъ: 

— Повторите, повторите, что вы хогЬли сказать, разъясните 
прямо, чего вы добиваетесь, что хотите навязать Росс1и1.. 

Тургеневъ отшатнулся, выпрямился во весь свой ростъ, по- 
давлявн|!й нсбольнюго и тщедуншаго Достоевскаго, и развелъ 
|)ук;1мп, тЬыъ шосптЪу К(>тор1лмъ 1плр.*и1ган»гь глуПочаЬнюе нгдо- 
ум1>н1о п негодован1е. 

Что я хот*лъ сказать, то сказал7>... Н[ад1]Ю('-ь, вс* меня по- 
няли... А на натъ допрось, хотя бы и съ прист1)аст1емъ, отве- 
чать не обяаанъ! 

Таков'ь былъ отв'йтъ Тургенева. «Поняли, поняли!» — раз- 
дались голоса... Мнопе были возмущены ноумЬстнои выходкой 
Достоевскаго, и вс* были огорчены плохой развязкой турге- 
невскаго Ч(»ствовпн1я. Иь виду изнЬстной вражд?>1, суп|,(м-/гво- 
вави1ей между двумя знаменитыми писателями, иные над*ялись, 
что участ1е Достоевскаго въ об*д'Ь служитъ явнымъ признакомт, 
примирен1я, а получились новые поводы къ розни и отчуждешю. 
Началось за здрав1е, а свелось на упокой. Такимъ и оказался 
этотъ литературный праздникъ. Во всЬхъ отногаешяхъ вышелъ 
прощальный об^дъ. Обоихъ писателей чествовали уже только 
поел* смерти. 

Очень скоро, въ январЬ 1881 года, оставилъ насъ Достоевсшй. 
Кму первому и былъ оказанъ особый почетъ, въ вид* необычай- 
ной погребальной процесс1и, съ вЬнками впереди. Не долго пожилъ 
и Тургенев1. Хоронили его въ сентябр* 1883 года, когда останки 
его были привезены изъ Парижа. Похороны Тургенева по ихъ тор- 
жественности, по числу в'Ьнковъ и депуташй, превзошли вс* преж- 
Н1Я и посл'Ьдуюш,1я почости этого рода; съ гЬхъ поръ в1^нки во- 
зятъ только на колесницахъ. Въ свою очередь, и «новыя в-Ьянхя» 
оказались непрочными, съ ними быстро пришлось распрощаться... 
Но то, что было въ нихъ добраго и здороваго, рано или поздно, 
оживетъ; возродится и благодарная память къ тЬмъ, кто прежде 
боролся и страдалъ за правду и пролагалъ дорогу къ св*ту и добру, 
опираясь на силу слова и уб'бждешя. 



иг — г к. грлммекл — 

11(41 похоронахъ И. С. Тургенева а[юнзо1[ио 1гЬскольжо эпнэо- 
Д01гь^ у/лп<)'ннихъ ьниихиия въ 6ит(}ЪОшъ отноик-шн. иеЫ5мчайно 
д^ниння пропессая растянулась отъ Ьаршавскаго !юкзада до За- 
10(^^диа10 иро^гиеша. 

С'1^/яяъ тих1Й« солнечный сектябрьсшй д^и>. ЬсЪ окна бмлн 
расгьорены н наполнены публикой не только въ частяыхъ до- 
нахъ^ но н въ казарнахъ Измавловекаго, Р^герскаго н Сенеыовскаго 
полковъ. Простой народъ видн^ся на крышахъ. По гЬр^ появле- 
и1я депутаций съ вЪвканн Гчнслонъ не неагЬе 270) читались надписи 
и делились наечатлЬншшн. За гробонъ шли лица, снабженный 
(и*//ришн билетани. Около 1^рскосельскаго вокзала къ провожав- 
шямъ 001'ребальную колесницу подошелъ генералъ въ полной па- 
радной фори1^, въ лентЪ и другнхъ орденахъ. Чрезъ н1^колъко 
иииугь къ йену подб1икалъ полицейскШ и, отдавал честь, заявилъ: 

— 15аше превосходительство, безъ билета и военнымъ запрещено 
участвовать иъ процесс1И. 

Г|;нералъ молча продолжалъ итти. 

— Вшпе превосходительство, — настаивалъ полицейск1й офи- 
1щгь^ — нельзя-съ, есгь приназъ.... 

— Не н'Ьтайте нн'Ь молиться и итти за гробомъ писателя, ко- 
тораго я съ д'Ьтства читалъ и почиталъ, — раздраженно и внуши- 
т(;льно о-пгЬтилъ генералъ. Полицейсшй опять взялъ подъ козы- 
р4»къ и отошел!» въ сторону, а генералъ снялъ шапку и, распах- 
нукь шинель, еще ближе подошелъ къ гробу съ останками Тур|^- 
н<'1Ш. Проножаимйе сочунсти(нто давали ему дорогу и м^^сто. Съ 
Зигородиа1'0 П|>осиекта проиес('1я повернула на Звенигородскую 
улицу и направилась дал'Ье къ Волкову кладбищу. При поворогЬ 
на Раас/шниук) улш^у стошш рогатки съ уикинъ проходомъ но 
средин!). Усилеишлй отрядъ подищи пропускалъ только депутащи, 
когорыя располагались по 06*6 стороны улицы до главной камен- 
иоИ клилои11М)Н(>кой церкии; обр<1:{Оши1ась длинная аллея ]{'Ьнковъ, 
ас^лоии и цн'Ьтонъ, по которой прос;г1}доиала колесница. За пей 
рогатки е1це бол'Ье сдвинулись, и началось н'Ьчто въ род'6 свалки. 
Требовалось предъянлен1е билетовъ; всЬ сп'Ьшили пройти скор^^е, 
'1Ч)Л11Ились и мног1о пробовали проскольвпуть безъ билетовъ. Гра- 
Лоиачальпикъ, генералъ Грессоръ, по снойствеииой ему привычк!), 
приннлъ личное участ]е въ соблюдеши порядка. 

-- Во8ъ билета нельзя, не угодно ли назадъ!.. раздавался его 

1ЮЛ0СЪ. 

~ Не угодно ли н<.' толкатьсл... Приюикихчз, 1Ч)першгь, пропу- 
стить меня,— 1Ч)ворилъ какой-то господинъ, усиливаясь пройти. 

— К'1Ч) вы такой, я прикажу васъ арестовать ва беэпорядокъ!.. 

— Я— Г)уренинъ... 

— А-а! проходите скор1ю... 

И В. П. Вуренииъ былъ пропущенъ. Н'бтъ правила безъ исклю- 
чон1й. 1^же1чш, подобный исключешя въ данномъ случа'Ь были 



Изъ литературныхъ воспоминанМ 118 

ум*стны: одно въ пользу военнаго генерала, другое въ пользу 
сгенсрала отъ критики». 

Во время об-Ьдни и отп-Ьшипя далеко не не* могли пом^^ститься 
нъ доршш. ])Ольи1инстпо толнилось у могилы и ол{идало конца на 
паперти. Распоряжавш1йся похоронами Д. В. Григоровичъ кЪ- 
сколько разъ суетливо вмходилъ изъ церкви, съ безпокойствомъ 
подходилъ къ могил'Ь и просилъ не испортить это посд'бднее жи- 
лище своего стараго друга. Зам^&тивъ меня, Григоровичъ подошелъ 
и торопливо, какъ бы участливо спрос илъ: 

— Вы, конечно, скажете несколько словъ... 

По глазамъ, по тону голоса ясно было, что Григоровичъ не безъ 
тревоги ожидалъ моего отв'Ьта и опасалсл непрошеннаго ораторства. 

— Не собираюсь, ДмитрШ Васильевичъ, — посп'бшилъ я успо- 
коить его. — Мн* приходится говорить только у тЬхъ могилъ, кото- 
рый забываются друзьями и почитателями, или когда у нихъ 
языкъ прильпне къ гортани... Огъ избытка чувствъ, должно быть... 

— Н*тъ, отчего ж(^?.. МнЬ хотЬлось только знать, чтобъ соблюсти 
порядокъ р1^чей... 

— Порядка я но нарушу, Дмитр1й Васильевичъ. 
.УспокоонныП Григоровичъ пож^шъ мн'6 руку и возвратился въ 

церковь. Рбчей надъ могилоЛ Тургенева было мало, и особаго зна- 
чешя он'Ь не им'Ьли. 

П. 

Чере:)ъ 14)дъ, лЬтомъ 1884 года, умеръ В. О. Коршъ... Хоро- 
нили его на кладбищ'Ь Новод^^вичьяш монастыря, почти напро- 
тР1въ памятника Некрасова. Почти буквально сбылось то, о чемъ 
я говорилъ Григоровичу. Проводить почтеннаго публициста и ре- 
дактора весьма вл]ятельныхъ при нсмъ «С.-Петербур1Х5кихъ Ведо- 
мостей» собралось только несколько десятковъ родныхъ и знако- 
мыхъ; литераторовъ было очень мало. Во время отп1^ван1я ко мн'6 
подо1пелъ родственникъ В. 0. Коргаа, сынъ изв^стнаго критика 
Григорьева, и просилъ сказать рЬчь. 

— Если вы не скажете, — прибавилъ онъ: — будетъ очень до- 
садно; обидно— замолчать такого человека, страдальца!.. 

— Постараюсь, — отв*чалъ я. 

Р'Ьчь была произнесена по вдохновен] ю, безъ подготовки и 
растрогала многихъ. Въ «С.-Петербургскихъ В'Ьдомостяхъэ, подъ 
редакц1ей В. в. Корша, началось мое сотрудничество въ столичной 
печати; съ добр'Ьйшимъ Валентиномъ ведоровичемъ пришлось мн'Ь 
работать и много л-Ьтъ спустя, когда ему суждено было превра- 
титься въ б']^днаго, необезпеченнаго кускомъ хл'Ьба газетнаго ра- 
ботника и переводчика... Горькая участь русскаго публициста лучше 
всякаго краснор'6ч1я хватала за сердце у этого гроба. 

«потор. в-потп.», Я11ПА1>ь, 1901 г., т. хот. 8 



114 Г. К. Градовс1с1й 

Въ 1891 г., 16 1ЮЛЯ, исполнилось бО-Л'Ьт1е со дня кончины 
М. 10. Лермонтова. Ш иоручеи]ю комитета сЛитературнахю фонда» 
и правлен1я учрежденной при немъ кассы взаимопомощи, на мн'Ь 
лежала обязанность заказа возможно бол1Ье торжественной пани- 
хиды. По давнему опыту зная, что начальство не сл'Ьдуетъ утру- 
ждать излишними ходатайствами и сомн^Ьн1ями, ведущими къ <пе- 
реписк^Ь», къ собиран1ю «св^Ьд'Ьшй и заключен1Й», я по'Ьхалъ въ 
канцеляр1ю градоначальства съ заготовленнымъ объявлен1емъ о 
панихид'Ь и безъ всякаго затруднен1я получилъ обычное разр'Ьше- 
те на напечатан1е его въ газотахъ. На другой день, 14 ]юля, но- 
явилось 110 нс'Ьхъ тшугахъ изи'кщоц1с о прсдсшяи^ой годовщнн'Ь, 
и я отправился въ Казансшй соборъ, чтобы переговорить и усло- 
виться съ духовенствомъ и старостой собора. Дождавшись конца 
службы, я попросилъ доложить обо мн^Ь служившему лрото]ерею. 
Иеревъ н'Ьсколько минуть онъ вышелъ въ л1шый нрид'Ьлъ алтаря 
и спросилъ, что мн'Ь угодно. Я объяснилъ, въ чемъ Д'ЬЛО. 

— Вотъ такъ вы всегда, господа, поступаете: вольнодумничаете, 
а затЬмъ панихиды просите служить... Никакихъ демонстращй и 
скандаловъ я не допущу!.. 

Пораженный этимъ неожиданнымъ «репримандомъ», я попробо- 
валъ объяснить прото1ерею, что учрежден1я, устраивающгя въ дан- 
номъ случа!; панихиду, далеки отъ всякихъ демонстращй, и выра- 
зилъ удивлеше, что на весьма почтительную просьбу получился 
такой р'Ьзшй и обидный отв'^/гь, безъ мал'Ёйшаго къ тому повода 
и основан1я. 

— Какъ безъ основашя!.. — воскликнулъ прото1ерей: — а вотъ, 
къ прим'Ьру сказать, Иванъ Тургеневъ. Вросилъ отечество, отще- 
пился отъ церкви, братгглся съ анархистами, а какую демонстра- 
щю устроили изъ его похоронъ!.. 

Не могу передать, какъ взволновали меня эти слова. 

— Тургеневу были возданы тЪ почести, который подобаютъ ве- 
ликому писателю. Я им'Ьлъ удовольств1е встр'бчатьс^х съ отцомъ Ва- 
сильевымъ, бывшимъ свяи1.енникомъ нашей церкви въ Парихс'Ь, а 
загЬмъ членомъ святбйшаго синода. Отецъ Васильевъ въ самыхъ 
дружескихъ и почти1*ельныхъ выражешяхъ отзывался о Тургенев1Ь, 
какъ и веб, близко знавш1е его.. Да и вообще, едва ли ум'Ьстно въ 
данномъ случа'Ь тревожить прахъ великаго писателя, восемь л^Ьтъ 
уже ПОКОЯЩЕЙСЯ въ земл'б. Тургеневъ оказалъ так1я услуги русскому 
народу и обществу, который никогда не забудутся... Духовенству 
сл'Ьдовало бы не отпираться, не отторгаться отъ вождсзи русской 
литературы... 

— Ну, на сей счеть можно быть и иного мн'&н1я1.. 

— Прошу васъ, батюшка, кончимте эти тягостный препира- 
тельства, къ которымъ, повторяю, я не подалъ ни мал'ЬПшат по- 
вода... Угодно ли вамъ 01'служить панихиду, на которую иы'Ьется 
уже надлежащее разр'ЬшенЕе, о чемъ и объявлено въ газетахъ? 



Изъ литературныхъ воспоминашй 115 

— И совершенно напрасно!.. Лермонтовъ убить на дуэли... Это 
приравнивается къ самоуб1Йству... По самоуб1йцах7> паиихидъ не 
служат7>... 

— Пупшииъ толсе убить на луэли, но исмь служили самыя 
торжественныя панихиды вь 1880 году вь Москв* и ПетербургЬ... 
В-Ь бО-л-Ьтнюю годовщину смерти Пушкина, 29-го января 1887 года, 
по моему же заказу духовенство Казанскаго собора слулсило пани- 
хиду, вь этомь самомь храм'Ь... Какое лее осцонмн1е къ нын'Ьш- 
нимъ нрепятств1ямь? 

— Прежняя ошибка или неправильность не оправдываетъ но- 
выхь... 

— 1>го 1Щ1Н0 посл'Ьдпсо слово? 

- Безь особаго разр-Ьшенхн владыки служить не стану! 

Высказавь это р4шен1е, прото1ерей повернулся и ушель вь 
алтарь. 

Разсуждать и медлить было нельзя. Я посп*шилъ домой, на- 
д'Ьль фрак'ь и по'Ьхаль вь лавру. 

По счастью, митрополить Псидорь быль вь своемь л-Ьтнемь скром- 
номь пом'1ицен1и и приняль меня милостиво и любезно. Маститый 
архипастырь выразиль удивле1ие по поводу требуемаго оть него 
разр1&шен1я и, выслушавъ мои обьяснен1я, поручиль передать причту 
Казанскаго собора, что сь его стороны препптсгв1Й кь служен1ю 
панихиды н'Лть, и что «судить Лермонтова не намь, а Богу»... 

На выралсен1юе мною опасен1е, что мопмь словамъ прото1ерей 
можегь не поварить, высоконреосвяи;енный владыка сказаль: 

— Какь онь можегь не пов-Ьрить!.. Пускай вь такомь случа* 
явится сюда. 

Изь лавры я за-Ьхаль кь себ*, составиль офищальное письмо 
о полученномь разр']&шен1и и о словахь, вь которыхь оно было 
выражено, и повезь это ув-Ьдомлен^е прото1ерею. 

Веб препятств1я разомъ исчезли. На другой день панихида 
была отслужена соборн*, при участ1и архимандрита, духовнаго 
цензора, а прото1ерей произнесь даже приличествующую случаю 
проповедь. 

На панихид* 1б-го 1юля присутствовало достаточное число ли- 
тсфаторовь, много учителей и учан^иxся, несмотря па лЬтнюю опу- 
стЬлость Петербурга. Конечно, никакихь «скандаловь» и «демон- 
страц1Й»> не произошло. 

Посл'Ь панихиды н^^которая часть литераторовь и учителей 
отправилась вь ресторанъ сМедв*дь», и зд-Ьсь, за скромнымъ зав- 
тракомь, была поднята чара вь память великаго поэта... Помянули 
его и добрымъ словомь вь оживленной, не подготовленной бес'Ьд'Ь. 

Грнгор1й Градовск1й. 



ДУЭЛИ. 

(Йсторическ1е очерки изъ эпохи императора Александра I). 




I. 



о ВРЕМЕНИ И8дан1я закона 1894 года относительно 
поединковъ въ военной сред* русская печать обо- 
гатилась н'Ьсколькими монограф1ями, изсл'Ёдова- 
н1ями, отд'Ьльными очерками, разбирающими во- 
просъ о дуэляхъ съ со1иальной, утической и юри- 
дической точекъ зр'11Н1я. 
Очевидно, вопросъ этотъ им*етъ за собой и историческую сто- 
рону, которая тякъ или ннач(^ игнорируется нзслЬдонателямн, Ч1*6 
не м^Ьшаетъ имъ, впадая въ грубыя историческ1я ошибки, выста- 
влять изв'Ьстныя положен1я, нретендуютЬг па непоколебимость. 

Это обстоятельство и обусловливаетъ появлен1е настоящихъ 
очерковъ. 

Всё они составлены на основан1и подлинныхъ Д'Ьлъ, являющихся 
достоян1емъ спец]альныхъ архииовъ, едва ли доступныхъ для пуб- 
лики, чтб въ свою очередь обусловило и форму предлагаемыхъ 
очерковъ. За историческую в^Ьрность сообщаемыхъ зд'Ьсь фактовъ 
можно ручаться. 

Эпоха императора Александра I предсгавляеть собою любо- 
пытный моментъ въ истор1и вопроса о поединкахъ. 

Об одной стороны, законодательство положительно воспрещаетъ 
кому бы то ни было выходить на поединокъ или участвовать въ 
немъ т1шъ или инымъ образомъ, и, сл'Ьдовательно, поединокъ былъ 
преступнымъ д'Ьян1емъ, за которое, какъ мы увидимъ ниже, угро- 



Дуэли 11Т 

маши ТЯЖК1Я накаяан1я; съ другой же счюропы— общественное мн*- 
|||е уже усп'Ьло пылиться пъ оиред'15лот1у1о форму, и нсякпя обидя, 
нанесенная дворянину, требовала для посл*дияго особой рсабилп- 
тац1п, которая нокоилась или на скрещенныхъ шпагахъ, или на 
пистолетныхъ выстр-Ьлахъ. 

Однако, угроза закона не могла поб-Ьдить сильное общественное 
мн']^н1е: и вотъ на глазахъ виновныхъ и общества происходитъ 
ин'А'срсюитлй процсссъ — пакоиъ вырождао1Х5я, теряе'1*ь свое обаян1о, 
стропя наказашя не нрим'Ьняюгся, и поединки свободно цирку- 
лируютъ въ обществ* и особенно въ арм1и. 

Въ первую четверть XIX стол*т1Я поединки регламентировались 
поиискимъ артикуломъ Петра Великаго н манифестомъ о поедин- 
кахъ Екатерины П-й. Для усвоен1я важныхъ подробностей въ по- 
сл16дующемъ изложен1и необходимо въ самыхъ общихъ чертахъ по- 
знакомиться съ этими знаменитыми памятниками. 

Грубоватый по форм* военный артикула» предпнсывалъ, чтобы 
каждый, получивн11Й оскорблен1е, тотчасъ же отправлялся по ИсЧ- 
чальству и заявлялъ ему объ этомъ; если же оскорбленный осме- 
ливался недонести объ этомъ, то онъ самъ подлежалъ довольно серьез- 
ному !1аказан1ю. Друпе законы того лее времени указывали обижен- 
ному: или бей челомъ, или помирись. 

Это требован1е, очевидно, было разсчитано на предупрсжден1е 
ноединковъ, и вид*ть въ этомъ тр(;бован1и закона сгремлен1е охра- 
нить «честь и достоинство» представляется несколько наивнымъ. 

Законъ угролсалъ не только за поединокъ, но даже за вызовъ 
и за недонесеп1е о вызов*; виновные подлежали «лишен1ю досто- 
инствъ и чиновъ» и конфискащи имущества. Даже слуга, который 
позволялъ себ* относить «вызывательную цидулу», т.-е. вызовъ на 
письм*, подлежалъ наказаи1ю шпицрутенами, если, разум*ется, онъ 
зналъ о содержан1и «цидулы». 

«Н{есток1Й штрафъ> угрожалъ противникамъ за выходъ на пое- 
динокъ и обнажен1е оруж1я; наконецъ, если поединокъ происходилъ, 
то дуэлисты подлежали пов*шен1ю за ноги и конфискац1и; 
огь этихъ м*ръ не освоболсдались даже и убитые на поединк*. 

Манифестъ Екатерины П-й смотр*лъ на поединокъ значительно 
мягче: составленный подъ вл1ян1емъ просв*тительныхъ начал7> 
ХУ1Л С'1Ч)л*ия, он'ь т1)ебовалъ: «да умолкнуть своевольный толко- 
ван1я въ д*л*, въ коемъ гласъ закона Вож1я соединяется съ гла- 
сомъ установлен1Й военныхъ и гражданскихъ», всл*дств1е чего 
воспрещалось «въ собственномъ д*л* д*латься судьею», т.-е. вы- 
ходить на поединокъ за нанесенную или полученную обиду. 

Всяюй, услышавш1й о ссор*, долженъ былъ примирить против- 
никовъ дружелюбно и стать носредникомъ, а при неусп*х* пред- 
ложить избрать имъ по одному надежному челов*ку, которые въ 
тече1пс од1Юго и не бол*с трехъ дней прекран^ають ссору и име- 



118 Н. И. Фал^евъ 



немъ. закона запрещаютъ «драку, или поединокъ». Р]сли же у при- 
миричч^леП «еоть оиассчпи о поиодс^и!» ('сорлщихся», то они обя- 
заны ув'Ёдоыить о томъ начальство, а эаю посл'Ьднее— военное или 
гражданское— развести ссорящихся и «дать имъ присмотръ», чтобы 
поединокъ не могъ состояться. 

Манифесгь считалъ поединокъ нарушен1емъ судейской власти, 
всл'Ьдств1е чего съ виновнаго взыскивалось «судейское безчестье»— 
жалованье по чину судьи, которому д'Ьло было подсудно, а самъ 
вызыватель до уплаты заключался подъ стражу. 

Наказашю за поединокъ должны были подвергаться примири-, 
телн, посредники, секунданты и далее паходивн11еся, хотя бы слу- 
чайно при ссор'Ь, люди. 

Кром'Ь того, манифестъ ув'Ьщевалъ гражданъ жить мирно, а 
находящихся на служб'Ь — оказывать послушаше начальству. Точно 
также манифестъ воспрещалъ лицу, состоящему или состоявшему 
на служб^^, вызывать на поединокъ своего начальника «касательно 
взыскан1я по служб'Ь» или даже и по частнымъ д'Ьламъ. 

Таковы были законы о поединкахъ. 

По отд'Ьльнымъ случаямъ можно будетъ составить представле- 
ше о томъ, какъ эти законы прим'Ёнялись, и насколько они ока- 
зались жизнеспособными и прим'Ёнимыми. 



И. 

Дуэль генерала съ каиеръ-юнкероиъ. 

Т. 

Корпогь Черныпювъ стоялъ нередъ графомъ Вепансоиом7> и 
утверждалъ, что министерское управлен1е, которое тогда только-чго 
вводилось въ Р0СС1И, :птиительпо хулсе управлеи1я коллеп'ш1Ьнаго. 
Венансонъ молчалъ и только время отъ времени отрицательно по- 
качивалъ головою. 

— Ты говоришь: «дьяки и дьяки»!— возмуш,ался Чершлшевъ. — 
Но вЬдь какое знаше у этихъ дьяковъ!... Они во всемъ сведущи, 
всегда все указать могутъ, разъяснить... 

— Обмануть, схитрить... — добавилъ Венансонъ, — а отвечать 
за это некому... 

— И опять неправда! Отвечать долженъ...— началъ было Чер- 
нышевъ, но въ эту минуту вогаелъ слуга и подалъ ему письмо, 
на конверте котораго значилось «нужное». 

Черныпювъ вскрылъ письмо и началъ читать. По ы'Ър'Ъ чтен1я 
лицо его становилось серьоз1гЬс. 

— Отъ кого это?— снросилъ Венансонъ. 



Дуэли 119 

— Огь Кушелева. Представь себ*: теперь онъ долженъ "бхать 
въ Кавкавсюй полкъ, въ гренадеры, а тутъ такая непр1ятная исто- 
р1Я... Гм.. что лее д'йлать?.. Л совершенпо повпчокъ въ этоиъ д^л*. 

— Какой 5ПЧ) Кушолевъ? -- спросилъ ]^С11а11(юнъ: — камер'ь- 
юнкеръ? 

— Да... онъ самыЯ! — отв-Ьчалъ ^1ернышевъ и, протягивая къ 
Венансону письмо, скавалъ: — не угодно ли прочесть? 

Венансонъ взялъ письмо и прочелъ въ немъ сл'Ьдующсе: 

сТы, вероятно, не знаешь, другъ мой, что шесть д'Ьтътомуна- 
вадъ, въ бытность мою подпрапорщикомъ лейбъ-гвардш Измайлов- 
скаго полка, со мною (игучилось несчаст1е, которое всю жизнь должно 
меня пресл'Ьдовать. Тогда мн'Ь было едва 14 л'Ьгь, и вс1^хъ тонко- 
стей военной науки н экзерцищй точно уразум1{ть я не могь. И 
вотъ, будучи однажды посланъ на главный караулъ, я сд'Ьлалъ 
какую-то незначительную оплошность. Генералъ-майоръ Бахметевъ, 
случивш1Йся зд'Ьсь, ударилъ меня за это своею палкою. До сихъ 
поръ при семъ воспомппан]и у меня содрогается сердце. Такъ ве- 
лика была обида, мн'Ь нанесеннгш. Но въ тЪ времена мой подпра- 
П0РЩИЧ1Й чинъ не позволялъ мн'Ь искать сатисфакщи, пристойной 
дворлнппу, обиду же С1ю всегда так7> великою считалч», что ника- 
кое время не могло истребить оной ивъ памяти моей. 

сТы можешь подумать, что мстительная злоба занимает!» мои 
чувства. Отнюдь н*тъ, но мн1ипе обп^ества, коего стропя правила 
каждому изв-Ьстны, и съ коими я, какъ членъ, долженъ согласо- 
ваться, и по чувствамъ благородства требуется отъ меня известное 
д*йств1е, дуэлью именуемое. Четыре дня тому назадъ генералъ- 
майоръ Бахметевъ далъ ыя'Ь слово удовлетворить въ той обид*!). Я 
требовалъ отъ него сатисфакц1и, какъ высочайшаго двора камеръ- 
юнкеръ, ибо, хотя по моему желан]ю и опред'Ьленъ я штабсъ-ка- 
питаном'ь въ арм1ю, но не лишенъ и того чину, которымъ счи- 
таюсь при двор^Ь. 

сА потому прошу тебя, какъ друга и родственника, приять уча- 
ст1е въ охранен1и моей чести. Я не увиясу Кавказа, пока моя со- 
в1Ьсть не успокоится. Ув'бдомь о семъ моемъ р^^шен1и графа Венан- 
сона и попроси его отъ меня пр1']&хать ко мн'Ь ви'ЬстЬ съ тобой 
для окончательныхъ переговоровъ. Дуэль назначена на 1 2-е октября. 

сСохрани все С1с въ тайн* отъ моихъ родителей, дабы мысль 
объ опасности, съ боемъ сопряженной, не заставила ихъ принять 
м'Ьры къ пресЬченхю мн'Ь способовъ избавить себя отъ тяжелаго 
сознан]я оскорбленнаго дворянскаго достоинства и военной чести. 
Въ полпомъ упованзи на твое сод'Ьйств1е 

«Твой Кушелевъэ. 



120 Н. И. Фал*евгь 

— Ну, что скажешь на все это? — живо спросилъ Че|)11Ы111е1гь, 
когда Венансонъ окончилъ чтение. 

— Ничеш не скажу! — оигЬтнлъ графъ. — -И не хочу 'Ьхать къ 
нему и н1)шаться въ чуж1е счеты... Я — найоръ, и инЪ неловко 
передъ генералонъ... А потомъ еще подвергайся отв^Ьтственности... 

— Полно... Вотъ пустяки... Ну, посадя1«ь въ кр'бпость... Не 
важность... 

— Садись, если угодно, а я не желаю... Твой Кушелевъ— ребе- 
нокъ и ребенкомъ получилъ заслуженное накаван1е. Не понимаю, 
почему онъ не вывоиеть на дуэль свою няньку, которая въ д1}т- 
сггвЬ его с'Ькла и, по всей в^цюятности, очень плохо... Онъ и теперь 
еще продолжаетъ ребячество... 

— Послуп1ай, — перебилъ его Чернышевъ, — если ты отказы- 
ваешься отъ чести быть секундантомъ, то потрудись не глумиты^я 
надъ Кушелевымъ, потому что... 

— Напрасно думаешь, что я глумлюсь... Я вообще— противникъ 
дуэлей, а въ настояп;емъ случа'Ь только объясняю причины, ко- 
торый мн'Ь препятствуютъ принять лестное предложен1е. 

— Какъ знаешь... — отв^Ьтилъ Чернышев'^^. — У каждаш свои 
понят1я. Но я тебя попрошу не разглашать содержан1я письма... 
ЗКал'Ью, что далъ теб* прочесть его... 

— Успокойся! — хладнокровно 3|Чм1;тилъ Бонапс()1гь.— Огь :пч)1Ч) 
ни теб4, ни другу т1Юому хуже по будоть... 

Пр1ятели замолчали. Венансонъ молча допилъ стаканъ вина, 
подалъ Чернышеву руку и вышелъ и:зъ квартиры. Всл'Ьдь за 'гЪиъ 
Чернышевъ од*лся и помчался къ Кушелеву. Дуэль была д^гя ие1Ю 
явлешемъ необыкновеннымъ, новымъ, опаснымъ, а вм'ёстЬ съ тЬшъ 
и заманчивымъ. 

— По Д0Л17 секунданта, я обязанъ его отговаривать, — думалъ 
онъ по дорог*: — если я не сделаю этого, то нарушу обязанность 
и нравственную, и законную... Конечно, я долисенъ эш сделать, 
но Кутолевъ, бсзъ сомп1ш1я, п<^ согласится... Обида слишкоиъ 
тяжела... Но главное — тайна и молчан1о... Напрасно я Венансону 
сообщилъ!... 

Кушелевъ встр-Ьтилъ Чернглиюва съ многозпачительнымъ вн- 
домъ, провелъ его въ свою комнату и заперъ ее на ключъ. И до 
поздней ночи товаринщ обсуждали планъ будущихъ д1}йств1й. 

Изъ этого разговора Черныи1евъ узналъ, что дуэль должна 
быть сершзной; однимъ изъ самыхъ важныхъ услоп1й было 
С1'р'Ьлять до первой раны, независимо огъ числа ос1;чекъ и 
промаховъ. 

— Только, пожалуйста, д-Ьлай все осторожн-Ье! — уб-Ьждалъ Ку- 
шелевъ своего секунданта. — Мой отецъ ен^е ничего не знаетъ объ 
ЭТ0М7», но уж(5 аам'Ьча(ггь как'ь оудто, что у м(Ч1я что-'1ч> готоипчч'л. 
И, конечно, стараюсь не показывать вида, пропацаю изъ доыа... 



Дузлп 121 

Но, »наеп1Ь, эти людсшя уши да Я8ыкя... Твой гра<1)ъ Бенансонъ, 
конечно, НС выдастъ, но всо-таки л жалЬю, что опъ япаотт» о дуэли... 
Въ заключен1е товарищи р'Ь1пили, что вггвтра должны состояться 
окопчателгэиыо пореговор1а мсчкду ('(нсунлаптамн отпосптельно нс/Ьхъ 
иодробностей поединка. 

II. 

Генералъ-майоръ Бахнетевъ, еще сравнительно молодой чело- 
в'Ькъ съ засеребрившимися висками, остановился у подъ'бзда и 
дернудъ торопливо звонокъ. 

Это былъ домъ члена военной коллепи комиссар1атской экспе- 
ДИЦ1И, генералъ-майора Ломоносова. 

Хозяинъ былъ еще въ постели, когда ему доложили о пр1'Ь8Д'Ь 
Бахметева. Онъ быстро од'Ьлся, умылся и вышелъ къ раннему 
гостю съ самой радостной улыбкой на губахъ, которая, однако, при 
первыхъ же словахъ ]3ахметева совершенно исчезла, см'Ьнившись 
выражен1емъ сер1озности. 

— Представьте себ*, — равсказывалъ Бахметевъ, — прйвжаетъ 
вчера ко мн^Ь какой-то армейсюй штабсъ-капитанъ, по фамил1и 
Кушелевъ... Какъ я узналъ потомъ — сынъ сенатора... Молодой че- 
лов16къ, почти безусый... и самымъ в^^жливымъ тономъ заявляетъ 
мн*, что въ 1797 году, когда онъ былъ еще подпрапорпщкомъ, 
онъ получилъ отъ меня ударъ на.'1К010 въ караул*. Мало ли кого я 
палкою колотилъ, не могу же я всЬхъ помнить. Колотилъ — такъ 
колотилъ... Хорошо... И требустъ сатисфаки1и, какъ камеръ-юнкеръ 
двора... 

— И ты, конечно, выпроводилъ его? - спросилъ Ломоносовъ. 

— Н'Ьтъ, не выпроводилъ! — отв*тилъ Бахме1^въ. — Я ему ска- 
залъ, что действительно на своемъ в*ку я многихъ угощалъ 
палкою, особенно за служебный упущенхя; можетъ быть, въ томъ 
числ* и ему досталось. Разумеется, если самъ битый, да еще офи- 
церъ, говорить, что ты его ударилъ, — значитъ уцарилъ. Я и го- 
ворю ему: сНе смЬю сомневаться, милостивый государь, въ правди- 
вости словъ вашихъ. И ежели вы считаете себя — оскорбленнымъ, 
меня — оскорбителемъ и требуете сатисфакщи, то я готовъ дать 
вамъ удоплетворен1е1». 

— Это ты с1Ш8а;гь?1 — воскликнулъ Ломоносовъ. — Но съ ка- 
кой стати? 

— По долгу дворянина. Да это все равно: по первому требо- 
вашю въ этихъ случаяхъ должно делать исполнеше! — заметилъ 
Бахметевъ. — И ты, конечно, понимаешь меня... 

— Такъ, такъ... Ну, дальше!... 

— Ну, после этого онъ спрашиваетъ меня: сВы, ваше пре- 
восходительство, даете честное слово?» Я ему отвечаю на это, что 
кои слова все честпыя... Тогда онъ шворитъ: «дуэль на пистоле- 



122 Н. И. Фа^гкевъ — 

тахъ въ окрестностяхъ Петербурга». Я его остановидъ и сказалъ, 
что объ этомъ условятся наши секунданты; однако же услов1е 
драться до первой раны я иринялъ охотно... Такъ вагь я и прошу 
1*ебя быть ноимъ секуидантомъ... 

— Что жъ, я согласенъ! — вздохнудъ Лоионосовъ. — Но все-таки 
не надо было доводить д'Ьло до дуэли. Поводъ-то такой странный 
и необыкновенный... 

-— Нечего д'Ьдать... Теперь, брать, по'Ьдемъ къ кому нибудь... 
ну, хоть къ Баграпону... и прихватимъ его съ собою... 

Ломоносовъ поднялся съ кресла, покачалъ головою и сгадъ 
од'Ьваться. 

Черезъ полчаса они были уже въ дом!; Баграт1она, который 
бес1Ьдовалъ, сидя ва завтракомъ, съ генералонъ Депрерадовичеиъ. 

— Вотъ не ожидалъ васъ вид'&ть у себя! — сказалъ Баграт10нъ, 
принимая 1Ч)стей. — Пожалуйте въ столовую... Очень радъ, очень 
радъ... Антонъ, приборы!... 

— Мы къ вамъ по очень важному д'Ьлу, — зам'Ьтилъ Бахметевъ. 
-- Великолепно! — усмехнулся Ваграт1онъ. — Хорош]й завтракъ 

и вино дел<1 портить но могутъ!... 

— Я прйхалъ звать васъ въ секунданты, — сказалъ Вахме- 
1ч»,въ, садясь на стулъ. 

1заграт1онъ вскннулъ 1ьч негю глаза и номолчсшъ немногю. 

--• Да-а... — протяпулъ онъ. — Такое д^ло, пожалуй, можетъ 
испортить и завтракъ, и вино! А все-таки я буду есть и попрошу 
васъ, несмотря ни на что, последовать моему примеру... Съ кемъ 
же вы деретесь?... 

Бахметевъ разсказалъ о пр1езде къ нему Кушелева, заявивъ 
при этомъ, что вопросъ о дуэли разрешенъ окончательно, и оп» 
]>аграт1оиа зависнгь теперь лиип> ])ыраиить свое соглас1е или опш- 
зать въ содейств1и. 

— Кушелевъ?! — задумался Багратюнъ. — Ведь это мальчикъ, 
сынъ тайнаго советника... Ну, нетъ, извините, а этой дуэли не 
бывать... положительно не бывать!... 

— Успокойтесь, князь... Это дело решенное, и о немъ мы го- 
ворить не станемъ,— сказалъ съ неудовольств1емъ Бахметевъ. 

— нетъ, не такъ! — перебилъ е1Ю Баграт1онъ и нервно поднялся 
изъ-за стола. — Это невозможно... Вы, ваше превосходительство, по- 
ступили неосмотрительно... И я вамъ это докажу... 

— Я говорилъ то же самое! — промычалъ Ломоносовъ. 

— Присоед11няюсь къ вашему сужден1ю1 — вставилъ Депрера- 
довичъ. 

— Видите? видите?— подхватилъ Баграт1онъ. — Да иначе и быть 
не можетъ... Я васъ понимаю, вы не решились отказаться отъ 
дуэли, потому что вас7> вызывали. Очень хороню... Но в1;дь вы 
обязаны были разъяснить этому мальчику, что требован1е ехю не 



Дуэли 123 

подлежитъ удовлетворен! ю. Почему? вы хотите знать — почему"* Я 
иам7. оти'Ьчу: потому, что обидгл Кугнелопу папосопо но бмло. И|»1 — 
начальникъ, ударили подчиненнаго... но не съ ц'Ьлью оскорбить 
его честь, а съ ц1»лыо попранить оплоипюсть, погр']&шность. Онтэ 
могъ тогда же принести жалобу высшему начальству, и съ васъ 
было бы взыскано... Да-съ... взыскано... Но вы нам-бренЕя обид'Ьть 
его не им4ли... Это вс*мъ ясно... очевидно. 

— Я смотрю на это ии^ачо! — но соглап1ал(У1 ]>ахм(пч^пъ. 

— Вы не можете смотрЬть иначе! — воскликнулъ Баграт1онъ. — 
Такъ требуеть долгъ службы, который вы знаете не хуже меня. 
Наконецъ, я и это оставлю въ сторон!^. Взгляните на д'бло съ 
другой точки: вы и Кушеловъ сто1гге дру1^ къ другу въ особыхъ 
огношрн1яхъ. Вы — генералъ, онъ— и1табсъ-каиитанъ... 

— И камеръ-юнкеръ! — вставилъ Бахмет^шъ.— Онъ вызвалъ меня 
на дуэль, какъ камеръ-юнкеръ... 

— Извините, но я этого не понимаю! — горячился 1заграт1опъ. — 
Но в+.дь обида-то нанесена вами подпрапорп|.ику, а удовлетворения 
просить штабсъ-капитапъ... Нзпините, здЬсь много противор*ч1П. 
Подумайте, 1^норалъ, что будетъ, когда объ этомъ дойдетт, до св*- 
д*н1я нашей арм1и... Я увЬренъ, что тогда всЬ бывш1е подчинеп- 
ные своихъ бывшихъ иачальниковъ на дуэль вызывать начнутъ: 
тотъ оскорбился словомъ, этотъ— движен1емъ, на того— посмотр-Ьли 
не такъ. Ахъ, ваше превосходительство, в*дь этакъ вы всю дисци- 
плину расшатаете и сломите, ничего отъ нея б'Ьдной не останетсл. 

— Именно, именно! — подхватилъ Депрерадовичъ. — Я такого же 
мн'Ьн1я... 

— Хорошенько его, дуэлиста, хорошенько! — подзадоривалъ Ло- 
моносовъ, видя, что Бахметевъ какъ бы началъ колебаться и пе- 
ресталъ почти возражать. 

— Я иду дальше! — продолжалъ Баграйонъ, н*сколько успокои- 
ваясь. — Что будутъ говорить въ обществ*, когда узнаютъ, что 
почтенный генералъ давалъ удовлетворете мальчишк*, молокососу 
за какую-ту легендарную обиду... Клянусь вамъ, что и въ обще- 
ств* вашъ поступокъ будетъ призпанъ... извините — не серьезнымъ. 
И ВС* скажу тъ то же самое, что говорю и я... Во всякомъ случа*, 
вы вашей дуэлью отнимете у нея главное качество — быть сред- 
ствомъ во8становлон1я норугаггпой чести, вы уроните самое поия- 
Т1е о поединк*... Наконецъ, подумайте, ваше превосходительство, 
что подумаетъ, что скажетъ государь, до котораго д*ло это не 
можетъ не дойти... Какъ онъ можетъ отнестись къ вашему по- 
ступку? Что ни говорите, но поединокъ — преступлеше. Петръ Ве- 
лики дуэлистовъ за ноги в*шалъ... А въ вашемъ д*л* ничего 
н*тъ такого, что оправдывало бы васъ. Наоборотъ, государь бу- 
детъ очень недоволенъ... 



124 Н. И. Фал^евъ 



— Конечно, это такъ!— 8ам*тилъ Депрерадовичъ.— И вы, какъ 
гепералъ, которому дороги иппфссы иооппоП службы, должны иа- 
быть нате р'Ьшен1в и нринять другое— противонолошнов. 

— Да, да... Подумайте, х^нералъ! — наставительно сказалъ Багра- 
т1онъ. — Разум'Ьется, я отъ вашего предложенхя быть секундантомъ 
положительно огказываюсь... А вы должны отказаться отъ дуэли. 
Вашъ поступокъ будетъ принять всЬми и везд'Ь очень дурно... 
Пов'Ьрьте нн^Ь... 

— Но что же я буду д'Ьлать?! — съ отчаянхемъ воскликнулъ 1зах- 
метевъ. — Вы думаете, я не понимаю этого? Я все взвЬсилъ, все 
обдумалъ. Но если къ вамъ приходить и требукп'ь ном(^д^'^^нио 
ответа, развЬ можно туть от1Ч)вариваться? Долх-ь 1;аждаго честнаго 
челов^Ёка отв'Ьтить на это: «Да, согласенъ!» Иначе я ноступить 
не могъ... 

— Вы должны были поступить иначе!— твердо сказаль Вагра- 
Т10нъ. — И я берусь успокоить вась и вашего противника, такъ 
что этой дуэли не будетъ, и все устроится само собою... 

— Какъ же это? — спросиль Бахметевь. — Не извинение же мн* 
просить! 

— Ваше превосходительство! — укоризненно покачалъ головою 
Баграт1онь. — Гд* идеть д*ло о чести, тамь д15Йствую'гъ такими 
путями, как1е предаисаны честью... Я позволю ссб'Ь д'1^)Л0 ула- 
дить... Но 110М11И'1Ч5— я заран'Ье 0Т1а13Ы1и1Юсь огь вс}1Ш1го дшшиЬа- 
шаго посредничества, какъ только меня ностигнетъ неуспЬхь. 

— Д'Ьлай'1'е, какъ хотичг»! (югласнлся Ипхыьч-аиъ. 

— 1{ы, 1чзнерш1Ь, посидите у меня... дома! Вь комнат!; мнош 
новыхъ журналовъ... только что прислали... Я вамъ свои новый 
гравюры покажу,— сказаль Вагратюиъ. — А мы пока сь Депрер.ядо- 
виченъ отправимся кое-куда... 

— Я въ вашей власти!— отв'Ьтиль Вахметевь. 

Скоро Ваграт1онъ и Депрерадович'1> у'Ьхали, Ломоносонь отпра- 
вился въ военную коллепю въ присутстн1е, и Вахметевь остался! 
одинъ. 

П1. 

Тайный сов^Ьтникъ Кушелевь быль очень удивлень, когда ему 
доложили о пр1'Ьзд'Ё двухъ генераловъ — Ваграт1она и Депрерадо- 
вича. Оь Баграт10номъ онъ быль хорошо знакомь, но другого 1^- 
нерала зналь только вь лицо. 

— Ч'Ьмъ могу служить? — съ радуи1ныыь видомь привЬтствоваль 
старикъ нр1'Ьхавшихь. 

— Очень многимь, ваше превосходительство!— отв'Ьтиль весело 
Баграт1онъ, усаживаясь въ кресло. — Вы знаете, что когда вашему 
сыну было 14 лФ/гь, то ему б|.1Ло иаш.ч-опо К1Ю1пюо о( •корблои1е? — 
спросиль онъ Кушелева. 



Дуэли 125 

— Въ 14-ть л*тъ и кровная обида?— засмеялся тотъ. — Н-Ьтъ' 
не зпаю-съ. 

— Очень жаль! Такъ нотъ ватъ сынъ, движимый чувотвомъ 
сеН обиды, вызвалъ 1ьч поедпиокъ генерала ]>ахмоте»а... знаетчз, 
который числится по арм1и?1 

— Мой сынъ!.. Бахметева? — изумилсястарикъ. Это— невозможно! 
за что же? 

]>аграт1онъ очень комично передалъ сцену ссоры, вызова и на- 
рисовалъ картину будущей дуэли. 

Старикъ слушалъ серьезно и внимательно; на его умномъ и вы- 
разительномъ лиц* сквозило желан1е не знать того, во что его 
посвящали. 

— Отлично!— произнесъ онъ, когда ]>аграт1онъ кончилъ. — Но я 
не знаю, что могу сделать въ этомъ случа*? Мое правило— не вм*- 
н{иваться въ д*ла сына. И разъ онъ счель необходимымъ посту- 
пить та1съ, а не иначе, я становлюсь въ сторону. 

— Какъ это можно?! — воскликнулъ Баграионъ. — Но в*дь об- 
щество можетъ отнестись къ этому очень нежелательно для него. 

— Сынъ считаетъ нужнымъ исполнить желашя или требован1я 
общества!., твердо отв*тилъ сенаторъ. 

— Но какъ на это взглянетъ государь? — продолжалъ Багра- 
Т10нъ. — Онъ можетъ узнать объ этомъ и о томъ, что вы не при- 
няли никакихъ м1]ръ къ удержан{ю сына отъ дуэли... 

— Я не могу насиловать сына. Пусть поступаетъ онъ по уб*- 
ждеп1ямъ. Похчу и государь— ему судьи.,. 

— Но если онъ будетъ... убитъ? — спросилъ Баграт1онъ, смотря 
въ упоръ на отца. 

Тотъ улыбнулся и сказалъ: 

— Тогда одинъ судья — Богъ!.. 

Баграт1онъ, видя такое спокойств1е и хладнокровхе, заволно- 
вался. 

— Въ такомъ случа*, — сказалъ онъ, — вы оправдываете вашего 
сына? Да? и но примете нн1шкнхъ м'1фъ къ примирешю еш съ 
Бахметевымъ? Я ничего не понимаю... 

— Князь!— серьезно воскликнулъ Кушелевъ. — Если бы Бахме- 
тева на дуэль вызвалъ я, тогда, пожалуй, я могъ бы ответить на 
ВС* ваши вопрос!.!. Но в'Ьдь мой сынъ — челов'Ькъ молодой, но уже 
взрослый. Не соблаговолите ли переговорить съ нимъ лично? При 
этомъ, ваше с1ятельство, я беру съ васъ слово, что, ежели вы не 
усп*ете въ вашемъ добромъ начинан1и у сына, то вы не обрати- 
тесь къ его матери и не заставите женское сердце страдать и об- 
ливаться кровью. Я ув-Ьренъ, что вы понимаете меня, такъ какъ 
изъ-за любви къ матери, пожалуй, можно решиться на все... 

Кун1елелъ позвонилъ. ^Iвился лакей, которому было приказано 
!]ригласить (^ына. 



126 Н. И. Фал*ввъ 



Черевъ минуту на порохе показался Кушелевъ-сынъ. Онъ ви- 
димо догад^шся о ц'Ьли постЬщсиш, смЪшался, но бистро оправился 
и вошелъ въ комнату. 

Старикъ Кушелевъ съ ласковой улыбкой на лиц'Ьу но, не глядя 
ни на кого, скавалъ сыну: 

— Генералы обратились ко мн1^ съ просьбою примирить тебя 
съ Бахметевымъ. Я прошу тебя, если ты находишь это возмож- 
нымъ, исполни желан1е генераловъ, но еще больше прошу д'ЬЙ- 
ствовать по уб'Ьждешямъ и чести!., и старикъ замолкъ. 

— Я не знаю, отецъ, что нужно сделать... потупился молодой 
Кушелевъ. 

— Что д4лать? — переспросилъ Баграт10нъ. — 'Вхать сейчасъ съ 
нами, чтобы объясниться съ Бахметевымъ... У васъ... между вами... 
случилось то, что, по моему мн^Ьн1Ю, должно причинить огромный 
вредъ какъ обществу и арм1и, такъ и вашимъ родственникамъ... 
и наконецъ — лично вамъ... 

— Ваше превосходительство!— почтительно возразилъ Кушелевъ 
младш1й. — Я уже объяснялся съ генераломъ. Обида моя можегь 
быть снята или поединкомъ, или извиненхемъ со стороны генерала. 
На поединокъ онъ согласенъ... 

— А извинен1е вамъбудетъ черезъ часъ!— засмеялся Багра- 
тюнъ. — Вотъ что, молодой челов*къ, надавайте шинель и *демъ. 
Экипажъ ждетъ уже насъ. Вы ничего не им'бете противъ ;^того? — 
спросилъ онъ у отца. 

— Конечно, н*'1*ъ!--сказалъ тоть. — И я буду искренно радъ, 
если д'Ьло уладится безъ пороха и крови... Везите сына, куда 
угодно... Онъ, я ув4ренъ, поддержитъ съ достоинствомъ честь 
своей фамил1и! — замЬтилъ мношаиячигельно оте1^ъ, когда уже они 
были въ передней. 

Мы не будемъ описывать того, что случилось въ квартир* 
князя Багратюна, когда самъ хозяинъ долш уб1]ждалъ притивни- 
ковъ помириться. 1захме'гевъ не считалъ возможнымъ принести 
извинеше, Кушелевъ требовалъ только посл'Ёдняго. Князь угро- 
жалъ дуэлистамъ довести объ ихъ р'Ьшен1и до св^Ьд^^нхя началь- 
ства, умолялъ ихъ протянуть другъ другу руки, но противники 
оставались непоколебимыми. 

— Богъ съ вами! — произнесъ утомленный Баграйонъ. — Не хо- 
тите, -—пусть такъ! Я умываю руки... Я свое д-Ьло сд-Ьлалъ, 
остальное— на вашей совести и во власти Бога!.. 



IV. 

Штабъ-л^Ькарь кавалергардскаго полка, Адольфъ Карловичъ 
Шмидтъ, сид*лъ за фортеп1ано со своею дочерью и разучив11лъ 
трудную пьесу въ четыре руки. Онъ громко считалъ: «рсчзъ, два, 



Дуэли 127 

три1», но вдругъ на одномъ такгЬ остановился и пристально оо- 
смотр*лъ на свою Шарлотту. 

— - 'Гакъ... как7»!.. проилпосл» опт., по спускал глязъ съ дочорп. 
Та не понимала, въ чемъ Д'Ьло, и тоже смотрЬла на отца. 

— Такъ... такъ1... — повторилъ Адольфъ Карловичъ. — Всегда 
такъ... 

— Въ чемъ Д'Ьло, папа? — спросила Шарлотта. 

— Въ чемъ?1 Мы съ тобой 8р1е1е11... соната интересный, а тамъ, 
можетъ, умираетъ... 

— Кто умираетъ? — недоумевала дочь. 

— Больной... очень больной!.. Онъ уже умеръ... а ты сонату... 
Ай-аП!.. Какое число сегодня? 12-е? да? Я тебя просилъ всегда на- 
поминать число... Я помню день: Рге11я^, суббота, но число я не 
помнилъ... И вотъ сегодня число, когда больной умираетъ, а врачъ 
сидитъ и играетъ сонату... И дочь его тол(е сонату... 

— Папа, что ты говоришь? кто умираетъ? Ничего не понимаю!.. 

— Не понимаешь? а число зачЬмъ не напоминаешь?.. Вчера 
пришелъ корнетъ Т8сЬегш8с11омг и сказалъ, что 12-е число больной 
можетъ умереть. . вечеромъ онъ можетч» умереть, когда ты играеп1ь 
сонату. Я говорю корнету Чернышеву, почему больной можетъ уме- 
реть. Ежели онъ умираетъ, то лучше я пойду вчера... А корнетъ го- 
воритъ: «Н*тъ, вечеромъ 12 число приходите по адресу. Тамъ бу- 
детъ умирать больпой>. 

— Въ такомъ случа1) иди, папа! Теперь уже около семи часовъ 
вечера... 

— Да, я долженъ итти!.. 

Адольфъ ЬСарловичъ од'Ьлся и торопливо вышелъ изъ дому. На 
двор'Ь шелъ мелкШ осенн1й дождь; улицы были грязный; висЬлъ гу- 
стой туманъ. Онъ долго искалъ домъ, указанный ему корнетомъ 
Чернышевымъ, и наконецъ остановился у подъ'бзда, гд'Ь жилъ 
генералъ Бахметевъ. 

Увпд'Ьвъ странную фигуру, которую впотьмахъ трудно было даже 
разгляд'Ъть, лакей генерала заявплъ, что барина нёгъ дома, и что 
онъ вернется, можетъ быть, ночью. 

— Да, да!.. — зам*тилъ Шмидтъ. —Я знаю, но мн* нужно не 
барина, а больного... Онъ въ 12-е число должет» умереть... 

Лакей попытался еще разъ объяснить Адольфу Карловичу, что 
генералъ вернется поздно, но, раздосадованный неиониман1смъ по- 
сЬтителя, просто захлопнулъ передъ его носомъ дверь и ушелъ. 

Адольфъ Карловичъ постоялъ немного, попробовалъ позво- 
нить еще н1^сколько разъ и, отчаявшись увидать лакея, двинулся 
обратно. На дорог* ему пришла мысль зайти къ Чернышеву и по- 
требовать отъ него объяснен1Я. Онъ такъ и сд*лалъ. 

Чернышевъ, увидя Шмидта, сконфузился, разд*лъ его и поса- 
дплъ въ кресло нсрсдъ камипомт». 



128 Н. И. Фал^евъ 

— Ахъ, дорогой Адольфъ Карловичъ, — заговорилъ онъ,— я пе- 
редъ шми очень вииолатъ... Вы напрасно прогулялись... Изнинито!.. 
Но В0Т1, въ чемъ д'Ьло: тотъ больной, о которомъ я вамъ вчера 
говорилъ, уЪхалъ по дЬламъ... Но онъ вернется черезъ день, и тогда... 

^- Какъ уЬхалъ? — удивился Шмидтъ. — В^Ьдь онъ сегодня ве- 
черомъ долженъ былъ умереть!.. Это вы сами говорили... 

— Да, да... Но сегодня ему стало получше, и онъ уЬхалъ не 
надолго... Онъ вернется черезъ день или черезъ два... Тогда васъ 
позовутъ... Я забылъ васъ предупредить, что больной сегодня дол- 
женъ "бхать по д'бламъ. Ужъ вы извините... 

— Ничего, ничего! Только пусаъ въ другой разъ больной не 
уЬзжабтъ... 

И Адольфъ Карловичъ поплелся домой. 

Инцидентъ со ПТмидтомъ объяснился впосл'1}дств1и просто: Чер- 
нышевъ пригласилъ его нр1Йти къ ])ахметеву, чтобы 'Ьхать съ нимъ 
на м'&сто дуэли, не говоря ему о посл^Ьдней ни слова, во изб'Ьжа- 
ше отказа; но 12-го числа дуэль не состоялась, и услуги Адольфа 
Карловича не понадобились. 

Дуэль же не состоялась въ назначенный день въ силу одного 
обстоятельства, которое читатель узнаетъ изъ сл'Ьдуюи^ей главы. 



Кушелевъ утромъ 12-го октября чувствовалъ себя крайне взвол- 
нованнымъ въ виду предстоящей дуэли, которая должна была про- 
изойти въ 4 часа дня въ пяти верстахъ отъ Петербурга. Онъ 
нервно ходилъ по своему кабинету и насвистывалъ одинъ и тотъ 
же мотивъ. Изр'Ьдка онъ призывалъ лакея и отрывистымъ тономъ 
заявлялъ ему, что въ комнатб очень холодно, что въ каминъ не- 
обходимо наложить дровъ, и что вообще въ Петербур1'Ь осени стали 
слин1комъ холодны. Лакей молча ]ндслун]ииалъ и исполннлъ же- 
лан1я молодого офи1(ера. 

Около 11 -ти часовъ дня къ нему вошелъ отецъ, стараясь не 
показать на своемъ лиц^Ь безпокойства; но по растерянному н-ё- 
сколько виду, по легкому дрожаи)1о въ голос!) было зам1}тио, чю 
старикъ не спокоенъ и во всякомъ случа'Ь дурно спалъ ночь. Онъ 
ласково поздоровался съ сыномъ, заговорилъ было съ нимъ, но 
бес^Ьда не налаживалась, слова расходились съ чувствами и мыслями. 

— Ну, прощай! — произнесъ старикъ." — Мн* въ сенатъ надо 
'Ьхать .. Д'Ьлъ много! 

— До свиданья, отецъ!— -проговорилъ Кушелевъ... 

Огарикъ пожалъ руку сына, поц^^овалъ его въ лобъ и про- 
изнесъ: 

— Пожалуйста, къ матери не заходи сехюдня... до вечера!.. У 
тебя нехорош1Й видъ... 



— Дуэ:л1 - 129 

И на этомъ они разсталпсь. 

Но прошло II чотнорти чага со нрс^мопи отъ'Ьзда Кушслснп- 
отца, какъ въ кабинетъ сына вошелъ лакей и съ таинственнымъ 
видомъ сообщилъ, что какой-то офицсръ желаетъ его вид'бть по 
самому неотложному Д'Ьлу. 

— Проси! — съ недоум'6н1емъ подернулъ плечами Кушелевъ и 
зат^^мъ скоро увидалъ въ дверяхъ офицера въ адъютантской форм!} 
и съ крайне озабоченнымъ лицомъ. 

— Честь им'Ью представиться,— сказалъ вошедш1й:— адъютантъ 
санктъ-петербургскаго военнаго губернатора. 

— Ч']&мъ могу служить?— произнесъ бл'Ьдн'Ья Кушелевъ. 

— По приказашю его превосходительства, прошу васъ сл-Ьдо- 
вать за мною. 

— Но куда и зач'Ьмъ? — упавшимъ голосомъ проговорилъ Ку- 
пк^лепъ. 

— О томь не могу знать, — воскликнулъ адъютантъ. — Я только 
передаю вамъ приказаше 1^нерала. 

— Но я не могу "Ехать... мн* нездоровится... я боленъ... 

— Какъ угодно?! Въ такомъ случа*, по приказанш военнаго 
губернатора, штабсъ-капитанъ Кушелевъ доллсенъ быть доставленъ 
силою... 

— Какъ силою?!— вспыхнулъ Кушелевъ и загЬмъ пристегиулъ 
саблю и, не говоря ни слова, пошелъ за адъютантомъ. 

Черезъ 10 минуть они были уже въ кабинегЁ военнаго губер- 
натора, генералъ-лейтепанта графа Толстого. 

Старикъ сурово взглянулъ на юношу, приказалъ адъютанту 
выйти изъ кабинета, заперъ за пимъ двери и подвелъ Кушолева 
къ окну. 

— Ну-съ, какъ лее дЬла наши?— спросилъ онъ. — А? какъ д-Ьда 
идутъ, спрашиваю! 

— Что прикажете, генералъ?- въ недоумЬши произнесъ Куше- 
левъ. 

— Прикажу?! Ничего не прикалсу... Вы изволите служить въ 
Кавказскомъ полку, если я не ошибаюсь?.. 

— Да, я только-что туда назначенъ... въ сентябр* приказъ 
состоялся... 

— И скоро вы отправитесь на Кавказъ?— продолжалъ Толстой. 

— Клкъ только устрою свои дЪла въ Петербург*! — отв*тидъ 
Кушелевъ. 

— Д'Ьла въ Петербурга? Такъ... Но каюя же д'Ьла могутъ быть 
у столь молодого человека, какъ ваша милость? Небось, все ин- 
трижки любовный? а? такъ вЬ^^ъ? 

Кушелевъ молчалъ и чувствовалъ себя очень неловко. 

— Что же вы не отвечаете? — продолжалъ свой допросъ Тол- 
стой. — Если ваши Д'Ьла поистин-Ь Д'Ьла, такъ сказать о нихъ мошю... 

«ВСТОГ. В11СТ11.», ЛИИАРЬ, 1904 г., т. ХОУ. 9 



180 Н. И. Фал-Ьевь 

По-вашему, молсотъ бнть, дуэль тоже д*ло?— спросилъ онъ по- 
бЛ'ЬдиЬшиаго Кутолоиа.— Отв'ЬчаНчч), юноша, л требую Э'1Ю1Ч>1 А-а, 
молчите!.. Значить, это — истина... Но я не допун^у, не позволю... 
Толстой топнулъ ногою, иодумалъ немного и продолшалъ: 

— Это ослуи[аи1е, милостивый государь моЙ1 Ослушан1е вако- 
намъ... Дуэль— заимствоваше варварское, отъ временъ дикихъ. Еще 
великая государыня Екатерина изволила начертать (Толстой схва- 
тилъ раскрытую книгу и прочелъ): «донын'6 воаль народовъ, отяго- 
щенныхъ игомъ зловреднаго обычая, ссылался съ н'&кимъ восхище- 
шемъ на росс1Вск1е нравы и обычаи». Слышите — «съ восхиш1е- 
Н1емъд? А вы что же въ Сибирь угодить желаете? арестантомъ 
сд'бдаться? каторжникомъ? Кровавое и самовольное мщен1е въ д'Ё- 
лахъ личной чести совершить? Я вамъ не позволяю... Я вамъ за- 
прещаю. Сегодня вы не будете драться на поединк'Ь... 

— Но, ваше с1ятельство, это д'Ьло уже р-Ьшенное! — попробовалъ 
возразить Кушелевъ. 

— Решенное? Ха-ха-ха! Вы р*шили, а мы разрешили... Теперь 
изъ моего наблюден1я вы не уйдете... За вами будутъ сл'Ьдить, о 
каждомъ вашемъ шагЬ знать будутъ, вздохнуть не дадутъ. Эхъ, 
юноша, вы порядковъ нашихъ не знаете... жаль мн'Ь васъ, а д'б- 
лать нечего... Ну, выбирайте одно изъ двухъ: или маршъ подъ 
арестъ, или давайте честное слово, что драться вы не будете, а 
завтра до 12-ти часовъ ночи вы уЬдете къ своему м'Ьсту служен1я... 
Что же молчите? отвечайте! 

— 1^а]це с1ятельство, я но »Ш1Ю, дл^I чего давать вамъ честное 
слово?! — отв^Ьтилъ Куп1елевъ. 

— Для чего?!— -пробурчалъ Толстой.— Васъ, молодежь, другимъ 
нич'Ьмъ пронять нельзя... Итакъ, говорите за мной, какъ на при- 
сяге: «даю честное слово»! 

— Дальше, ваше с1ятельство! Я не знаю конца... 

— Боже мой! вотъ безпокойный челов'Ьк'ь. Мн*!) немного нужно: 
скажи'го, что сегодня сщгЬятъсп но будспчз, а завтра до полуночи 
вы уЁдете въ ваи1ъ кавказсшй корпусъ! 

— Слушаюсь и даю честное слово!— проговорилъ Куи1елевъ. 

— Вотъ молодчина! — воскликнулъ Толстой.— Настоящ1й кав- 
казсшй герой! Я долженъ васъ облобызать, благородный юноша! — 
и Толстой схватилъ об'Ьими руками Кушелева и звучно поц'Ьло- 
валъ его три раза въ губы.— А теперь отправляйтесь домой и го- 
товьтесь къ отъ*зду!.. 

— Слушаюсь!— отв*тилъ Кушелевъ и пошелъ было къ выходу, 
но вдругъ остановился и спросилъ. — А откуда вы узнали, ваше 
с1ятельство, что я драться на дуэли собираюсь? 

— Откуда? Ха-ха-ха! Съ в*тра, молодой челов-Ькъ! Сорока на 
ХВ0С1* принесла!.. Но это васъ не касаетчш... Поезжайте, и дай 
вамъ Богъ счастливаго пути... До свиданья!.. 



Дуэли 131 

Когда Кушелевъ вышелъ ивъ кабинета Толстого, то графъ ио- 
звопцлъ и приказалъ появившемуся адъютанту ввести ]{енансона. 

— Дуэли не будетъ!— сказалъ ему Толстой,— Я все сд'Ьлалъ, что 
нужно... Но смотрите, чтобы вы въ д^^льн^^йшемъ ни въ как1я 
ссоры не вм^^шивались... Изб'бгайте встр'Ьчи съ Кушелевымъ... Мо- 
жете иттп!.. 

Венансонъ поклонился и вышелъ. 



VI. 

Кушелевъ, не теряя ни одной минуты, прИхвлъ домой и с&1Ъ 
за письменный столъ. Онъ р'Ьшилъ написать письмо своему про- 
тивнику и секунданту. 

«Ваше превосходительство,— писалъ онъ Бахметеву,— нев-Ьдомый 
доноситель сооби;илъ правительству о задуманной нами дуэли. Сего 
числа военный губернаторъ потребовалъ меня къ себЬ и взялъ съ 
меня честное слово, что дуэли сегодня я не произведу, а завтра 
до полуночи я оставлю г. С*11етербургъ. Подчиняясь вол'6 прави- 
тельства, пзв^Лщаю васъ, милостивый государь, что 13-14) сего ок- 
тября вочеромъ я вы'Ьзжаю изъ города, и первою моею остановкою 
будетъ Царское Село, гд* мн* придется н-Ьсколько поотдохнуть. 
Камеръ-юнкеръ Кушелевъ». 

Онъ сложилъ письмо и приказалъ слугЬ отнести е1Ч) къ 1ч;ие- 
ралу Бахметеву и передать ему лично въ руки, но такъ, чтобы 
никто не могъ догадаться объ этомъ или заметить его. 

Письмо къ корнету Чернышеву было также не многословно. 
Посл'Ь его получен1я Чернышевъ полетЬлъ къ Венансону, не за- 
<*талъ его дома и затЬмъ помчался къ барону Б., гд*, по его пред- 
положен1ямъ, долженъ былъ находиться Венансонъ. Такъ это и 
случилось. 

— Это, братецъ, ты донесъ?— спросилъ его Чернышевъ. 

— Фуй, что ты говоришь!— поморпщлся Венансонъ. 

— Я говорю это предположительно! П ты мнЬ ннч'Ьмъ не мо- 
жешь доказать противнаго... 

— Ты ошибаешься!.. Если угодно, я дамъ удовлетвореше... 

— Ну, за подобныя вещи удовлетворен1Я не просятъ... Я раз- 
узнаю, и если это донесъ ты, то берегись— я везд* буду тебя ре- 
комендовать по заслугамъ... 

— Фуй!.. Какъ можно это предполагать!.. А доказать я теб* 
могу — я готовъ быть секундантомъ Кушелева... 1)то теб* ничего не 
доказываетъ? 

— Это другое Д'Ьло... Это хороню!— согласился Чернышевъ. 

— Значить, дуэль все-таки будетъ? — спросилъ Венансонъ. — 
Хотя и запрещено, но дуэль будетъ... Отлично... Но гд* же она 
произойдеп» и кш'дя? 



Ш II. И. Фал^е]IЪ 



— Я воздержусь ответить на этотъ вопросъ, во пвб11жаи1е пуб- 
личности... По когда нужно будогь, я '1ч;бн ноиову... 111)1'1}ду н 
скажу... когда надо... 

— О, да!.. Это лучше!.. По крайней м^р*, никто знать не будетъ!. 

VII. 

Поздно ночью на 14-ое октября Адольфъ Карловичъ Шмидт!! 
быдъ приглашенъ въ квартиру генерала Бахметева. Съ озабочен- 
нымъ лицомъ онъ вошелъ въ переднюю и торопливо началъ раз- 
вязывать иад'Ьч'ые на нсмъ Н1арс1)ы. По въ это время въ двсряхъ 
показался генералъ Лоионосовъ, который, при вид'Ь врача, бро- 
сился къ посл'&днему и, схвативъ его за руки, сказалъ: 

— Пожалуйста, не раздавайтесь!.. Мы должны торопиться... 

— Какъ же можно въ одежд'Ы.. — недоум'Ьвающе спросилъ 
Адольфъ Карловичъ. — Она будетъ м'Ьшать, я од-Ьтъ тепло!.. 

— Не въ томъ д-Ьло... — перебилъ его Ломоносовъ. — Мы должны 
'Ьхать съ вами въ Царское Село... 

— Такъ далеко?.. Но тамъ есть свои врачи... 

— Во-первыхъ, очень поздно, а, во-вторыхъ, васъ считаюч'Ъ за 
крайне талантливаго доктора, ум'Ьющаго такъ хороню и такъ ус- 
п-Ьшпо обраи\аться съ больными... Пожалуйста, йдс^мтс!.. 

— Въ такомъ случа'Ь я готовъ! — улыбнулся 1Пмидтъ, очень 
польщенный словами 1^нерала. 

Черезъ минуту Ломоносовъ сид-Ьлъ уисе въ карет* и досадо- 
валъ на Адольфа Карловича, который снова принялся обвязывать 
себя шарфами, при чемъ эта операщя, въ виду длиннаго путете- 
СТВ1Я, отличш1ась особенною тщательностью, сносоопою вынести 
изъ терп'Ьн1я каждаго. 

Наконецъ, Шшщтъ вынюлъ, усЪлся, и карета застучала но 

мокрой М0С1ЮВ0Й. 

По дорогЬ Адольф'ь ]Сарловичъ пшчзресов^июя бол'Ьзпью сво(и*о 
незнакомаго нащента и, узнавъ, Ч1ю для больного требуется хи- 
рургическое л'Ьчен1е, сталъ безпокоиться о томъ, что при немъ 
н*'гъ необходимыхъ инструментовъ, и ччч) необходимо поэтому вер- 
нуться обратно въгородъ, на квартиру, гд* инструменты «лежать 
въ прекрасном7> порядк!;». 

Разумеется, Ломоносовъ запротестовалъ и предложилъ Адольфу 
Карловичу уснуть нредъ трудной опсрагМей. 

Штщтгь носл15ДОвалъ благоразумному сов-Ьту и скоро захра- 
п'Ьлъ. 

Неподалеку отъ Царскаго Села карета вдругъ остановилась. 
Ломоносовъ открылъ дверцу и вынюлъ. 

— Пть... всю дорогу з.тллп! — проиорчалъ кучг|)ъ, укп:п4иая 
Лом»;:п(ч)пу пя шоссе, 1'дЬ кучка людсч! толпилась около :)кииажа, 
накре11ивп]агос}| п.ч бокъ. 



Дуэли 133 

Ломопосонъ подотелъ къ Э1Ч)му м*сту и узн<ялъ по голосу 1ч;- 
||(ф;1ла 11пхиетсин. Оючл.члос.ь, что 1>нхмстплг., 'ЬхапппП нмЬсгЬ г/ь 
отстнппымъ капптапомъ Яколлевымъ, нагнал ъ юфету, въ которой 
15халъ ттабсъ-каиитанъ, князь Голицмнъ, торопи«ш1йся въ Сла- 
вянку. Голицынъ былъ знакомъ съ Бахвштевымъ и, услыхавъ, что 
онъ *детъ драться на дуэли, предлолсилъ свои услуги. Бахметевъ 
вмразилъ соглас1е и, такъ какъ у кареты Голицына сломалось ко- 
лесо, то онъ р-Ьшилъ подождать Ломоносова, съ которымъ Голи- 
цынъ долженъ былъ сЬсть. 

— Наконецъ-то подъЬхалъ! — воскликнулъ Бахметевъ, увидавъ 
Ломоносова. — Что вы такъ замешкались? 

— Яам*и1каеп1ься ту гь, когда :)та пЛмчура копсяется, — отв*- 
тнлъ Ломоносовъ, нсдовольныП поводсп1емъ Адольфа Карловича, 
который иродолжалъ громко храпеть, сидя въ каретЬ. 

Голицынъ сЬлъ вмёст'Ё съ Ломоносовымъ, при чемъ сгЬснилъ 
Шмидт;1, и черезъ часъ кареты остановились около трактира, въ 
окнахъ ко'шраго светились огоньки. 

— Господинъ докторъ, пожалуйте! прЛхалн! — крикнулъ Ломо- 
носовъ падъ самымъ ухомъ Адольфа Карловича. — Проснитесь, по- 
жалуйте къ больному! 

111мидп> открылъ глаза, вышелъ изъ кареты и въ недоум*н1и 
сталъ осматриваться вокру1'ь. 

— - 11ож<'1луйт(»! — нродолжалъ Ломоносовч., угсазышш на дверь 
трактира. 

— Сюда?! — воскликнулч, иЫ\\}\гь, — Но вЬдь это п1ггейное за- 
всден1е... Гд1; лее больной? 

— А онъ сейчасъ будетъ!.. — усм1'»хнулся Ломоносовъ и, взявъ 
доктора подъ руку, увлекъ его въ домъ. 

11р1*хавш1с вошли въ обширную комнату. При вид* ихъ въ 
одномъ изъ угловъ поднялись три офицера и отвесили глубок1й 
поклонъ. Это были — Кушелевъ, Чернышевъ и графъ Венансонъ. 

1>ахметовъ спросилъ отдельную комнату и удалился въ нее. 
К.уи11М(чгь и Черньниолъ сЛ;лп на прежнее мЬсто, а Бенансонъ по- 
дошелъ къ .Иомоносову, поздоровался съ ннмъ и представился 
князю Голицыну. 

— А гд'й же больной?--сиплымъ голосомт» проговорилч> Шмпдгь 
и, НС 1юлучивъ отв'Ьта, двинулсУ! к'ь сид'Ьвшим'ь Кушелеву и Чер- 
нынюву. 

Кушелевъ улыбнулся и сталъ добродушно раздавать доктора, 
недоум'Ьн1е котораго росло съ каждою минутою. 

— Вы введены въ заблужден1е, Адольфъ Карловичъ! — зам*- 
тплъ Кушелевъ. 

— Какое же заблужден1е? Кто это можетъ говорить? — заволно- 
вался Шмидтъ.— Я хочу вид'Ьть больного... Гд* онъ? 

— А вотъ какъ разсв^тетъ, и будетъ больной. 



131 Н. И. Фал-Ьенъ 



— Нипего не понимаю!.. 

— Ахъ, Адольфъ Карловичъ, больной— это я или Нахметевъ! — 
скааалъ Кушелевъ, усаживая доктора. 

— Не в'Ърю и не могу пов1}рить... — отрицательно покачалъ го- 
довою Шмидтъ.>-Вы, я вижу, здоровы, только бЛ'ЁДНЫ н'Ьсколько. 
Бахметевъ даже веселъ... для кого же нужна моя хирурпя?.. 

— А вотъ для кого... Мы нарочно ввели васъ въ 8аблужден1е. 
Черезъ часъ у меня будетъ дуэль съ Бахметевымъ! — решительно 
произнесъ Кушелевъ и испугался д'Ьйств1я своихъ словъ на док- 
тора. 

Адольфъ Карловичъ вскочилъ со стула, заморгалъ глазами и 
широко раскрылъ ротъ; потомъ онъ рванулся къ Кушелеву, отъ 
него двинулся къ Чернышеву и наконецъ сталъ усиленно тереть 
ладонью лобъ. 

— Но вы успокойтесь... не волнуйтесь! 

— Да, да... Я не волнуюсь... — пролепеталъ Адолыръ Карло- 
вичъ.— Но зач'Ьмъ же такъ обманывать?!.. Моя дочь теперь без- 
покоитс^!... И я никогда не согласился бы 1}хать сюда... И псе 
такъ таинственно... Боже мой! 

— Конечно... все это непр1ятно...— началъ Кушелевъ,-- но иначе 
нельзя было сд'Ьлать... 

— Да, да... Но обманывать зач1>мъ? Привезли меня, обманули — 
и теперь я долженъ быть при дулли... по долгу моей чести дол- 
исенъ быть... И зач'Ьмъ я не догадался взять свои хирургичссюс 
инструменты?!.. Можетъ быть, они будутъ нужны... извлекать пу- 
лю... раны... О Боже мой! 

Онъ встадъ со стула и принялся стремительно ходить по 
комнат*. 

— Только скор-Ьй... пожалуйста, скорМ... А то дочь безпо- 
коится!— проговорилъ онъ, останавлишшсь передъ Кушеленымъ. — 
Не мучьте... И такой молодой... и быть можетъ... Ужасно! 

Онъ схватился руками за голову и снова началъ ходить. За- 
нятый своими мыслями, онъ не видалъ, какъ на восток'Ь посв'Ьт- 
л'Ьло, какъ Бенансонъ зарядилъ пистолеты и посов'Ьтовалъ Куше- 
леву снять съ себя шпагу. Какъ гЬнь, онъ шелъ по сл'Ьдамъ дви- 
гавшихся впереди нею лицъ и ничего не замЬчалъ. 

На полян'Ё въ небольшомъ л'Ьсу остановились. 

Адольфъ Карловичъ прислонился къ дереву... Онъ вид'Ьлъ 
только 1Ч)лые сучьи деревьевъ и просв'Ьчивающ1й сквозь нихъ с*- 
рый шризонтъ. Онъ смутно созпанш1ь, что сейчисъ можегь со- 
вершиться что-то ужасное, что-то такое, чего нельзя остановить, 
но отъ чего зависитъ судьба многихъ; мысль, что черезъ минуту 
можетъ быть уничтолсена молодая жизнь, тяготила его. Онъ не 
зналъ причины дуэли, онъ никого не спрашивалъ объ этомъ. Его 
личное присутств1е зд'Ьсь являлось необходимостью, и отъ его не- 



Дуэли 135 

кусства, ум*шя, хладнокров1я 8авис+,ло тоже что-то очень важное 
и ц'Ьмпое. ЛСаль лип1ь, что при номъ не будеп» ни одного инстру- 
мента: безъ нихъ такъ неудобно. 

Въ воздух* вис/Ьлъ туманъ; но онъ но мЬшалъ видеть далеко 
впередъ. Утренн1й сырой воздухъ непрхятно дЬйствовалъ на нервы. 
Было мучительно и тяжело. 

Вдругъ раздался р-Ёзюй звукъ и замеръ... Испуганная птица 
хлопнула крыльями и быстро отлсгГ>ла. 

Адольфъ Карловичъ вздрогнулъ отъ неожиданности и сдЪлалъ 
н^^сколько шаговъ впередъ: въ рук'6 Кушелева дымился пистолетъ, 
но онъ самъ стоялъ спокойно и неподвижно. Адольфъ Карловичъ 
остановился въ недоум1ипи... 

Вдру1^ новый р^^зк^й звукъ и чей-то нервный крикъ: 

— Заряжайте!.. 

ЗатЬмъ послышалось н1юколько голосовъ, заговорнвшихъ сразу. 
Они какъ будто спорили и горячились... Л,окторъ поб'Ьжалъ вне- 
редъ, не понимая, въ чсмъ д11ло. 

— Я приношу извинен1е моему другу, котораго никогда не хо- 
т*лъ обид*ть! — услышалъ Шмидтъ и узналъ голосъ генерала Бах- 
метева. 

Докторъ остановился, и когда Бахметевъ, швырнувъ въ сто- 
рону пистолетъ, подошелъ къ Кушелеву и подалъ ему руку, — 
Адольфъ 1Сарловичъ понялъ, что ни онъ самъ, ни его инструменты 
никому зд'Ьсь не нужны. И ему стало вдру1'ъ необыкновенно ве- 
село и радостно. 

— Ну-съ, докторъ, больного н'Ьтъ! — разсм^ялся Ломоносовъ. — 
Кушелеву хогЬлось еще разъ пистолеты зарядить... промаха за- 
стыдился... а Бахметевъ извинился... и безъ кровопролитхя... Поняли? 

— Да, да... Я радъ... Кровопролитхе — ужасно... 

И вся компан1я толпой направилась къ трактиру. 
Бахметевъ и Кушелевъ шли подъ руку, спокойные, но мол- 
чаливые. 

VIII. 

Адъютантъ графа Толстого прйхалъ въ Царское Село, когда въ 
трактир* уже не оставалось вина, и когда Адольфъ Карловичъ, 
стоя со стаканом'ь въ рукЬ, п'Ьлъ хринлымъ голосомъ: «ЫосЬ!» 

Кушелевъ былъ арестованъ, привезенъ въ Петербургъ и отданъ 
подъ судъ. 

Военно-судная комиссхя разсмотр-бла д*ло въ необыкновенно 
коротюй промежутокъ времени, такъ что 2-го де1сабря оно было 
уже представлено государю. 

По сентенщи суда подсудимый Кушелевъ, конечно, былъ при- 
говоренъ къ пов'Ьшен1ю, согласно съ требован1ями закона. Ра- 
зум'ЬетСлЯ, такой приговоръ не мог7> быть приведенъ въ исполненхе, 



136 -= — Н. И. Фал*рэт> 

«поелику смертная казнь по государственному закону не суще- 
ствусгь», Ш1къ ныранилсл графъ Толс1Ч)й. Однако, иростуиокъ Ку- 
шелева былъ выдающимся и требовалъ усиленной репресс1и. 

Мягче всЁхъ оказался графъ Толстой, который считалъ доста- 
точнымъ наказать виновника разжалован1емъ въ солдаты до вы- 
слуги, но ВЫСШ1Й судъ р'бшительно запротестовалъ. 

По мн'Ён1ю посл'Ьдняго, иарушен1е Кушелева представляло со- 
бою «неисполнен1е высочайшаго ув^Ьщашя», идложенна1Ч) въ зна* 
менитомъ манифесгб Екатерины II о поединкахъ, а потому какъ 
самъ подсудимый подлежалъ лишешю чиновъ и дворянскаго до- 
стоинства, такъ и противникъ его — генералъ Бахмеи^въ, и даже 
секунданты — Ломоносовъ, Чернышевъ, Яковлевъи Голицынъ. 

Что касается б'Ьднаго Адольфа Карловича, то высш]й судъ 
высказалъ сл1Ьдующее: «Шмидтъ хотя и оправдывается, что о 
нам^^реши къ поединку не зналъ до пр^^^зда въ Царское Село, 
и судъ полагаетъ, что онъ не им'Ьлъ уже времени объявить о томъ 
начальству, но таковое заключеше не д'Ьльно, ибо онъ, Шмидтъ, 
по узнаши тогда же долженъ былъ нтти и донесть тамошнему 
правительству для оправдан1я своего, а не на м'Ьсто производимая 
дуэля, гд'Ь онъ, какъ самъ говоритъ, что находился, а при томъ 
не видно по сему Д'Ьлу, и комнсс1я не объясияетъ, имблъ ли оный 
Шмидтъ еще и позволение на отлучку отъ полка въ Царское Село». 

Адольфъ Карловичъ, узнавъ о созыв^Б военно-судной комиссш 
по д'Ьлу Кушелева, слегъ въ постель и пролежалъ около м'Ьсяца. 
Когда же въ полку была получена бумага, что «штабъ-л'Ькарь 
Шмидтъ самовольно 'Ёздилъ въ Царское Село и присутствовалъ 
при произвожден1и дуэля>, за чтб и предписывалось «наложить 
на него выговоръ», то онъ улыбнулся и сказалъ своей дочери: 

— Ля думалъ, что за ноги меня пов'бсятъ!.. Какъ непр1ятно 
висЬть за ноги!.. 

Грозное р-Ьшеше высшаго суда не могло пройти у 1Х)сударя. 

Онъ изучилъ д'Ьло Кушелева, принялъ участ1е въ молодомъ 
челов'Ьк'Ь и положилъ сл'Ёдующую конфирмац1ю: 

«Хотя и следовало посгупить съ подсудимымъ, штабсъ-капита- 
номъ Купшлевымъ, по мн'Ьн1ю высшаго суда для прим^Ьра дру- 
гимъ, но во уважен1е слулсбы отца помянутаго Кушелева, тайнаго 
сов'Ьтника и сенатора Кушелева, избавя подсудимаго отъ наложен- 
наго наказан1я, отправить онаго немедленно къ полку, выключивъ 
изъ зван1я камеръ-юнкера. 

«Генералъ-майорамъ же Бахметеву и Ломоносову сд'Ьлать въ 
приказ'Ь выговоръ. 

«Майора я{е Вснансона за неисполнен1е повел'Ьн1я, даннаго воен- 
нымъ губернаторомъ, арестовать на неделю, отправя его посл'Ь въ 
корнусъ, со('тоя1Ц1Й подъ комаидою кияза Цтианона. 

«Александръ>. 

«Въ О.-Исч'врбургь. 10 д»каб1м1 1803 года». 



Дуэли 



137 



Такъ разрешилось простое д'бло, въ ущербъ м1гЬшю бюрократа- 
юриста, требовавшаго усиленнаго наказаная. 

Зам11тпмъ мелсду пролимч,, что тп» компспи пооппаго суда 
графъ Венансояъ предсталъ въ неособенно приглядной обстановк^^• 
Выяснилось, что онъ уговаривалъ Кушелева не признаваться и 
утверждалъ, что сонъ н всЬ готовы присягнуть, что ничего не было, 
а когда онъ, Купгелсиъ, ему В7. томъ отказалъ,' то оиъ такъ раз- 
горячилс^!, что вышелъ изъ себя и... чуть-чуть удсрлсался отъ 
произношешя обиднаго слова, кое въ половину уже выговорилъ». 

Разум-Ьется, никто отъ него за это удовлетворен1я не потрс- 
бовалъ. 

Н. И. Фал'Ьевъ. 

(Иродолжеиге аъ стгЬ/ю^цсй кишмскл). 




д|| Ц;111К1И Й^ 



ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ I. 



1826—1831. 




А-ДНЯХ'Г> вышелъ второй томъ предсмертиа1Ч) труда 
И. К. Шильдера объ императорЬ НиколаЬ I. (Пи- 
аераторъ Николай Первый, его жизнь п царствова- 
И1е. Н. К. Шильдера, съ 252 иллюстращями. Томъ 
второй. Спб. Изд. А. С. Суворина. 1903, 820 стр.). 
Н. К. Шильдеру не удалось довести до конца окон- 
чат(»льпую разработку собраппыхъ пмъ 11атер1аловъ, 
и настоящ1й, второй и посл'Ьдн1й, томъ его труда по ис'гор1и жи- 
зни и царствован1я императора Николая Т охватываегъ лтпь порвыя 
шесть л1г1'ъ его нравлен1я и заключаечч^я 1831 годом ъ— самымъ пе- 
чальнымъ и тяжел 1лмъ. Въ приложен1яхъ пом1ицепы дв* статьи И. К. 
Шильдера, относящ1яся къ ноздн'Ьйшей эпохЬ царствован1я импе- 
ратора Николая Павловича: «Императоръ Николай I въ 1848 и 
1849 1Ч)дахъ» и «Императоръ Николай I и освобожден1е христ1ан- 
скаго Востою!». Кром* этпхъ статей, дано еще очень д-Ьиное при- 
ложен1е — списанное Н. К. Шильдеромъ съ подлинной рукописи 
отрывки изъ записокъ ген.-ад. гр. Венкендорс^а. 1)ти записки яв- 
лялись для Шильдера однимъ изъ источниковъ при изложеши 
ис1Ч)р1и царствован1я Николая Павловича; поэтому появлеше въ при- 
ложен1и къ его книг!'* отрывковъ, охватывающихъ не разработан- 
ный Н. К. Шильдеромъ пер1одъ 1832—1837 годовъ, нельзя не при- 
знать весьма ум'Ёстнымъ. 

Въ стать11 по поводу перваго тома труда П. К. ТПильдера мы 
дали общую характеристику труда и обн\ихъ взглядовъ историка 



Императоръ НпколяЛ I 139 

на ЛИЧНОСТЬ императора *). Настояний томъ такъ же, какъ п первый, 
заклюпастъ немало новыхъ и важныхъ данныхъ; въ основу изло- 
Ж0П1Я' лгглп маторьял!.!, въ зпапптольной цЦуЬ пспадаппыо и не- 
доступные, главнымъ же образомъ переписка двухъ братьевъ, 
Николая и Константина Павловичей, и записки графа Бенкен- 
дорфа. Но нужно признать, что второй томъ оставленъ Н. К. 
Шильдеромъ въ мен'^эб разработанномъ вид*!», ч'ёмъ первый. Собраны 
новыя и важпыя св'6д']&н]я о первыхъ пюсти годахъ царствован1я, 
указаны слова и д*йств1я императора, но пЬтъ истор1п роста лич- 
ности; н'Ьтъ никакого сомн'6н1я, что Н. К. Шильдеръ, историкъ, 
для котораго тонюй психологически анализъ являлся, такъ сказать, 
спец1альностью, подверп» бы еп^с окончательному пересмот1)у свои 
матер1алы и высвободилъ бы изъ-подъ ихъ груды личность своего 
героя и показалъ, какъ и ч'бмъ онъ жилъ. Только по немного- . 
числепнымъ памек.шт, мьт молсомъ судить, какъ предполагалъ исто- 
рикъ осветить ЭВ0ЛЮЦ1Ю личности. Считая 1825 годъ весьма важ- 
пымъ въ лсизпи императора Николая, Н. К. Шильдоръ все-таки по 
придалъ ему р-Ьшительнаго значенхя; ему казалось, что и этогь 
ужасный годъ не сформировалъ еп;е Николая Павловича, и для 
императора была возмолша еще перем'Ьна. На первый шесть л'Ьтъ 
царствован1я Н. К. Шильдеръ все-таки смотритъ, какъ на пере- 
ходный перюдъ, и лишь 1Я31 годъ онъ считаотъ завор1Пившимъ про- 
цсссъ созидап!» личности, отлившимъ импераюра Николгш ра:п> 
навсегда въ опред*ленныя формы. «Закончился столь тревожный 
всякими событ!Ями 1831 годъ, — пишстъ Н. К. П1ильд(фъ, — для Рос- 
с1п наступило мирное восемнадцатилЬт1е, продолжавшееся безъ 
перерыва до венгерской войны 1849 года. Чего не могло бы быть 
достигнуто для благосостоян1я Росс1и при столь благопр1ятной об- 
станопк*! Но государь былъ уже не тотъ, какимь онъ явился на 
престолъ въ 1826 году; польская револющя довершила пагубное 
вл1ян1е, оставленное въ ужЬ Николая Павловича событ1ями 14-го 
декабря. Отнын* императоръ сталъ все бол'Ье и бол1;е склоняться 
на сторону абсолютизма, погубившаго его отца и столь много по- 
вредившаго его брату въ общественномъ уважен1и». Направлеше, 
данное дальн'Ьйшимъ ходомъ царствовашя императора Николая, 
вызвало въ принц']^ Евген1и Виртембергскомъ, сочувствопно отпо- 
сивпюмся къ Николаю Павловичу, сл11дующ1я мысли: «Я сказалъ 
бы императору Николаю: испытай свое сердце, и ты увидишь, что 
оно благородно, доброжелательно и склонно ко всему великому; не 
обманывай самого себя насчетъ собственныхъ чувствъ. Протяни 
Европ* братскую руку и не дЬлай пи для кого исключешя. От- 
крой двери твоего государства просв*щен1Ю и торговле! Ты самъ 
настолько великодушенъ, челов4колюбивъ и вм-ЬсгЬ съ гЬмъ такъ 



') «11стор11*1сск|Л В^стпикъ», 1003 г., 1юль, стр 04 и сл*д. 



140 - П. К. [Цоголсвъ 

твердъ и р*шителенъ, что теб* предназначено играть блестян^ую 
роль во глав* могу'Цествеинаго государства. Теб'Ь сл-Ьдуеть стать 
во глав^Ь всякаго добраго начиванш и презирать крикуновъ: но 
если ты не тиранъ, то не старайся ясе казаться имъ». 

Въ своей стать* по поводу перваго тома труда Н. К. Шиль- 
дера мы высказались, насколько противоречить действительности 
и собраннымъ самимъ же Н. К. Шильдеромъ даннымъ подобный 
взглядъ на ростъ личности Николая Павловича. Уже въ 1825 году, 
когда и мысли еще не было о 14-мъ декабря, императоръ предста- 
влялъ человека съ совершенно опред*леннымъ характеромъ и съ 
не мен*е опред*леннымъ м1росозерцан1смъ, нетерпимаго ко всякпмъ, 
даже ничтожн*йшимъ, идеямъ и д*йств1ямъ, нэсовм*стимымъ съ тео- 
р1ей и практикой самодержавной власти. Было бы или не было бы 
14-е декабря, характеръ царствован1я императора Николая ничуть 
не изменился бы отъ этого. И въ это1*ь пер1одъ первыхъ нюсти 
д-ЬтБ, который Н. К. Шильдеру кажется переходнымъ, императоръ 
Николай, какъ мы увидимъ, неоднократно высказывался и д*&- 
ствовалъ опять-таки въ опред*ленномъ смысл*. Нельзя, какъ Кса- 
жется, приписывать и польской револющи большого вл1ян1я на 
психику императора: в*дь онъ только терп*лъ пололсеи1е, создан- 
ное императоромъ Александромъ и находившее себ* защитника въ 
великомъ княз* Константин* Павлович*. 

Во вторОмъ том* Н. К. Шильдеръ останавливается, главн*й- 
пшмъ образомъ, на трехъ моментахъ истор1и 1826—1831 годовъ. 
Онъ старается возсоздать обстановку, которая окружала императора 
Николая въ первые годы царствован1я, отм*чаетъ исчезновен1е съ 
исторической сцены прежнихъ д*ятелей и появлен1е новыхъ, ко- 
торымъ суждено было сопровождать Ннколая Павловича въ течен1о 
долгаго времени, и набрасываетъ въ очень краткомъ очерк* на- 
правлеше внутренней политики. Какъ разъ эти годы (1826—1831) 
въ высшей степени не благопр1ятствовали развит1Ю внутренней 
политики; 1828 и 1829 ГОДЫ были заняты русско-турецкой войной. 
Н. К. Шильдеръ излагаетъ историю этой войны весьма подробно: 
это наибол*е разработанная часть въ его труд*. Онъ пользуется 
обильнымъ, по большой части, неизданпымъ матер1аломъ изъ военно- 
ученаго архива главнаго штаба. За русско-турецкой войной посл*- 
довало польское возстан1е 1831 года, и заботы о внутренней по- 
литик* опять отошли на второй планъ. А необходимость внутрен- 
нихъ реформъ не отрицалъ дазко графъ А. X. Венкендорфт,. «Теперь 
(въ конц* 1829 1юда),~-писалъ оиъ въ своихъ занискахъ,— ничто не 
м*шаеть намъ отдаться съ посл*довательностью улучшен1ямъ, но- 
вымъ реформамъ, въ которыхъ нулсдается Россхя. Это будетъ пре- 
краснымъ плодомъ четырехл*тней войны и напряжен1я, которыми 
началось царствован1о нашего повелителя. Онъ также мало огсту- 
паетъ предъ административными трудностями, какъ и передъ труд- 



Император!» Николай I М1 

ностями войны». Польское В08стан1е пом^Ьшало осуществденш т-ёхъ 
рсформъ, о которыхъ думалъ графъ Бенкендорфъ. На польской ре- 
В0ЛЮЦ1И Н. К. Шильдеръ останапливается очень подробно, сообщая 
н'Ьсколько новыхъ и ц']^ниы1ъ документовъ и ярко вырисовывая всю 
неизбежность вовсташя 1831 года, какъ результата трагическаго 
столкновешя двухъ началъ, двухъ правительственныхъ систеиъ. 

Её задаваясь ц^Ьлью исчерпать обильнаго содержан1я второго 
тома труда Н. К. Шильдера, мы остановимся лишь на нЬкотортлхъ 
подробиостяхъ перваго момента, изображеннаго Шильдеромъ, нЬко- 
которыхъ особснностяхъ возникшей въ первые же годы вокругъ 
императора обстановки, и на третьемъ моменгб — польскомъ воз- 
стан1и 1831 года. 



I. 

Говоря объ обста1!Овк'Ь первыхъ лЬтъ царствован1я императора 
Николая I, необходимо коснуться вопроса о настроен1и общества 
въ то время. Что сталось съ оппозицюпнымъ настроен1емъ, пред- 
ставители котораго кончили такъ печально? Оно не исчезло, конечно, 
но процессъ развитая этого настроен1я для насъ не ясенъ. Къ сожа- 
Л']^н1ю, Н. К. НТильдеръ не останавливается па этомъ вопрос*, хотя 
подъ рукой у него были недоступный для насъ и содсржащ1я—падо 
полагать— обильный матерхалъ всевозможный «секретный донесе- 
И1я> и Л'1и1а «о рапличпыхъ ( лухахъ». Такнмъ образомъ, мы не 
имЪемъ возможности определить, насколько не соответствовали 
действительному положеп11о всн^ой представлсн1я правительства им- 
ператора Николая I объ общественной оппозищи. А оно было очень 
занято настроен1емъ общества, боясь появлен1я призраковъ, боясь 
того, что зло не вырвано съ корнемъ. Самая распространенность 
нелепейшихъ и лишенныхъ всякаго основан1я слуховъ о гряду- 
н^ихъ собыпяхъ можетъ служить показателемъ общественныхъ 
интересовъ и общественнаго возбужден1я, которое не могло улечься 
сразу, даже после 13-го 1юля 182(5 года. А слухи, действительно, 
были иногда очень странные. Одно изъ секретныхъ донесетй, за- 
носившихъ суп^пость народной молвы, сообщало, будто у импера- 
тора Николая I не хватило силъ для усмирен1я взбунтовавшихся 
войскъ, и онъ просилъ помоп^и у прусскаго короля: «посему, гла- 
сить донесен1е, король посылаетъ въ Россш пятидесяти-тысячный 
корпусъ прусскихъ войскъ, но идутъ ли С1И войска или нетъ, о 
томъ ничего не слышно. Результатомъ движения, конечный эф- 
фектъ котораго— 14-е декабря, было живое и острое С08нан1е не- 
обходимости внутреннихъ реформъ. По своему существу, это созна- 
Н1е было тоже оппозищоннымъ явлешемъ, но— такова сила вещей 
въ тотт> историческШ моментъ -оно заявлялось даже такими людьми. 



142 П. Е. Щеголевъ 

отъ которыхъ трудно было бы ожидать чего либо подобнаго. Выше 
иы приводили ми'Ьи10 о иеобходимости рофорич» Г1)афа А. X. 1зеи- 
кендорфа. 

Самъ императоръ Николай вид'Ьлъ необходимость коренныхъ 
реформъ различныхъ сторонъ государственнаго управлен1я, и мы 
не ошибемся, если скажемъ, что впервые указали ему на различные 
недостатки русской жизни и на неизб'Ьжность ихъ исправлен1я тЬ же 
декабристы. По совершенш кары надъ участниками движен1я сд'&ло» 
ихъ не испытало обычной участи быть сданнымъ въ архивъ. По 
воавра1цсн1и съ короиац1и, императоръ Николай Павловичъ прика- 
залъ бывшему правителю д'Ьлъ судебнаго комитета Норовкову со- 
ставить по даннымъ «:д^^ла» сводъ ми1зн1й, высказанныхъ дека- 
бристами по поводу внутренняго состоян1я государства въ царство- 
ван1е императора Николая Г. Боровковъ составилъ спою записку, от- 
бросивъ, по его словамъ, повторен1я и пустослов1я, но оставивъ мысли 
даже въ способ^^ изложен]я по возможности безъ перем'Ьны. Глав- 
и'Ьйш1й матер1алъ доставили Боровкову ответы Батенкова, Штейн- 
геля, Александра Бестужева. Записка эта, напечатанная только въ 
1808 году, заканчивалась сл-Ёдующими словами: «Кратко изобра- 
женное внутреннее состоян1е государства показываетъ, сколь въ 
затруднительныхъ обстоятельствахъ воспр1ялъ скипетръ нын'Ь цар- 
ствующ1Й императоръ, и сколь велик1я трудности подлежатъ къ 
преодол'Ьнш. Надобно даровать ясные, положительные законы, во- 
дворить правосуд1е учрежден1емъ кратчайшаго судопроизводства, 
возвысить нравсаъснное образован1о духовенства, подкр'Ьиить дво- 
рянство, упавшее и совершенно разоренное займами въ кредит- 
ныхъ учрежден1яхъ, воскресить торговлю и промышленность не- 
зыблемыми уставами, направить просв'Ьи^ен1е юношества сообразно 
каждому состояшю, улучшить положен1е землед'Ёльцевъ, уничто- 
жить унизительную продажу людей, воскресить флаге, поощрять 
частныхъ людей къ мореплаван1Ю, словомъ— исправить неисчисли- 
мые безпорядки и злоупотребленхя». Нечего говорить, что записка 
Боровкова, опускавшая безъ вниман1я 8ав'Ьтн'Ьйш1я желан1я дека- 
бристовъ, представляла тенденщозную обработку ихъ мн'&н1й, но и 
въ этомъ вид-Ё она являлась ц'Ьлой программой д'Ьятельности. Нужно 
констатировать, что эта программа оказала непосредственное вл1ян1е 
на м'Ьропр1ят1я Николая Павловича. «Государь, — сказалъ графъ 
Кочубей Боровкову, — часто просматриваетъ вашъ любопытный 
сводъ и черпаетъ изъ него много д'Ьльнаго, да и я часто къ нему 
приб'Ьгаю». «Мн'Ь »р1ятио было,— пишсгь Боровковъ въ своихъ за- 
пискахъ,— слышать лестный отзывъ... Но еще пр1Ятн'Ье было видЬть 
проявлен1е труда въ разныхъ постановлен1яхъ и улучшен1яхъ, 
выходящихъ съ того времени». 

На судьбФ. 0ДН01Ч) пункта программы Боровкова остановимсл 
подробнЬе. Но ого М1гЬп1|<), государю надлс^жало «направить про- 



Императоръ Николай I 143 

св'Ьщен1е юношества сообразно каждому состоян1ю». Вопросъ о 
11рос1г1;1цен1И 1)7> его гог.улЩ>ствснпомъ «пячтми представлялся им- 
ператору Николаю 1 одиимъ изъ важ111;йшихъ, и связь просв'Ьще- 
И1Я съ декабрьскими событ1ями казалась ему несом1гЬнной. Из- 
в1^стенъ отзывъ Николая Павловича о сос1'авленной по высочай- 
шему поручен1ю А. С. Пушкинымъ «Записк^Ь о народномъ воспита- 
Н1И». Графъ ]]енкендорфъ написалъ на бумагЬ Пушкина: сЬи! 
(Пушкину) Га1ге инс геропяе, 1е гошогс1ег ропг со рнр1пг (1о р«ч|Ч. <1е 
ГКтрегеиг, ей 1и1 оЬзегуап!; серепйап!; (|ие 1е рг1нс]ре ^и'П ауансе 
(|ие 1Чи81гисиоп е1^ 1е ^ёше е81^ (он! ип рпасхре Ьшх ропг (юия 
1е8 ^оиуегпетеп18 еЬ поштетеп!; се1и1 аи! а шапдие йе ргёс1р]1ег 
1и1 тише йаня ГаЫте с1 пи! у а .)с1б (;ап^ (1е .1СП1108 в^пв, ^ие 1е 
шога1, 108 8егу1се8, 1е //Мо (1о1\е111. Ген1роги^г яиг 1'1П81гисион». 
сНравственность, прилежное служенхе, — писалъ графъ Пенкендорфъ 
Пушкину, — усерд1е предпочесть должно просвЬщенио неопытному, 
безнравственному и безполезному. На сихъ-то начшииъ должно быть 
основано благонаправленпое воспитан1е». Иъ отв'1;тъ па эти слова 
Пушкинъ написалъ «Стансы», въ которыхъ говорилъ, что лишь 
рабъ или льстецъ могутъ внушать государю, что «просв*щеньв 
плодъ— разврата и носить духъ мятежный». Но самъ государь, не ^ 
признавая абсолютнаго значен1я просв'Ьщен1я, разсматривалъ его 
лишь съ государственной точки 8р1}Н1я и ц1шилъ въ немъ лишь 
служебное значен1е. 

Н. К. П1ильдеръ осв1}щаетъ весьма ин1^ресный моментъ вм^Ьша- 
тельства Николая Павловича въ дЬло пароднаго просв1)и^еи1Я. Лъ 
1827 году государь пожелалъ, «дабы государственный сов'Ьтъ по- 
становилъ законъ, чтобы кр'Ьпостныл д'&ти огаюдь не были отда- 
ваемы для воспитан1я въ ташя учебныя заведен1я, въ коихъ они 
могли пояучать образованхе, превышаюп^ее состоян1е ихъ, и чтобы 
были обучаемы въ приходскихъ училищахъ». Графъ Кочубей, ко- 
торому была сообщена на заключенге высочайшая воля, высказался 
за то, чтобы эта м1}ра была приведена въ исполнен]с не черезъ 
государственный сов'Ьтъ, а простымъ ре(жриптомъ на имя ми- 
нистра народнаго просв'Ьщеп1я. Кочубей вид4лъ удобства подоб- 
наго распоряжен1я въ томъ, что оно произвело бы мен4е огласки, 
а законъ, изданный государственнымъ сон'бтомъ, сд1)лался бы 
изв^^стнымъ всей ЕвропТ; и произвелъ бы разные толки. «Не можно 
презирать, — думалъ Кочубей, — мн4н1емъ западно-европейскихъ дер- 
жавъ; ни мн'Ьн1емъ внутри самого государства; наипаче должно 
стараться основать оное, сколько можно лучше, при начал* цар- 
ствован1я, больш1я надежды въ подданныхъ породившаго». Любо- 
пытно, что графъ Кочубей не зам'Ьтилъ наивнаго противор*ч1я 
въ своихъ словахъ: для основан1я хорошаго мн'Ьн1я опъ рскомен- 
дон<'1лъ не хороипя д'1)йств1я, а хороппя слова, и сокрыт1е нехоро- 
шихъ д'Ьйств1Й. На мн'Ьп1с графа Кочуб(»я Николай Папловичъ 



144 П. Е. Щеголевь 

положилъ сл^Ьдующую резолющю, сЫн'Ьнге графа Кочубея совер- 
шенно согласно съ моимъ; я не выра»илъ довольно еп (1б1;а11 классъ 
учебныхъ заведешй, въ который принимать кр1}постимхъ полагаю; 
надо вел^Ьть Блудову изготовить проектъ указа министру народ- 
наго просв^Ьщен1я, въ коемъ подробно изложить сей предметъ». 

Въ указ'Ё, удостоившемся высочайшаго одобренхя 19-го августа 
1827 года, отношете императора Николая къ народному просв'Ьн^е- 
н1ю было закр'Ёплено ьъ сл'Ьдующихъ характерн'Ьйшихъ фразахъ: 
«Александръ Семеновичъ. Вамъ изв^Ьстно, что, почитая народное 
воспитан1е одннмъ изъ главн'Ьйшихъ осиованШ благосостояи1я дер- 
жавы, о'гь Бога мн1} врученной, я желаю, чтобы для онаго были 
постановлены правила, вполн'Ь ' соотв1Ьтствующ1я истиннымъ по- 
требностямъ и подожешю государства. Для сего необходимо, чтобъ 
повсюду предметы учен1я и самые способы преиодаван1я были по 
возможности соображаемы съ будущимъ предназначен1емъ обучаю- 
щихся, чтобы каждый вм'ЁсгЁ съ здравыми, для всЬхъ общими 
П0НЯТ1ЯМИ о в'Ьр^Ь, законахъ и нравственности пр1обр'Ёталъ понят1я, 
наибол'&е для него нужныя, могущ1я служить къ улучшешю его 
участи, и, не бывъ ниже своего состоянхя, также не стремился 
чрезъ м'&ру возвыситься надъ т&мъ, въ коемъ по обыкновенному 
течен1Ю д'Ьлъ ему суждено оставаться. Комитетъ, подъ предсЬда- 
тельствомъ вашимъ занимающ1йся устройствомъ учебныхъ заве- 
дений, призналъ С1Ю необходимость, но въ настоящсмъ порядк!} 
многое противно предположенному имъ правилу. До св'Ьд1}Н1я моего 
дошло между прочимъ, что часто крЬностныо люди изъ дноровыхъ 
и поселянъ обучаются въ гимназ1яхъ и другихъ высшихъ учеб- 
ныхъ заведешяхъ. Отъ сего происходить вредъ двояшй, Съ одной 
стороны, С1И молодые люди, нолучивъ нориопачалыюе носнитан1с 
у пом^Ьщиковъ ИЛИ родителей нерадивыхъ, по большей части, входятъ 
въ училища уже съ дурными навыками и заражаютъ ими товари- 
н^ей своихъ нъ классахъ, или чрезъ то нроня'гстиуюгь ноночитель- 
нымъ отцамъ семействъ отправить своихъ д^Ьтей въ С1и заведен1я, 
съ другой же, отличн'Ьйш1е изъ нихъ по прилежности и усп1Ьхамъ 
пр1учаются къ роду жизни, къ образу мыслей и понят1ямъ, не со- 
отв'Ётствующимъ ихъ состояшю. Неизб'Ёжныя тягости онаго для 
нихъ становятся несносны, и отъ того они нер'Ёдко въ унын1и 
предаются пагубнымъ мн'Ьн1ямъ или низкимъ страстямъ». 

Для характеристики взглядовъ Николая Павловича на воспи- 
таше д'Ьтей лнцъ высшаго класса Н. К. Шильдеръ приводить сл'6- 
дующую выписку изъ дневника кнлзя А. С. Меншикова отъ 21 мая 
1827 года: «Въ 9 часовъ былъ съ докладомъ у государя на Ела- 
гиномъ острову и между прочими предметами показывалъ записку 
князя Павла Павловича Гагарина, въ которой онъ просить объ 
0Н1)ед'Ьлен1и сына въ морскую слулсбу и спрашиваегь, не нуж1Ю 
ли будетъ агнравить его въ Англ1ю для изучен1я мореходства. На 



Императоръ Николай I 145 

С1Ю статью государь сказалъ сл*дую1дее: «1е уоив ауоие дие ^е 
п'а1те раз 1ед еиуо!» к \*бЬта\щог, 1ен .{описз ^спа си геу1еииспЬ 
ауес ип еарг!!; де спЫдие да! 1еиг ГаН 1гоиуег реи!; бЬге ауес га18ои 
1с8 1118и(.иио118 (1о Кшг рну8 (1е[ос1иси8е8». Подобный отзывъ слЬ- 
дуетъ сопоставить съ мн'Ьн1еиъ Николая Павловича о д'&тяхъ де- 
кабристовъ. Въ ноябр* 1827 года министръ юстищи, кн. Долгору- 
К1Й, высказался, что дворянскимъ д'Ьтяиъ нельзн разр-Ьшить сле- 
довать за родителями «по тому уважсп1ю, что дЪти С1и, принадлежа 
къ высшему С0СЛ0В1Ю въ государств'Ь, должны получить приличное 
роду ихъ образование, для вступлешя со временемъ на службу. 
Отцы же, находясь въ ссылк'Ь, не только лишены способовъ дать 
имъ воспитан1е, но еще могутъ подать имъ прим'&ръ худой нрав* 
ственности». На этомъ мн'Ьти Николай Навловичъ паписалъ «Со- 
гласенъ». 

Н. К. Шильдеръ высказываетъ чрезвычайно интересное мн'&ше 
о томъ, что «убЪжден1я императора Николая въ смысл-Ь необходи- 
мости подобпыхъ ограпнчитсльпыхъ постапоплен1Й возбуждались 
и поддерживались разными, доставляемыми ему изъ Третьяго От- 
д'Ьлен1я, св'Ьд^^н^ями. Прим'Ьромъ можетъ служить сл'Ьдующая за- 
писка: «Известно ли вашему императорскому величеству, что от- 
ставной артиллер1и генералъ-майоръ Николай Муравьевъ, учреди- 
тель бывшей въ Москв'Ь школы колопновожатыхъ, им'бетъ зд'Ёшней 
губерп1и Рузскаго уЬзда въ дорошг!) своей другое заводсп1о, въ 
коемъ СО крестьянскихъ д-Ьтей воспитываются столь хорошо, что 
въ течен1е четырехъ л-Ьтъ могутъ быть управителями им1}и1й. По 
слухамъ, Муравьевъ нам'Ьревается теперь распространить еще С1е 
заведеше. Но, сообразивъ изв^^стныя посл'ёдств1я отъ прежней его 
школы, не благоугодно ли будетъ вашему величеству приказать 
подробно и съ точностью размотр'Ьть С1е новое крестьянское Му- 
равьева 8аведен1е, ибо оное, д^^йствуя на многочисленн'ЬйшШ классъ 
народа, можетъ быть въ будущемъ гораздо опасн'Ье первой его 
школы». 

На этой записк!) написано рукою императора Николая: «Не 
м1)шаетъ узнать». 

Такимъ образомъ въ области просв'&тительныхъ начинан1й импе- 
раторъ Николай испытывалъ н'&которое возд'1Ьйств1е со стороны графа 
А. X. Бенкендорфа. Н'Ьтъ сомн'Ьи1я, что эготъ преданн*ЙШ1Й Николаю 
Павловичу челов'&къ и ближайш1й сотрудникъ им'Ьлъ вл1ян1е на го- 
сударя, и въ другихъ д*лахъ: мнопя высочайш1я резолюши ока- 
зываются внушенными графомъ Бенкендорфомъ. Если бы Шиль- 
деръ довелъ до конца свой трудъ, наверно, онъ осв*тилъ бы пси- 
хологи чесшя основан1я сближен1я государя и Бенкендорфа съ та- 
кимъ же искусствомъ, съ какимъ онъ осв-Ьтилъ въ «Истор1и Але- 
ксандра I» отношен1я его къ Аракчееву. Во всякомъ случаЬ, вл1я- 
Н1Я Бенкендорфа нельзя относить къ числу благотворныхъ. Плохого 

«истог. В1»сти.>, янпАРЬ, 1904 г., т. хоу. 10 



14в П. Е. Щеголевь 

представителя натло въ немъ народное образованхе. Им но можеиъ 
не привести тутъ выдержки изъ дневника 1>енкендо1)фа объ одной 
бесЬд'Ь 014) съ Николаеиъ Павловичемъ, происходившей вскорЬ 
посл1Ь 1юльской революцш 1830 года вовремя путешеств1я въ Вы- 
бор1*ь. сСидя вдвоемъ въ этой ломкой пововкЪ,— пишетъ Бенкен- 
дорфъ, — мы, разум'Ьется, говорили только о парижскихъ происше- 
ств1яхъ и о посл'Ьдств1яхъ, которыя они могутъ им'Ьть для осталь- 
ной Европы. Помню, какъ, разсуждая о причинахъ этой револющп, 
я сказалъ, что съ самой смерти Людовика XIV французская нащя, 
бол'Ье испорченная, чЬыъ образованная, опередила своихъ королей 
въ нам'Ьрен1яхъ и потребности улучгаен1Й и перем'Ьнъ; что не сла- 
бые Бурбоны шли во глав^Ь народа, а что самъ онъ влачилъ ихъ 
за собою, и что Росс1Ю наибол'Ье ограждаетъ отъ б^Ьдств^й рево- 
лющи то обстоятельство, что у насъ со временъ Петра Великаго 
всегда впереди над1и стояли ея монархи; но что по этому самому 
не должно слвшкомъ торопиться ея просв^Ьщен1емъ, чтобы народъ 
не сталь по кругу своихъ понят1й въ уровень съ монархами и не 
посягнулъ тогда на ослаблеше ихъ власти». 

П. 

Такимъ образомъ фономъ той обстановки, при которой пришлось 
д'&йствовать императору Николаю Павловичу, — было постоянное 
спасете возвращеи1я призраковъ, но образъ мыслей и д^Ьйств^й 
императора былъ шюлн'Ь опред'кленъ. Очень скоро нам'Ьченъ былъ 
и кругъ тЬхъ в^^рныхъ и надежныхъ сотрудниковъ, большая часть 
которыхъ шла за своимъ вождемъ до конца жизни. Произошла 
сшЬпл: выдвинулись и укр'Ьпилнсь новые люди, графъ А. X. Пен- 
кендорфъ, Дибичъ, Паскевичъ, Меншиковъ и друпе. Любопытной 
и заманчивой представляется сравнительнс'ш характеристика вс'Ьхъ 
этихъ ближайпшхъ д'Ьятелей Николаева {царствования, которой! 
выяснила бы обииюсть характеристическихъ чсргь и въ свою оче- 
редь дала бы матер1алы для построен1я понят1я сниколаевщины», 
николаевской эпохи. Но мы оставляемъ въ сторои'Ь эту интересную 
задачу, тЬмъ бол^Ье, что и незаконченный трудъ Шильдера не 
даетъ намъ повода приступить къ ея исполнен1ю. 

Новымъ людямъ должны были уступить свои м'Ьста старые д'Ья- 
тели, и, д^Ьйствительно, первые годы царствован1я Николая Павло* 
вича посвящены расчетамъ съ видными людьми прошлаго царство- 
ван1я. По разнымъ мотивамъ удалялись они съ своихъ должностей: 
одни, какъ Аракчеевъ, просто лично были непр1ятны новому госу- 
дарю, — друпе, какъ Брмоловъ, внушали ему опасен1е своими замы- 
слами, третьи изгонялись, какъ слишкомъ переусердствовавш1е въ 
своемъ служебномъ рвен1и, какъ Магнник1П и Гуничъ. ПТильдсфъ 
оотанавдивается, главныцъ образоцъ, на истор1и цаден1я двухъ 



Императоръ Николай 1 147 

лнцъ: Ермолова и Аракчеева, двухъ крупн'Ьйшихъ, но ра8ноц^6нныxъ 
д1штелей Александровской эиохн. Матер1алм и соображен]я, приво- 
димыя историкомъ, столь любопытны, что мы считаемъ необходи* 
мнвп» остановиться па судьб1; Крмоловя и Лрякчсмжя. 

11о мн1}Н1ю Шпльдера, причинъ вра^кдебнаго къ Ермолову от- 
ношен1я нужно искать въ событ1Яхъ 1812 года и въ посл1}довав- 
шихъ загЬмъ походахъ: изв'&стная парт1я, — говорить Шильдеръ, — 
никогда не могла простить Ермолову все, что онъ говорилъ, пи- 
салъ п твердилъ въ эту достопамятную эпоху... Противники Ермо- 
Л0Ш1 въ 1826 году свели сънимъ счеты. По во дъ дали наши столк- 
новешя съ Перс1ей, въ которыхъ Ермоловъ, какъ старались дока- 
зать противники, выказалъ пеум'Ьн1е, неподготовленность и даже 
трусость. Бенкендорфъ написалъ о Ермолове въ своихъ запискахъ, 
что онъ «десять л'бтъ управлялъ краемъ со в&Ьнъ самовласт1емъ 
и непреду смотрительност1ю турецкаго паши». Исключительное по- 
ложеше Ермолова на КлвказЬ, облеченнаго огромною властью, про- 
являющаго массу энерпи и не способнаго быть только исполни- 
телемъ чужой. воли, вызывало серьезныя опасен1я въ Петербурге. 
Въ декабр* 1826 года много говорили о томъ, что войска Ермо- 
лов не присягали, что онъ отложился отъ Росс1И и т. п. Въ день 
своего воцарен1я, 12 декабря 1826 года, Николай Павловичъ пи- 
салъ Дибичу, что не будетъ спокоенъ, пока не получить и8В^Ьст1й 
о присягЬ Ермолова и его корпуса. «Я виноватъ, — писалъ госу- 
дарь, — ему мен'Ье вс&хъ в4рю». Эти слова предопределяли участь 
Крмолопа, по велико было обаян1е и сила личности это1Ю зам!;- 
чательнаго человека, который все еще ждетъ своего историка. 
Даже пмпсраторъ Николай I не р4шплся сразу уволить его въ 
отставку и прод4лалъ ц-блый рядъ подготовительныхъ д'Ьйств1й. 
Сначала былъ посланъ на Кдвказъ, якобы въ сотрудники Ермо- 
лову, Пасксвичъ на должность командующаго войсками. На самомъ 
д'ЬлЪ, Паскевичъ нкЬлъ при себ'Ь указъ о см'Ьн'Ь Ермолова, ко- 
торый онъ могъ предъявить въ случа* очевиднаго нежелашя 
Ермолова исполнять высочаПп1ую волю. Въ рескрипт!; императо!>ъ 
писалъ Ермолову, что отъ Паскевича онъ обязанъ получать «изъ- 
яснен1е важн'бйшихъ нам'Ёрен1Й и повел'&н1й>. Въ то же время го- 
сударь заявлялъ, что ствердое его нам1{рен1е наказать псрс1янъ 
въ собствснпой ихъ земл'1) на наглое парутои1е мира», а команда 
войсками была вручена Паскевичу. Такимъ образомъ было создано 
совершенно ненормальное положеп1е, которое достигло своего апохчм! 
въ начал'Ё 1827 года. Для развязки былъ посланъ въ Тифлисъ 
Дибичъ, которому Николай Павловичъ предоставлялъ право уволить 
Ермолова въ случа'Ь ув'Ёренности въ его неспособности или въ его 
«дурной вол4». Отпуская Дибича, Николай Павловичъ боялся того, 
что онъ подпадетъ подъ вл1ян1е «проконсула Гру81и» (такъ назы- 
эалъ Ермоло|1а Конгтянтинъ Павловичъ). «Я над*юсь, — говорилъ 



148 П. Е. Щеголевъ 

Николай Павловичъ въ письмениомъ предостережети Дибичу, — 
что вы не позволите себя обмануть этому челов^Ьку, для котораго 
ложь, какъ только она ему полезна, становится доброд^Ьтелью, и 
который ни во что не ставить получаемый имъ повел'Ьн1я. Нако- 
нецъ, да поможетъ вамъ Богъ и да внушить вамъ быть справед- 
ливымъ». Боязнь государя им^Ьла основан!я. По выражен1ю 1Пиль- 
дера, произошло н'бчто удивительное! 

Въ ТифлисЬ Дибичъ незам^Ьтно сталь подчиняться вл1ян1ю Ер- 
молова и склоняться вь пользу оставлен1я Ермолова на Кавказ-Ь и 
отозван1я Пасксвича. Вь своихь донесен1яхь Дибичь пачаль 
оправдывать Ермолова, разьяснять мотивы его обвинен1й. Можно 
представить, какое впечатл1Ьн!е произвела эта эволющя вь мыс- 
ляхь Дибича на Николая Павловича. Не говоря ни слова ни графу 
Толстому, ни графу Чернышеву, государь въ письм* оть 12 марта 
потребовалъ оть Дибича привести вь исполнение данное ему се- 
кретное приказан1е о см'Ьн'Ь Ермолова. 28 марта Дибичь обьявиль 
Ермолову высочайшее повел11н1е; какь разь вь этоть же день быль 
отдань вь Петербург^Ь высочайшШ приказь обь увольнеи1и Ермо- 
лова. Правда, Ермоловь 3 марта отправиль вь С.-Петербургь свое 
письмо сь просьбой Обь отставк'Ь, но оно опоздало и пришло вь 
С.-Петербургъ уже посл'Ё сообщен1Я Дибичу высочайшей воли. Такь 
совершилось паден1е Ермолова, на два— три дня всЬхь ошеломившее 
вь С.-Петербур1^}, какь писаль Николай Павлоиичь Константину 
Павловичу. Вь этомь письм'ё императорь Николай Павловичъ, 
повидимому, признаеть н'Ькоторую. ложность своихь представлс- 
Н1Й о Ермолов'Ь и передаеть брату о томъ, какь произошла 
см'Ьна. «Сегодня утромь я получиль оть Дибича донесеше, что 
перем'Ьна совершилась, и что все произошло вь порядк']^; Ермо- 
ловь подчинился р'Ёшешю сь покорностью и безь жалобь. Я строхю 
внушиль Дибичу воспользоваться и предупредить каше бы то ни 
было восторги и восклицан1я, какь вь ту, такь и вь другую схю- 
рону, чтобы все произошло, строго придерживаясь служобпаго по- 
рядка; повидимому, мн'Ь удастся все-таки увид'Ьть все дЪло окон- 
ченнымъ, не какь падеше придворнаго, немилость и тому подобное, 
а такь, какь «сдача» должна происходить». 

Любопытно, что время не уменьшило вь император'Ь Никола'Ь «1*лу- 
бокаго, непреодолимаго недов1)р1я и нерасположен1я» къ Ь^рмолову. 
Въ 1831 году государь встр-Ьтился сь бывшимь проконсуломь 
Груз1и вь Москв^Ь, и воть что писаль онь вь разное время о 
Ермолов!^ Паскевичу: «Зд1}сь нашель я Ермолова, онь быль у меня, 
ужасно постарЬль, растолст^Ьлъ и обрюзгь, и, какь кажется, при- 
смир*лъ, полагають, что ему хочется проситься вновь на службу, 
хотя онь мн'Ь про С1е ничего не говориль; но казалось и мн'Ё, что 
симь кончится; ежели такь, я не откажу, но не мн'Ь его пригла- 
шать. Ле сои11а18 шоп Ьотше» (16 октября).. «Мое ожидаше сбы- 



Императоръ НцколаЛ I • 149 

лось, сегодня Ермоловъ про<жлъ меня письмоиъ принять таки на 
службу! Во'П> до чего дожили! посмотримъ, что И8Ъ сего будегь; 
повидпмому, нрисмир11лъ; не проведетъ дружокъ» (24 октября)... 
«Ермоловъ покуда скроменъ и тихъ, посмотримъ, что дальше бу- 
дегь, я за нимъ съ любопытствомъ сл^Ьдую, и нокуда еще не по- 
нимаю» (3 ноября)... Денисъ Давыдовъ разсказываетъ иначе исто- 
рш поступлен1я Ермолова на службу. Бенкендорфъ, пос*тивъ его, 
(*.каоал7з но лоручен{10 государя сл'Ьдующео: его величеству весьма 
непр1ятно то, что вы, будучи столь милостиво приняты вмъ, не 
изъявили до сего времени желан1я поступить на службу. На это 
Ермоловъ отв-Ьтилъ: «государь властенъ приказать мн'Ё это, но 
никакая сила не заставить меня служить вм'ЬстЬ съ Паскевичемъ»... 
Вскор'Ь графъ А. <^. Орловъ объявилъ о желан1и государя вид'Ьть 
его въ рядахъ войска и отъ лица государя далъ ему слово, что онъ 
никогда не будеть сведенъ в.м'^>сгЬ съ Паскевичемъ. Ермоловъ былъ 
вынужденъ написать письмо къ 1Ч)сударю и былъ принять на 
службу. 

Въ этомъ эпизод'Ь съ Ермоловымъ интересн'бе всего отношешя 
Николая Павловича: помимо того, что враги Ермолова старались 
настроть противъ него государя, непр1язиь посл^дняго обусло- 
вливалась мотивами чисто психологическаго характера. Ермоловъ 
не былъ иснолнитолемъ и заявилъ претенз110 на собственныя мн!;- 
Н1я, а Николай Павловичъ слишкомъ ревниво относился къ своей 
власти, не терпя даже отвлеченнаго посягательства на ея неогра- 
ниченность. 

Паден1е Аракчеева носить иной характеръ. Изъ всЬхъ истори- 
ческихъ д'бятелей, съ которыми им'Ьлъ кЬло Н. К. Шильдеръ во 
время своихъ продолжительныхъ занят1й истор1ей ХУШ и XIX в., 
никто не вызывалъ въ немъ такой антипат1и, какъ безъ лести пре- 
данный графъ. Въ «Истор1и Александра I» Шильдеръ ярко и рЬзко 
характеризовалъ Аракчеева со всей его вредоносностью; во вто- 
ромъ же том^Ь пзсл'Ьдован1я о Никола'Ь I опъ разсказываетъ лшпь 
истор1ю безславнаго паден1я Аракчеева, собравъ н'Ьсколько доку- 
ментовъ, чрезвычайно ярко рисующихъ фигуру «убитаго старика» 
(такъ называлъ себя самъ Аракчеевъ въ это время) и предсга- 
лляющихъ неоц'&ненн!лП матерхалъ для психолога. Понявъ сною не- 
современность, Аракчеевъ 9 апреля 1826 года обратился къ Ни- 
колаю Павловичу съ письмомъ объ отставк'б, многословнымъ, раз- 
считанно откровеннымъ. «Несколько л-Ьтъ уже, — такъ начинается это 
письмо, — я страдаю бол1ю въ груди: общее несчаст1е — горестная 
кончина государя императора Александра Павловича, отца и бла- 
годетеля моего, — довершило разстройство моего здоровья и довело 
наконецъ до такого состоян]я, что я ни днемъ, ни ночью не им'Ью 
покою. Я советовался со многими врачами, но ни одинъ не мо1'Ъ 
облегчить меня. 1^1; реиттельно творяп!, что миф остс^етс^I одно 



160 — — П. Ё. Щеголевг 

средство— испытать карлсбалс1ая воды, л должеиъ 110сл1»довать нхъ 
сов'Ь17». Характерно для Аракчеева это начало, это оби л 16 совер- 
шенно лишнихъ въ сущности сообщен1й. И дальше въ письы'Ь 
Аракчеевъ выдерживаетъ этотъ тонъ: онъ то сознательно уничи- 
жаетъ себя, пресмыкается въсвоемъ уничижеши, то ссылается на свои 
достоинства. Характеризуя свою д^^ятельность по военнымъ по- 
селешяиъ, Аракчеевъ «позволяетъ 006*6 открыто и съ позволен- 
нымъ верному слугб своего государя хриспанскимъ удовольств1емъ 
сказать, что с1я часть въ такомъ пололсеи1и, какое, конечно, не 
вс&ыъ другимъ изв^Ьстно»... При письи'Ь Аракчеевъ приложилъ за- 
писку о капиталахъ военныхъ поселен1й и нросилъ, если ехю труды 
удостоятся обратить на себя хоть н'Ьсколько вниманхя, двухъ мо- 
наршихъ милостей: ра8р^Ьшен1я напечатать эту записку въ <Ин- 
валид-Ь» и предоставить пользоваться во время отпуска присвоен- 
нымъ ему содержашемъ. «Оно не огромно, всемилостив'Ьйш1Й госу- 
дарь, и мен^Ье получаемаго не только моими сотоварищами, но даже 
и многими статсъ-секретарями». Въ доказательство своего безде- 
нежья графъ ссылался на совершенную имъ продажу въ Кабинетъ 
столовыхъ серебряныхъ вещей. Въ случа'Ь, если государь не нашелъ 
бы за нимъ права на жалованье, онъ, Аракчеевъ, должеиъ буде'!^ 
приб'Ёгнуть къ займамъ, ибо не стяжалъ 066*6 никакихъ богатствъ. 

Рескриптомъ 30 апр1шя 1826 года Аракчеевъ былъ уволенъ въ 
отпускъ, но въ самомъ д^Ьл'Ь онъ оставлялъ военный поселен1я 
навсегда. Нъ декабр'Ь 1826 года Аракчеевъ вышелъ уже въ чистую 
отставку и обратился въ «грузинскаго отшельника», но его уеди- 
нен1е было нарушено преинтересн'Ьйшимъ инцидентомъ. Читатели 
не пос^Ьтуютъ на насъ, если мы станемъ цитировать, быть можетъ, 
н'Ёсколько пространно письма Аракчеева, но в'Ьдь ихъ не передать 
въ разсказ'Ь, да, кром'Ь того, уже по своему стилю слишкомъ они 
характерны для отшельника. 31 января 1827 года Дибичъ сообщилъ 
Аракчееву, что до государя дошелъ слухъ о какихъ-то печатныхъ 
издашяхъ писем ъ Александра Павловича къ Аракчееву. Предполагая, 
что Аракчеевъ не могъ самъ напечатать этихъ писемъ, писанныхъ 
партикулярно и по секрету, государь поручилъ Дибичу спросить 
у Аракчеева, изв'Ьстно ли ему, изъ какого источника почерпнуты 
эти письма; въ случа'б же незнан1я графомъ Аракчеевымъ объ этихъ 
книгахъ предложить ему напечатать объявление, что таковыя из- 
данный въ печать письма и записки выдуманы и не заслуживаютъ 
в1^роят1я. 

Графъ Аракчеевъ получилъ письмо Дибича въ Тверской губернии, 
какъ разъ во время гов'Ьн1я и приготовлен1я къ приняпю святыхъ 
тайнъ. Немедленно же отв4тилъ онъ Дибичу, приложивъ и сле- 
дующее объявленге: «Допшо до св'Ьд'Ьн1я графа Аракчеева, что въ 
С.-ПсггербуррЬ появились въ публикЬ початныя книги, въ коихъ 
пом'Ьи^ены будто бы письма и записки, писанный ко мнЬ покойнымъ 



=г] 



— " Имаоратор1> Николай I 151 

государеиъ имоераторомъ Александромъ Благословсннымъ, — ао 
какъ я, Г1)а<1)ъ Аракчеек'ь, никому ничего никогда не только не 
позволялъ печатать, но даже и не отдавалъ никому никакихъ сехю 
рода бумагь, то п объявляю, что лс^ таковыя изданныя въ пе- 
чать письма и записки должны быть нев'Ьрныя и не заслуживаю- 
Щ1Я в^Ьроят1я. 13 февраля 1827 года, генералъ графъ Аракчеевъ». 
ДиОичъ былъ въ это время въ Тифлвс^Ь, и Николай Павловичъ 
нрислалъ это письмо со сл1}ду1ощсй припиской: «Вотъ письмо къ 
вамъ отъ графа Аракчеева; оно васъ изумить не мен'Ье, ч'Ьмъ 
насъ; я получилъ ц'Ьлыя два, одно въ другомъ, въ которомъ онъ 
меня ув1Ьряетъ, что это кто нибудь изъ злоумышленниковъ изобр&1ъ 
д-Ьло на него, и что я погр-Ьшу, если сему верить буду, ^е уоив 
аЬапйонне 1е8 геПехтопз». 

Д^6йствительно, одновременно съ письмомъ къ Дибичу Аракчеевъ 
написалъ два письма къ государю. Въ одномъ изъ нихъ графъ 
писалъ: «?]сли бы это св'6д'Ьн]е (о появлен1и книгъ съ письмами 
Алоксппдря I) дотло когда либо до меня постороннпмъ образомт», 
то я бы никогда не новЬрилъ оному быть возможнымъ но той при- 
чин'Ь, что, доживъ до 60-л1}тъ, стыдно бы мн-Ё, старику, было не знать, 
что милостивый покойнаго государя императора ко мн^Ь писанный 
письма должны быть для меня одного драгоц'Ьнны, а объявлять ихъ 
въ печатныхъ книгахъ въ публику не только не прилично, но вредно 
и не позволительно». Въ сл*дующихъ строкахъ графь настоятельно 
просилъ государя приказать «разыскать, кто изволилъ оныя письма 
напечатать, и кто оныя письма для' того употреблен1я выдалъ»... 
«Тогда и откроются тЪ люди, кои С1е обидное для меня Д'Ьло вы- 
думали», — писалъ Аракчеевъ. 

Во второмъ ипсъкЬ Аракчеевъ «открывалъ душу свою въ тЬхъ 
самыхъ выражен1яхъ, коимъ былъ онъ наученъ покойнымъ госу- 
даремъ, его отцомъ и благод'Ьтелемъ. Аракчеевъ выражалъ надежду, 
что это второе письмо будетъ изв^Ьстно только одному государю. 
Аракчеевъ говорилъ о томъ, что онъ им'бетъ много не только не- 
доброжслательпыхъ людей, но и самыхъ злод'Ьевъ, число коихъ из- 
в'Ьстно одному Вогу и покойному государю. Этимъ врагамъ своимъ 
онъ и приписывалъ издаше писемъ и нросилъ у государя противъ 
нихъ защиты. «Если вы думаете, — писалъ Аракчеевъ, — что издан- 
ныя печатный письма но моему соглас1ю изданы, я опаго себ'Ь ни- 
когда и въ ум'Ь не воображалъ, а действительно, видно, оное сд^Ь- 
лано недоброжелателями моими, и должно, кажется, тутъ скры- 
ваться, кром'Ь нам^Ьрен1я сд'Ьлать мн'Ь непрхятное, предположен1е 
онымъ поселить въ вашихъ мысляхъ дурное обо мн'Ь мн'&н1е; но 
можетъ быть и общее какое либо злонам'Ьренге, почему весьма нужно 
открыть издателей оныхъ книгъ. Всемилостив^Ьйш1Й государь! здо- 
ровье мое такъ худо, что я теперь ничего себ'Ь не долженъ же- 
лать, какъ только одною покоя, но онаго я отъ моихъ доброже* 



152 П. Е. Щеголевъ 

лателей никогда не буду им^Ьть, если вы, всемилости1И^йш1Й госу- 
дарь, не обратите ваи1С1Ч) впимнн1я па стараго слугу ватихъ ав- 
густЬйшихъ предковъ. Не оставьте меня вашею отцовскою защи- 
тою и будьте ув^^рены, что я окажу свои посл'Ьдн1е годы жизни, 
хотя уже не службою, но тою же в'Ёрною преданностью къ ваиъ, 
августЬйшему ионарху, всеиилостивМшему государю моему, о ко- 
еиъ я ежедневно молюсь Богу,в'Ьдающему всё наши помышлен1я.Я те- 
перь гов'&ю и готовлюсь пр]общиться святыхъ тайнъ въ той де- 
ревн'Ь, гд'Ь находятся гробы моихъ родителей, а потомъ велю себя 
перевезти въ Грузино и буду жи1ъ уединенно. Ыо прошу у васъ, . 
всемилостив^Ьйш1й государь, милости — позволить мн'Ь въ случа'Ь 
важныхъ какихъ либо обидъ н ут1)снен1евъ отъ злод'Ьевъ моихъ ад- 
ресоваться прямо къ вашему императорскому величеству съ тою 
искренно-душевною откровенностью, съ какою я всегда оное д'Ьлалъ 
въ теченхе моей жизни». 

Читая эти письма, начинаешь жал^^ть удрученнаго обидами безъ 
лести преданнаго графа, но... струдно, — 1Ч)воритъ Шильдеръ, — встре- 
тить бол1;е наглое обращен1е съ истиною, какъ въ этомъ произве- 
деши пера «истиннаго русскаго новгородскаго неученаго дворя- 
нина» (такъ называлъ себя въ письмахъ къ Сперанскому Арак- 
чеевъ), являющемся къ тому же вполн!; ложной испов1Ьдью». Д']&ло 
въ томъ, что въ рукахъ Николая Павловича д'Ьйствительно нахо- 
дились «собственпоручные рескрипты покойнаго государя импера- 
тора, отца и благод'Ьтеля, Александра!, къ его подданному графу 
Аракчееву, съ 1796 года до кончины его величества, последова- 
вшей въ 1826 году». Но удивительнее всего то, что эта книга 
была напечатана въ типограф1и военныхъ поселений по 
личному приказан1ю Аракч(мм1а! Одинъ экземпляръ этой книги 
Аракчеевъ далъ одному изъ своихъ ближавшихъ сотрудниковъ, 
можно сказать, своему другу, Клейнмихелю, и другъ обязательно 
представилъ императору Николаю Павловичу. 

Императору у лес не нулсно было ппкакихъ других^, доказа- 
'1Ч)льсгвъ огьявлепной лжи Аракчеева, и онъ приказалъ графу 
Чернышеву, человеку, бывшему въ свое время сйапз 1е8 Ьоппеа 
Вгйсеа ди сот1;е», отправиться въ Грузино, отобрать у Аракчеева 
всю напечатанную имъ не1)еписку и показ<чть ему «аоп шепаоп^^е 
1трийепи. Вотъ что писалъ о путешеств1и Чернышева Николай 
Павловичъ Константину Павловичу 1б-1Ч) марта 1827 года: «Сего- 
дня утромъ Чернышевъ вернулся ко мне изъ Грузина, куда я по- 
сылалъ его объясниться устно съ Аракчеевымъ. Я выбралъ его 
для ббльшей верности, такъ какъ онъ пользовался милостями 
графа. И что же вы подумали бы? Онъ привезъ 18 экземпляровъ 
и признан1е, что опъ былъ не правъ, но что, какъ его спрашивали, 
не пзв1'»стпо ли ему о подобпыхъ кпипахъ, ходиншихъ по рукамъ, 
а не спрапшвали, п(^ иелелъ ли онъ ихъ напечатать для себя, т 



- Императоръ НиколиП I — 153 

онъ не думалъ, что лжетъ, сказавъ, что онъ не слышалъ разго- 
воровъ объ этонъ. Онъ плакалъ, ув1фялъ, что печаталъ ихъ съ 
л'&доиа императора, и что даже императоръ часто спраишвалъ его, 
насколько унслнчилось И8дан1е. ^Гго опъ нодарилъ ихъ только 
двумъ лицамъ, но что возможно, что часть ихъ украли у него, что, 
впрочеыъ, онъ показывалъ ихъ н^Ьсколькимъ»... 

Въ письм'Ь къ государю Ар<акчеевъ начиналъ съ пыр<1жен1я благо- 
дарности за 14), что для сиранки къ нему бмлъ нослапъ Ллександръ 
Ивановичъ Чернышевъ, честный челов^Ькъ и справедливый; затЬмъ 
сообщалъ, что онъ напечаталъ двадцать экземпляровъ, одинъ онъ 
оставилъ у себя, а другой далъ Клейнмихелю. «Касательно же моего 
перваго письма, — писалъ графъ, — о сихъ письмахъ, то я разумАлъ 
письмо Ивана Ивановича Дибича, что онъ спрашивалъ меня о появи- 
вшихся книгахъ печатныхъ въ публику, то я и думалъ, что письма С1и 
напечатаны въ какихъ либо журналахъ или анехсдотахъ, а если бы 
онъ спросилъ у меня, н^Ьтъ ли для себя печатныхъ экземпляровъ, 
то я бы все то паписалъ, что пыи!; лично объяснплъ 1'енералу 
графу Чер1!ышеву. ИослЬ сего, кадсетгл, ваше величество изво- 
лите увид'Ьть совершенно мою невинность и примите милостиво 
мое лселан1е имЬть С1и письма 1л, печати собственно для себя, а 
не для публики, о чемъ и покойный государь меня благословлялъ 
и позволялъ изъ представленныхъ ежегодно печатныхъ ему пи- 
ссмъ, а вимопатъ, вг,емилости1г1?йпий 1Ч)судар1», я нредъ нами, что 
я посл'Ьдн1Й разъ напечаталъ при вашемъ царствоваши»... «Все- 
милостив1ЬЙШ1Й государь, простите инЪ вину мою, если я виновенъ 
въ ономъ, ибо я терзаюсь онымъ, что вы гн'Ьваетесь на меня, и 
оный гн^Ьвъ вашъ меня ускори1*ь къ смерти». 

. Отв'Ьтъ Николая Павловича на прпзнан]с Аракчеева былъ кра- 
токъ: «Генералъ Чернынтевъ вручилъ мн'Ь письмо ваше, Алекс^ЬЙ 
Андреевичъ, и посылку; онъ мн'Ь передалъ весь вашъ разговоръ. 
Излишне ип'Ь входить съ вами въ разсужден1е о предмегЬ, на ко- 
торый мы взираемъ совершенно съ разныхъ точекъ. Я исполнилъ 
долп», какъ братъ и какъ государь. Ваше опасен1с на счегь соб- 
ственный излишне: гд'Ь есть законы, тамъ и защита каждому; мое 
же Д'Ьло смотр^Ьть за соблюденхемъ ихъ безъ лицепр1ят1й, но съ 
должною справедливост1Ю>. 

Чрезвычайно любопытно мн'Ьн1о Константина Павловича объ 
этомъ д'Ьл* и о двухъ его герояхъ, Аракчеев* и Клейнмихел* (фа- 
МИЛ1Ю его, обозначенную у Шильдера точками, можно возстановить 
по письму Аракчеева). «У меня просто опускаются руки, — писалъ 
онъ Николаю Павловичу, — и мн* нечего прибавлять къ негодован1ю, 
которое я испытываю, какъ противъ Ар.чкчеева, такъ и противъ 
презрЬннаго Клейнмихеля, который, осыпанный въ полной мЪр'Ь его 
милостями, им^Ьлъ подлость отдать свой экземнляръ съ его собственно- 
ручной надписью; я на его м'ЬсгЬ постарался бы уничтожить ее, со- 



154 ~— П. Ё. ЩвголсьЪ 

хранивъ все-таки 8кзем11ляръ,еслпбы не могъ истребить его. Чедов'&къ» 
обнсЯруживаю1Ц1Й недостааюкъ бл<ягодарности къ своему блашд'Ьтслю, 
каков'ь бы ни былъ посл'Ьд111Й самъ 110 соб'Ь, — челов'Ькъ гадкий и низ- 
шие 8аслуживающ1Й презр^^н1я и недостойный, по моему мн'Ьн1ю, 
оставаться среди общества и, въ особенности, на какомъ бы то ни 
было м'Ьстб близъ государя. Таково мое мн^Ьше. Что же касается 
книги самой по себ^Ь, она не представляетъ ничего другого, какъ, 
съ одной стороны, сл^Ьпую дов'Ьрчивость челов'Ька, судившаго о 
прочихъ по своему ангельскому сердцу, съ другой стороны, глупое 
тщеславю, безстыдиое самол 10610 и лсола1ПС возвеличить себя даже 
въ ущсрбъ тому, К01Ч) онъ называлъ своимъ отдомъ и благод'Ьте- 
лемъ, однимъ словомъ это прискорбно!»... 

Николай Павловичъ призналъ до н'&которой степени справедли- 
вость отзыва Константина Павловича о Клейнмихел'Ь, и въ письм'Ь отъ 
14-го марта 1827 года у него вылились сл'Ьдующ1я строки о со- 
труднике своего царствован1я: «Я вполн'ё разд'Ьдилъ бы ваше мн'Ь- 
Н1е насчетъ Клейнмихеля, если бы фактъ былъ самъ по себ'Ь то- 
ченъ; но такъ какъ книга была вытребована у него внезапно и 
неожиданно для него, то это смягчаетъ его вину; но, къ несчастью, 
бол^Ье ч'бмъ часто бываешь вынужденъ пользоваться услугами лю- 
дей, которыхъ не уважаешь, если они могугь принести хоть ка- 
кую нибудь пользу, а таково именно положеше даннаго лица». 

Вотъ какую печальную истор1ю пришлось пережить сновгород- 
скому неученому дворянину». Вся переписка Аракчеева, изъ кото- 
рой мы привели выдержки, представляетъ богатЬйш1й психоло- 
гически матер1алъ. Удалеше Аракчеева О!^ власти Шиль- 
деръ ставитъ Николаю Павловичу въ особую заслугу передъ 
Росс1ей. 

Не мен'Ье полезнымъ д'Ьломъ съ исторической аючки зр'Ьн1я 
является расправа съ Магницкимъ и Руничемъ. Еще въ ма'Ь 
182С года Магницюй былъ удалепъ съ должности попечителя Ка- 
занскаго округа: подвиги еш въ этой должности достаточно 
изв1}стны. Но онъ не унялся и по исключен1и отъ службы. Шиль- 
деръ приводить любопытный данный о поведен! и уволеннаго 
со службы Магницка1Ч) изъ находяп^агося въ архив^Ь канцеляр1н 
военнаго министерства «Д'Ьла о вредномъ вл1ян1и д'бйствительнаго 
статскаго советника Магннцкаго по Казанскому университету и объ 
отправлен1и его арестованнымъ изъ Казани въ Ревель». Генерадъ 
}Келтухинъ, ревизовавш1й по приказашю Николая Павловича уни- 
верситетъ, донесъ 1Ч)сударю, что Магницшй вм'Ёшивается безпре- 
станно въ университетсшя д'Ьла, образовавъ тутъ своюпарт1ю, и 
въ своемъ нахальств^^ дошелъ до того, что сталъ распространять 
о себ^Ь слухи, будто «никогда онъ не пользовался таковою дов'Ьрен- 
ностью 01*ь высшаго начальства, какъ нын1), и будто нрнсланъ 
сюда по норучен1ямъ тайной полиц!!!, къ которой якобы нринад- 



Импера'Го{)1» Николай I — 155 

ле^сиФЪ»... Николай Павловичъ распорядился быстро и р1^]11Ительно 
и на рапорт!) ЛСслтухипа падписалъ: <^ послать <1юльдъог(фя съ при- 
ка8ан1емъ губернатору арестовать Магницкаго, опечатать его бумаги, 
н то и другое прислать: МагпицЕсаго въ Ревель подъ ирисмотръ 
коменданта, а бумаги сюда»... 



1И. 

Переходимъ теперь къ важнейшей части труда Н. К. Шиль- 
дера— отношен1ямъ императора Николая I къ Польш'ё и польскому 
возстан1ю 1831 года. Для характеристики полол{ен1я государя въ 
польскомъ вопрос!) Шильдер'ь восиоль801к'1лсл не В1лзываи)щимъ 
сомн*н1Й источникомъ -письмами ехх) къ 1(.онстантину Павловичу. 
Не останавливаясь на вн'&шней истор1и возстан1я, мы ограничимся 
лишь важн'Ьйшими эпизодами въ истор1и польскаго вопроса въ 
1826—1831 годахъ. 

1^ъ этомъ период* два момента играли существеннейшую роль; 
Шильдеръ особенно ихъ подчеркиваетъ. Первый — основное проти- 
вор'Ьч1е двухъ системъ управлен1я— копституцхоннаго въ Польш'!) 
и самодержавнаго въ Росс]и — и яркое сознан1е этого противор'Ьчгя 
и въ самомъ император-Ь и въ его помощникахъ. «Странно вид'Ьть 
государя самодержавнаго, — пишетъ одииъ изъ современниковъ,— 
обладающаго 50.000.000 народовъ на третьей части полушаргя, гово- 
рящаго конститущоннымъ языконъ и представляющаго власть 
свою ограниченною предъ горстью народа, всегда Росс1И враждеб- 
наго, въ то время, когда въ сей посл'Ьдней указъ, не только имъ 
подписанный, но отъ его имени объявленный, р1)шаетъ безъ мал'ЬЙ- 
шихъ обрядовъ или формъ жизнь и участь и высшихъ и низшихъ 
С0СЛ0В1Й, и гд'Ь за мал'Ьйшее противъ правления зам'Ьчан1с со сто- 
роны частнаго человека можетъ онъ ужасно пострадать». Другой 
моментъ— исключительность отношен1й, въ который судьбой были 
поставлены два брата. Въ сущности, каждый изъ нихъ былъ ро- 
жденъ самодержцемъ; представлен1е о неограниченности собственной 
власти было создано вл1ян1яни и насл-Ьдственности и обстановки. 
И вотъ одииъ изъ нихъ, которому былъ предоставленъ росс1йск1й 
тронъ, оказывается, какт» бы тамъ ни было, въ положении подчи- 
ненномъ; другой, съ исключительнымъ продета влсп1емъ о своей 
власти, чувствуетъ свою зависимость, внутреннюю, конечно. 
Могла ли быть у Николая Павловича свобода р4шен1й и д*йств1й, 
когда р*чь шла о власти, предоставленной цесаревичу еще при 
Александр^Ь I? Подъ вн'Ьшнимъ покровомъ совершеннаго соглас1Я 
таился виутренн1й расколъ. Какое, наприм*ръ, впечатл*н1е произ- 
водили на Николая Павловича сентенщи, которыми Константинъ 
Павловичъ сопровождалъ свое мн^нхе по всякому вопросу, въ род* 
следующей: «Простите, дорогой брать, чаю я вамъ излагаю эти 



15в П. Ь Щеголевъ 

шисяв: 01гЬ не имЪютъ никакого значен1я, такъ какъ высказы- 
ваются иавъ чело1гЬко1П«, уд1лъ кото11аго— ничтожество (еИев не 
игеп1 а ансине соп8е<|аеасе уепаи! (1'ап Ьотте Лоп! 1апо1и1е еаХ 
1е раг1ецге)^ но я долженъ былъ такъ поступить въ силу мое! пря- 
моты н откровенности и какъ бы платя дань откровенносп, со- 
ставляющее мов долгь въ отяошев1и къ вамъ, и такъ какъ я не 
ногу и не долженъ скрывать оть васъ что бы то ни было; та- 
ковъ былъ мой образъ д'Ьвств1й въ отношенш нашего почившаго 
безсмертяаго императора, и онъ останется нензм'Ьнно такнмъ же 
въ отношен1и къ вамъ до тЬхъ поръ, пока вы не прикажете по- 
ступать ин<1че». 

Въ Д'Ьйствнтельности же власть цесаревича въ Подьш'Ь вовсе 
не ограничивалась властью Николаю Павловича, и цесаревичъ, рев- 
ниво относясь къ своему лоложен1ю н не терпя мал'Ьйнтго вм'Ьша- 
тел1|СТ1Ш, перодъ Николасмъ П.явловнчемъ былъ заи^итннкомъ кои- 
ститущонныхъ началъ. Съ этой точки 8р'Ьн1я любопытна переписка 
двухъ бр^тьевъ о форм'Ь суда надъ лицами, привлеченными къ до- 
8нан1ю Варшавскимъ сл'Ьдственнымъ комитетомъ. Николай Павло- 
внчъ предложилъ, конечно, учредить судъ на тЬхъ же начгаахъ, 
на какихъ былъ судъ въ ПетербургЬ. И вотъ что ппсалъ 12-го 
октября 1826 года Константинъ 11авловнчъ своему брату: «я по- 
зволю себ1^ представить вамъ, что составь суда въ род^Ь того, какъ 
было сд1}лано у васъ, не можетъ им'Ьть м-Ьста у пасъ безъ нару- 
шен1я всЬхъ конституц1онныхъ началъ, потому что спешальные 
суды не допускаются, а петсрбургсшй судъ былъ именно такимъ, 
потому что на ряду съ сенатомъ въ составь его введены были 
члены, назначенные особо въ данномъ случа'Ь; въ констнтуцюн- 
ныхъ странахъ уже отвергаюсь компетентность и при1юсуд1е пе- 
тербургскаго суда н называютъ его ч'Ьмъ-то въ ^оцЬ военнаго суда^ 
сверхъ того, самое судопроизводство представляется имъ незакон-^ 
нымъ, такъ какъ въ немъ не было донуа^еио гласной зан^иты; 
виновные или же подсудимые были осуждены, не бывъ, такъ ска- 
зать, ни выслушаны публично, ни заи|,и1цены тЬмъ же путемъ; въ 
конституц10нныхъ странахъ д'Ьйствуютъ учрежденные на то суды, 
при гласной защит'Ь»... 

Члены польскихъ тайныхъ обществъ были преданы сеЯмовону 
суду. Судъ тянулся безконечно долго, въ 1827 и 1828 годахъ. 
Судъ этотъ вызвалъ так1я проявлен1я народныхъ чувствъ, кото- 
рый не оставляли никакого сомн'Ьн1Я въ наличности революц1ониаго 
:)лоионта въ жизни Полыни, вопреки всему тому, что думалъ о спо- 
койств1и страны Константинъ Павловичъ. Въ изоб11Л1и выходили паи- 
(1)ле1'ы, подпольный И8дан1я, прокламаши; молодежь устраивала де- 
монстрац1и. Давление общественнаго мн'Ьн1я было такъ велико, что 
д'Ьло кончилось опраидан1емъ нод(;удимыхъ, изъ которых'ь только 
1гЬко'1Ч)р|11о понесли поапачительныя 11а1саза1пя. Председатель суда 



- Императоръ Николай I 157 

Б'ЬлинсшВ сказалъ: «Мое сердце препятстпуетъ мн'Ь осудить на- 
щопальное чуиство». Такой приговоръ ошеломилъ и цесаревича н 
государя. Письма цесаревича за время суда изобиловали выраже- 
шями въ род'Ь: 11ои*с 80(; еЬ шЫгМа 8сиа1, 1а У1е1ие ^аиасЬе йа 
ргё8]деп(, 1'1а8Щ11е Ьбиее Ае ВхеНпвк! и т. п. Николай Павловичъ 
приказалъ административному сов'Ёту высказать свое мн-бше по 
поводу судебнаго приговора. Начался пересмотръ, но и администра- 
тивный сов-бть почти одобрилъ приговоръ, высказавшись, что при- 
говоръ сл^Ьдуетъ приписать не злонам'&ренности его членовъ, а 
неудовлетворительности существовавшаго уголовнаго законодатель- 
ства. Тогда Николай Павловичъ приказалъ прочесть сенату при за- 
крытыхъ дворяхъ выговоръ и утвердплъ р'Ьп1Сше суда. 9-го марта 
1829 года цесаревичъ сообщи лъ Николаю Павловичу о настроен1и 
общества сл'Ьдующее: «Вм'Ьсто того, чтобы чувствовать деликат- 
ность тиипсго образа д1;йств]й, выразивтагося въ приказан1и сд'Ь- 
лать имъ выговоръ при закрытыхъ дверяхъ, встречаются таше, 
которые въ этов1ъ видятъ опасен1е д1}йствовать публично, но что 
впрочемъ они восторжествовали, освободивъ патр10товъ, которые 
жертвовали для отечества. Подобное толковаше распространено 
между праздною молодежью и въ особенности среди студентовъ; 
со дня на день они становятся все бол'Ье дерзкими и бол'Ье см^Ь- 
лыии и въ особенности посл-^ погребен1я Б'Ьлинскаго. Я уже преду- 
предилъ прапительство объ этомъ и о крайней необходимости во- 
дворить порядокъ среди всей этой неугомонной молодежи; вс* добро- 
мыслящее люди чувствуюсь это и держатся моего мн'ён1я; но но 
знаю, Ч'Ьмъ это можно объяснить; м'Ьры, который считаютъ воз- 
можнымъ принять, не отв'бчаютъ безотлагательнымъ потребностямъ 
даннаго случая. Сл^Ьдуетъ зам^Ьтить, что съ н^Ькотораго времени 
учащаяся молодежь усвоила крайне зам-Ьтную наклонность ко злу. 
Я склоненъ думать, что она получаетъ руководство извнЬ, а именно 
о'гъ Познанскаго герцогства и изъ Франщи». 

Этому политическому процессу Шильдеръ приппсываетъ не ма- 
лозначительную роль въ исторш революц!оннаго развит1я Польши. 
А развитее совершалось безпрерывно и невозбранно, и м-Ёры, кото- 
рый могли бы пом'Ьшать этой револющи, роковымъ образомъ не 
осуп^ествлялись. Такъ было въ русско-турецкую 1юйну, когда 
Николай Павловичъ очень xот^^лъ послать въ ряды д^Ьйствующихъ 
войскъ польскую арм1ю, но цесаревичъ, подъ различными предло- 
гами и между прочимъ подъ тЬмъ предлогомъ, что настоящее зло гро- 
зи п» Росс1и не съ Востока, а съ Запада, этого очага всякихъ 
возиутнтсльпыхъ мыслей, настоялъ на осгавлен1и польскихъ войскъ 
дома. (I зд'&сь проявилось ревнивое отношеше цесаревича ко всему, 
что находилось подъ его властью. «1'акимъ образомъ, — пишетъ 
П1ильдсръ, — польская арм1я осталась нетронутою въ царств1$ и 
попрежпему спокойно упражнялась во вс&хъ тонкостяхъ гарнизон- 



158 П. Е. Щсголевъ 

НОЙ службы, подъ требовательнымъ окомъ своош главиокомаидую- 
|цаго, а тайный об1Цсстиа могли боипроиятстиетю продол нсать иъ 
рядахъ ея свою подпольную, разлагаю1цую работу, которая!, бла- 
годаря близорукому упорству дессчрсвпча, привела къ взрыву 
1830 года». 

При такомъ-то настроеши польС1;а1Ч) общества императору Ни-« 
колаю предстояло исполнить 45-й параграфъ данной Алексан- 
дромъ I польской консистущи, гласивш1й сл'Ьдующее: свсЬ наши 
преемники въ королевстве^ Польскомъ обязаны короновать себя 
королями польскими въ столиц!} по обряду, который мы устано- 
вииъ, н они будугь нрииоонть сл'Ьдуюн^ую присягу: я 1слянусь 
и об'Ьщаю передъ Богомъ и на Евангел1и поддерживать и всею 
моею властью побуждать къ выполнешю конститущонной хартхи». 
]}опросъ о совершен1и коронащи обсуждался въ переписк1Ь между 
государемъ и цесаревичемъ. Николай Павловичъ писсшъ, чтоб1а 
все произошло съ возможно меньшими церемон1ями; онъ не хотЪлъ 
даже духовной церемоши, совершаемой въ католическомъ собор'Ь, 
но Константинъ Павловичъ настоялъ на необходимости присут- 
ствовать на молебств1и въ сл^Ьдующихъ р1Ьшительныхъ выраже- 
н1яхъ: «Богъ призвалъ васъ царить надъ народомъ другой в^Ьры, 
ч'Ьмъ ваша; поэтому вамъ сл^Ьдуотъ защищать ее, уважать и под- 
держивать и не подвергать ея, такъ сказать, съ вашей стороны 
запрещен! ю. Вамъ не предоставлено, какъ кому бы то* ни было 
другому, вм'&шиваться въ споры; оставьте людяиъ ихъ в1}рован1я, 
отъ '1ЮГ0 они не буду'1^ мен'Ьо в1}рии и признательны намъ; по- 
мимо того, молебствие — не таинство, вы будете тамъ лъ качеств* 
присутствующаго. Вотъ мое мнЬн1е, и я не могу изменить ею». 

Слухъ о предстояп^сй коронац1и въ Варишв*!;, по 1]ам'Ьчан1ю 
Бенкендорфа, не порадовалъ русскихъ. 5 мая 1828 года состоялся 
торжественный въ'Ьздъ государя въ Варншву, а 12 мая былъ со- 
вершенъ обрядъ коронован1я. Съ внешней стороны прхемъ не оста- 
влялъ желать лучшаго, но при церенон1и произонгелъ инцидентъ: 
когда, по принесенш присяги, примасъ провозгласилъ троекратно 
сУгуа! гех 1и ае1;егпит», сенаторы и депутаты не повторили этой фор- 
мулы. «Разрывъ мелсду поляками и династхей нъ духовномъ отно- 
шеши совершился», — замечает!» польск1Й исторпкъ. «На насъ, — пи- 
шетъ въ своихъ запискахъ Бенкендорфъ, — церемон1я произвела 
какое-то тягостное впечатл^нхо, какъ бы предзнаменовавшее ту 
неблагодарность, которою эготъ легкомысленный и Т1цеславный 
народъ отплатитъ со времснемъ за дов'Ьр1е и честь, оказанный ему 
русскимъ императоромъ. Возвратившись въ внутренн1я комнаты 
замка, государь послалъ за мною. При вид* моего духовнаго сму- 
щен1я онъ не скрылъ и своего. Онъ принесъ присягу съ чи- 
стымъ помысломъ и съ твердою решимостью снято ее 
соблюдать». Кав'ь отнесся иъ пребыванию Николая Павловичм 



Имаераторъ Николай I 159 

въ Варшав!} цесаревичъ? Шильдеръ оц'Ьниваетъ положение, создан- 
ное присутств1емъ государя, тонкими и меткими штрихами. 

сПребываше государя въ Варпкчв*, — пигаотъ онъ, — тяготило 
цесаревича, привыкшаго въ продолжен1е почти пятнадцати л^тъ 
не нести ипыхъ обязанностей, кром^§ тбхъ, который онъ самъ на 
себя налагалъ, и повел'Ьвать, какъ первое лицо, тогда какъ теперь 
ему приходилось, по крайней м'Ьр'6, вн'бшнимъ образомъ подавать 
прим'Ьръ покорности. Очевидцы упоминаютъ о тогдашней его 
11итеиг ша^засгап^е! Сознавая прекрасно, что не одинъ голосъ 
поднимается противъ его самовластпаго образа д'Ьйств1Й и противъ 
его произвольной, часто переходящей всякую м-Ьру строгости, онъ 
страшился проннцательнаго взгляда своего брата. Ближайш1е изъ 
наперсниковъ цесаревича также опасались подпасть заслуженной 
отв'бтственности, между тЬмъ какъ поляки разсчитывапи на изм'Ь- 
нен1е установлснпаго образа управлои1я, и въ особенности над1ш- 
лись увид1}ть ограничен1е власти великаго князя. Бенкендорфъ 
разсказывасп», что, когда во время торлсественнаго об*да ему 
пришлось снд'Ъть между нунщями, они жаловались ему на нестер- 
пимую грубость цесаревича и превозносили прив1^тливость новаго 
ихъ короля, ув*ряя, что они охотно отдали бы посл-Ьдпему свою 
коиститущонную харт1ю со всЬми ея привилепями, лишь бы онъ 
управлялъ ими непосредственно, какъ управляетъ Росс1ею». 

Наступилъ 1830 годъ. Николай Иавловичъ прсдложилъ собрать 
ссймъкъ 1Сму мая. Константинъ Иавловичъ назвалъ сеймъ снел*- 
пой штукой», но мн'Ьн1е государя было иное: «мы существуемъ для 
упорядочен1я общественной свободы и для подавлен1я злоупотребле- 
Н1Й ею»,— отв-Ьтилъ онъ цесаревичу. И въ этотъ прйздъ государя 
въ Варптаву положен1е, созданное Константиномъ Павловичемъ, по- 
казалось въ е1це бол'Ье неприглядиомъ осв*щеп1и такому наблю- 
дателю, какъ Беикендор^ръ. «Всякая надежда поляковъ на пере- 
м1;ну къ лучшему, — нишетъ онъ,— исчезла, даже мнопе изъ рус- 
скпхъ, окружавшихъ цесаревича, приходили доверять мнЬ свои 
жалобы и общ1П ропо'гъ. Я держался осторожно въ отношен1и этихъ 
откровен1й; но они были такъ единодушны и такъ искренны, что 
невольно пробудили во мн-Ь чувство сострадан1я къ полякамъ, а 
ен;в бол'Ье къ трудному и жестокому положение государя. Цесаре- 
вичъ въ личномъ обрап;ен1и своомъ съ нимъ всегда представлялся 
почтительнымъ и покорнымъ подданнымь; но въ сношен1Яхъ съ 
министрами и даже въ разговорахъ съ своими приближенными 
онъ нисколько не таилъ постоянной оппозищи. Мал'Ьйшее противо- 
р^§ч1е причиняло ему досаду, даже похвалы государя кому либо 
изъ м'Ьстныхъ чиновнпковъ, военныхъ или грамсданскихъ, тотчасъ 
возбулгдалп горьк1е пгрегуды, пер-Ьдко и неудовольств1е его брата 
противъ этихъ самыхъ чпповниковъ, награжденныхъ по собствен» 
ному его представлен1ю. Можно бмло тогда же предугадать бди- 



160 П. Е. Щеголев-ь 



зость реакц111 и мятежа, если бы жалобы скрывались 1гь таВн'Ь, но 
ои'Ь иысшипдшишс'ь ооиорпюпио явно». 

Николай Иавловичъ открылъ собрания сейма конститущонною 
р1Ьчью. Попрежнему съ вв'Ьшней стороны все шло спокойно, миро- 
любиво, хотя и холодно. По свидетельству Бенкендорфа, государь 
остался не доволенъ своей по'бздкой, и его иоложен1е въ Польскомъ 
королевств'Ё показалось ему самому нел'Ьпымъ, и онъ почувство- 
валъ все зло либеральной и преждевременной организащи этого 
края, которую охранять присягнулъ онъ самъ. 1юльск1Я событ1я 
этого года только способствовали обострен1ю сознан1я протнвор'Ьч1Я 
двухъ государственлыхъ сист<шъ. Поэгому ирюбр'ЬтаюА'Ъ особоииый 
интересъ слова, высказанныя имъ въ бесЬд'Ь съ французскимъ 
посломъ б-го августа 1830 года. сЕсли бы,— сказалъ государь,— во 
время кровавыхъ смутъ въ Париж^Ь народъ разгромилъ домъ рус- 
скаго посольства и обнародовалъ мои депешн, то были бы пора- 
жены, узнавъ, что я высказался противъ государственнаго пере- 
ворота; удивились бы, что русскШ самодержецъ поручаетъ своему 
представителю внушить конституцюнному королю соблюден10 учре- 
жденныхъ конститущй, утвержденныхъ присягоюэ. Шильдеръ со- 
общаетъ въ своей книге любопытный подробности о томъ вл1ян1и, 
которое им'Ьли событ1я 1880 шда во Фраищи на Николая Павло- 
вича, и которое не прошло безсл'Ьдно и въ его отношен1яхъ къ 
Иольш'Ь. Иав'Ьстно, что Николай Павловичъ р'Ьшался даже на евро- 
пейскую войну для защиты принципа. Этой войны р'Ьшительно не 
одобрялъ Константинъ Павловичъ. 

Но всЬ приготовлен1я къ европейской войн'Ь были прерваны 
изв^стхемъ о возмущен1и войскъ и жителей Варшавы въ ночь на 
17-е ноября. Николай Павловичъ получилъ первое сообщен1е це- 
саревича только вечеромъ 25-го ноября. Уже въ третьемъ своемъ 
донесен1и цесаревичъ ув'Ёдомилъ государя, что онъ разр'Ьпшлъ 
остававшимся при немъ частямъ польской арм1и вериуаъся въ 
Варшаву, и за это польсюе депутаты обещали ему и русскому от- 
ряду свободный проходъ къ границамъ империи. По достижеши 
границъ, цесаревичъ писалъ государю 1-го декабря: «И вотъ тво- 
реше шестнадцати л'Ьтъ совершенно разрушено подпрапорщиками, 
молодыми офицерами и студентами съ компан1ею. Я не распро- 
страняюсь объ этомъ бол'Ёе, но долг^ъ повел'Ьвае!^ мн'Ь засвид'Ь- 
тельствовать передъ вами, что собственники, сельское населен1е и 
всЬ, кто только влад^Ьетъ хоть какимъ нибудь имуп^ествомъ, въ 
отчаян1и отъ этого. Офицеры, генералы, равно какъ и солдаты, не 
могли удержаться, чтобы не посл'Ьдовать за общимъ движен1емъ, 
будучи увлечены молодежью и подпрапорщиками, которые всЬхъ 
сбили съ толку, словомъ положен1е д'Ьлъ самое скверное, и я не 
знаю, Ч1Ч) изъ этого по благости Бож1ей выйдетъ. ВсЬ мои сред- 
ства надзора ни къ чему не привели, несмотря на то, что все 



Императоръ Николай 1 161 



начинало раскрываться... Вотъ мы, руссше, у границы, но, великШ 
Боже, въ какомъ положенш, почти босикомъ; вс^Ь вышли какъ бы 
на тревогу, въ надежд* вернуться въ казармы, а вместо сего со- 
вершили ужасные переходи. Офнн(*ры всего лишились и имЬюгь 
лишь то, что на нихъ надето... Я сокрушенъ сердцемъ, на 61 7> 
году жизни и поел* Зб7а л^тъ службы Я Ив думалъ, что кончу 
свою карьеру столь плачевнымъ образомъ:». 

Г)-го декабря Николай Павловичъ издалъ воизкап1е къ войскамъ 
И народу царства Иольскаго, а 12-го декабря манифестъ, об-Ьща- 
ВШ1Й прощен1е всЬмъ, возвратившимся къ исполнен1ю своеш долга. 
Попытки къ примирешю были исчерпаны. 8-го декабря Николай 
Павловпчъ писалъ цесаревичу: «Если одинъ изъ двухъ народовъ 
и двухъ престоловъ доллсенъ погибнуть, могу ли я колебаться 
хоть мгновеше? Вы сами разв* не поступили бы такъ? Мое поло- 
жен1е тяжкое, моя отв-Ьтствениость ужасна, но моя совесть ни въ 
чемъ меня не упрекаетъ въ отношеи1и поляковъ, и я могу утвер- 
ждать, что она ни въ чемъ не будетъ упрекать меня, я исполню 
въ отношен1И ихъ вс* мои обязанности, до посл-Ьдией возможности; 
я не напрасно принесъ присягу, и я не отрЬшился отъ нея; пусть 
же вина за ужасныя иосл*дств1я этого событ1я, если ихъ нельзя 
будетъ избегнуть, всецЬло падетъ на гЬхъ, которые повинны въ 
немъ! Аминь». 

Главнокомандующимъ д*йствуюи;ей арм1и въ войн* съ Польшей 
былъ назначенъ Дибичъ. Первый св*д*н]я о В08стан1н онъ полу- 
чилъ, будучи въ Берлин*; подавлен1е В08стан1я ему казалось лег- 
кимъ д*ломъ, и онъ готовъ былъ разсматривать все случившееся, 
1сакъ поводъ къ «славному подвигу э. Но, отправляясь въ Польшу, 
онъ чувствовалъ себя въ угнетенномъ состоян1и и высказывалъ опа- 
сеп1я за свою военную славу и неув*ренность въ силахъ. Пред- 
чувств1е не обмануло Дибича. 

Николай Павловичъ медлилъ обращен1емъ къ р*шительному 
образу д*йств1Й. 1-го января 1831 года Константинъ Павловичъ, 
принося стп иоздравлен1Я, поручалъ польсюй народъ милосерд1ю 
Николая Павловича. «Не вс* члены народа, — писалъ онъ, — виновны, 
а виновны т*, которые вывели его на путь преступлешя и все- 
возможнаго разврата. Пощада для нихъ, дорогой и несравненный 
бра1Ъ, и снисхожден1е для вс*хъ — это мольба брата, им*вшаго 
несчаст1е изъ послушан1я посвятить лучшую часть своей жизни 
на образован1е войскъ, къ сожал*н1ю, обратившихъ свое оруж1е 
противъ своей родной страны. Моя общественная роль кончена 
поел* всего того, что случилось со мною въ посл*днее время, ни- 
какое командован1е не прельщаетъ меня». Еще до получен1я этого 
письма, 8-го января, Николай Павловичъ писалъ цесаревичу: «Кто 
изъ двухъ долженъ погибнуть— такъ какъ, невидимому, погибнуть 
необходимо— Росс1я или Польп1а? Р*шите сами. Я исчерпалъ вс* 

«яотор. в«7гя.>, янлАРЬ, 1904 г., т. хст. 11 



1(й П. Е. Щеголевъ 

В08М0ЖНЫЯ средства, чтобы предотвратить подобное несчастхе; сред- 
ства, совм1]стимыя только съ честью и моею сов1}стью, эти сред- 
ства исчерпаны, или, по крайней ъЛр% ничто не мошетъ заставить 
меня пов'Ьрить, чтобы ихъ хог&ли тамъ; что же мн^Ь остается 
д'Ьлать?»... 

Но чаша терп'Ьтя Николая Павловича переполнилась, когда 
сеймъ 13-го января 1831 года объянилъ динаспю Роианоныхъ ли- 
шенной польскаш престола. 2б-го января государь издалъ новый 
манифестъ: «Мы повел'бли нашимъ войскамъ пойти на мятежни- 
ковъ... Да поможе1*ь наиъ Богъ, возвративъ Росс1и мгновенно от- 
торгнутый отъ ноя мятежниками край, устроить будуп^ую судьбу 
еш на основан1яхъ прочныхъ, сообразныхъ съ потребностями и 
благомъ страны»... 

25-го января русская арм1я вступила въ царство Польское, а 
13-го декабря произошла р'Ьшиа^льная битва передъ Прагою при 
1^охов^Ь. Исходъ этой битвы вызываетъ ц'Ьлый рядъ недоум'Ьшй. 
Поляки по1*еряли до 12.000 челов^къ и должны были отступить въ 
Варшаву; разстройство въ ихъ рядахъ было полное: польсти главно- 
командуюпцй ХлопицкШ былъ тяжело рапенъ. Р'Ьнинчзльпый ударъ 
со стороны Дибича прекратилъ бы всякую войну, но... этого р-Ьшн- 
тельнаго удара не посл'Ьдовало. «Въ эту минуту, — пишетъ Бенкен- 
дорфъ, — звезда фельдмаршала Дибича померкла. Онъ заколебался, 
вел'Ьлъ войскамъ построиться въ колонны для атаки, повелъ ихъ, 
но потомъ самъ остановилъ ихъ порывъ и такимъ образомъ за- 
держалъ поб'Ьду, а съ нею и развязку д'Ьла. Онъ утратилъ свою 
славу и изъ 9кспедиц1и, которой сл^Ьдовало быть однимъ громо- 
вымъ ударомъ, брошеннымъ рукою могущественнаго владыки Рос- 
с1и на слабыхъ мятожииковъ малспьюич) царства Польскаго, раз- 
вилъ продолжительную и кровавую войну». Можно себ'6 предста- 
вить негодование императора Николая! 

Но что же заставило Дибича прекратить бой? Вопросъ л юбопытн^Ьй- 
П11П и им'Ьюний н'Ьсколько отв^Ьтовъ.Руководилъ ли Дибичемъ ложный 
расчетъ на то, что поляки и безъ продолжен1я боя сдадутся, или онъ 
прекратилъ бой по чьему либо настояшю? Н'Ькоторые думаютъ, что на- 
стоялъ на этомъ помощникъ Дибича, графъ Толь. Шильдеръ прини- 
маетъ мн1}Н1е, высказанное гра(1юмъ Бенкендорфомъ въ его запискахъ. 
«Одинъ генералъ,— пишетъ онъ,— далъ Дибичу сов'Ьтъ прюстановить 
нападен1е, чтобы изб'Ёжать кровопролит1я, и онъ им']^лъ слабость его 
послушаться. Дйбичъ никогда не хог&лъ назвать этого генерала по 
имени и тайну свою унесъ въ гробъ, но на смертномъ одр1} ска- 
залъ графу Орлову: «Мн* дали Э1Х)тъ пагубный сов*тъ; посл4до- 
вавъ ему, я провинился передъ государемъ и Росс1ей. Главноко- 
мандующШ одинъ отвЬчаепэ за всЬ свои д-Ьйствхя». Заслуженная 
Дибичемъ укоризна глубоко 0'1Ч)зн<1лась въ бла1Ч)родпомъ сердН'Ь его, 
преданномъ государю и Росс1и, и погасила его твердость и талангь. 



Императоръ Николай I 163 

Думаютъ, что сов^Ьтъ, остановибШ]й карательный нечъ, поднятый 
имъ надъ крамольной Варшавою, принадлежалъ цесаревичу Кон* 
стантину Павловичу. Видъ этого города, гд* цесаревичъ жилъ и 
начальствовалъ въ продолжеп1е шестнадцати лЪть, гд'ё образова- 
лись его связи, и устроился его бракъ, гд* укр1шились вс* его 
привычки, — видъ этого города въ минуту грозящаго ему б'Ьдствхя 
могъ тронуть сердце цесаревича и внушить ему мысль о спасон1и 
Вар1иавы. Если точно имъ данъ б1,1лъ совЛгь, то онъ понесъ же- 
стокое нака8ан1е въ горестяхъ и уничижен1и, не перестававшихъ 
съ т*хъ поръ его преследовать и низведшихъ его вскор* въ гробъ, 
вдали отъ сбереженной имъ Варшавы». 

Но справедливо ли подобиоое предположен1е? Шильдеръприво- 
дитъ сл4дующ1я доказательства. Записки Бенкендорфа были про- 
читаны Николаемъ Павловичемъ, который собственноручно отм*- 
ТИЛ7. вс!] М'1)стя, каг|;ш!П1лся <^му непарными. Слона же Г>епк<п1Дорфа 
о Коистантин'Ь иавловичЬ не встретили въ немъ никакого возра- 
жен1я; Шильдеръ видптъ въ этомъ косвенное подтвержденхе спра- 
вед;швости своего мн'Ьн1я. Другое доказательство Шильдеръ нахо- 
дить въ неизданной части заппсокъ €пзв1)стнаго» Эрпзма Стогопа, 
но, очевидно, исторнкъ но придаотъ ссрьезнаго значен1я этому фан- 
тастическому, по его же словамъ, разсказу со словъ очевидца ^). 
Но воть что писалъ цесаревичъ государю 14-го февраля: «Если бы 
веб оказались на своихъ м'|}Стахъ,какъ9то сл^эдовало бы ожидать, день 
былъ бы р*п1ительнымъ, а кампан1я оконченной. Но Богу угодно 
было решить иначе, и все отложено до другого раза. Если бы князь 
Шаховской прибылъ на наше правое крыло, какъ онъ долженъ 
былъ сделать это, никогда поляки не увид*ли бы снова Праги, 
но,— не понимаю, — произошло колебаше. Впрочемъ поговорка гово- 
рить: «япе 8ап8 йея в! еЬ йев та18, Гоп теЬ йсв У111е8 йапз йсв Ьои- 
1;е111е8». Въ виду такихъ р'Ьшительныхъ выражен1й цесаревича 
трудно на основан1и приводимыхъ Шильдеромъ свид'Ьтельствъ 
принять его мн*н1е. Но какъ бы тамъ ни было, Шильдеръ воз- 



') Вотъ этотъ разскааъ: «Поды у палатки были подняты, Дпбичъ передъ па- 
латкой свдвтъ на барабан'Ь, пригнулся къ кол'Ьнямъ и грыветъ погти правой 
руки; ааи'Ьтно, что оиъ слытитъ кплсдыЛ лыстр'Алъ; ттабпыо адъютанты, орди- 
нарцы — в&Ь разосланы. Говорили, что сражен1е къ концу, поляки разбиты. При 
палатк!) Дибича остался я одинъ. Вижу: галопшгь "^доть волишА кияпь Коиотаи- 
типъ Иаплопичъ, лодИилл'ь и громко скл:1алт>: «фольдмариь'и-ь, поадрапляю васт> 
съ победой! >~Дибичъ будто не ввдитъ, не пошевелился п продолжалъ кусать 
ногти. Я дуналъ, не хватидъ ли онъ чорезчурт*. Волик1Й князь громко гопоритт.: 
«Фельдмаршалъ, поляковъ р-Ьжутъ, какъ барановъ. Фельднаршалъ, милосерД1я!» — 
Дибячъне шевелился. Великий князь вспылилъ: «Фельдиаршалъ, съ вами говорить 
старшхй братъ вашего государя!» Днбичъ, точно кто ткнудъ шиломъ, быстро 
вскочплъ, руку къ шляп-Ъ л проговорнлъ: «Что угодно приказать вашему высо- 
честву?» — «Прекратить р*зпю!>— Дибичъ обернулся къ съ'Ьхавшиися штабным-ь 
и иоволитедьно скомаидовалъ: «Отбой на всг|1хъ пуиктагь^^. 

11* 



164 П. Е. Щеголевъ 

лагаетъ на Дибича отв^Ьтственность за недовершетс поб'Ьды подъ 
Троховомъ, а всл'Ьдств1е атош ва ссмим'Ьсячиую отсрочку въ по- 
кореши царства Польскаго. 

Въ посл'Ьдовавш1Ё затЬмъ пер10дъ Дибичъ совс^Ьмъ растерялся 
и обнаружилъ свое ничтожество въ военномъ д^Ьл'Ь. Неудоволь- 
ств1е 1Х)сударя протнвъ него росло съ кашдымъ днеиъ, и въ своихъ 
письмахъ къ Дибичу Николай Павловичъ не скупился на упреки 
и обиды. сВо всЬхъ вашихъ распоряшетяхъ я не вижу ничего 
могущаго об'Ьп1.ать усп'Ьхъ, такъ какъ не усматриваю въ вашихъ 
собственныхъ мысляхъ ничего опред'Ьлеииаго... Нее это можетъ быть 
исправлено, если снова станете т^Ьмъ, ч'Ьмъ вы были», и т. д. Нако- 
нецъ Дибичъ дошелъ до того, что призналъ необходимымъ для 
продолжен1я войны созывъ народнаго ополчен1я. Государю ничего 
не оставалось Д'Ьлать, какъ вызвать изъ Тифлиса фельдмаршала 
1фафа Паскевича. 

Какъ же смотр^Ьлъ теперь Николай Павловичъ на польсюй 
вопросъ? Отв^Ьтъ на это мы находимъ въ зам1Ьчательномъ доку- 
менте, д'Ьликомъ изданномъ Шильдеромъ. Это— записка, собственно- 
ручно написанная государемъ вскор'Ь посл'6 начала междоусобной 
войны. Взгляды императора Николая, выраженные зд'Ьсь, пора- 
жаютъ своей выдающейся оригинальностью. Государь усматрнвалъ 
въ присоединеши Польши къ Росс1и р1Ьшнтельный вредъ. Росс1я, по 
мн'Ьн1ю Никола^I Павловича, посла всЬ тягости своего поваго ир1об- 
р'Ьтешя, не извлекая изъ него никакихъ иныхъ преимуществъ, 
кром'Ь нравственнаго удовлетворешя отъ прибавлен1я лишияго ти- 
тула къ титуламъ своего государя. Государь думалъ, что прежшя 
польсшя провинцш, видя исключительно хорошее положен1е своихъ 
соо'шчестпоппикои'1>, имении здЬсь и находили мотивы къ отложеихш 
отъ Росс1и. сДругое еп;е бол'Ье существенное зло, — пишетъ Николай 
Павловичъ,-'Заключалосьвъсуи(ествован1ипередъ глазами порядка 
вепрей, согласнаго съ современными идеями, почти неосуш^естви- 
маго в'ь королонств'Ь, а сл'Ьдоватольпо 11е1юзмо}1С11а1Ч> въ имнер1и. 
Зародивш1яся надежды нанесли страшный ударъ уважен1ю вла- 
сти и общественному порядку и впервые привели къ несчаст- 
нымъ посл'Ьдств1ямъ, открытымъ въ конц'Ь 1825 1Ч)да. Разъ ударъ 
былъ нанесенъ, прим'Ёръ поданъ, трудно предположить, чтобы во 
время всеобщихъ волнен1й и смутъ эти идеи не продолжали раз- 
виваться, несмотря ва доказанную нхъ призрачность и опасный 

П0СЛ'ЬДСТВ1Я. ОДИИМЪ СЛОВОМЪ, аТО являлось ра8руП1еП1еМЪ Т01Ч), 

что составляло силу импер1и, аю-есть уб'Ьждоп1я, чч\) она можетъ 
быть велика и могущественна лишь при монархическомъ образ'Ь 
правлен1я и самодержавномъ государ'Ь. То, что было ложно въ 
основан1и, не могло продержаться долго». Поразителепъ выводъ, 
къ кошрому приходигь Николай ][авловичъ но разсмотр'Ьп1и во- 
проса, въ чемъ истинная польза Росс1и. сЯ не вижу тутъ дру- 



Императоръ Николай I 1в5 



гого средства, крон^Ь сл*дующаго, — пишетъ государь: — объявить, 
что честь Росс1и (по покорс1Пи Польши) получила полное удовле- 
твореше завоеванхемъ королевства, но что Росс1я не им*етъ ника- 
кого интереса владеть страною, неблагодарность которой была 
столь очевидна; что истинные ел интересы требуютъ установить 
свою границу по ВислЬ и Нареву; что она отказывается отъ осталь- 
ного, какъ недостойнаго принадлежать ей, предоставляя своимъ 
союзникамъ поступить съ нимъ по своему усмотр'бнхю; что, 14мъ 
не мен-Ье, оставаясь верною своимъ принципамъ, Росс1я предоста- 
вляетъ той части королевства, которая останется за нею, пользо- 
ван1е ея законами и учрежден1ями въ той ы:Ьр% которая окажется 
совм^^стимой съ истинными будущими интересами; что титулъ ко- 
ролевства Иольскаго останется присвоеннымъ этой части страны, 
во изб'Ьжате того, чтобы подобное наименован1е, данное другой 
какой либо части, не создало вновь государства, враясдебнаго Россхи, 
чего она не потерпитъ ни въ какомъ случай». 

Эти М1г1ипя Николая Павловича припадложап» къ тЬ^лъ неосу- 
ществившимся, но живымъ псторическимъ мн^§и1ямъ, который въ 
н<1съ, потомкахъ, неустанно будятъ вопросъ, что же было бы, если бы 
эти предположен1я осуществились. 

Паскевичъ явился по вызову въ Петербурх'ъ, а все-таки Ни- 
колай Павловичъ, осыпавш1Й Дибича р'(1зкими упреками, былъ 
не въ силахъ принять р-Ьшительныл мЬры и отставить сво- 
его любимца; несмотря на вс* его ошибки, онъ все еще питалъ 
къ нему трогатольпое чувство. Холера унесла Дибича; главпоко- / 
мандующимъ былъ назначенъ Паскевичъ, при которомъ война по- 
лучила быструю и окончательную развязку. «Если вопросъ ре- 
шится оруж1емъ, тогда между нами будетъ лишь полн'Ьйшее не- 
дов'Ьргв»,— высказывался Николай Павловичъ еще до усмирешя 
мятежа. Д'Ъйствительно, этого недов'Ьр1я не могли уже поколебать 
никаюя представлен1я, никаше доводы. И французсшй посолъ 
Бургоэнъ пробовалъ уб15Д11ть государя возстановить хотя отчасти 
старый порядокъ, и Парротъ, этотъ идеалистъ и недолг1Й другъ 
Александра I, писалъ Николаю Павловичу: «вся моя душа взы- 
ваетъ къ вамь: милосердие! милосерд1е! Конфисковать им'ён1я мя- 
тежниковъ — это значитъ обогащаться гнуснымъ способомъ. НСе- 
лать отомстить русскую пролившуюся кровь— заблужден1е». Но 
идеямъ милосерл1я п сострадап1я не суясдспо было одержать всрхъ. 

Нельзя не остановиться на представлен1яхъ Николая Павло- 
вича о гЬхъ вл1ян1яхъ, который могли им'Ьть идеи возсташя на 
русское войско. 

Въ эгомъ отношеши ингересенъ эпизодъ съ государственной 
уставной грамотой, надъ которой работалъ Н. Н. Новосильцовъ, и 
которая напечатана Шильдеромъ же въ «Истор1и Александра Ь. 
Во время возстан1я поляки захватили много документовъ госу- 
дарственной важности и въ томь числ'Ь эту грамоту. 18-го 1юня 



1ев п. Е. Щеголевъ 



1881 года польское реводющонное правительство напечатало эту 
грамоту въ ПаршшгЬ на руссвомъ и фра11иу:1С1Сомъ яиыкахъ. 
Андрей Городиск1Й, мнннстръ иностранныхъ Д'Ьлъ, снабдндъ нада- 
ше грамоты предислов1емъ, въ которомъ писадъ: сКопв 1а1880па & 
1а пвИоп гневе 1е 801п д'арргёс1ег 1е8 шоШв ронг 1е8^ие18 нае Иёе 
анбв! ^апде, пае оенуге айве! 1трог1аа(е е8( ЬотЪёе йетв ГонЫ!. 
Ьев ро1опа18 дёвигеп! агдеттеа(, ^не се1;1е дёсонуег1;е 1ог1;ш1е гар- 
ре11е ан ^онуететеа!; гневе, ди'И ветаИ 1етрв еп&1,^не 1анаион йон1; 
11 ее (ан( оЬё1г еЬ дш аШаЛ дерн1в в! 1оп§^тр8 ГатёИогаион Ле вон 
ех181епсе роНидне... соттепсе епвн, й вой1ег 1е8 &н11;8 Д'нне то- 
пагсЫе соней ШНонеИе». Узнавъ о томъ, что грамота продавалась 
въ варшавскихъ книшныхъ магазинахъ но вступлен]и русскнхъ 
войсвъ, нмнераторъ Николай 14-го сентября 1831 года писадъ 
Наскевнчу: «напечатан1е сей бумаги крайне непр1ятно; на 100 чело- 
вЬт> нашихъ молодыхъ офицеровъ 90 нрочтутъ, не ноймутъ или пре- 
арятъ, но 10 оставить въ памяти, обсудятъ — и главное не забудутъэ. 
Государь нриказывалъ черезъ Паскевича графу Витту собрать 
нсЪ оставш1еся экземляры и разыскать рукопись. Оказалось, что 
напечатано было 2.000 экземпляровъ, но послано было въ Москву 
два ящика только съ 1678 экземплярами. 27 ноября 1831 года 
московсюй комендантъ генералъ-майоръ Стааль донесъ государю, 
что «два занечатанныхъ ящика 27 ноября со вс1Ьми находивши- 
мися въ оныхъ 1678 экземплярами такъ называемой русской 
конститущи на арсенальномъ двор1Ь въ Кремл'Ь сожжены». 

()пасен1я за направлен1е русскихъ офицеровъ, выразивш1яся въ 
этомъ днизодЪ, очень безнокоили государя. Онъ очень боялся вредыаго 
ВЛ1ЯН1Я польскаго об1цества на русскую арм1ю, находившуюся въ 
Варшав^Ь, и не разъ высказывался по этому поводу въ письмахъ 
къ Дибичу. «Зир^хзы нравственной всего бол'Ье боюсьэ,— напи- 
салъ оиъ въ одномъ письм'Ь и три раза подчеркнулъ посл^Ьдн1я 
три слона. Николай Наилоиичъ иросшгь Иаскеиича слЬдить за 
сношениями и иоивдон1емъ о(1)Ицеровъ, м'Ьнять чаще составъ вар- 
шавскаго гарнизона, остерегаться женщинъ («этотъ адсшй народъ 
всегда ими Д'Ёйствовалъ, и наша молодежь между ихъ соблазна 
и яда вольности мыслей точно въ опасномъ положен1и»). «Надо 
вамъ сохранить в^Ьрную арм1ю, — писалъ государь Паскевичу, — въ 
долгой же стоянк^Ь память прежней вражды скоро можетъ исчез- 
нуть и зам'Ёниться чувствомъ собол'Ьзноватя, потомъ сожал'Ьн1я 
и, наконецъ, «желашемъ подражан1я». Но Паскевичъ сообщалъ 
«добрый изв'Ьст1я о кра*!]», и спокойстн1е государя ма;го-ио-малу 
возстанавл ивалось.. . 

Этими замечаниями Николая Павловича о возможныхъ вл1ян1яхъ 
польскаго общества на русскихъ офицеровъ мы и закончимъ нашъ 
отчетъ о второмъ том* труда Н. К. Шильдера. 

П. Е. Щеголевъ. 



ЗАКАВШШЕ СЕКТАНТЫ. 



I. 




Эрквань. — Первыл встр-Ьчи съ молоканами. Вл1яню на нихъ городской жииви.— 

Экономическое положен1с сектантовъ.— Дорога къ ояеру Гокча. — Характер-!, сек- 

таитскихъ (:слен1Й. — 1)ес11да вт. С!ухомъ «1>оптанЬ. 

О СЛУЖЕБНЫМЪ обстоятельствамъ, л'бтомъ этого 
года, мн* случилось объ-Ьхать почти всю Эриван- 
скую губерн1ю. Обозр-Ьихе ея я началъ съ центра — 
съ города Эривани. Пока 1Ьхалъ въ душномъ ва- 
гон* Закавказской железной дороги, все время я 
чувствовалъ, что погружаюсь въ глубокую азиат- 
чину: татары, курды, армяне... голыя выжженныя 
солнцемъ пространства... кое-гд* жалк1я селен1я и хл-йбныя поля... 
изр*Д1са ц'Ьпп верблюдовъ, ослы или стада козъ и овсцъ... Но 
вотъ потянулись фруктовые сады за длинными глиняными забо- 
рами. Вдали мелькнулъ куполъ храма. Показались старыя строе- 
н1я. Городъ Эривань! Армянинъ-носильщикъ подхватилъ мои вещи 
и понесъ ихъ къ экипажу. Лихо подъехала щсгольс1сая коляска, 
совс1шъ новая, блестя1цая, красивая. Пара великол'Ьппыхъ карихъ 
лошадей невольно заставляли любоваться ими. Взглянулъ на из- 
возчика,— настоящее русское лицо, здоровое, краснощекое, съ ру- 
сой бородкой. 

— Должно быть, молоканинъ?— спрашиваю его. 

— Мы — молокане!— улыбаясь отв'Ьтилъ извозчикъ. 

Во всю дорогу до гостиницы онъ охотно отв-Ьчадъ на мои 
вопросы о молоканахъ, о ихъ молитвенныхъ собран1яхъ, объ уело- 



168 И. П. Ювачевъ 

В1яхъ жизни въ Эривани, и не ввжЬто было, чтобы онъ вамад- 
чив<алъ что нибудь по Ш1кииъ либо сооб1)а}ксн1лиъ. Иаъ 01Ч) ]пи)- 
сказа я вывелъ совс1}мъ другое представдеше о молоканахъ, ч^мъ 
Н1Гблъ раньше по книгамъ. Я полагалъ, что они, называя себя 
«духовными» хриспанами, ии'бютъ и видъ людей не отъ 111ра сего. 
На самомъ же д'Ьл'6 не зам^Ьчалось даже той степенности или 
сдержннпости въ словах!», которая та1гь бросае^п^я въ глаза у иа- 
шихъ старообрядцевъ. Бойкость отв1^товъ и развязность р^Ьчи, съ 
маленькою хвастливостью своими лошадьми и вообще богатствомъ, 
обличали въ немъ скор1Ье жизнерадостнаго челов1}ка, которому не 
чужды никаюя прелести земной л^изни. 

Вскоре мн'Ь пришлось въ Эривани повидать другихъ извозчи- 
ковъ-молоканъ, и всЬ они только подтверждали мое первое впе- 
чатл'Ьше. Они казались немного плутоватыми, «себ'Ь на ум'Ь». На- 
лрим^Ьръ, несмотря на установленную таксу, эти «духовпыеэ хри- 
ст1ане» заламывали больш1я ц'Ьны за незначительные пере^Ьзды. 
«Духовнахю» въ нихъ ничего не было видно. Это можно объяснить 
только вл1ян1емъ города и обогащен1емъ въ разныхъ коммерче- 
скихъ предпр1ят1яхъ. 

Если городсше молокане представляютъ мало интореснаго въ 
релипозномъ отношеи1и, Зсчто они служатъ прекраснымъ прим'Ь- 
ромъ, какъ руссшс люди, объединенные нравственною и экономи- 
ческою взаимопомощью, быстро завосвываютъ прочное положенхе 
среди другихъ народностей. Большею частью сектанты на окраи- 
нахъ Р0СС1И, понимая свою изолированность, сплачиваются въ 
кр'Ьпкое общество и отлично устраиваютоя при разнообразныхъ 
положен1яхъ. На Черноморскомъ побережь'Ь или на Касп1йскомъ, 
въ Сибири или за Кав(сазомъ, всюду сектанты остают(*.я побЬди- 
а^елями природы и прекрасно приспособляются къ м'Ьстнымъ поли- 
тическимъ и экономическимъ условхямъ. Въ данномъ случа'Ь, за- 
кавказсшо молокане могу!^ служить лучшимъ прим'Ьромъ, какая 
сила заключаетс/Я т» сдиненш сектаптовъ на окраинахъ. Про во- 
ронцовскихъ молоканъ Борчалинс.каго уЬзда и говорить нечего! У 
нихъ въ селен1яхъ вы встр'Ьтите культуру западныхъ народовъ: 
газеты и журналы, техническ1я приспособлен1я, нов'Ьйш1я поле- 
выя оруд1я, р'Ьдк1б сорта плодовъ, разныхъ системъ улья и пр., 
и пр. Впрочемъ, все это не ново и не одинъ разъ подчеркивалось, 
какъ закавказской администрад1ей, такъ и изсл^Ьдователями эконо- 
мической жизни сектантовъ. Гораздо интересн'Ье взглянуть на ре- 
лигюзную сторону т-Ьхъ молоканъ, у которыхъ она не заглушается 
городскою жизнью или какими нибудь коммерческими предпр1я- 
т1ями, какъ, наприм'Ьръ, въ селен1яхъ на западномъ берегу 1'окча, 
одного изъ высочайшихъ озеръ въ св'ётё. 

Среди потухшнхъ вулкаиоиъ, на нысогЬ 6.430 футовъ огь 
уровня океана, образовался глубошй бассеНнъ ирЬсной воды, около 



Закавка8ск1е сектанты 169 

70 верстъ длиною. Понятно, при такой высогЬ климатъ вд'бсь, 
несмотря на сорокаградусную параллель, напомипаегь скорее 
среднюю Р0СС1Ю, ч^ыъ теплыя страны Закавказья; и, если бы не 
возвышались кругомъ гигантская 1Х)ры по восьми-десяти тысячъ 
футовъ, можно было бы подумать, что находишься въ приволж- 
ской губернш. Вотъ тутъ-то и пр1ютились 1* сектанты, у кото- 
рыхъ я прогостилъ около нед4ли. 

Когда наступаю1*ь нестерпимыл лсары пъ долинЬ Аракса, ко- 
чевое населенхе со своими стадами бросается въ горы. Пересе- 
ляются изъ городовъ и некоторый административный учреждешя 
въ наибол1^е прохладный м'Ьстечки ближайшихъ горъ. Тогда цен- 
тромъ управлсн1я Эриванской губерн1и становится хорошенькое се- 
леше въ |горной ложбин'Ь Дарачичагъ, занимаемой нашими сек- 
тантами. Вотъ въ это самое время перекочевки, какъ шворится 
зд^^сь, И37, кип1лаговъ въ золеные эйлаги, то-ость, пгп» зимиихъ въ 
д^Ьтн1я пастбища на горахъ, я тоже отиравнлся въ небольшой 
компан1и въ Новобаязетсмй уЬздъ, къ прохладнымъ бсрегамъ 
красиваго озера Гокча. 

Почтовый трактъ изъ Эривани шелъ чрезъ Сухой Фонтанъ и 
Ахты въ Миеновку, пр1 ютившуюся у самаго озера, при истокЬ изъ 
него р'Ьки Занги. По мЪр'Ь подъема въ горы, жара быстро см^^ня- 
лась на чувствительную прохладу. Не гр'Ьла и бурка; надо было 
остановиться на стаищи и переод'Ьться въ теплое платье, хотя 
стоялъ 1юнь и'Ьсяцъ. По дорог* встречались руссюя селен1я сек- 
танговъ. Большинство— молокане, немного прыгуновъ и субботни- 
ковъ. Дома р'Ьзко отличаются отъ туземныхъ саклей татаръ и ар- 
мяпъ. У мен'Ьс зажиточныхъ одноэтажные дома въ два окна на 
улицу покрыты соломой; у бол*е богатыхъ— въ два этажа, съ же- 
л'бзной или чаще всего черепичной кровлей на два ската. Заборъ 
изъ сложеннаго сЬраго камня. Ворота не у всЬхъ. Какъ будто не 
над'Ьются на кр1^пость затвора. Но зато крупныхъ лохматыхъ 
собакъ всюду много. Он'Ь не пропустятъ ни одного туземца, чтобы 
не осадить его толпою. .\^лнцы широюя, довольно чистыя, м'Ьстами 
украшены деревьями. 

Въ Сухомъ Фонтан*, пока перепрягали лошадей, я разспро- 
силъ одного сЬдого старика, сид*вшаго у своего дома на зава- 
линке, какъ они устраивались зд*сь, и какъ имъ теперь живется. 
Сначала он7> подробно разстсазалъ о ихъ борьб* съ бродячими 
курдами, о томъ, съ какой тревогой каждую ночь они ложились спать, 
всегда ожидая внезапнаго нападен1я разбойниковъ. Частый схватки 
съ магометанами не остались безъ вл]ян1я на новое покол*н1е, 
вырабатывая въ немъ мужество и предпр1имчивость. Потомъ на- 
ступило время быстрой наживы молоканъ, когда сосредоточилась 
въ ихъ рукахъ перевозка грузовъ и пассажировъ въ Тифлисской 
и Эриванской губерн1яхъ. Теперь, съ проведен1емъ зд*сь жел*з- 



170 И. П. Ювачевъ 

ныхъ дорогЪу ИЗВОЗНЫЙ промыседъ значительно упалъ, и молокане 
съ соясал'Ь||1е11Ъ вспомишногь о нрскраи^е111и аолотихъ дней бы- 
страго обогащенхя. Ы'Ькоторые и до сихъ поръ занимакутся изво- 
зомъ, но не съ такою прибылью. 

На мой вопросъ о релипи старикъ зам'Ьтилъ только: 

— Вотъ въ ЕленовкЬ все увидите. Тамъ вамъ все разскажутъ! 



II. 

Со1ен1е Еленовка. — Хоаяова-собствениики.— Руосвап синагога. — Гудойскоо бого- 

служоию. -Чтоиш сшш^зииой 'Горы. — РуискочшройскШ иолитиеииикъ. — Иа'Ьэды 

евреевъ-учителеД. -^Ромавъ 1оиыФь. — Режнпоаные споры. 

Подъ'Ьзжая къ Бленовк1Ь, мы были встр^^чены сильнымъ дож- 
деиъ. Вся красота озера Гокча н окружающихъ его горъ скры- 
лась подъ с^Ьрою пеленою. Впрочемъ, въ зто время не до кра- 
сивыхъ ландшафтовъ! У меня было одно желаше — лишь бы ско- 
рЬй обогреться и обсушиться. На почтовой станщи татаринъ-ста- 
роста предоставилъ намъ на выборъ любую комнату ~ - мужскую 
или женскую. Но одна другой была хуже и грязн'Ье. Вскоре при- 
шелъ 8Д'Ьшн1Й старшина и предложилъ намъ перейти въ домъ во- 
лостного правлешя, гд'Ь была приготовлена комната спещально для 
пр1'Ьзясающихъ чиновниковъ. Влад'Ьльцы этого дома, занимавш1е 
рядомъ на двор'Ь небольшую избенку, прислуживали за'Ьзжимъ 
1Юстямъ. ]]ыла пятница, и хозяйка, высоешя, сильпа^х лсени^ила, 
но имени Ревекка, ироговорилась, что сегодня вечеромъ будетъ 
молитвенное собран1е. 

— Почему это сегодня, въ пятницу? Праздникъ что ли ьакой 
завтра? — спросилъ я Ревекку. 

— А какъ же! Завтра суббота, — объяснила она, подвертывая 
руки подъ передникъ.— В-Ьдь мы субботники. 

— А, вотъ какъ!— съ нескрываемымъ любопытствомъ уста- 
вился я въ 1удействующую хозяйку. — Я первый разъ встр'Ьчаю 
субботниковъ! Значитъ, у васъ два праздника подъ рядъ; кром-Ь вос- 
кресенья, вы еще празднуете субботу? 

— У нась праздникъ только суббота. Воскресенья мы не 
празднуемъ. 

— Разв!) вы Христа-то не признаете? 

— Нетъ, не признаемъ, — н-Ьсколько сконфуженно отв-Ьтила 
русская 1удойка. 

— Какъ! — воскликнулъ я:— вы Христа отвергаете! Первый разъ 
вижу такихъ русскихъ людей... Любопытно посмотр'Ьть, какъ вы 
молитесь. Пустить меня въ вашу молельню? 

— Отчего же, пожалуйте хоть сегодня вечеромъ, а то— завтра 
утромъ. 



Закавказсше сектанты — 171 

Я еще не усп-Ьдъ разобраться со своими д*лами, и потому от- 
ложилъ пос'Ьще1|1е русской сс.ииагоги» донаптра. 

Хозяинъ дома считается въ селен1и хорошимъ кузиецомъ и во 
время полевыхъ работъ, весною и осенью, зараб<'1тыи<чегь но пяти 
и бол^^е рублей въ день, имЬя номощникомъ только одного моло- 
дого парня, тоже субботника. Я долго ихъ разспрашивалъ и уб^Ь- 
дился, что они настоящ1е 1удеи по релипи. Мало того, они поста- 
рались заимствовать отъ современныхъ евреевъ и н'Ькогормя черты 
ихъ домашняго обихода. 

На другой день, рано утромъ, работникъ довелъ меня до «си- 
нагоги», но самъ въ нее не вошелъ. 

— Я од'Ьтъ не по-праздничному, — смущенно зам4гилъ парень 
и уб'Ьжалъ домой. 

Субботникамъ и вообще всЬмъ зд'Ьшнимъ сектантамъ не раз- 
р*шаютъ им-бть постоянныхъ молеленъ, поэтому они собираются 
по праздникамъ въ разныхъ избахъ, то у однош, то у ;ц)угого 
хозяина. 

Цри моемъ вход*]^ въ чистыя прибранный сЬни синагоги, гд'Ь 
стояло только ведро съ водою, ко мн* никто не выпшлъ навстречу, 
хотя навЬрно внд'Ьлн меня въ окно. Я остановился у косяка две- 
рей и сталъ разсматривать комнату, разд'Ёленную занав'Ьской на 
дв* части. Въ первой половин* довольно т*сио стояли около двад- 
цати пяти мужчинъ, а во второй, за занавЬской,— десятка два 
женщинъ. Въ просгЬнк'Ь между окнами былъ кивотъ, или ковчегъ, 
съ свинченною Торою, то-есть, съ пергаментнымъ свиткомъ Мои- 
сеева закона, написаннаго на древнееврейскомъ язык*. По ст*- 
намъ стояли лавки. Посредин*— столъ съ книгами. Веб молящ1еся 
обращены были лицомъ къ Тор*. Половина изъ нихъ покрылась 
б*лыми талесами съ черными полосами по краямъ и съ двумя 
поперечными яркими нашивками. У вс*хъ, даже у подростковъ, 
въ рукахъ еврейсюе молитенники, съ переводомъ каждой стра- 
ницы на руссгай языкъ. Одинъ субботникъ, изображая раввина, 
стоялъ по правую сторону кивота и громко читалъ по-русски мо- 
литвы. На каждую его фразу вс* присутствуюпце отвечали хо- 
ромъ тоже короткимъ воззван1емъ. Манера читать, вс* пр1емы мо- 
лящихся — чисто еврейск1е! То же бормотание вслухъ, тЬ же непре- 
станный покачиван]я вс*мъ тулови]цемъ, и также вс* были въ 
шапкахъ и въ покрывалахъ. А взглянешь на лица, — настояпце 
воронежсше и тамбовсше мужики, истые русаки! 

Поел* шумныхъ молитвъ раввинъ раскрылъ кивотъ и торже- 
ственно вынулъ изъ него священный свитокъ въ шелковомъ чехл*. 
При общемъ славослов1и Тору раскрыли и разложили на стол*. 
Вотъ тутъ-то и началось главное священнод*йств]в надъ нею. 
Самъ раввинъ сталъ передъ Торою, помощникъ его съ русскою 
Библ1ей— сбоку стола. Зао^мъ моляпцеся, оправивъ на себ* та- 



172 - И. П. Ювачевъ 

лесъ (у кого его не было, хоть бралъ общ1й), поочередно подхо- 
дили къ сголу и стаионились рлдом'ь съ ратппюмъ. Они громко 
произносили устаиовленныя три фразы благословен1я и затЬмъ 
благогов^Ьйно выслушивали чтеи1е Библ1и. Наконецъ, какъ бы сви- 
д'Ьтельствуя свою духовную связь съ Моисеевыиъ закономъ, они 
прикладывали одну изъ четырехъ кисточекъ отъ тадеса ^) къ ев- 
рейскимъ письменамъ раскрытой Торы и, поц1Ьловавъ кисточку, 
съ славослов1е11ъ отходили въ сторону. Такъ сд^Ьлали челов^Бкъ 
семь. Убравъ священный свитокъ въ кивотъ, при общемъ шум^Б 
вс^Ьхъ присутствующихъ, раввинъ опять сталъ читать молитвы 
нарасп'Ьвъ. 

При чтеши пророчествъ очень часто поминали имя 1исуса. До 
меня долетали фразы: 

«И показалъ онъ итЛ 1исуса, великаго 1ерея... 1исусъ же од'Ьтъ 
былъ въ запятнанный одежды... Снимите съ него запятнанный 
одежды... Ибо вотъ тотъ камень, который я полагаю предъ 1ису- 
сомъ... и изглажу гр-Ьхъ земли сей въ одинъ день». 

Сначала я недоум'Ьвалъ: не отрывокъ ли это христ1анскаго пи- 
сашя; но, внимательн'Ье вслушавшись, сообразилъ, что читаютъ ту 
самую главу пророка Захар1и, которая считается яснымъ указа- 
шемъ на искупительную жертву Хисуса Христа за всЬхъ людей. 
В'Ьроятно, это было очередное чтенге изъ Бибд1и, но очень кстати 
подошедшее, потому Ч1Ч) потомъ оно послужило мн'Ь исходнымъ 
пунктомъ для собес'6дован1я съ субботниками. 

Меня усадили на скамевку и дали мн'Ь просмотр'Ьть ихъ моли- 
твенникъ. На заглавномъ листЬ я прочелъ: «Праздничный молитвы 
евреовъ, впервые переведенный на руссшй языкъ гродненскимъ 
раввиномъ О. Я. Гурвичемъ. Часть 1. Варшава. 1871». 

Оказывается, веб аксессуары своего культа субботники выписы- 
ваютъ изъ Одессы непосредственно отъ евреевъ. 

— А почему,— спрашиваю я нхъ, — но вс* вы въ талесахъ? 

— Талесъ но всякому подъ силу купить. Они дорого стоятъ: 
отъ пяти до пятидесяти рублей. В'бдь матер1я на нихъ чисто шер- 
стяная! 

Это еленовское собран1е шн^ напомнило маленьк1я синагоги, 
разбросанный по всей Росс1и отъ Варшавы до Сахалина. В'Ьроятно, 
у нихъ былъ руководителемъ кто нибудь изъ настоящихъ евреевъ. 

— Ум*етъ ли кто изъ васъ читать по-еврейски? — спраши- 
ваю ихъ. 

— Н'Ёкоторые могутъ. Вотъ я немного могу. 

Онъ раскрылъ молитвенникъ и сталъ быстро-быстро, какъ ев- 
реи, читать избранные псалмы Давида. Но понимать— не понималъ. 



^) Эти кисточки, иди цицмо'ь, шшываются «иитяни вид'Ьип!». Ои'Ь ин'Ьють 
таинственное синводнчоское аначонЁо. 



Закавкадсюе сектанты 173 



кром1Ь пяти-шести словъ изъ всего прочитаннаго. Мои догадки были 
вЪрны: время отъ времени къ нимъ пр1Ьзжали евреи, учили ихъ и 
установили весь этогь порядокъ въ сииаго!*, который только-пто 
||рои1елъ предъ моими глазами. 

Вспоминая не одинъ раэъ вид'Ьнныя мною богатый синагоги 
въ большихъ городахъ юга Росс1и, я подумалъ про русскихъ суб- 
ботниковъ: можетъ быть, нигд'Ь среди настоящихъ евреевъ нЬтъ 
такой д'Ьтской в'бры и такотю благогов'6н1я во время богослужен1я 
въ синагоге, какъ зд'Ьсь у иихъ. Войдите въ городскую синагогу 
въ субботу, — и вы увидите развалившихся въ непринужденныхъ 
позахъ на скамейкахъ франтоватыхъ сыновъ Израиля, съ любо- 
нытствомъ оглядываю]цихся во псЬ стороны. Точно зашли они въ 
концертный залъ н ии^утъ своихъ знакомыхъ. СовсЪмъ иное на 
окраин'Ь, за горами Кавказа. Зд'Ьсь со страхомъ и съ благогов'Ь- 
Н1емъ всЬ смотрятъ на Тору и съ сладкимъ замиран1емъ проин- 
носятъ непрестанный славослов1я: 

... Благословенъ Ты, Господи, ]>оже пашъ. Царь вселенной... 

Какъ 8Д'6шн1е субботники жаждутъ хоть чЪмъ нибудь походить 
на избранный народъ! Съ какою любов1ю заучиваютъ еврейск1я 
слова, и какъ дорожать они здЬсь всЬми нравилами ихъ риту- 
ала! Н'Ьтъ,— скажу словами Евангел1я, — и въ Израил* не нашелъ 
я такой в'Ёры! 

Непр1ятно только было слышать, когда субботники съ гордостью 
повторяютъ: 

— Мы не сомн'Ьваемся. Ыамъ нечего разбирать 1)Ибл1ю: все уже 
давно разобрано и записано нашими отцами (то-есть, древними 
1удейскими наставниками). Намъ только надо соблюсти ихъ уставы. 
Да, мы но сомн'Ьваемся... 

Они впередъ уже обрекаютъ себя на путы Талмуда и успоко- 
ились на пути рабскаго подражан1я евреямъ. Въ зтихъ словахъ 
€мы не сомн'бваемся» уже чувствуется начинающаяся спячка мы- 
сли еленовскихъ субботниковъ. 

— Вотъ и Тору мы выписали изъ Россих, — говорили мн1^ суб- 
ботники, продолжая посвящать меня въ жизнь ихъ общины. — Тора 
у насъ дорогая. Ее купилъ нашъ почтенный Романъ 1онычъ. 

И мн* указали на высокаго здороваго крестьянина, одЬтаго въ 
новенькую поддевку изъ темносиняго сукна. Он'ь считается бога- 
чемъ въ Еленовк'Ь, и его хл'Ьба-соли но обходятъ м'Ьстные чинов- 
ники. Меня и моего спутника пригласили зайти къ нему, въ боль- 
шую двухъэтажную избу, въ самомъ центре селен1я. 

Романъ 1онычъ, коренной русакъ, всей душой былъ преданъ 
1удейству. А жена его въ своихъ религзозныхъ взглядахъ дохо- 
дитъ до фанатизма. Мы попросили у Романа 1оныча разр^Ьшешя снять 
фотограф1и съ его семейства. Онъ не только не противился нашему 
желанш, но постарался придать всей групп'Ь особенный черты сво- 



174 И. П. Ювачевъ 

его культа. Самъ онъ облекся въ полосатый талесъ и сталь въ 
въ шатгЬ и съ книгою въ рукахъ въ молитвенной поз'Ь, а все 
многочисленное семейство, вс1Ь эти Рахили, Л1и и Сарры, разм'Ь- 
стились вокругъ него. 

Когда мы спросили, почему же онъ, назвавъ своихъ д1^тей еврей- 
скими именами, самъ носитъ христ1анское имя, Романъ 1онычъ по- 
сп'Ьшилъ насъ зав'Ёриаъ, что у него есть и другое еврейское имя, съ 
которымъ къ нему обращаются только въ синагоге. 

За чаемъ въ горниц'Ь р'Ьчь зашла объ евангельскомъ учен1и. 
Хозяинъ досталъ большую иллюстрированную Библ1ю и прочиаалъ 
мн'Ь н'Ьсколько м'бстъ, по которымъ будто бы надо судить о Хри- 
сгЬ, какъ о челов'ЬкЬ. Жена сначала вырывала у него изъ рукъ 
книгу, но потомъ храбро пустилась меня опровергать, доказывая, 
что Христосъ не есть Сынъ Бож1Й. Наконецъ, дошла очередъ мн'Ь 
говорить, и я указсплъ имъ и'Ьсиолько бсзспорио дюныхъ м'Ьсгь, гдЬ 
Христосъ прямо называлъ себя Сыномъ Божшмъ, Сыномъ Отца 
Небеснаго. Для Романа 1оныча это было открыт1емъ. и онъ немало 
удивлялся. Все время въ вашу бесЬду вм'Ьшивалась жена его. ^ 
нельзя было тронуть никакимъ а^кстомъ, ни своротить никакой 
логикой. Упорно, фанатично и, конечно, мало понимая, въ чемъ 
д'Ьло, она отстаивала свое 1удейство. Я подумалъ:ужъ не еврейка 
ли она? Мн'6 говорили, что н'1&которые еленовсше субботники по- 
бывали въ Юго-Западномъ кра1» и женились на еврейкахъ. 



III. 

Шабашъ субботниковъ. — ВесЬда съ хозяйеой доиа. — Собран1е субботниковт*. — 
Сокрытия десять кодЬнъ Лнраиля.— Вочоръ ш, сииагогк — Учои1о Христа. 

Суббота въ Еленовк*, какъ шабашъ, какъ праздникъ, напо- 
минаетъ воскресепьо въ русскихъ селахъ. Разряженный въ ярше 
ситцы бабы небольшими группами сидятъ на завалинкахъ или хо- 
дятъ по улицамъ, пощелкивая сЬмечки. Мужики въ темно-сииихъ 
поддевкахъ тоже толпятся въ разныхъ углахъ селен1я. Ребятишки 
веселою гурьбою или б'Ьшютъ, или играютъ въ бабки. Молодыя д'Ьвки 
и парни устроили на лужайк* какую-то сложную игру. Талмудиче- 
ское €ничегонед'Ьлан1е» въ субботу еще не привилось среди зд'бш- 
няго населешя: это я зам^^тилъ на двор'Ь хозяина-кузнеца. Од'Ьтая 
по-праздничному, Ревекка еще съ утра объявила, что готовить 
об'Ьда но станетъ сегодня, потому что по их ъ иакопу огня нельзя раз- 
водить, а въ то же время самоваръ, полный горящихъ углей, прита- 
щила. Она угощала вчера]иними кушаньями и, между прочимъ, фарши- 
рованной рыбой. Въ этомъ тоже сказалось знакомство съ евреями. 

Хозяйка и сегодня съ подве])путыми руками въ н(фодннкъ 
стала у дверей съ видимымъ расположен1емъ поговори гь со мною, 



За1€ав1сазсх1е сектанты 175 

НО скоро сама должна была признать, что не можетъ удовлетворить 
моего любопытства.' 

— Если хотите, — наконецъ сдалась она, — я приводу къ вамъ 
напшхъ мужпковъ. Они вамъ лучше все разскажутъ. 

— Хорошо. А васъ я вотъ о чемъ еще хочу спросить: почему 
это сегодня утромъ ваши мужчины говорили въ синагоНЬ: «аБл- 
гословенъ Ты, Господи, что не создалъ меня женщиной»? Не обидно 
вамъ это слушать? 

— В'бдь книжки-то мужчины сочиняли,— вотъ они въ свою 
пользу и написали такъ, — сквозь см'бхъ ответила субботница и 
пошла созывать народъ. 

Черезъ часъ, д-ЬПствитсльно, приходятъ ко мп* челов*къ двад- 
цать субботниковъ и съ ними волостной старшина и писарь, тоже 
субботники. 

Я откровенно передалъ имъ мое впечатл^^н^е отъ ихъ собран1я 
въ синаго1'* и подчерки улъ, какъ глубоко меня поразило проро- 
ческое чте1ас о Христ* ТпсусЬ въ устахъ людей, отвергающихъ 
его божественную мисс]ю. 

— Да в'Ьдь это пророкъ Захар1я говорить про херея великаго, 
бывшаго въ гЬ времена, — огв*тилъ М!г1] ближайнпй старикъ. 

Я уклонился отъ спора и сталъ разспрашивать, давно ли они 
отвергаютъ 1исуса. 

-— Мы не помнимъ. Еще отцы, а, пожалуй, и д^Ьды такъ в1Ьрили. 

Мн'Ь было изв1^стно, что многхе субботники перешли изъ моло- 
канъ, а потому я зам1Ьтилъ имъ: 

-— Если можно считать д'бдушекъ вашихъ 1удействующими, то 
прад'Ьдовъ надо отнести къ хриспанамъ. А вамъ, конечно, изв-бстно, 
как7, говорить законъ Моиссевъ относительно иноплеменныхъ. 
Аммонитянинъ и моавитянинъ не могутъ войти въ общество 
Господне вов^Ьки, а идумеянинъ и египтянинъ въ третьемъ поко- 
л1^н1и могутъ войти въ общество Господне, такъ что, если назвать 
васъ по отношен1ю къ евреямъ египтянами, то и тогда вы вхо- 
дите въ ихъ народъ только въ третьемъ покол*н1И. 

— Да, это намъ известно! — протянулъ старикъ. — А вотъ что 
я васъ спрошу: куда это д'бвались десять кол'бнъ израилевыхъ, 
уведенныхъ въ ассир1Йское пл*нете? 

— Вероятно, разсЬялись по лицу земли. У н*которыхъ книж- 
ныхъ людей были догадки, что въ настоящее время десять кол*нъ 
израилевыхъ скрываются въ какомъ нибудь изъ европейскихъ на- 
родовъ. Иные указываютъ на русскихъ. 

— Вотъ и мы такъ полагаемъ, — подхватилъ старикъ, — что 
Господь премудро хранить ихъ въ Росс1и. Вы прочтите въ 
третьей кни1^ Ездры. Тамъ говорится, какъ десять кол'Ьнъ скры- 
лись въ дальней стран'Ь Арсарееъ. Мы такъ полагаемъ, что это 
писано про нашу Росстю. Въ этой же глав'Ь говорится, что 



176 И. П. Ювачевъ 

явится нев1Ьста, скрываемая ньш'Ь землей. А кго эта невЪста? 
Это— мы, десять кол'Ьнъ израилсвыхъ! 

Отарикъ пригласилъ меня зайти къ нимъ сейчасъ въ синагогу* 
гд'Ь будетъ вечернее собр?1Н1е. Я согласился и пошелъ съ ними въ 
ту же самую избу, гд'Ь было и утреннее собран1е. 

Усадивъ меня за большой столъ посреди синагоги, они дали 
мн'б русскую Библ1ю и просили растолковать имъ н'Ькоторыя М'Ь- 
ста третьей книги Ёздры и опять о томъ, что нев^Ьста— общество 
Израилево — теперь сокрыто до времени. Эта любовь къ толковашю 
Библ1и да еще такихъ апокрифическнхъ книгъ, какъ Ездры, снова 
выдавала ихъ происхожден1е отъ молоканъ, а потому я повернулъ 
нашу бесЬду на прежнюю тему. 

7- Какъ это, — спрашиваю ихъ, — вы, руссше люди, такъ легко 
и скоро отказались отъ Христа? 

— В'Ьдь такъ нельзя жить на земл'б, какъ Христосъ учитъ,— 
отвЬтилъ ыи^ одинъ субботникъ.— Что онъ новаго далъ для зд'Ьш- 
ней жизни? 

Тутъ не удержался мой спутникъ, чтобы не вм'Ьшаться въ 
нашъ разговоръ: 

— А разв^ это не новое: Христосъ учитъ насъ жить не для 
себя, а всец'Ьло— для другихъ? Любить всЬхъ людей н даже вра- 
говъ, а въ то же время отказаться отъ себя, отвергнуть себя,^ 
это новое учен1е, о которомъ Израиль не слышалъ. Въ ветхомъ 
вв^вЬтЬ была изв'бстна запов'&дь о любви къ Богу, а въ новомъ — 
Христосъ принесъ запов'Ьдь о любви къ ближнему. Вотъ почему 
1удеямъ и тяжело жить среди другихъ народовъ, особенно среди 
христ1анъ. 1удеи считаютъ только себя избраннымъ народомъ, 
они — себялюбцы; а хрисиане, иапротивъ, должны считать всЬхъ 
людей безразлично своими ближними, меньшими братьями Христа. 

И опять я зам'бтилъ связь субботниковъ съ молоканами. У нихъ 
не было нетерпимости, какъ у евреевъ, ни къ имени Христа, ни 
къ Еван1^лш. Нап1ютив7«, они позполяютт[> себЬ цитировать н*- 
которыя м'Ьста евашчзльскаго учен1я и сочувственно относиться къ 
нимъ. 

Мы мирно разстались, взаимно сожал'Ья, что время не позво- 
ляетъ намъ побеседовать подольше. 



IV. 

Бдооовск1е модокаие. — Ихъ модитвоииоо собраи1С. — ТодЕОван1е Вибд1и. — Шше 

стиховъ. — Молитвы старца-наставника. — За об'Ьдоыъ у модоканъ. — «Духовные» 

христиане.— Матор1адьыов иодожен1е еденовцсвъ. — ^Тарантасная мастерская. 

Еленовсюе молокане, узнавъ, что я посЬщалъ синагогу суббот- 
никовъ и иелъ съ ними бесЬду по библейскимъ вопросамъ, при- 
гласили меня и въ свою молельню. Въ воскресенье утромъ, еще 



ЗакавказскЕе сектанты 177 

ДО начала собран1я, меня повели на другой конецъ улицы, упираю- 
щейся въ р-Ьку Г^ангу. Просторная чистая изба производила впеча- 
тл*п1е бол*е пр1ятное, ч-Ьмъ суровая синагога съ голыми стЬнами. 
!{д11сь раип'Тииапы были, 1п. рп:{(*/1х)Я111И аришна одно от7> другого, 
болып1я б^Ьлг>ш лолотент^а, съ цв'Ьтными втлшитыми узорами и съ 
длинными кружевами. На небольшомъ стол* въ главномъ углу 
комнаты лежали книги. По всей изб-Ь стояли рядами скамейки. 
Старикъ-наставникъ прин'Ьтливо встрЬтил'ь меня и посадилъ ря- 
домъ съ собою у стола. 1{аждый входяпцй въ избу останавливался 
у порога, читалъ про себя «Отче нап1ъ» и кланялся! собран1ю. Вс* 
въ отв*тъ ему вставали, хотя бы и заняты были чтен1емъ Библ]и, 
и тоже кланялись. Собравшихся было челов^къ пгестьдссятъ, и 
половина пхъ—женщпны. 

Собран1е открылось толкован1емъ перваго послашя апостола 
Петра. Такъ какъ молокане называютъ себя «духовными христа- 
намп», то, конечно, все В11иман1е пропов1;ди было обращено глав- 
нымъ образомъ на духовное зиачогпе всЬхъ таинствъ и обрядовъ, 
принятыхъ вообще у христ1анъ. Особенно сильно было подчеркнуто 
обращен1е апостола къ христ1анамъ: «Сами, какъ живые камни, 
уст1)0яПге изъ себя домъ духовный, священство святое, чтобы при- 
носить духовный жертвы, благопр1ятныя Богу. Вы — родъ избран- 
ный, царственное священство, народъ снятый» и т. д. 

Шроятно, ради моего присугств1я, они пост^ярались ярче вы- 
разить особенность ихъ испов1}дан1я, указывая именно на эту 
главу. «Домъ духовпыИэ, по ихъ толкова111ю, это — ихъ собраше; 
«священство святое»— они сами, а «духовный жертвы» — ихъ п'Ьсно- 
пФэН1я и молитвы. 

Посл-Ь толкован1я веб хоромъ зап'бли стихи изъ второй главы 
Петрова послан1я. П'Ьли съ подсказыван1емъ стиховъ. Одинъ, какъ 
канонархъ въ нашнхъ монастыряхъ, прочтетъ обыкновеннымъ голо- 
сомъ строчку или дв*, а вс* остальные поютъ ихъ тягучимъ моти- 
вомъ съ длинными переходами. П'Ьли сидя, вставали только при 
посл1'»днсмъ стих* избранной п'Ьсни. 

Чтен1е Бпбл1И и п'Ьнте чередовались до трехъ разъ. Второе 
толкован1е предложено на четвертую главу евангел1Я 1оанна, гд* 
говорится о поклонен1и Отцу въ духи и истин*~тоже одно изъ 
главныхъ основашй учен]я «духовныхъ хрисааанъ». Третье толко- 
вате—о мирномъ царств* Месс1и, какъ оно описывается у про- 
рока Иса1и. 

Поел* третьяго п*н]я стиховъ изъ книги Сына Сирахова о 
премудрости, одна изъ лсенщинъ поднялась со скамьи, взяла голикъ 
и подмела около стола. Потомъ принесла небольшой коврнкъ и 
разостлала его передъ старцемъ-наставникомъ. Все собран1е подня- 
лось со скамеекъ. Наставникъ повернулся къ нимъ лицомъ и на- 
помнилъ пмъ евангельское учен1е: прелсде ч*мъ приступать къ 

€И(7Г0Р. 1»отв.>, Я1104РЦ 1904 г., т. хот. 12 



178 И. П. Ювачевъ 

молитв^Ь, надо отъ всего сердца простить дру1'ъ друга. Скававъ это, 
старикъ сталъ молиться вслухъ словами исалиовъ и рааныхъ 
ивречешй изъ Библ1и. Подборъ нхъ былъ произвольный. Что ему 
приходило на умъ и на сердце, то онъ и говорилъ. Молился на- 
ставникъ очень долго и довольно быстро, ни разу не останавливаясь 
ни на одну минуту. Слова его текли ровно, тихо, безъ всякихъ 
аффектащй и выкрикиван1Й, но съ зам'бтнымъ одушевлен1емъ. 
М'Ьстами эта импровизащя переходила въ поучеше. Такъ, при 
молен1и за царя, онъ напомнилъ братш вторую главу послан1я къ 
Тимоеею. Закончилось собран1е тремя большими молитвами съ 
кол^нопреклонешими. Опускаясь на коверъ, наставникъ все время 
держалъ лицо обращеннымъ къ народу. 

Выходя изъ молельни, я былъ буквально осажденъ приглаше- 
Н1ЯМИ молоканъ на об'&дъ. Больше всбхъ упрашивалъ меня мой 
сосбдъ по скамейк'Ь, высокий рыж1й мужчина, который приставадъ 
ко мн'Ь съ толковашями на Апокалипсисъ. Чтобы не обид'Ьть ихъ, 
я р'&шилъ пойти къ стар'Ьйшему. При вход'Ь въ его большой двухъ- 
этажный домъ, я увид&лъ умилительную картину взаимнаго ц'Ьло- 
ваши молоканъ. Ц&ювались веб, и мужчины и женщины. 

— Вотъ и вы безъ обрядовъ не обходитесь, — зам*тилъ я хо- 
зяину. 

— Мы прив*тствуемъ другъ друга, — отв*тилъ онъ, — святымъ 
ц'Ьлован1емъ любви по апостольской запов1^ди, которая много разъ 
повторяется въ послан1яхъ. И Евангел1е не гнушается цЪлованхемъ. 
Христосъ даже упрекнулъ Симона фарисея, что тотъ ц'Ьловашя 
ему не далъ. 

Лишь только я познакомился съ хозяйкой и д'Ьтьми ея, какъ 
сейчасъ же меня усадили за столъ и подали чай съ полуб'Ьлыми 
кренделями домашняго печен1я. Посл'Ь чая подали нар'бзанную ку- 
сками форель изъ зд'Ёшняго озера, запеченную съ яйцами, а кон- 
чили об'Ьдъ яичницей на сковородЬ. Рыбу •Ълн прямо руЕсами, а 
къ яичниц'б подали деревянный ложки. 

За об'Ьдомъ въ разговор'Ь я назвалъ ихъ молоканами, да спо- 
хватился и зам'&тилъ имъ: 

— Сами-то себя вы, кажется, не называете молоканами, а ду- 
ховными христ1анамн? 

— Это, действительно, — отв'бтилъ хозяинъ, — что мы называ- 
емся сдуховными», или «постоянными», но не обижаемся, если насъ 
обзываютъ и молоканами. Мы возрождены отъ слова Бож1я, кото- 
рое въ Петровомъ послаи1и называется молоконъ. Помните, какъ 
написано: «Какъ новорожденные младенцы, возлюбите чистое сло- 
весное молоко, дабы отъ него возрасти вамъ во спасен1е; ибо вы 
вкусили, что благъ Господьэ. 

Такимъ образомъ народное прозвигце нхъ молоканами за то, 
что они въ постные дни "ёантъ молоко, они истолковали пъ свою 
пользу, ссылаясь на 1>ибл1ю. 



Закавка8СК1е сектанты 179 

— А почему же вы зовете себя еще «постояннымиэ? — полю- 
бопытствовалъ я. 

— Сначала всЬ мы были духовными хрисп'анамя бевъ вс41каго 
ра8Д'Ьле111я, а потомъ отъ насъ н'Ьвоторые отошли и сд^Ьлались 
прыгунами и субботниками. Они не устояли въ первоначадьномъ 
учеши, а вотъ мы до сихъ поръ постоянны, твердо содержймъ 
вав^Ьщанное нашими отцами в дЪдами. 

— Неужели и субботники отъ васъ? 

— Да, немалая часть. В-Ьдь въ сдуховныхъэ распутному че- 
ловеку трудно быть, -- вотъ онъ и переходить въ субботники. У 
нихъ легче: можно и водочку пить, и курить табакъ. 

Разговоръ перешелъ на матер1альное положен1е нашихъ сек- 
тантовъ въ Эриванской губернш. Они хвалили, какъ и встр^^в- 
Ш1ЙСЯ старикъ въ Сухомъ Фонтан^Ь, прежше заработки до прове- 
ден1я железной дороги, когда извозъ, главным7> образомъ, былъ 
въ ихъ рукахъ. Теперь они жалуются: рыбную ловлю на оверЬ 
захватили въ свои руки армяне, а для усп'1}шнаго хл'ббопашества — 
мало земли у молоканъ, хотя общая молва считаегъ ихъ еще бо- 
гатыми. 

Огарнкъ-хознииъ повелъ меня въ свою мастерскую — высошй 
просторны Н сарай. Тамъ находились инструменты, матер1алы и 
верстаки, на которыхъ старикъ работалъ со своимъ сыномъ. Они 
вдвоемъ выд'блывали всЬ деревянный и жел'бзныя части таран- 
Тсяса, сами и собирали его. Эти огромный тел'Ьги, съ высокими 
ободьями для парусинной покрышки, им'Ьютъ видъ передвижного 
дома или юрты. Обыкновенно запрягаютъ въ нихъ четверку ло- 
шадей. Тарантасы моего старика, какъ я слышалъ, славятся среди 
молоканъ своею прочностью, и беретъ онъ за нихъ ум^Ьренную 
ц*ну. 

Сынъ хозяина, высок1Й сильный мужикъ, большой любитель 
духовнаго чтен1я. Онъ н'Ьсколько разъ просилъ меня растолковать 
то одно то другое м-Ьсто изъ Апокалипсиса. Я ему посов^товалъ 
выписать одинъ изъ духовныхъ журналовъ. 

Гостепр1имный хозяинъ проводилъ меня до дому, показывая 
по дорогЬ всЬ достоприм'бчательности селен1я. Разставаясь съ нимъ, 
я откровенно высказалъ ему, какое впечатл'6н1е произвело на меня 
ихъ собраше и вся обстановка его семейной жизни. 

И. П. Ювачевъ (Ииролюбовъ). 

(Оканчанге п елгьдуюгщей книжкл). 



!»• 




ЖЕНИХЪ НУШЕНЪ!.. 




(Изъ архивныхъ д-кяъ XIX стол'Ьт1я). 

БТЛЧАЙ зачислять ы'Ьста за д'Ьтыга-сиротаии свя- 
щенно - церковно -служителей, сохраняющШся во 
многихъ епарх1яхъ и до сихъ поръ, былъ особенно 
распространенъ въ старину. Б'Ьдность духовенства 
обращала на себя вииман1е высшаго епарх]альнаго 
начальства, и зачислеше и'Ьстъ было однимъ изъ 
важнМшихъ соособовъ къ предотвращешю ея. М'бста зачислялись, 
главныиъ образомъ, за совершеннол'&тними дочерями, но не рфдко 
и за сыновьями, племянниками, внуками и проч. Были даже слу- 
чаи 8ачислеп1Я м'Ьст!* за д'Ьночками-малол'Ьтками, учениками ду- 
ховныхъ училищъ, семинар1Й — посл1Ьдн1е учились, получали из- 
в^Ьстную долю причтовыхъ доходовъ, но должность исполняли 
только во время вакащй... 

Духовенство ничего, кром'6 благодарности, не могло питать къ 
своимъ епарх1альнымъ начальникамъ за сохранен1е такого обычая, 
весьма неудобнаго въ практическоиъ отношен1и. Такъ въ д'Ьй- 
ствительности почти всегда и было. Но случалось иногда, что 
обычай, добровольное д'У^ло обра1иалось въ требован1е, непрем'Ён- 
ное желаше получить изв'Ьстное м'Ьсто... Фактъ, о которомъ намъ 
хочется разсказать, и принадлежитъ ?менно къ такимъ, когда 
доброе д'Ьло обращено было въ насильственное требован1е, настоль- 
ко энергичное, что начальству пришлось приб'Ьгать къ особымъ, 
чрезвычайнымъ м^^рамъ для его прекращен1я. 



-^-л 



>1Сенихъ нуженъ 181 



1. 

Начало истор1и ^) относится къ 1864 году, первому — уаравден1я 
Пензенскою епариею изв^Ьстнммъ преосвященнымъ Вардаамомъ 
(Успенскимъ). Среди другихъ пенеонсвихъ архипастырей преосвя- 
щенный Варлаамъ особенно выд'Ьляется своею любовью зачислять 
и'Ьста за сиротами. Д%ла м'Ьстной консистор1и, можно сказать, 
пестрятъ отъ множества резолющй, касающихся зачислеи1я. Но 
архипастырь не ограничивался только бумажнымъ предоставлен1емъ 
м'Ьстъ, сватая самъ часто сироть и матер1ально помогая имъ. Та- 
кпмъ отношен1емъ его не замедлили воспользоваться сироты епар- 
х1и — и мнопе стали уже не просить только, но и требовать 066*6 
жениха. Такъ было и въ разсказываемомъ случа'Ь. 

Въ 1854 году умираетъ священникъ села Вороновки, Городи- 
щенскаго уЬзда, о. С— ъ. Поел* него остаются вдова и дочь. Же- 
ла>1 воспользоваться мЬстомъ своего мужа, вдовая попадья въ шн'б 
1866 г. обращается съ просьбою къ преосвященному Варлааму о 
зачислен1и м'Ьста за ея дочерью Бвпракс1ею. Въ своемъ прошеши 
попадья писала '): «Им'Ью я при ссб'Ь совершеннол'Ьтнюю дочь, 
д'бвицу Евпракс1ю, которую по случаю вдовства своего и неим'Ь- 
шю достатка не могу устроить, а какъ Вы, 11реосвященн'6йп11Й 
Владыко, Отецъ и Покровитель сирыхъ, то я обращаюсь съ покор- 
нейшею моею къ Вамъ просьбою, усердиМше прошу объ устроеши 
сирой дочери моей Б— 1и им'Ьть Архипастырское Ваше попечен1е, 
за что по гробъ жизни моей заставите какъ меня, такъ и дочь 
мою за устройство ея просить Всещедраго Отца о здрав1и и дол- 
Г0ДСНСТВ1И Вашемъ...». На прошеши зтомъ 18 шня 1866 г. прео- 
священный Варлаамъ писалъ: сД'Ьвица вышла изъ л'Ьтъ, навязы- 
вать такую нев'Ьсту я никому не могу, и если кто будетъ брать 
по желан1ю, на то будетъ его воля, и какое либо вспомоясен1е отъ 
попечительства дастся». гВм1Ьст6 съ тЬмъ затребована была справка 
изъ консистор]и о л1Ьтахъ Д'Ьвицы, по которой оказывалось, что 
ей уже 37 л'бтъ. «Въ выдач'Ь этой, — писалъ на справкЬ архипа- 
стырь, — вышедшей изъ лётъ дочери за кандидата священства от- 
казать навсегда... Если же кто изъ холостыхъ дьячковъ и ея л'Ьтъ 
возьмегь ее, за тикового выдать никто не воспрещаетъ ейэ. 

Проходить ц'Ьлый годъ. Д'Ьло, повидимому, можно было считать 
оконченнымъ, но въ д'Ьйствительности оказалось противное: оно 
разгорается съ большею силою и тянется бол'Ье шести л'Ьтъ. Толч- 
комъ послужило прошен1е вдовы, которая писала, что находится 



О Д'Ьло Пенаенской духовной консистор1И но 2 стоду за 1865 г., № 48в-Й. 
') 1кЛ документы приводятся нами сгх» точныиъ соблюден1еи'ь ореографш я 
проч. подлпппиков-ь. 



182 С. А. АртоболевскШ 

женихъ — студен1*ь, и что весь приходъ (Вороновка) желаетъ им'Ьть 
ея дочь су себя священницею». Подучивъ прошен1е С—В, прео- 
священвыВ Варлааиъ (31/х 1856 г.) писадъ: сЗа то, что... с1я съ 
дочер1ю иевя безпокоитъ совершенво веааконно и явво вопреки 
моей резолющи отъ 1д/х 1866 г. — вел1Ьть оштрафовать ее въ цер- 
кви чрезъ благочиннаго 100 зеиныхъ покдоновъ и обязать под- 
пискою бол'Ье не просить меня о выдач'Ь дочери ея, какъ 37-ми- 
лФтнеВ, за кого либо изъ студентовъэ. 

г Вдова Скв — а р1^шительно не пожелала исполнить арх1ерей- 
скую резодющю и къ м1^стному благочинному не явилась, а про- 
живала спокойно въ Ши&Ь. Пришлось передать дЪло блахючин- 
ному пензенскихъ градскихъ церквей, прото1ерею О— у, но и его 
требован1е объ исподнеши епитимш и дочь и мать отвергли. 

Выведенная изъ терп^Ьшя упорствомъ просительницъ, еже- 
дневно посЬщавшихъ и архверея и консистор1ю, последняя въ фев- 
рвиЛ 1868 года д'Ьлаетъ постановлен1е объ отсылке ихъ въ пен- 
8енск1й ТроицкШ женсшй монастырь на одинъ м'Ьсяцъ «для на- 
учешяв1Ьясливостиэ. Но и это постановлеше исполнено ими не было. 
Сд'Ьдано было второе, по которому назначено «за неявку въ мо- 
настырьэ продолжить пребыван1е въ немъ до в-ти нед'Ьль. Когда 
постановлен1е было объявлено С— ымъ, и онЪ р'&шнтельно отказа- 
лись исполнить, епарх1альное начальство принуждено было приб'б!'- 
нуть къ сод'ЬВств1ю пол ищи, при помощи которой 28 мая 1868 
года мать съ дочерью и были водворены въ монастырь. 

Но была ли отъ этого польза? Решительно никакой. «.... При- 
сланный въ вв^Ьренный мн'6 монастырь, — писала 3-го 1юня игуме- 
нья Надежда,— вдова священническая ... съ дочерью Е— 1ею для 
научешя в1}ЖЛивости и повиновешя начальству... не хотятъ и слы- 
шать ни о чемъ и говорятъ, что мы въ монастыр'Ь жить не хо- 
тнмъ, а дочь кричитъ, что хотите д'&лайте, но я иду замужъ, 
подайте мн'Ь М — о, пусть насъ преосвященный поставить на одну 
доску, я не оставлю ни жениха, ни м'Ьста, пусть, когда отка- 
жется М — ^1й, тогда преосвященный дастъ другого жениха, а въ 
монастыр'Ь жить не буду, мн'6 надобно готовиться къ заму- 
жеству, д'Ьлать въ монастыр'Ь (ничего) не хочу и Богу мо- 
литься не буду. Это насъ сюда послала консистор]я, а преосвя- 
щенный не знаетъ, ибо ему угодно было об'Ьщать мн'Ь жениха», 
на одномъ и пом'Ьшались, такъ что въ кель'Ь и монастыр'Ь только 
и разговору — иду замужъ, хочу быть попадьей, им1Ьть 006*6 
молитвенника, равно произносить и друпя соблазнительный 
слова, кто бы тутъ ни былъ. Итакъ он'Ь вм'Ьсто научешя в'Ьжливо- 
сти во вв^Ьренномъ ивЬ монастыр'Ь д'Ьлаютъ большой для всЬхъ 
соблазнъ, молодые надъ ними см'Ьются, а престарЬлыя скорбятъ 
и ропщутъ; въ настояЕцее время по случаю отд'Ьлки новат храма 
работаютъ въ монастыр'Ь разнаго сорта масгеровые люди и рабоч1е 



Женихъ нуженъ 183 

тоже всЬ см'Ьются; безпрестанно приходятъ ко нн'6 въ келлш и 
аросятъ: даВ намъ къ преосвященному записку, что им въ иона- 
стыр* жить не хотпмъ, съ повторен1емъ одного и того же слова 
отъ дочери: иду замужъэ. Заключая свое донесеше, игумен1я На- 
дежда уб'бдптельно просить прото1ерея Варлааиа удалить мать съ 
дочерью изъ монастыря. 

На просьбу игумеши архипастырь не согласился. Онъ писалъ: 
«Назначенный для эпитим1и срокъ он'6 должны выжить — хорошо 
или плохо проживутъ, объ этомъ донести въ то время. Между 
тЬмъ противъ сихъ лицъ и особенно дочери, кажется, за носъ во- 
дящей свою мать, принять и еще бол^&е сильный м'бры, и именно: 
1) взять отъ нихъ подписку, чтобы он'Ь перестали обременять мни- 
мымъ своимъ м^стомъ и женихомъ начальство, едва не каждый 
день или нед'Ьлю; 2) если же окЬ и еще сд'Ьлаютъ ослушан1е епар- 
х1альному начальству и подписки не дадутъ, то собрать па справку 
ВС* случаи ослушан1Я и неповиновен1я ихъ начальству и обсудить 
оныя по сил* законовъ, можетъ быть, и для исключешя дочери изъ 
духовнаго звашя, какъ потерявшей всяшй стыдъ д*вицы>. 

Прошло н-Ьсколько дг1ей поел* резолю!ии преосвящсннаго. Вм*- 
сто того, чтобы вразуми'гься и съ точност1ю исполнить наложен- 
ную на нихъ епитим1ю, мать и дочь С — ы своевольно уходятъ 
изъ монастыря. Какую жизнь вели он* по выход* изъ мона- 
стыря, ясно изъ рапорта преосвященному В— у благочиннаго прото- 
1ерея О — а. «Въ город* Пенз*,— писалъ онъ,— давно улсе прожи- 
ваетъ .... вдовая попадья К. И. съ перезр*лою дочерью своею, д*- 
вицею Е. С. Первая — старуха уже преклонныхъ л*тъ, необыкно- 
венно полная, а вторая им*етъ отъ роду, по крайней м*р*, л*тъ 
40, дурна собою и, кажется, уже потеряла н*сколько зубовъ, ни 
читать, ни писать не ум*етъ. И мать и дочь, проживая въ город*, 
сильно домогаются у епарх1альнаго начальства жениха для посд*д-» 
ней не дьячка, который бы им*лъ л*та, сообразныя возрасту ея, 
но воспитанника, копчившаго курсъ семинар1и, который бы, же- 
нивпшсь на ней, могъ поступить на священническое м*сто. Домо- 
гательство С1е доходитъ до такой степени безстыдства и наглости, 
что и дочь и мать ежедневно бол*е года ходятъ въ консистор1ю 
и дочь постоянно при вход* и выход* изъ оной какъ членовъ, 
такъ и лицъ, служащихъ въ консистор1и, громко кричитъ: по- 
дайте мн* М— о, онъ мой лсепихъ, я отъ пего по отстану, 
вызывайте его поскор*е и обв*нчайте его со мною, я не- 
прем*нно за него хочу выйти замужъ; за дочерью т* же 
слова повторяетъ и мать. Таковое безстыдство свое мать и дочь 
огласили едва ли даже не по ц*лому городу, что об* он* ходятъ 
по разнымъ домамъ и собираютъ милостыню на содержан1е себя 
и приданое, называя везд* Е— ю нев*стого, якобы уже съ дозво- 
лешя пач«'1льства помолвленную за означеинаго М- о. Между т*мъ 



184 С. А. АртоболевскШ — - 

у старухи поаадьи есть смнъ причетникъ .... у коего вм1|сфо бро- 
дижшрюстиа но 1Ч)роду и имЬсто иосраилеи!», какое оиЬ наносить 
духовному 8ван1ю своимъ безстыдствомъ, иогди бы ии'Ьть покой- 
ное проживан1е и заниматься сельскими работами вм'ЬсгЬ съ сы- 
номъ для своего содержан1я»... 

Такое заявлеше благочиннаго вызвало новое постановление кон- 
систор1и о высылк'Ё ихъ въ село Бороновку, со стороны же пре- 
освященнаго Варлаама употреблены были всЬ м'Ьры къ водворешю 
матери съ дочерью въ богад'Ьдьню г-жи Киселевой («эти два лица, — 
писалъ архипастырь, — меня еще и бол'Ье измучили своимъ каждо- 
дневнымъ бсзстыдствомъ, являяс.ь одни ли не каждый день, осо- 
бенно дочь; употребить еще одну м'Ьру »). Но Ск — ы, очевидно, 

Р'Ёшили твердо стоять на своемъ и не слушать никого. Такъ было 
и теперь. Въ богад'Ёльню он'Ь не пошли, потому что «мы никого, 
говорили ои% объ этомъ не просили хлопотать»; не по'Ьхали и 
къ сыну. Отолоначальникъ коцсистор1и доноси лъ ирисутств1ю, что 
когда онъ звалъ ихъ въ консисторзю для объявлен1я имъ указа, 
то он-Ь не пошли и р'Ьшительно заявили, что «он'Ь никогда туда 
не пойдутъ и знать ничего не хотя1*ь ни о какихъ распоряже- 
шяхъ». 

Не желая явиться въ консистор1ю для выслушанхя резолющи, 
он'Ё между гЬмъ, по свид'бтельству июго же столоначальника X— а, 
1Ш}1Сдодновно ЯВЛЯЮТСЯ ВЪ консис1Ч)р1ю, гд'Ь дочь попадьи, «по 
наглому безстыдству своему, кричигь: вытребуйте М — о, онъ же- 
нихъ мой, я его нев'Ьста, мн'Ь съ нимъ пора в'Ьнчаться, и 
все у меня къ браку приготовлено, я отъ него никогда не 
отстану». Являясь каждодневно, он'Ё производятъ въ канцелярш 
шумъ и крикъ такой, что нарушаютъ тишину и отвлекаютъ чи- 
новниковъ отъ д'Ьла. При высылк'Ё же ихъ изъ канцеляр1и кон- 
СИСТ0Р1И чрезъ служителей он'Ь оказываютъ постоянно сопроти- 
влен1е, дочь же попадьи заводить со сторожами драку, ругаегь 
ихъ скверно матерными словами и громко пов'хюрпеть: «вытребуйте 
М—о, онъ мой женихъ». Истор1я эта начинается каждодневно съ 
9-ти часовъ утра и оканчивается около З-хъ пополудниэ. 

Видя, что никашя частный ув'Ёщан1я не им'Ьютъ усп'Ьха, пре- 
освященный Варлаамъ переноситъ дЬло на бол'Ёе формальную 
почву — назначаетъ форменное сл-Ьдствхе. 

II. 

На требоваше сл'Ёдователя- священника С. Ф — ва явиться къ 
нему для отобрашя отъ нихъ показан1я С— ы говорили, что он'Ь 
«знать не хотятъ никакихъ предписан1й начальства, объясненая 
писать не могу1*ь и не хотягъ кого либо попросить написать, что 
если и двадцать сл'Ьдств1й произведено будегь, он'Ь никому в'Ьры 



Женихъ нуженъ 185 

не дадутъ, с;г6дств1я производить вовсе не нужно, потому что 
преосвященный о(№щалъ Б — 1и другого жениха вм'бсто М~о, и если 
это д-йло по состоится, то он* будугт» лсллопаться высшему на- 
ч*'1Льству».Сипд'Ьтел1>ск1я иоказаи1я, по доиосспио священника Ф — а, 
были не въ пользу С — хъ и давали м-Ьсто возможному «предполо- 
жешю въ ненормальности ихъ умственныхъ способностей, а по- 
тому 16-го 1ЮНЯ 1869 года консистор1ею решено было освидетель- 
ствовать просительницъ. Дочь попадьи, зам'Ьчено въ журнал'Ь кон- 
СИСТ0Р1И, постоянно ищетъ жениха, не дьячка, равнаго годами, но 
окончивша1Ч) курсъ семинар1и. Между гЬмъ Е— 1и уже бол*е 40 л-Ьтъ, 
си сл'бдовательно она нев1Ьстою юнош-Ь, вышедшему изъ духовно- 
учебнаго заведсн1я, никогда быть не можетъ». Прежде, читаемъ 
дал'Ье въ журнал'Ь, Ёвнракс1Я искала М— о, но когда тотъ р^^ши- 
тельно отказался, такъ какъ никогда не давалъ повода считать 
себя за жениха, то О— м «обратили снос искательство нын'1^ на 
окончившаго курсъ семинарсЕ^аго учен1я И. и — а, не въ город*, 
по неизвестно гд* проживающаго, и усильно съ бранью требуютъ, 
чтобы консистор1Я вызвала его. В— а, В1> П^нзу, потому что онъ 
ей (К— 1и) нравится, и что будто бы у ноя было когда-то съ нимъ 
соглапюше на бракъ, и это последнее требош1Н1о второго жениха, не- 
изв*стиаго консисторю, доходить (даже) до безстыднаго нахальства, 
несвойственнаго даже развращенной нравственности женщин*...». 

Согласно постановлен1Ю консистор1и освид'Ьтельствован1е состоя- 
лось въ присутств1и начальника туберн1И П — а, советника Р — а, 
и. д. товарища председателя К — а, оператора Р— а, акуп1ера Ф— е 
и прото1ерея Б— о. При освидетельствован1И умственныхъ способ- 
ностей, С-й Евпракс1и были предложены и даны ею сл*дующ1е 
вопросы и ответы: 

1) Какъ ваше имя и отче- Е. С. Ск — а, дЬвица. 
ство? 

2) Кто былъ вашъ отецъ? Священникъ. 

3) Сколько имеете отъ роду Более ЗО-ти 1Ч)довъ. 
летъ? 

4) Что заставляетъ васъ часто Я утруждаю владыку о заме- 
являться къ епарх1альному ар- щен1и родительскаго места мною, 
Х1ерею? прося себе жениха. 

5) Зачемъ каждодневно являе- Насчетъ допросовъ, былъ мне 
тесь въ духовную консистор1ю данъ женихъ И. В — ъ^ окончи- 
и безпокоите не только канце- вш1Й курсъ, но онъ не являлся, 
лярскихъ чиновниковъ оной, но 

и членовъ присутств1я? 

6) За что вы находились въ Все изъ жениха. 
Пензенскомъ девичьемъ мона- 
стыре и почему самовольно упгли 

изъ онаго? 



18в С. А. Артоболевск1й 

7) На чемъ вы основываете По собственному его В— а со- 

требоваы1е свое, будто бы окон- гдас1ю. 
чивпий курсъ семинар1и В --ъ же- 
лаетъ васъ взять въ замуже- 
ство? 

9) Почему вы, им^Ья 40 д^Ьтъ Потому что желаю им'Ьть же- 
сть роду, не желаете уже выйти ниха, который можетъ им1Ьть м'Ь- 
аамуярь за дьячка? сто священническое — отца моего. 

9) Что заставляетъ васъ являть- Потому что я желаю жениха 
ся къ епарх1адьному арх1ерею и на родительское м1}С1ч>, и за мною 
требовать себЬ жениха такъ, какъ зачислено было. 

8Т0 неприлично д'Ьвицф) 

10) Почему вы уклоняетесь Я съ консистор1ею судиться не 
отъ дачи отв^товъ и объяснешй хочу и требую жениха О* 
сл^Ьдователю по вашему Д'Ьлу, 

священнику С. Ф — у? 

Въ протокол^Ь освидЪтельствован1я было записано— о матери, 
что она им^Ьетъ, повидимому, 60 л'бтъ, «здоровая, толстая, смЪлая и 
дерзкая въ разговор'Ь, при чемъ никакого въ ней разс'1'ройства 
умственныхъ способностей не зам'Ьтно»; нормальна и дочь, но за 
тОу что она безпокоитъ начальство снеум'Ьстнымъ своимъ трэбова- 

шемъ молодого жениха съ ув^Ьренност1ю въ своихъ правахъ 

безъ разсужден1я, кто согласится изъ молодыхъ студентовъ же- 
ниться на старой д'Ьвк'Ь», — отправить ее вмЪсгЬ съ матерью въ село 
Вороновку къ брату. 

Постановлен1е губернскаго правлешя было исполнено. Въ со- 
провождевш дьячка Духосошественской церкви г. Пензы К— -а и 
сторожа М — а он'Ь были доставлены въ авгусгб м'&сяц'Ь въ село 
Вороновку. Но не долго он'Ь прожили тамъ. Вскор'Ь имъ снова по- 
надобилось быть въ Иенз'Ь, «якобы для дачи очныхъ ставокъ 
съ какимъ-то женихомъ Васи — мъ, иначе если он'б не явятся туда, 
то пошлютъ ихъ въ острогъэ (изъ рапорта благочиннаго свящ. 
Р — о). Несмотря на вс* ув4щаюя благочиннаго, мать съ дочерью 
явились опять въ Пензу и повели прежнюю безобразную жизнь... 

Преосвященный Варлаамъ, такъ долго терп'Ьливо относивш1йся 
ко всЬмъ выходкамъ Ск — хъ и не принимавш]й чрезвычайныхъ 
м^Ьръ, наконецъ вышелъ изъ себя. €Посл1^ 4-л'Ётняго вразумлен1я 
и наставлешя,— писалъ онъ 17 декабря 1869 года, — вышедшихъ изъ 
всякаго повиновен1я и подчипен1я законамъ лицъ, дать имъ еще 
нед'Ьлю времени для размышлен1я своихъ неразсудн1^хъ д'Ёйств]й 
и требовашй съ гЬмъ, чтобы он'Ь подали форменный отзывъ за 
надлежащимъ рукоприкладствомъ и засвид'Ьтельствован1емъ, что 



') Подобные вопросы предложены быдн и матери. 



Жвнихъ нуженъ 1в7 

он^Ь не будутъ бол^Ье обременять собою начальства и предметъ 
желан1я своего навсегда оставляютъ. Если же и за симъ он'Ь не 
подчинятся яаконамъ, тогда протокольное »аключен1е конснстор1и 
(объ ИСЮ1ЮЧС11111 и»ъ духопнаго »1иипя) иривости въ исполпси1е~^ 
впрочемъ по отношетю къ одной дочери. Мать, и глубокую уже 
старуху и какъ попадью, повинующуюся, какъ кажется, внушетямъ 
дочери, оставить въ духовномъ 8ван1и впредь до исправлен1яэ. 

Посл'Ь объявления 17 декабря резолющи преосвященяаго (во 
время чего дочь кричала, сдайте мн'Ь жениха»), р'Ьшен1е консисто- 
р1и, утвержденное архипастыремъ, было приведено въ исполнеше — 
дочь исключена изъ духовнаго зван1я. 

Но д'Ьло этимъ все-таки не окончилось. Въ мартб 1860 года 
духовная консистор1я доносила губернскому правлешю,что Бвпракс1я 
С— а каждодневно бываетъ у арххерея съ требован1емъ жениха, а 
въ апр'Ьл'6 снова уб'Ьдительно просила правлеше запереть ее въ 
домъ умалишенныхъ с для приведен1я въ разсудокъ». Мать же 
отправить къ сыну, обязавъ строжайшею подпискою не вы'Ьзжать 
никуда изъ села. 

Губернское правлеше, на основан1и консисторской бумаги, вновь 
подвергло освид'бтельствовашю умственный способности Евпракс1и. 
Оказалось, что она вполн'6 нормальна, но на всЬ внушешя сне 
переставала домогаться изъ одного упрямства съ нахальствомъ 
того молодого себ* жениха, который будто бы сватался за нее въ 
октябр* истектаго года, а именно н*коего Ор — о». Р-Ьшено было 
отправить д1)вицу къ родныиъ, живущимъ въ Пенз^Ь, подъ самый 
стропи надзоръ полищи. Но кто же такой О — Ш, котораго Бвпракс1я 
С— а стала считать своимъ женихомъ? 



Ш. 

Имя Ор— ого въ первый разъ встр'Ьчается на страницахъ этого 
курьезнаго д'бла въ 1860 году. На прошеши, поданномъ имъ объ 
опред'Ьлен1и на священническое жЬспно, посл'бдовала 17 августа 
1860 г. резолющя: сИ. Ор— у покуда о получеши священническаго 
м'Ьста и думать не сл'Ьдуетъ... Не онъ ли еще есть и то лицо, за 
коего бол*е года вяжете^! д*вка Ск — а. Если онъ, то для прекра- 
щен1я безпокойства, отъ той Д'бвки ежедневно бываемаго, призвать 
его и ту д-Ьвиу въ присутств1е консистор1и, дать имъ очную ставку 
на какое-то между ними знакомствоэ... 

При очной ставк-Ь Ск— й представили двоихъ семинаристовъ и 
просили указать, который изъ нихъ Ор— 1й. Ск — а съ азартомъ 
кричала, что ее обманываютъ— с призовите О — каго, допросите его 
и велите ему расписаться, что онъ согласенъ меня ваять». 



188 С. А. Артоболемс1с1й 

Не МНОГО одумавшись, она обратилась къ окончившему курсъ 
Кр— у (товарищу О— го) съ словами: «давай иодниску, иначе и 
велю расписать тебя и посадить подъ арестъ», но вскор'Ь 
остановилась и, огляд'Ьвъ внимательно О — гр и Кр — а, боялась 
указать на кого либо изъ нихъ и только твердила: «для чего 
представили мн'Ь двоихъ, я должна им^Ьть д'Ьло съ тЬмъ, кто 
называется И. 0. Ор— мъ...». Какъ и сд'Ьдовало ожидать, оказа- 
лось, что никакого отношешя Ор — 1й къ Ск—й не им'Ьлъ и не 
им'Ьетъ. 

Консистор1я посл^Ь очной ставки Ёв—ш съ Ор — мъ р'Ьшила 
исключить и мать изъ духовнаго зван1я за то, что она не мо- 
жетъ образумить свою дочь. Преосвященный Варлаамъ вполн'Ь 
согласился съ р1Ьшен1емъ консистор1и и отъ себя еще добавилъ 
просьбу къ начальнику губерши— «или выслать мать и дочь изъ 
Пензы, какъ безпаспортныхъ, или заключить ихъ въ смиритель- 
ный домъ, такъ какъ он'Ь бол'Ье пяти л'Ьтъ почти ежедневно 
безпокоятъ ц меня, иногда по 2 и по 3 раза въ день, и произво- 
дятъ всЬ глупости и соблазны для другихъ просителей и иос1}тн- 
телей. 

8-го февраля 1861 года было произведено старшимъ врачемъ 
больницы, въ ирисутств1и Ор— о (въ надежд'Ь, «не под'Ьйствуютъ ли 
на здоровье Ск — й уббжденхя молодого человека Ор— о, о которомъ 
постоянная рЬчь Ск — йэ), посл'Ьднео осинд'Ьтельствован1е 1|]впракс1и. 
Ыа вопросы врача она отв'Ьчала, что живетъ въ Пенз'Ь по хлопо- 
тамъ о жених'Ь, д'Ьла этого не оставить — «что хотите, то и Д'Ьлайте, 
а я хочу выйти замужъ за Ор — го, потому что дала въ этомъ 
клятву 006*6...!. По освид'Ьтельствоваши врачъ сд'блалъ заклю- 
чеше, что она одержима «однопредметнымъ умопом'Ьшательствомъ», 
и что ее сд'Ьдуетъ пом'Ьстить^въ богад'Ьльню при заведен1яхъ пен- 
зенскаго общественнаго призр'&н1я. 

Было ли исполнено или н'Ъть предположен1е врача, опред'Ьленно 
сказать трудно. Можно только предполагать, что н'Ьтъ, потому что 
черезъ годъ (въ ма*!} 1862 года) преосвященный Варлаамъ снова 
обращается съ просьбою къ грансданскому начальству «о сод'ЬЙ- 
ствш къ удержан1ю 1гь собственномъ значен1и или безумной или 
глупой... д'Ьвки, желающей выйти въ замужество по ея выбору и 
назначен1ю уже за третьяго жениха и им'Ьющей так1я л'Ьта, въ 
коихъ н'Ьтъ для нея ни одного сверстника въ ученикахъ окончи- 
вшихъ семинарсшй курсъ. Эти »требован1я и желан1я ея прямо 
безумны, а мещу тЬмъ губернское правлен1е неизв^Ьстно на ка- 
комъ основанш считаетъ ее еще не безумною и предоставляетъ ей 
какое-то свободное жительство къ обременен1ю меня черезъ семь 
л'Ьтъэ. 

Нашъ разсказъ окоич<)н'1>, но, окончилось ли самое д1)ло, поло- 
жительно сказать трудно. Можетъ быть, Ск — ы снона за'гЬялн е1Ч) 



— Женихъ нужен-ь 



189 



при новоиъ пензенскомъ архипастыр*]^, преемник']^ преосвященнаго 
Вярлаама, много доставили ему хлопотъ..., а, можеть быть, и сми- 
1>илпг.ь, лодпппивтись своей судьб*, и тихо оканчивали свою живнь, 
мечтая и вспоминая о бывишхъ лже-женихахъ, ивъ которыхъ ни 
одного не было настоящаго... Страницы архивныхъ Д'блъ не даютъ 
намъ на это никакого отв^^та... 

С. А. АртоболевскМ. 




ЗАЯЦЪ. 

(Разсказъ актера). 




ЪТН1Й СЕЗОНЪ 1896 года наша захудалая труппа, 
въ количеств'^ четырнадцати челов^Бкъ персоважей 
обоего пола, во глав!) и иодъ иачаломъ н'Ькоего 
провинщальна1Ч) актера К. II. М—скатю, скиталась 
по иебольшимъ населеннымъ ]|']Ьстамъ Кавказа и 
Закавказья. 

Не засиживаясь долго, а давая по одному или 
по два спектакля, про'Ёхали мы много разныхъ станицъ, торго- 
выхъ селъ, минеральныхъ курортовъ и даже ауловъ. Случалось 
побывать въ такихъ м'Ьстахъ, гд'Ь до насъ актерская нога еще 
не ступала. Нече1Ч) и говорить, что на актеровъ въ такихъ угол- 
кахъ м'Ьстные аборит^пы смотр'Ьли, какъ на н'Ьчич) необыкновен- 
ное. Иные смотрели съ нескрываемымъ любопытствомъ, а иные 
даже со страхомъ, какъ на исчад1е ада и злыхъ духовъ тьмы... 
За нами то и д'Ьло б'Ьгали толпами мальчишки, когда бывало про- 
ходимъ по улиц'Ь какой нибудь станицы или аула. 

Отсутств1е театральныхъ здан1й, или пом']Ьщешй, сколько нибудь 
пригодныхъ для публичныхъ представленШ, насъ не смущало. Мы 
играли везд'Ь, гд'Ь только находили небольшой залъ, который мо1^ 
вм'бстить н'бсколько десятковъ зрителей. Для этого нами снима- 
лись клубы, курзалы, школы, общественный избы, казармы, манежи, 
а то такъ прямо сараи и нав'Ьсы. Для постановки и оборудовашя 
сцены требовалось всего н']Ьсколько часовъ. Живо укр'Ьпляли изъ 
досокъ помостъ, на которомъ и воздвигали сцену со всЬми атри- 
бутами. Декорац1и мы им'Ьли съ собой. Декоращи были самахю при- 



Заяц'Ь 191 

иитивнаго устройства и состояли изъ н'Ьсколькихъ боковыхъ ку- 
лисъ и двухъ полотняныхъ занав^Ьсей: передней, которая подыма- 
лась и опускалась во время д'Ьйств1я, и задней, на одной сторон1; 
которой бмлъ изображснъ л'Ьсъ, а на оборо!* — ниутреин1Й видт. 
комнаты, то же самое изображали и боковыя кулисы. ЛЬсъ пред- 
ставлялъ, такъ сказать, все наружное, зам'Ьняя собой и садъ, и 
паркъ, и горы, и море, а комната — все внутреннее, т.-е. и хоромы 
королей, палаццо графовъ и прошлую деревенскую избу. 

Талантовъ у насъ не было. Труппа состояла изъ заурядныхъ, 
второстепенныхъ и выходныхъ актеровъ, но см^Ьлости и нахаль- 
ства у каждаго было много. Каждый брался за какую угодно роль, 
даже самагр труднаго классическаго репертуара, и если провали- 
валъ, то проваломъ не смущался, а съ чувствомъ собственнаго 
достоинства заносилъ ее въ списокъ репертуара игранныхъ ролей 
и будущему антрепренеру, при предложети услугъ, ставилъ на 
видъ, что мною, дескать, играны и ташя-то роли. 

Репертуаръ вели самый «уб1йственныйэ и скровожадный». Ста- 
вили все, что попадалось подъ руку, начиная отъ наивныхъ мало- 
русскихъ оперетокъ и кончая сПарижскими нипщми» и сУбШ- 
ствомъ Коверлей>. Пьесы обставлялись небрежно, какъ попало, ку- 
пюры каждый дЬлалъ произвольно, и играли кто во что гораздъ. 
Одинъ и тотъ же актеръ нер'Ьдко изображалъ по дв1Ь и по три 
роли въ каждой пьес^^, при этомъ не старался разнообразить изо- 
ражаемыхъ лицъ гримировкой или костюмомъ, а игралъ съ сво- 
имъ собственнымъ лицомъ, такъ что получался какой-то невообра- 
зимый сумбуръ и путаница: кто онъ и что изображаетъ, публи1г6 
разобрать было трудно. 

Никакого амплуа не признавали. Сегодня, наприм'Ьръ, актеръ 
изображалъ сильно-драматическаго героя, а завтра тотъ же актеръ 
кривлялся и, въ угоду райка шаржировалъ и пересаливалъ до не- 
прилич1я, въ роли дурачка сСтецькаэ въ малоросс1йской опереткЬ. 
€Мар1Ю Кочубейэ въ пьес^Ь сМазепа» изображала пятидесятил^Ьт- 
няя старуха, а старухъ играла совсЬмъ юная д^Ьвица, увлеченная 
однимъ актеромъ и б^Ьжавшая изъ родительскаго дома гимназистка. 
Все поэтому выходило карикатурно и мерзко. 

Само собою разум^Ьется, что дбла нашего товарищества повсе- 
м'Ьстно были отвратительны, и мы, какъ говорится, жили впро- 
1Х)лодь, перебиваясь съ хл'бба на кнасъ и влача самое жалкое 
существован1е. Давно бы сл'Ьдовало разъ^Ьхаться и бросить зто не- 
симпатичное предпр1ят1е, но ни у кого не было денегъ на дорогу, 
а чтобы выбраться изъ спогибельнаго Кавказа» назадъ въ Росс1ю, 
требовалась сумма немалая. Гд'Ь ужъ намъ было помышлять о н^Ь- 
сколькихъ десяткахъ рублей, необходимыхъ на дорогу, когда часто 
приходилось нуждаться въ двугривенномъ на дневное пропиташе? 
Платье наше поистрепалось, сапоги «просили каши», и участники 



192 К. И. Ванчен1€0 

наше1Ч) товарищества на паяхъ скор'Ье походили на героевъ Максима 
Горькаго, нежели на чостнмхъ слулситслей храма Мельномоны. 

Ю1къ-то е1це въ самомъ началЬ сезона, вскор!} нослЬ Пасхи, 
когда мы, по избранному нашимъ распорядителеиъ маршруту, про- 
бирались на Кавказъ, гдЪ, по его ув'Ьрен1ю, насъ ожидали ье^ 
блага вемныя, и по дорогЬ давали спектакли въ попутныхъ ста- 
ницахъ Кубанской области, не помню въ какомъ-то городк!} или съ 
вокзала жел'Ьзной дороги примкнулъ къ нашему товариществу мо- 
лодой юноша, н'Ьшй Гриша О— сюй. Юноша сей — неудачникъ въ 
жрзни, изгнанный изъ какого-то техническаго или жел'Ьзнодорож- 
наго училища, надо полагать, за громкое поведение и тих1е усо'Ьхи, 
служилъ ч'Ьмъ-то въ род'Ь смазчика или кочегара на жел'Ьзной до- 
роге. Симпатичный блондинъ, добродушный, но глуповатый отъ 
природы, онъ производилъ довольно выгодное впечатл'Ьн1е. Един- 
ственный сынъ чиновника и дворлпинъ по происхождо1Пю, онъ 
отца не им1)дъ, а его мать, вдова, жила въ Харьков^Ь на скудную 
пенсш, заслуженную отцомь. 

Гриша, увлеченный театра льнымъ искусствомъ, къ которому, 
какъ онъ разсказывалъ, еще съ малыхъ л'бтъ чувствовалъ непре- 
одолимую страсть, предложилъ нашему распорядителю услуги въ 
качесаъ'Ь начинающаго актера. Тотъ его принялъ съ удовольств!- 
емъ, тЬмъ бол'Ье, что Гриша, по простогб своей и дов^Ьрчивости 
къ людямъ, а актеры казались ему даже сворхчелов11камп, сд!;- 
лалъ взносъ «на дЬло» и отдалъ М— скому всё свои сбережешя, 
что-то около пятидес11ти рублей. Поэтому онъ былъ немедленно 
зачисленъ въ составъ товарищества съ окладомъ въ десять марокъ 
и поставленъ на афиш^^ въ числ'Ь Д'Ьйствующихъ лицъ. Мальчика 
это на первыхъ порахъ несказанно радовало. Онъ первую афин1у, 
очертивъ краснымъ карандашемъ то м'Ьсто, гд'Ь значилось, что въ 
пьесЬ «Разбойники» Шварца-разбойника исполнить г. О — сшй, 
послалъ мамаш'Ь. Когда же получилъ въ отв'Ьтъ письмо отъ нея, 
то на наши разспросы, обрадовалась ли этому мама, онъ отв1^- 
чалъ какъ-то уклончиво. 

Обязанностей на него, какъ на новичка, сразу навалили массу. 
Онъ долженъ былъ доставать реквизит'ь, т.-е. всЬ гб предметы, 
которые понадобятся въ спектакд!), и которыхъ въ театральномъ 
гардероб'Ь не им'Ьлось, какъ-то: подушки, фраки, сюртуки, мундиры, 
кровати, канделябры, мебель, сервировку и проч. Гриша, бывало, 
ц'Ёлый день рыщетъ по городу, выпрашивая все необходимое у 
обывателей. Эта театральная обязанность очень трудная и сопря- 
жена съ рискомъ получить на каждомъ шагу непр1ятность. Согла- 
ситесь, не всяшй дов'Ьритъ свою вещь совсЬмъ незнакомымъ пр!- 
'Ьзжнмъ людямъ, да еще актерамъ. Надо выманивать, выпрашивать, 
давать безплатныя конт[)амарки, надо ум'Ьть внушить къ сл\б]\ до- 
в'Ьр1е... Тотъ ношлс'гь тебя къ черту, тотъ обругаетъ и выгонитъ. 



Заяцъ 193 

а то еще и хуже бываетъ, какъ это и случилось съ нашииъ юнынъ 
товарищемъ въ одномъ город1с6. 

Въ пьес11 «Каширская старина» для «подьячаго» понадобился 
поновею О подрясникъ. Грии1а, сообразуясь сь фигурой исполни- 
теля, а его долженъ былъ играть самъ М— сшй, р'Ьшилъ отпра- 
виться къ отцу соборному д1акону, такъ какъ онъ одинъ подхо- 
дилъ своимъ громаднымъ ростомъ и т6лосложен1емъ къ фигур^^ 
М — скиго, и подрясникъ отца д1акона мое'ъ быть впору ому. 

— Вхожу въ квартиру отца дхакона, — равскавывалъ потомъ 
Гриша, — вижу, сидитъ самъ отецъ 8а столомъ въ дезабилье и 
пьетъ водку... Фигура громадная, волосы всклочены, глаза налиты 
кровью, цу, 8В'6рь-8в^^ремъ... 

— Что угодно, сынъ мой?—- довольно ласково спрашиваетъ меня. 
Я робко объясняю ему причину моего прихода. 

Д1аконъ выслушсялъ, поморпщлся, по1сачалъ головой, выпилъ 
водки, крякнулъ... 

— Однако ты нредорзокъ, юнецъ нечестивый... Ты хочешь, 
чтобы я свое духовное од'Ёян1е далъ теб'6 для б'бсовскаго пред- 
станлсн1я? 

— Будьте покойны, я сейчасъ же возвращу въ ц'бдости и не- 
вредимости... 

— Морзавоцъ!!. 

Зарычалъ тутъ отецъ своимъ громаднымъ басомъ... Схватилъ 
это онъ меня за вихры и давай тузить... Такихъ затрещинъ на- 
давалъ, что я еле ноги уволокъ... 

И инцидентовъ въ этомъ род'Ь случалось съ Гришей масса. 

Гриша долженъ былъ вставать чуть-св^Ьтъ и расклеивать по 
улицамъ и разносить по магазинамъ и домамъ а(1»иши и анонсы, 
за чтб получалъ только тридцать копеекъ на клей. Кром'Ь того, 
таскалъ узлы актеровъ съ костюмами съ квартпръ въ театръ и 
обратно, б'Ьгалъ въ типограф1ю съ заказами новыхъ афишъ и 
программъ; его посылали актеры за водкой во время попоекъ и 
проч., словомъ безотв^^тный юноша исполнялъ всевозможный по- 
ручешя, ничего общаго съ театральнымъ искусствомъ не им^Ьющ]я. 

Изр'Ьдка, впрочемъ, давали ему въ пьесахъ незначительныя 
роли, который онъ старался исполнять съ выдающимся рвен1емъ, 
но у него какъ-то не выходило. Онъ не могь попасть въ настоя- 
Щ1Й тонъ. Иногда произнесетъ фразу то черезчуръ скоро, то через- 
чуръ медленно, то скажетъ въ такомъ невозможномъ тон'Ь, что его 
никто не услышитъ. Вообще Гриша подавалъ мало надеждъ къ тому, 
чтобы когда нибудь изъ него вышелъ хорош1й актеръ. 

Актеры вообще любятъ изд^^ваться надъ меньшей брат1ей и за 
неисправность часто награ^кдали Гришу зуботычинами или власо- 
трепан1еиъ. Распорядитель въ свою очередь П1трафовалъ его еже- 

«иотор. ВФотн.», ЯНВАРЬ, 1904 г., т. хоу. 18 



194 К. И. Ванченко 



дневно за мал'Ьйшую провинность, и вскор^^ весь капиталъ Гриши, 
вложенный «на д'Ьло», ушелъ въ штрафы. 

Гриша иереноснлъ все бе8преко(;ловно, такъ какъ его ув^^рили, 
что ВСЁ велише актеры начинали именно такъ свою карьеру. 

Труппа наша, скитаясь по Кавказу и передвигаясь съ м'Ьста 
па м^стОу то по образу п'бшаго хошден1я, то въ фургонахъ и ар- 
бахъ, то по жел'Ёзиымъ путямъ, попала и въ Абасъ-Туманъ, гд1Ь 
пришлось играть въ м'Ьстномъ курзал*!}. 

Въ то время проживалъ зд'Ьсь покойный насл'Ьдникъ цесаре- 
вичъ Георпй Алексаидровичъ. Мы дазке удостоились его высокаго 
посЬщенхя въ одномъ изъ нап1ихъ спектаклей. Несмотря на то, 
что мы въ этотъ вечеръ изъ кожи л'Ьзли и старались показать 
свои таланты во всемъ блеск'Ь, но высокому гостю, надо полагать, 
наша игра не особенно понравилась, ибо на посл'Ьдующихъ спек- 
такляхъ мы уже высокой чести присутств1я его высочества не 
удостоились. 

Д'Ьла по обыкновен1ю и въ Абасъ-Туман'Ь были неважны, и мы 
изо дня въ день ждали полнаго краха и распадения труппы. 
Существовать при такомъ положен1и д'Ьлъ было невозможно. Съ 
квартиръ за неплатежъ денегъ насъ безцеремонно гнали, такъ что 
мнопе жили въ уборныхъ при театр'Ь, а то прямо таки подъ от- 
крытымъ небомъ, такъ сказать, на лон'6 природы, которая зд'Ьсь, 
въ этомъ чудномъ уголк1} Кавказа, особеиио и^едро расточила 
свои дары. 

Какъ величественно и прекрасно зд'бсь все окружающее!... Ка- 
кая дивная картина горъ и скалъ, кашя долины и роскошные 
сады съ чопорными дачами, какъ поэтически раскинуты по взгорью 
сакли ближнихъ ауловъ... А эти журчащЮ ручьи, а эта безпре- 
дЬльная синева неба, а эта величавая даль съ подернутыми лег- 
кимъ туманомъ, причудливыми очертан1ями ц'Ьпи горъ, покрытыхъ 
в'Ьчными сн'Ьгами... Глядишь и не налюбуешься!... Забываешь бы- 
вало и горе житейское и невзгоды своей жизни скитальческой, 

Г0р<$МЫЧ1ЮЙ. 

Общество, прйзжающее сюда провести лФто,— блестящее, ари- 
стократическое... Тамъ пронесется изящное ландо подъ зонтикомъ 
съ разод'Ьтыми въ шелкн дамами и кавалерами, тамъ промчится 
кавалькада всадниковъ и амазонокъ верхомъ на лошадяхъ въ 
окрестную экскурс1ю. Веб веселы, довольны, слышится см'Ьхъ, 
остроты, шутки. Не жизнь, а какой-то в1^чный праздникъ!.. 

При вид'6 этихъ сытыхъ, праздныхъ и довольныхъ жизнью 
людей задумаешься, и становится теб'Ь грустно, грустно... Какая 
громадная разница!... Одному дано очень мно1Ч) лишняго, и онъ 
придумываетъ всевоаможнмя удовольств]я къ прожиган1ю жизни, 
а у тебя ничего, въ кирмн1гЬ ломаиаго гр<)1иа иЬгь, и но брюху 
дои)ггыГ| калъ иохшкивасгь, требуя кормлен1я... Скверно голодать 
въ такихъ м'Ьстахъ!... 



Заяцъ 195 

Въ ОДНО прекрасное утро б'Ьдный Гриша съ унылымъ видоиъ 
и пустымъ желудкомъ б*галъ по городу и усердно расклеивалъ 
афиши, стараясь по возможности втеньше израсходовать клея, такъ 
какъ И8ъ тридцати копеекъ, получаемыхъ имъ на муку, онъ вы- 
гадывалъ себ'Ь и на дневное пропитан1е. Афиша на сегодняшн1й 
спектакль, какъ на зло, по случаю бенефиса самого распорядителя 
М — скаго, была громадныхъ разм^Ьровъ, въ ц'Ьлую простыню. Онъ 
уже расклеилъ по вс^^мъ улицамъ, оставалось н']^сколько штукъ 
доклеить по бульвару. Гриша переб'бжалъ улицу и подошедъ къ 
бульварной витрин'Ь. Остановился, засунувши пачку съ афишами 
между кол'Ьнъ, и началъ мочальной кистью смазывать м1Ьсто для 
наклейки. 

По бульвару въ это время проходили два молодыхъ офицера 
въ б'Блыхъ кителяхъ съ хлыстами въ рукахъ. 

Поровнявшись съ витриной и зам1^тивъ Гришу, прижимавшаго 
ладонью къ столбу св']Ьжую цвЬтную бумагу съ р^^зко выд'Ьляв- 
шимися огромными буквами заглав1я пьесы, офицеры пр!остано- 
вились. 

— «Тарасъ Бульба», историческое представлеше въ 4 карти- 
нахъ изкйстнаго писателя Гоголя... 

Прочиталъ одинъ изъ нихъ. 

— Это у васъ сегодня будутъ играть?— спроси лъ Гришу другой. 
-— Да, сегодня...— отв1;тилъ, не глядя на нихъ, Гриша, разглажи- 
вая края листа мокрой бумаги. 

— А вы сами тоже принадлежите къ составу труппы? Я, 
кажется, вид'Ьлъ васъ на сцен* въ числ16 д'Ьйствующихъ лицъ? — 
продолжалъ другой офицеръ спрашивать Гришу. 

— Да, я и на сцен-б играю, вторыя роли... 

Гриша взялъ свертокъ съ афишами подъ мышку и, вытирая 
рукавомъ потъ, обильно вьтступивш1Й на лбу, пр1остановился, 
оглядывая офицеровъ. 

— Скажите, вамъ, вероятно, плохо живется, вы такъ б'Ьдно од'Ьты? 

— - Да, живется, нельзя сказать, чтобы хорошо...— грустно улыб- 
нулся Гриша. 

— Большое вы получаете жалованье? 

— У насъ товарищество, мы на маркахъ... 

— Что это значитъ сна маркахъэ? 

— Д'Ьлимъ, если есть барыши на марки, кому сколько опре- 
делено... 

Разспрашивающхй офицеръ съ недоум'Ьн1емъ погляд'Ьлъ на то- 
варища. 

— Это, в^^роятно, паи... — пояснилъ тотъ. 

— А-а, понимаю... И много приходится получать вамъ? 

— Въ прошломъ м-Ьсяц* я получилъ на свою долю всего семь 

рублей тринадцать копеекъ. 

1«* 



196 К. И. Ванченко 

— Только-то?... Мало... Какъ же вы живете на ташя скудныя 
средства? 

— Так'ь и живу, куплю фунтъ хл-Ьба, луку, а иногда четверть 
фунта чайной колбасы или селедку и пообЬдалъ... Сплю нодъ 
сценой или въ уборной, чтобы не нанимать квартиры; зд'Ьсь квар- 
тиры дороги, и не пускаютъ актеровъ. 

— Вы такъ еще молоды... Что же васъ заставило поступить на 
сцену? Неужели вамъ прхятна такая жизнь? 

— А что же дйлать? 

— Поступите на какое нибудь другое м'Ьсто, бол'Ье обезпеченное... 
Вы учились гд'6 нибудь? 

— Учился... меня выгнали изъ техническаго училища... 

— Ха-ха-ха1... Просто и наивно... — разсм^Ёялся другой офицеръ. 

— У васъ есть родные? 

— У меня одна мать-старуха, въ Харьков'6, папа умеръ уже давно. 

— А ваше происхожден1е? 

— Я дворянинъ. Отецъ мой служилъ чиновникомъ въ казен- 
ной палат^Ь, мать получаетъ пенс1ю. 

— Ч'бмъ такъ скитаться и б'бдствовать, вы бы уЬхали къ своей 
матушк'Ь и нашли другое д'Ьло. 

— Я-то не прочь уЬхать, по правд* сказать, все это страшно 
надоело, ролей не даютъ, да и таланта, кажется, у меня н'Ьтъ, ма- 
леньшя роли и гЬ проваливаю... Да гд* взять денегъ на дорогу?.. 
Мать выслать не можетъ, — б-Ьдная, живетъ на двенадцать рублей 
въ м^сяцъ пенс1и... 

Гриша проговорилъ это со слезами въ голос*... 

— А сколько вамъ надо на дорогу? 

— Надо много... 

— Сколько же? 

— Смотря, какъ -Ьхать... Если *хать, купить билетъ, то обой- 
дется вся дорога съ харчами, пожалуй, въ рублей двадцать пять, 
а зайцемъ можно проехать и за дес^Iть ц^лкопых?». 

-- Какъ это «;]айцемъ>? — рансмЬились оба офицера. 

— Такъ, — зайцемъ... Дв*, три станщи пройдешь, спрятавшись 
подъ скамейкой въ вагон*, пока кондукторъ не зам*титъ и не 
высадитъ: иной высадитъ, да и только, а другой по ше* накладетъ 
по первое число, да еще протоколъ составитъ... Тамъ съ кондук- 
торомъ войдешь въ соглашенхе, и онъ провезетъ тебя н*сколько 
станщй за копеекъ двадцать, тридцать безъ билета. Н*сколько 
стаиц1й пройдешь 111ш1Комъ по шпнламъ, а то опять в;г11зешь въ 
вагонъ незаметно... Вотъ такъ и доберешься съ гр*хомъ пополамъ... 

Оба офицера, слушая простодушный разсказъ Гриши, хохотали 
отъ души. 

— Это и назывжугся «*хигь ааПцомъ»? - Л1обош.г1Х5тноши1Ъ 
офицеръ. 



Заяцъ 



197 



— Да... — улыбнулся и Гриша. 

— И вамъ приходилось такъ "Ьхать? 

— Сколько равъ... 

— 11ередвижен1е, нельзя сказать, чтобы удобное... Такъ Ьхать, 
конечно, не надо... А ваша фамил1я? 

— О — СК1Й... 

— Прощайте, О— сюй!.. Мой совйть вамъ — никогда не ^^здите 
зайцемъ... 

Оба офицера, громко хохоча и переговариваясь другъ съ дру- 
гомъ о только что услышанномъ отъ Гриши, удалились по алле'Ь 
бульвара. 

Гриша погляд'Ьлъ всл1^дъ уходившимъ, взялъ ведро съ клеемъ 
и поб'Ьжшъ въ противоположную сторону доклеивать афиши. 

Вечеромъ того же дня, передъ началомъ спектакля, мы в&Ь 
были удивлотл приходомъ за кулисы лкчнаго адъ1ота1гга его вы- 
сочества... 

Еще бол-Ье насъ удивило, когда тотъ позвалъ къ себ* О — скаго... 

— Его высочество прислалъ вамъ вотъ это на дорогу, чтобы 
вы не «^Ьздили зайцемъ»... — сказалъ, см'Ьясь, адъютантъ, подавая 
Гриш'Ь запечатанный конвертъ. 

Гриша широко открылъ глаза, принимая конвертъ и узнавъ въ 
офицер'Ь одного изъ утреннихъ собесйдниковъ на бульвар*. Онъ 
до Т01Х), б'Ьдняга, растерялся, что но отвТэТилъ ни слова и даже 
не поблагодарилъ. 

Дру1юй офицеръ, такъ заинтересовавнпйся разсказомъ Гриши, 
былъ его высочество въ Боз* почивш1П насл^дникъ цесаревичъ 
Георпй Александровичъ... 

К. И. Ванченко. 




ш 


^щ 


рс^зг^ 


ш 




САХАРННЯ ПОЛЯ. 



Бытовой этюдъ. 




УЧНЫЯ ПОЛЯ раскинулись до самаго горизонта, 
окаймлен наго кое-гд-Ь зелеными щетинками моло- 
дыхъ Л'Ьсковъ. А за гбми л-Ьсками спрятались ху- 
тора: «ОЁрый», «Дуванка», «Лемпщино»... 

Тамъ и сямъ въ син'Ьющей дали, точно маяки 
как1е, б'Ьл'Ьютъ и красн'Ьюгь трубы заводовъ. 
Все заводы и заводы свеклосахарные! Пос1Ьвы— 
все свекловица да свекловица... 

Лишь изр'Ьдка огромный заводсшя имЪн1я съ конторами, шос- 
сированными дорогами и телефонами перемешаются съ простыми 
земдед'Ьльческими эконом1ями да узкими, со вс1^хъ сторонъ при- 
жатыми, крестьянскими полосками: изр'Ьдка лишь м'Ьстами жирная 
темная ботва свекловицы чередуется съ св'Ьтлыми полосками пше- 
ницы и ржи. 

Всяшй злакъ тутъ ежится и теснится, уступая честь и м'Ьсто 
фавориту и 1Ч)споди11у края — вздутому белому «бураку», напол- 
ненному драгоц'Ьннымъ сахарнымъ сокомъ. 

Скромные, старозавЬтные «хл'Ьборобы», мужики, или господа 
средней руки, хмурясь, невольно разступаются, пропуская впередъ 
сашоув'Ьреппаго и властнаго богатыр}! и царьш! мЬстиостн — сахаро- 
заводчика, н'кмца, бсльг1ица, русскаго... Широко и привольно усЬ- 



Сахарныя поля 199 

лись они вд'Ьсь и тянуть соки 8е11.1и— милл1ардами корней своихъ 
свекольиыхъ насаждеи1й... 

Огромны ихъ ваводсшя печи-пасти, дожигаю1Ц1я л*са края и, 
на см-Ьну имъ, уже принявш1яся за уголь доиецкихъ копей!.. Страш- 
ной силы ихъ паровые прессы, въ течете <:коипан1и», съ сентября 
по декабрь, выжииающ1е ц']^лыя р^Ьки сладкаго сахаристаго соку!.. 

Много-много нужно для нихъ свекловиЩ|1| Только вези, только 
подавай! 

— Три тысячи пятьсотъ берковцевъ въ день— шутка ли, пе- 
рерабатываетъ средн1й ивъ этихъ ваводовъ! — съ гордостью сооб- 
щить вамъ заводсшй челов'Ькъ. — Да в-Ьдь это, милостивый госу- 
дарь, если высчитать, то ц*лыхъ два поезда получится, по трид- 
цати вагоновъ въ каждомъ! Вотъ вы и говорите!.. Бездну свеклы 
сажаемъ сами—и все же намъ съ своихъ плантащй не хватаегь. Со 
всЬхъ сторонъ везутъ ее намъ поставп^ики и экономии, и простые 
мужики-хохлики... 

Правда. Свекла всЬмъ вскружила головы. 1кя округа посл1»д- 
Н1е шды занялась ея посЁвомъ. Соблазнительно! 

Какая рожь, какая пшеница, «ифка» и «кустарка», можетъ 
дать то, что въ состоян1и дать при урожа* «сахарный буракъ>? 

Иорядкомъ истощаетъ землю?.. Много возни и хлопотъ съ ними?.. 
Да, конечно: пблка, прорыван1е, «обгорташе»... Но вотъ ужъ, ка- 
жется, сд'Ьлалъ все человЬкъ, и дспе1Ъ и труда убнлъ много — и 
вдругъ, смотри, дождливое л*то, свекла уродилась водянистою, съ 
малымъ процентомъ сахару — и человеку убытки, разочарован1е. 
А тамъ, гляди, червь, а тамъ еще чтб... 

— Вонъ у П0К031Я нашего, — разсказываютъ дуванковцы:— у того 
прямо оказ1я вышла: бураки съ челов'Ьческую голову уродились! 
Носится онъ съ ними, дивуется, любуется, — ни у кого такихъ 
н-Ьту!.. Насилу доисдался времени. .Убралъ — и повезъ на заводъ, 
на прхемку. И опять, смотритъ — какъ есть ни у кого такой... Хм! 
Чтб же вышло? Прхемщики возьми да всю свеклу и забракуй!.. 
Вотъ поражеи1е челов'Ьку!.. Одна въ ней вода!.. Испробовали — вода. 
Онъ, видите, «переборщилъэ немного — ужъ черезчуръ жирно уна- 
возилъ землю: думалъ, чтб больше-то лучше. Да и л-Ьто выдалось 
дождливое. И уродилась съ голову, да только вода одна... Что жъ, 
привезъ обратно домой и отдалъ ту свеклу свиньямъ. Такъ свиньи 
у него ВС* труды и барыши и слопали. Попробовала было его 
«жинка» борщъ себ* съ нея сварить — Богъ знаетъ, что вышло! 
Противное, приторное и пенится, какъ. вотъ конина... Н^тъ, ни- 
куда она не годна— только для сахару... 

Вотъ каюя бываютъ незадачи съ этой свеклой у людей не- 
опытныхъ. 

— Да и заводск1е прхемщики, ой-ой, доки бываютъ больш1е, 
обижаютъ мужиковъ-свеююсЬевъ,— жалуется хуторянинъ.— Берко- 



200 Н. А. Хлоповъ 

вецъ Онъ тебЬ не въ десять, а почему-то въ одиннадцать пудовъ 
считаетъ. Опять же ц-Ьна: съ утра иъ конто1гЬ одну ц*ну назна- 
чить— ты и повезъ, а къ вечеру, когда люди много понавезли, — 
гляди, ц'Ану и спустили. Хочешь— вози назадъ. А легко ли? День-то 
одинъ и такъ ушъ потерялъ. Ну, отдаешь за что ни отдать. 

Жалуются, ругаются. А между т1^мъ придеть новая весна. 

-- Такъ н'Ьтъ же| Хоть полоску бураковъ, но посалсу и я! — 
упорствуетъ каждый... 

Заводы... Внесли они немало перем'Ьнъ въ жизнь хуторянъ и 
слоболсанъ!.. Гордятся! заиодсше люди: 

— Мы даемъ имъ жить! 

Дал'Ье маленьшй хуторянсшй подпасокъ-свинарь ко времени 
пблки или сбора свеклы становится капризн'Ье, требовательн'Ье и 
не такъ ужъ рачителенъ къ своему Д'Ьлу. Онъ помышляетъ, 
нельзя ли и ему, бросивъ стадо, уб'Ьжать «на буракиэ, потому 
что тамъ берутъ и д'Ьтей. 

Берутъ всЬхъ. Въ горячее время «обгорташяэ, или уборки, по- 
сыльный-верховой изъ завода, съ м'Ьдной трубой въ рук1Ь, мед- 
ленно, какъ ]'ерольдъ, разъ^Ьзжаетъ по слободамъ, по хуторамъ 
и грубить. А П01юмъ перестанетъ трубить, сд*лаетъ изъ своихъ 
ладоней родъ рупора — и ну кричать, сзывать: 

— На бураки, на бураки!.. Хлопцы, дивчкта, на бураки! 

И выб^Ьгаютъ со дворовъ, давно уже его поджидав1П1я д'Ьвки, 
окружаю'хъ его и на перебой осв'Ьдомляются: 

— Куда? Куда зовете? 

— Въ Головчанскую эконом1ю1 бураки «прор'бжать». 
— - А почемъ Ц'Ьна? 

— Сорокъ! 

— Э, Н'Ьтъ. Здлочевсюй про48жалъ — сорокъ пять давалъ. Только 
то— далеко. 

— Ну, ладно! Приходите! 

И бросаю'гг, д'Ьвки иечепое и вареное, 1Ч)ропливо снарялсаются, 
группируются въ парт1и и съ п1^снями покидаю1*ь свой хуторъ. 

Одна д'Ёвичья ватага пристаетъ къ другой. Вотъ Дуванковсшя 
пошли. Кричать: 

— Эй, вы, «ОЬрые хутора*, постойте! пойдем'Ш вм'ЬстЫ.. 

И вся эта шумная, оживленная арм1я атакуетъ заводскую 
контору. 

Бываетъ такъ: нахлынетъ гораздо больше, ч'бмъ сколько нужно. 
Выйдетъ приказчикъ — глянь: ц1;лое колышущееся море головъ. Ну, 
тутъ нажить можно! Врагъ онъ себ* разв^?.. И громогласно объ- 
являетъ: 

— Д^вки, ц4на въ день тридцать пять! 

— Вотъ такъ лихо! Л звалп по сорокъ пять! 

— Обманули! — слышится въ рядахъ. 



Сахарныя поля 201 

Но р^^дкая, р'Ьдкая, равъ выйдя изъ дому, возвращается обратно. 
Д^^вки уже пораззадорили себя. Да и словно бы стыдно ни съ ч'бигь 
возвращаться. Опять же хоть и тридцатъ пять, разв'Ь въ простой 
ЭК0П0М1И теперь даду'П> столько? Теперь еще не «жниваэ. 

Простыя, немудрящ1я 8коном1и, что, по старин'Ё, сЬютъ только 
жито да пи1ени](у, вообще хл'Ьбъ всяюй, ропщутъ и шлютъ «этимъ 
заводамъ» тысячу пожелан1й, одно другого лучше. Вс* точно взбе- 
сились,— вс* на бураки! Въ горячую пору -пшеница «сыплется» — 
не достанешь рабочихъ рукъ. 

— Сманиваютъ ц'Ьной! Разв'Ь мы можемъ всегда платить столько, 
сколько они/ Наши барыши и ихше!.. Мы концы съ концами еле 
сводпмъ, а «сахарники», ужъ всЬмъ известно, какой дивидендъ себ* 
въ карманъ кладутъ. 

И вспоминаютъ то время, когда этихъ самыхъ сахарныхъ за- 
водовъ было еще мало въ кра'Ь, и не баловались и не портились 
люди. 

— Помилуйте!- - говорить, — тамъ у нихъ веселье, тамъ музыка! 
Да, некоторые заводы завели у себя музыку. А хохлушки, ужъ из- 
вестно, любятъ музыку. Знали ч'Ьмъ!.. Рано, рано утромъ, чуть 
св^тъ, трамъ-трамъ-трамъ! хохлёнокъ и два еврейчика, заводсшя 
флейта, скрипка и в10лончель, уже нажариваютъ что-то подмы- 
вающее. Это будетъ лучше звонка и свистка. Это даже подействи- 
тельное кнута, которымъ во время оно пригончхе поднимали на 
работу ленивыхъ крепостныхъ... Хитрые н^мцы (а иногда и не 
немцы), придумали— не прогадали! 

Какая нибудь Мбтря сколько времени еще, проснувшись, воро- 
чалась бы съ боку на бокъ, протирала глаза, а драгоценный рабо- 
Ч1Я минуты уходятъ и уходятъ... А тутъ она, заслыша музыку, 
«какъ печеная», вскочить; одну ногу обула, другая еще такъ, и 
скачетъ въ тактъ, танцуеть. Сонъ въ мигъ соскочилъ!... Того и 
нужно хитрецамъ!.. Сделала свое дело музыка, подняла всехъ ра- 
ботницъ на ноги. Маршъ теперь на работу! А вечеромъ — опять, 
пожалуй, музыка, и это ужъ безъ хитрости, а такъ, для удоволь- 
СТВ1Я. И хоть измученная, усталая хохлушка, а пляшетъ, до тЬхъ 
поръ пляшетъ, пока не упадеть и тутъ же не заснетъ. 

Но музыка не везде. А вотъ подарки— тЬ везде у;къ. Платочки 
въ праздникъ раздають, ленты въ косы... И хоть тЪмъ платочкамъ, 
скептики говорить, цена гривенникъ, и они линюч1е, и хоть целый 
день ей за тоть платочекъ разогнуться потомъ не дадутъ: то и 
дело кричить приказчикъ: «веселее, девки, веселее!» и хоть даже 
зря штрафу ютъ иногда,— ничего, все забывается за зиму, до пер- 
ваго новаго появлен1я медной трубы, до перваго призыва: «на бу- 
раки, на бураки!» 

Идуть, бросая домы, свое хозяйство. Иныя на целое лето ухо- 
дятъ. Разъ побывала на буракахъ — ей ужъ скучно дома. Нодружки 
все ушлИу кккъже она одна останется? 



202 Н. А. Хлоповъ 

Деньги, ЧТО д'Ьвка на буракахъ себ'Ь заработала, он^Ь — ея непри- 
косновеныыя: на наряды, на приданое ей идутъ. Ужъ ра81гЬ р'Ьд- 
кая какая мать потребуетъ эти деньги и повернетъ ихъ на общ1я 
нужды семьи. 

Франтить д'Ьвка, разъ, другой побывавшая на плантац1яхъ. Она 
уже не носить классической малоросс1йской «вапкски», этого куска 
плотной пбстрой матер1и, что плотно драпируетси вокругь бедрь и 
перехватывается у тал1и пояскомь: она носить юбку, сшитую по- 
городскому. 

И репутащя дЪвки подчась вь опасности бываеть на этихъ 
плантац1яхъ. ВсЬ эти приказчики, да пртюнчхе, народь молодой, 
здоровый и сытый. Держи съ ними ухо востро! 

Такь ворчать старозав'бтные люди, ворчать и косятся на все 
возрастающую силу заводовь н плантаций, обладаюн\нхь такимь 
притягательнымь магнитомь для молодёжи. 

Старая баба Варька изь Дуванки— непримиримый врагь план- 
тащй, сь ихь музыкой и веселыми нравами. Кабы заводы хоть 
в(Л сгор'Ьли, а плантации черви по'Ьли — убытку людямь не было бы, 
по ея мн'Ьн1ю. Она бы даже перекрестилась. 

Сахарь Д'блають!.. Точно люди вь старину безь сахару не об- 
ходились. А медь на что? Воть это вещь безгр'Ьшная. Пчела— Вожье 
создан1е. Медь и она, старая, "бсть, по праздникамь варить себ'Ь 
изь неш варенуху. Лучше всякая чая1 Деаггь колодокь пчель у 
нея вь гречих'Ь стоять. Да, только сь этими заводами ихними и 
пчеламь пре^жпяго приволы! шастало. Вс'Г> луговмиы, вс1} подл1)ски, 
гд'Ь прелсдс цв'Ьты росли, пораспахали. Сь нею и 1речиху стали 
меньше сЬять. Окружила эта свекловица бабу Варьку со всЬхь 
сторонь. 

Впрочемь, есть еще причина, почему она, какь на врага, смот- 
рить на плантащи, на заводы и на иовыя, созданшм ими, усло- 
В1Я жизни. Э1'а шресггиая исторгя сь ея внучкой — в(^ё она над'Ьлала... 

Выла у бабы Варьки любимая внучка, сиротка. Галей её звали. 
Чего ей недоставало? Покойна была, сыта, од']^та. Для праздника 
у нея были даже черненые чоботы сь подковками. Жила себ'Ь, по 
хозяйству помогала. Наб'Ьжала волна и захлестнула, потопила ея 
внучку... Воть такь лее, какь теперь, появился однажды заводсшй 
трубачь. Ушли на бураки мнопя ея подруги — стала проситься и 
она. Плачегь, молить... Долго не соглашалась старая, точно чуяла 
б'Ьду, а напосл'Ьдокь не выдержала — и... толкнула внучку вь бездну. 
Конечно, кабы знать, заперла бы ее, руки, ноги ей связала бы... 
Ушла внучка на бураки, да сь гбхь порь и помину обь ней н'Ьгь. 
Пром'Ьняла домь на плантащю, плахту — на платье, а её, ста- 
рую, которая была ей вм'Ьсто матери, — на веселую заводскую ком- 
пан1ю. Закрутила тамь свою глупую голову сь фертомь однимь... 
маленьк1й начальничекь тамь,— и домой не вернулась. Вольная 



Сахарныя поля 203 

жизнь показалась ей краше. А, можеть, и хватилась она, да ужъ 
поздно — стыдно было опозоренной вернуться домой. Бросилась ста- 
рая на поиски — к сл-Ьдъ простылъ! Куда-то, говорить, на дальней 
ианодъ п<»р()коче1«1ла. Куда— ппк'ш по вннегь. Л онъ?... Может'ь, 
она съ нимъ, а, можетъ, давнымъ-давно уже брошена нмъ и теперь 
льетъ слезы. А, можетъ, уже и насв^^т^Ь ея н'Ьту. 

— Загубили, загубили д*вку... 

И грозить баба Варька своей костлявой рукой нев^Ьдомому чу- 
довищу, проглотившему ея внучку... 

Сь п-Ё^снями проходить д^^вки мимо ея оконъ на плантащю. 

— Идите, идите, дуры, таиь васъ ждуть! Таиъ вымотають съ 
васъ душу! Дадугъ вамъ лентъ и платочковъ — и стыдъ отнимутъ... 
А1 Небось всякая изъ васъ думаетъ, что она отличится, какъ та 
пололка Оксана, что замужъ за директора вышла... (Была такая 
ИСТ0Р1Я, и ее разсказали старух'Ь). Идите, идите!.. Н'Ьтъ, голубушка, 
онъ только насм^^ется надъ тобою... да и не онъ, а его писарчукъ, 
лакей, — и бросить! Дуры! Не всякая изъ васъ Оксана!.. 

Даже жуть возьметь д'Ьвокь. 

— Вишь, напала, грызется! Кто же виновать, что ея Галька 
одур^Лся!.. Точно и ВС* ташя! Ну, н-бть! Мы, брать, тоже такъ 
огр'Ьемъ!.. Ха, ха, ха!.. 

И см'Ьхъ, молодой задорь, ув1Ьренность вь своемь благоразум1и. 

— Н'Ьтъ, старая колдовка, мы такъ зря не пропадеиъ! А за- 
работаемь на наряды да навеселимся вдоволь... Только и всего. 

Свекловичный поля со всЬхь сторопь охватили, точно кольцомь, 
хуторь Дуванку. Вь этомь году хуторяне нас*яли бураковъ еще 
больше, ч-Ьмь вь прошломь. Вначал1^, казалось, все благопр1ятство- 
вало урожаю. Весна выдалась не сухая, да и не очень дождли- 
вая — не должна быть водянистой свеюха. Воть кабы только дове- 
лось убрать ее благополучно. 

Прошлый годь неудачень быль: много вреда над'Ьлала гусе- 
ница. Являлось опасен1е: не заложила ли эта проклятая гусеница 
съ осени споихь яиць?.. 

На ВСЯК1Й случай хуторяне приняли м-Ьры. Канавы вокругь по- 
садокь выкопаны были еще сь прошлаго года — съ весны ихь 
только углубили да подравняли, гд* обвалилось от1> вссеннихь 
водь. Канавы — 314) спасен1е. Завелась гусеница вь одномь какомь 
м-ЬстЬ,— не перебраться ей дальше, вь другое. Доползеть и свалится 
вь канаву. Карабкается, кара5кается по отвесной стЬнк* и шлепь 
на дно, А туть ужъ бей ее, дави, мни, превращай вь тЬсто. 

Но одн'бми канавами люди не ограничились. Понавезли они, 
каждый со своего двора, бурьяну, навозу, старой соломы сь крышь, 
и ц'Ьлыя горы этого добра разложили вдоль канавь, воздвигли 
ц'Ьлые брустверы для борьбы сь прожорливымь врагомь, страш- 
нымь своею численностью... И предосторожность оказалась не на- 
прасной. 



204 Н. А. Хлоповъ 



Равъ 11аленьк1й Иванъ бродилъ по полю, нашелъ червяка и 
принесъ его домой показать отцу. О&рый дрянной червякъ, о ко- 
торомъ Иванъ слыхалъ уже разговоры. 

— Гд-Ь ты его взялъ? 

— Въ пол'6 нашелъ. 

Посмотр-Ёлъ, посмотр-Ьлъ Павлб Гунька на червя, шлепнулъ еш 
о зсмь, раздавилъ. А потомъ сказалъ другимъ: 

— Хлопцы, нужно пойти посмотр'бть. 

И вотъ много народу вышло въ поле. Пришли ду ванковцы къ сво- 
имъ свекдовичнымъ посадкамъ и ахнули. Червей была уже ц'блая 
масса!.. Очевидно, теплая весна оживила заложенный съ осени 
яйца, — ^ум1Ьренная зима не заморозила ихъ. 

Вотъ видятъ —черви расправляются, шевелятся, ползутъ... См'Ьш- 
но даже, какъ шелеститъ ботва... Ползетъ с&рая живая, колеблю- 
щаяся масса... двинетъ грозная рать, ищетъ 006*6 пров1анта и уже 
пожираетъ только что начавшую складываться въ коронку н'Ьж- 
ную ботву свекловицы. 

Съ сахарнаго поля иныя твари, пор'Ьзвясь, начинают7> уже пе- 
ребираться на сосЬдще огороды— попробовать капусты... 

За голову ухватилась баба Варька, найдя на лучшей своей 
гряд'б ц'&лый клубокъ червей!.. Душа ея наполнилась новой злобой, 
новымъ негодован1емъ и на людей и на ихнихъ червей. 

- Проклятая!— рупаа она гусеницу, — мы ее прелсде на огоро- 
дахъ и не знали!.. Все они!.. Какъ стали они сажать сахарные бу- 
раки, какъ расплодились эти плантац1и и заводы (чтобъ они по- 
горали!),— она и къ намъ зашла, и теперь ужъ скоро человеку 
капусты нельзя будетъ посадить. Вишь, еп^е оправдываются (и 
никто передъ бабой Варькой не дуналъопрадыкаться): «неповинны, 
молъ: съ сбменами, вишь изъ-за границы и яйца червяковый 
въ нашъ край завезли»... А мн'б легче, что изъ-за границы? Поса- 
дила немножко огородику — вотъ! собрала 006*6 на зиму! 

И давила черней, и ругалась: 

— Чтобъ эти черви васъ самихъ по-бли!.. 

А врагъ все прибывалъ и прибывалъ, не боясь ничьихъ ру- 
гательствъ и.угрозъ. Гусеницей полны были уже канавы. Бе били. 
Но по трупамъ задавленныхъ ползли новый живыя рати и запо- 
лонили уже даже дорогу. 

Тел1Ьга въ'бхала въ это м'бсто, и вдругъ колеса перестали вер- 
теться. Они ползли, какъ полозья. 

— Сани, сани! —кричали д-Ьвушки: — возъ сделался санями, 
смотрите! 

В'&да. Неуправка. Люди выбивалась изъ силъ. И вотъ р'&шено 
было пустить въ ходъ последнее средство. Такъ тЬснимый со 
вс4хъ сторонъ врагомъ военачалышкъ «ъ роковую минуту пускаетъ 
въ ходъ свой посл'Ьдн1й резервъ. 



Сахарныя поля 205 

Пора было ударить съ батарей!.. 

Люди стали со спичками возл'Ь разложенныхъ кучъ, именно 
какъ артиллеристы возл^^ своихъ батарей. 

— А, ну, хлопцы, Господи благослови!-— раздалась чья-то 
команда. 

И... вотъ одна куча бурьяну и соломы съ трескомъ запылала, 
другая, третья... И тамъ, и зд^^сьI.. Огненное ожерелье опоясало 
зеленое сахарное поле... 

Догоралъ какой костеръ— молодыя бабы, д^^вки и ребята б'бжали и 
изъ ближайшихъ дворовъ живо приносили соломы, хворосту, на- 
возу, и костры снова разгорались. 

Дымъ то устремлялся вверхъ, то разстилался по земд'б и &1Ъ 
глаза. Люди плакали лоневол-Ь. Охваченные ^^дкой удушливой го- 
речью дыма, черви бились, извивались, ихъ крючило, какъ въ су- 
дорогахъ, они метались изъ стороны въ сторону. Минутами костеръ 
стр<яшио шип'Ьлъ и вотъ-тоть погасалъ, точно на него вдру!^ 
кто-то вылилъ ушатъ воды: то массой вваливались въ огонь черви. 
Ихъ сбрыя т^Ьла старались загасить, задавить огонь, но огонь 
все же бралъ верхъ, и шип'Ьли, жарились черви. Друпе, застигну- 
тые клубами дыма, сн'Ьшнли перебраться въ сторону, противопо- 
ложную отъ в'бтра, и эта арм1я двинулась на огороды. И совсбмъ 
ужъ обезум'бла тогда баба Варька. 

— Что лее это вы д*лаете, что вы делаете со мною? — кричала 
она, стараясь перекричать вс&хъ и все. — Варнаки вы, разбойники! 
А!.. Васъ сахарные червяки осадили, такъ вы ихъ на меня го- 
ните?!. Расплодили, антихристы, погани, и тенерь угощаете ею 
добрыхъ людей?.. Капуста... Пропала теперь моя б'Ьдная капуста! 
пропала картошка!.. Ироды, вы меня будете кормить зимою, что ли?.. 

Но некому было слушать ея жалобы и вопли. 

Наступила уже ночь, но никто не думалъ итти спать. Продол- 
жали полыхать костры, краснымъ заревомъ осв'бщая поля. Надъ 
ними съ криками кружились как1я-то птицы. 

Даже самыя маленьшя д'Ьти не спали. Они скакали вокругъ 
огней, черезъ огни, ликовали, хлопали въ ладоши и сердили сво- 
имъ поведешемъ взрослыхъ людей. 

— Цыцъ! Что вы тутъ д*лаетв? Ишь какую игрушку себ4 при- 
думали. Это вамъ не «Иванъ-Купала», чтобы черезъ огонь пры- 
гать! Нан1ли время радоваться! От1цл из7> силъ втлбиваются, а они... 

Д1Ьйствительно, в&Ь выбились изъ силъ, и, разойдясь наконецъ 
по домамъ, заснули, какъ убитые. Заснули успокоенные: гусеница 
наконецъ вся истреблена и задохлась, и погор1Ьла!.. 

Но когда на другой день пришли на поле вчерашней битвы, 
глазамъ своимъ не пов'брили. Навождеше это, колдовство, что ли?.. 

Двигались новыя страшный рати! Откуда? гд'б взялись он'Ь? Это 
он'6 переселялись съ Головщанской эконом1и. Ихъ тамъ тоже вчера 



20в Н. А. Хлоповъ 



душили дымомъ, и вотъ ои'Ь, спасаясь, двинулись сюда, на дуван- 
ковцепъ, уже ивмученпыхъ борьбой съ враЕюмъ. 

И поняли тутъ люди, что всЬ ихъ усил1я тщетны, и руки ихъ 
безпомощно опустились. 

Схватидъ Гунька, больше всЬхъ вчера потрудивш1йся, схва- 
тилъ шапку съ головы и удар|^лъ ею оземь, въ знакъ полнаго 
отчаянья. 

Шть, очевидно только чудо одно можетъ спасти теперь поля 
отъ окончательнаго истреблетя. 

На вьпюн'Ь шунитъ сходка. Люди сов'Ьщаются, что имъ д'Ьлать, 
что предпринять. 

Среди стариковъ разговоры: 

— Вспомнили бы о БогЫ Совс&мъ Его забыли. Уины стали 
очень. 

На этотъ разъ и молодые имъ не перечили, слушали сер103но. 

— Что же вы скажете, старики? Говорите, сов4туйте. Будетъ 
сд'Ьлано по-вашему. 

— Икону чудотворную хоть разъ бы пригласили... 

Икону!.. В&к^ какъ за якорь спасен1я, ухватились за ату мысль. 

Икону!.. Тутъ и думать нечего. Согласны всё!.. Въ складчину!.. 
Сколько всЬхъ дворовъ?.. По рублю со двора— этого будетъ доста- 
точно, чтобы пригласить чудотворную икону и устроить крестный 
ходъ по полямъ... Согласны, всЬ согласны, ни одного протестую- 
щая 1Ч)лоса н'Ьть. И не нужно м^^шкать ни одной минуты... Про- 
клятая прожорливая рать, которую и дымъ костровъ не беретъ, 
можетъ быть, она спасуетъ предъ дымомъ кадильнымъ, дымомъ 
ладана?.. Крики людсше ей ничего не стоятъ, можетъ, нечистая 
сила духовнаго п'Ён]я испугается... «Миромъ Господу помолимся...». 
Да, м1ромъ, вс&мъ м1ромъ... вся Дуванка станетъ молиться предъ 
иконой Бож1ей Матери. 

Всё знаютъ: икона та не простая, явленная. Бе чтутъ, она по- 
могаетъ. Тутъ маленьшй монастырекъ есть — всего въ семи верстахъ, 
тамъ эта икона. Итги, просить со назавтра въ Дуванку, объяснить— 
такъ и такъ, черви одолели, гибель полямъ приходить... 

И вотъ мигомъ снарядили въ монастырекъ верхового. Иванъ 
Прбдьма вызвался. На него охотно возложили это дЬло: онъ и1у- 
стрый, проворный. 

И точно: двухъ часовъ не прошло, какъ Продьма слеталъ туда 
и обратно и привезъ изв^Ьспе: икона завтра прибудетъ, и веб съ 
облегчен1емъ передохнули. Ну, слава Богу!... 

Нужно, однако, выйти навстр'Ёчу, нужно кому нести хоругви. 
Хоругви будутъ?... Да, об-Ьщано поднять вс* хоругви и вынести 
крестъ. 

И вотъ пошла переборка — кому 1ггги туда, чтобы вернуться 
оттуда крестнымъ ходомъ, а кто останется на иЪаЛ для встр'Ьчи. 



Сахарвыя поля 207 

Настало утро. 11р1убралась Дуванка, ъ&Ь над'Ьли праздничную 
одежду, и старые, и малые. Избранные для крестнаго хода уже 
отправились въ монастырь, оставипеся выходили за околицу, взби- 
рались на пригорки, чтобы заблаговременно увид^^ть крестный 
ходъ, когда онъ станетъ приближаться. 

— Несутъ, несутъ! — замахали наконецъ руками поел* долгаго 
и нетерп'Ьливаго ожидания. 

И точно: тамъ, вдали, на гаризопгЬ, уже вырисовывалось ше- 
ств1е. И съ каждой минутой оно все ближе и ближе... Клубится 
по дорог* пыль. Колышутся и блестятъ въ воздух* хоругви. Го- 
ловы вс*хъ обнажаются... 

Вотъ заняли. Да, да, при прпближен1и къ хутору зап*ли... И 
все явственнее и громче и*н1е. 

Вотъ остановились... Нужно отдохнуть. И тЬ, что пришли съ 
иконой, и тЬ, что оставались, во* теперь смешались вм*ст*. 

Священникъ съ крестомъ и кропиломъ выступилъ впередъ. 
Десятки рукъ разомъ протягиваются къ икон*, которую держить 
с*дой Лебединецъ. Старухи падаютъ на кол*ни. Слышны слова 
молитвы и ТИХ1Я, и громюя. 

— Ну, съ Ногомъ!.. 

И начался обходъ полей. Кадильный дымъ тонкими голубова- 
тыми струйками вился къ нему. 

— Сюда, батюшка, сюда!.. Обойдите, проснмъ васъ, вотъ это 
еще м*сто!.. 

И свяи^енникъ шелъ... шелъ неутомимо и кропилъ направо 
и нал*во. И ВС* двигались за нимъ. 

А когда перестали обходить поля, стали ходить съ молитвой 
по отд*льнымъ улсе дворамъ и везд* служили молебстая. 

Баба Варька первая зазвала къ себ*. И тутъ она даже не утер- 
п*ла, чтобы не пос*товать батюшк* на всю Дуванку, на весь м1ръ. 

— Вотъ что сахарники надЬлали! Червей мн* нагнали въ ого- 
родъ! Капусту мн* всю по*ли1 Посмотрите, батюшка! 

— Не ты одна— ВС* б*дствуютъ. 

— А я — безвинно! У меня н*тъ сахарныхъ бураковъ. 
Икону проводили. Батюшка у*халъ. День, полный суеты, тре- 

вогъ и молитвенпыхъ впечатл*н1Й, окончился. 

Усталая Дуван1и1 легла спать... Что-то Богь 11он]легь завтра?.. 
Неизв*стно. Но всякъ чувствопалъ, что сегодня соверпшно боль- 
шое и важное дЬло. И всЬмъ стало какъ-то легче. Теперь все въ 
рукахъ Болаихъ. Ему передали слабые люди вс* заботы и попе- 
ченья. Теперь ул(ъ не они, а Онъ... 

Встали обычно рано, и мног1е, но привычк*, пошли свзглянуть 
на бураки»... Уц*л*ло ли тамъ хоть что нибудь?... 

Что же это, однако?... Гд* же гусеница?... Ея не было!.. Почти 
не было. Ли1пь кое-гд* шевелились отд*льные запоздалые чер1шчки. 



208 Н. А. Хлоповъ 

Гд'Ь же остальные? ГдЪ ц&гыя рати ихъ?... ЕЬту. А ввавгЬнъ нхъ 
что-то детаетъ, круясится въ воздух*!.. 

Да это мотыльки, бабочки!.. Ташя собою небольш1я, жедтеньшя... 

— Чудо! — первый кто-то уронилъ слово. И слово то подхва- 
тили начинавш1я сб'Ьгаться со вс&хъ сторонъ дЬтишки: 

— Чудо, чудо!!. 

И съ распростертыми руками стали б'бгать по полю и гоняться 
за бабочками, Богъ в-Ьстъ откуда появившимися. 

Чудо!.. И точно это похоже было на чудо. Вчера обошли поле 
крестнымъ ходомъ, а сегодня страшнаго червя уже п'Ьтъ, а зале- 
тали красивыя бабочки. 

Все выб'бгали, всЬ смотр'бли. Ц'Ьлыя тучи бабочекъ летали и 
кружились надъ головами, сверкая на солиц'Ь своими крылышЕсами. 
И наконецъ, точно по команд'Ь, ринулись прочь, и долго-долго про- 
вожали люди глазами ихъ исчезающая стаи. И снимали шапки и 
крестились люди, мнопе, не допуская мысли, что это — та самая 
страшная и безобразная гусеница, только за ночь преобразившаяся 
въ бабочекъ... 

И земля, и воздухъ очистились; и повесел^Ьли, избавившись 
отъ враговъ, сахарныя поля! 

Мнопя «коронки», правда, оказались подъ'Ьденнымя, скушенными, 
но люди стали быстро засаживать образовавш1яся пл^Ьши. Итакъ 
какъ Л'Ьта впереди было еще достаточно, и погода стояла теплая, 
то была надежда, что вторично подсаженное «догонять», возьметъ 
свое. Очень хорошаго сбора, конечно, не будетъ, но не будетъ и 
слезъ отчаянья. 



А къ осени населен]е Дуванки уменьшилось однимъ челокЬ- 
комъ: сложила навыки свои руки баба Варька! Что жъ, довольно 
пожила, довольно всего насмотр'Ьлась!.. В6- время умерла баба 
Т^{1рыса1.. Дальше было бы ой смцо труднее жить, глядя, что тво- 
рится теперь въ краю, который она знала другимъ и, по ея мн'Ь- 
н1ю, гораздо лучшимъ. 

Галя ея не показывалась, сгинула: и выморочную старухину 
усадьбу купилъ чужой челов'Ькъ, и тамъ, гд'Ь росла капуста и 
морковь, гд'Ь стояли пчелы, насажалъ сахарныхъ бураковъ. 

Не стало маленькаго островка, какимъ долгое время предста- 
влялась Варькина усадьба, зеленое свеклосахарное море его зато- 
пило и поглотило! И больше некому было брюзжать въ безсиль- 
ныхъ попыткахъ остановить течен1е новой жизни... Не видала баба 
Варька, что даже къ самому кладбищу, гд^^ покоился ея прахъ, 
теперь уже вплотную подступали ненавистный ей свеклосахарный 
плантацЁи... И, А. Хлоповъ. 




НА СРЕДНЕМ!) ПЛЁС! 



(Путевые наброски). 



I. 



Снова къ теб-Ь прихожу я, 
Волга, родная р^Ька! 
От, повою радосп.ю чую 
Св'Ьж1<1 по])ывъ в1)торка. 

ЦИКОНОБЪ. 




До Рыбинска. 

АСТАЛА ВЕСНА. Зазвенела въ неб* п-Ьсня жаво- 
ронка, зажурчали ручьи, р'Ьки вскрылись, л'бсъ 
покрылся св'Ьжей, душистой зеленью, и насъ съ 
товарищемъ снова потянуло на Волгу. 

Верхнее ея течен1е отъ истока до Рыбинска 
было нами уже осмотр-Ьно. Побывали мы и на 
водныхъ системахъ, соединяющихъ это верхнее те- 
чен1е съ Петербургомъ. Въ посл*дн1й разъ мы про*хали по глав- 
ной изъ этихъ сисгемтэ— Мя1>1И11ской, несуи;(»й уролсаи берсговъ 
нижней Волги въ нашу роскошную, но неимЬющую ни зерна соб- 
стпеннаго хл'Ьба столицу; системы Тихвинская и Вышневолоцкая 
были осмотр-Ьны еще ран^^е. 

Теперь мы р-Ьшили снова вернуться къ самой ВолгЬ и просл1Ь- 
дить ея течен1е отъ Рыбинска до Нижняго, т.-е. такъ называемый 
Средн1й плесъ. 

Изъ Петербурга въ Рыбинскъ мы отправились по жел^^зной 
дорог* и веселые, довольные, что можемъ наконецъ встряхнуться 

«потог. 1И1атп.», липАгь, 1004 г., т. хпу. 14 



210 И. Ф. Тюменевъ 



посдгЬ зимняго сид'&нья въ четырехъ сгЬнахъ, заняли м^Ьста въ 
вагон^Ь. 

Ыароду было довольно много. 

Противъ насъ пом-Ьстился какой-то инженеръ и, очевидно, его 
знакомый, старичокъ, статсшй. 

Раздались три м^^рныхъ удара въ колоколъ, и поЬздъ плавно 
тронулся съ м'Ьста. 

Только что мы перв'Ьхали Обводный каналъ, и въ окнахъ пре- 
кратилось мелькан1е темныхъ полосъ мостовой шгбтки, какъ ста- 
ричокъ, вытянувъ шею по направлен1ю къ л'Ьвому окну, сталъ 
набожно креститься на видн'бвшуюся среди зелени б'Ьлую массу 
собора Александро-Невсков лавры. 

— Въ дорогу помолиться не м-Ьшаетъ, — зам4тилъ инженеръ. 

— А разв* плохо построена?— прио^урился на него старичокъ. 

— Построена хорошо, а такъ на всяшй случай. 
~ А вы знаете ли, кому я молился? 

— Должно быть, Николаю угоднику. 

— Н-Ьтъ-съ, Николай у14)дникъ будетъ въ свое время; онъ въ 
Колпин']^. А я отдалъ прощальный поклонъ хозяину всей зд'Ьшней 
м'Ьстности, отъ Новгорода и до Финскаго залива, благов'Ьрному 
князю Александру Ярославичу. 

— Вотъ что! Ну, это мн* не могло пр1йти въ голову. 

— А во1'ъ Петру-то Великому пришло. Перепесъ ехю именно 
сюда, на Неву. 

— Не знаете ли, почему раки но открынаю'п*? 

— НельзЯ'Съ. Сам7> Петръ ключемъ, хюворятъ, заперъ и 
ключъ въ Неву бросилъ. 

— Да в*дь рака-то сделана при Елизавет*? 

— Такъ что же изъ того, что при Елизавет*? Разв* она 
Петру не дочь? 

— Значитъ, одну раку въ другую вставили? Пе открывая? 

— Значитъ. 

—- Интересно бы когда нибудь увидать мощи? 
— - А вы не видали? 

— Н'Ьтъ, не приходилось. А вирочемъ оно, быть можетъ, и къ 
лучшему. Кто знаетъ е1це, съ какимъ бы чувствомъ я стш1ъ смот- 
реть на нихъ? Дня глубоко вЬрующаго эго другое д'Ьло... 

— А вы не в-Ьрите? 

Инженеръ вздрогнулъ и промолчалъ. 

— Такъ я вамъ вотъ что скамсу, — оживился старичокъ: — ве- 
рить я васъ, конечно, не заставляю, а только если представится 
случай увид'Ьть мощи, не пропускайте его. Я на своемъ в*ку много 
мощей вид'Ьлъ, ко многимъ прикладывался и в-Ьрую виолн*. А 
чтобы доказать вамъ, что не вс* иепЬрующ^е въ мои^! остаются 
въ своемъ нев'&р1и, позвольте предложить вамъ некоторый разсказъ. 



На Средвемъ плёс* 211 

— Послушаеиъ. 

— Былъ въ Серпевской лавр* нам'бстникъ Антон1й. Святой 
жизни челов*къ бт»1лъ, я его виапалъ; лаврой правилъ бол*е со- 
рока пяти л'Ьтъ и умсръ на восемьдесятъ ссдьиомъ году отъ роду. 
Личность почтенная, уважаемая, а смолоду, въ род* васъ, въ моща 
не в*рилъ. Жилъ онъ, молодой-то, на Волг* въ Лысков* у князя, 
Грузинскаго, занимался медициною; челов*къ былъ в*рующ1Й, а 
про мощи ему тамо]ии1с раскольники наговорили, что ихъ монахи 
выдумали для дохода. Покроютъ пустую гробницу пеленой да и слу- 
жатъ молебны, а то положатъ въ нее что нибудь на подоб]е человека, 
укутаютъ со всЬхъ сторонь и говорить, что нетл'Ьнныя мощи. 
Не в1фить-то онъ не в-Ьрилъ, а убедиться все-таки хотелось. 

— Откуда вы все это знаете?— спросилъ инженеръ. — Онъ самъ 
вамъ разсказывалъ? 

— Разсказывалъ, только не мн*, а одному лицу, которое раз- 
сказъ его тогда же записало, а поел* его смерти и напечатало. 

— Ну-съ? 

— Про*зжалъ черезъ Лысково генералъ съ семействомъ и 
прихворпулъ В7> Лысков*. АНТ0П1Й-ТО, тогда его еще Андреемъ 
Гаврилоничемъ звали, е1Ч) лЬчилъ и за это время съиимисовс*- 
ми сошелся очень близко, такъ что, когда они собрались *хать 
дальше, такъ стали звать и его съ собой прокатиться. А *хали 
они въ Муроиъ и во Владимирь, какъ разъ на поклонеше мощамъ 
тамошнихъ угодниковъ. Андрей Гавриловичъ обрадовался случаю, 
отпросился у князя п по*халъ. 

— Приготовьте, господа, ваши билеты,— раздался въ вагон* 
голосъ кондуктора, и чрезъ минуту мимо насъ важно проплыла 
осанистая фигура контролера, сопровождаемая оберъ-кондукторомъ 
съ иортфелемъ. 

Контроль билетовъ окончился, публисса успокоилась, и инже- 
неръ попросилъ старичка продолжить свой разсказъ. 

— Пр1*зжаютъ они въ Ыуромъ, — снова заговорилъ стари- 
чокъ:— П01ИЛИ въ соборъ поклониться свв. Петру и 0еврон1и, а 
тугъ, какъ разъ, для Андрея Гавриловича неудача. Мощи-то ока- 
зались подъ спудомъ, т.-е. въ земл*, а на поверхности стояла 
д*йствительво пустая рака съ иконою па верхней доек*. Генералъ 
повезъ его въ Бла1Ч)в*щенск1Й монастырь, гд* почиваютъ мощи 
св. князя Константина съ чадами на вскрыт1и, т.-е. въ гробниц*. 
Но туть съ Андреемъ Гавриловичемъ вышло еще хуже. Мощи 
были покрыты пеленою; онъ подошелъ и хотЬлъ ощупать головки. 
Монахъ его отогналъ. Сомн*н1е его усилилось, и онъ сталъ про- 
сить, чтобы монахъ открылъ покровъ и показалъ мощи, какъ он* 
есть. Монахъ отказалъ, потому что это д*йствительно безъ осо- 
баго разр*шен1я начальства не д*лается. Слово за слово. Кончи- 
лось т*мъ, что Андрей Гавриловичъ заговорилъ о положеииыхъ 

14* 



212 И. Ф. Тюмевввъ 



вх'бсто мощей куклахъ, а ионахъ пригрозидъ отаравить его въ 
полищю. 

— Это очень интересно,— 8ас1гЬядся ннжеиеръ. 

— Погодите, дальше еще иптересн'Ье будетъ, — вам'Ьтндъ ста- 
ричокъ. — Изъ Мурома онъ вы'бхалъ совершенно нев'Ьрующимъ, 
такъ какъ поведен1е монаха вполн'Ь подтвердило для него слова 
раскольииковъ. Во Владимиръ пр^халъ онъ въ дурномъ настрое- 
н1и духа и поутру рано пошелъ въ соборъ помолиться передъ 
образомъ Владимирской БожЁей Матери. Об'Ьдня еще не начина- 
лась, и въ собор'Ь не было никого, такъ что помолился онъ безъ 
пом'Ьхи и почувствовалъ н'Ькоторое облегчен1е. Вошелъ священникъ 
служить об'Ьдню, и Андрей Гавриловичъ, бывш1й во Владимир'Ь въ 
первый разъ, лопросилъ его показать достоприм'Ьчательности со- 
бора.— сГлавныя наши достоприм'Ьчательности и драгоц'Ьнности, — 
сказалъ священникъ: — это мощи наишхъ благочестииыхъ кня- 
зей».— И сталъ показывать, гд'Ь лежитъ Юр1й Всеволодовичъ, гд'Ь 
Андрей Боголюбск1Й, щЪ сынъ его Гл^^бъ, умерш1й въ юности 
при жизни отца. Нетл'Ьнныя мощи его были обр'&тены при Петр-Ь 
Великомъ. Доброе лицо священника понравилось Андрею Гаври- 
ловичу, и онъ р'Ьшилъ открыть ему свою душу. Повинился онъ, 
что въ мощи не в^^ритъ, что подозр'Ьваетъ въ нихъ одинъ обманъ, 
и сталъ умолять священника спасти его душу отъ нев1^р1я, от- 
крыть ему мощи и убедить въ ихъ нетл*н1и.— Извольт<5, — сказалъ 
священникъ и подвелъ его къ ракЪ князя Гл-Ьба. — «Благов-Ёрный 
князь скончался въ 1176 году, — сказалъ онъ: — и посмотрите, какъ 
Господь сохранилъ его».— Потомъ помолился передъ ракою и снялъ 
покровъ съ мощей. Святой лежалъ въ княжеской оделсд'Ь совер- 
шенно невредимый, какъ будто недавно только скончался. Овя- 
]ценцикъ осторолсно нриподнилъ его руку и засучилъ рукавъ: рухш 
была совершенно ц'Ьла, какъ у живого, и только кожа пм'Ьла жел- 
товатый цп'Ь'П». Ч1Ч)бы покаялть, ччч) даже суставы не потеряли 
гибкости, священникъ приподн}1Лъ об'Ь руки князя, а он^^ были 
сложены на груди, и положилъ ихъ врозь, какъ у спящаго. Такъ 
у Андрея-то Гавриловича морозъ по кож* проб'Ьжалъ... Съ гЬхъ 
поръ и сталъ онъ мощамъ в*рить. Такъ-то-съ! 

— Если это правда, — въ раздумьЬ зам'Ьтилъ инженеръ:— такъ 
ужъ тутъ не в'Ьра, а прямо знан1е, на опыт^^. 

— А Господь-то что бом* сказалъ?— заговорилъ старичокъ: — 
сТы пов1{рилъ потону, что осязалъ мои раны, а блаженны не ви- 
д1шш1е, а в1}ровавш1с». 

По'Ёздъ подходилъ къ Колпину. Показались темный массы 
Ижорскихъ адмиралтейскихъ заводовъ, старМшихъ изъ всЬхъ за- 
водовъ морского в^Ьдомства. При Петр!; зд'Ьсь была устроена не- 
большая подлпая л1;соиилыш; потомч* осиошша кузница для вы- 
д'клки исел'Ьзпыхъ корабельныхъ прииадлс^жиостей, а тепорь Ижор- 



т^^ 



1 



Г4 



;4 йМ-*. 






^Г 



^ 1 













№ 

I 



Я 
си 



214 И. Ф. Тюмеиевъ 

сше заводы удовлетворяютъ чуть ли не всЬмъ требован1ямъ на- 
111614) судострое1пя. Они производя'гь и паровые котлы, и машины, 
и якоря, и броню, п строительную сталь, помпы, ц'Ьиные канаты, 
шпили и пр. и пр., при чемъ ежегодное ихъ производство достигаетъ 
до суммы 6 милл10новъ рублей. 

— Вотъ теперь поклонимся и святителю Николаю, — зам'Ьтилъ 
старичокъ, снимая шляпу, когда въ окн'Ь показались сишя главы 
колпинскаго храма, построеннаго будто бы по проекту Растрелли. 

Отаричокъ им'Ьлъ основан1е креститься съ особою набожностью, 
смотря на силуэтъ видн'Ьвшагося среди городскихъ построекъ храма, 
такъ какъ въ немъ находится чтимая не только м'Ьстныии жите- 
лями, но и петербуржцами, чудотворная икона св. Николая, яви- 
вшаяся, какъ кажется, въ 1722 году, въ б верстахъ отъ Кол- 
пина. 

— Что зд'бсь 9-го мая бываетъ! — воскликнулъ старичокъ, на- 
Д'Ьвая шляпу.— -Трудно 066*6 представить, сколько другой разъ на- 
роду собирается, и въ экипажахъ, и п'Ьшкомъ, и по жел'Ьзной. 
Я неоднократно бывалъ, и въ крестномъ ходу хаживалъ на м'Ьсто 
явлен1я.— То-то народу! — и мужички, и господа, и мастеровые, и 
военные... кого, кого только н'Ьтъ!... А въ церковь-то не всегда и 
попадешь. 

И онъ началъ разсказывать о чуд'Ь, совершенномъ иконою, въ 
шестидесятыхъ годахъ, надъ одною дамою, 01*ь которой отказались 
петербургск1е доктора. 

За Колпиномъ м'Ьстность стала лсивописн'Ье. Лин1я строензО и 
заводовъ, тянувшаяся вдали по берегу Невы, скрылась за холмами 
и зелеными рощицами, который то и Д'Ьло мелькали по сторонамъ 
вдоль полотна дорога. 

Мы разхюворились съ инженеромъ о самомъ нути, по которому 
бойко катились наши вагоны, и узнали много интересныхъ подроб- 
ностей объ ИСТ0Р1И постройки этой стар'Ьйндей нзъ на1нихъ боль- 
шихъ исел1Ьзнодоролсныхъ лин1й. Отаричокъ усердно иллюстриро- 
валъ д^Ьловой разсказъ инженера вспоминавшимися ему при этомъ 
анекдотами. 

Полагаю, что н'Ькоторыя изъ получеиныхъ мною св'Ьд'Ьн1й бу- 
дуть небезынтересны и для читателя. 

Какъ изв'бстно, жел'бзнодорожною эрою можно считать 1829 годъ, 
когда Отефенсонъ, на конкурс']^ Ливерпульско-Манчестерской же- 
л^Ьзной дороги, получилъ прем1ю за свой паровозъ «Ракета». Съ 
тЬхъ поръ, какъ былъ найденъ удобный паровой двигатель, же- 
л^Ьзнодорожное д&ю пошло впередъ крупными шагами, и черезъ 
семь л'Ьтъ развилось въ Англш въ настоящую жел'^^знодорожную 
горячку. 6ъ 1836 году парламентъ утвердилъ до 29 новыхъ ли- 
Н1Й. У насъ чуть ли не первою железною дорогой надо признать 
усгроешхую на Нижне-Тагильскихъ горныхъ заводахъ механиками, 



— — ^ 






^^^^ 



I 






I 







с 



3 
О 



216 И. Ф. Тюменевъ 



отцомъ и сыиомъ Черепановыми, И8Ъ которыхъ по(»гЬдн1В побы- 
шлъ иъ 1833 году иъ А11гл1и, присмо'гр1$лся къ а11ГД1Йскиыъ локо- 
мотиваыъ и, возвратясь домой, устроилъ въ томъ же году свой 
небольшой сгухопутный пароходъ», д'Ьйствовавш1Й на лиши дли- 
ною — въ 400 саженъ! Русск1е инженеры зорко присматривались 
къ интересной заграничной новинк^Ь, съ мыслью завести ее и у 
насъ, но среди нихъ, — какъ при наяал'Ь всякаго новаго Д'Ьла,— 
было немало скептиковъ и нер1Ьшительныхъ. — сДа, — говорили 
скептики: — все зто хорошо за границей, въ Англ1и, въ Америк^^э 
а попробуйте-ка у насъ!э Имъ казалось, что и климатъ у насъ 
не подходить, и постройш! должна обойтись слишкомъ доро1Ч), что 
доходы никогда не сравняются съ расходами, и наконецъ, что по- 
добное нововведеше можетъ даже произвести переворотъ во всей 
жизни государства. Скептики на время взяли верхъ. 

Въ 1834 году въ Росс1ю по прнглашен1ю Чевкниа явился для 
осмотра горныхъ заводовъ австр1йск1Й инженеръ, чехъ, Францъ 
фонъ-Герстнеръ, изучившШ жел-Ьзнодорожное д'&ло въ Америкб и 
уже заявивппй себя, какъ энергичный иниц1аторъ прокладки рель- 
совыхъ путей въ Австр1и. Онъ уже мечталъ о соединен1и жел'Ьз- 
ными дорогами Москвы съ Пе1^рбургомъ, съ Ннжнимъ, съ Одес- 
сою, но правительство на его услов1я не согласилось и разр'Ьшило 
только построить, въ вид'Ь отв'Ьта, небольи1ую лин1ю до Царскаго 
Села и Павловска на прогяжен1и 24 верстъ. Въ 1838 году 11.арско- 
сельская дорога была открыта для движен1я, и тогда стали серьезно 

ПОДуИЫНаТЬ о СОПДПИОП!» р0Л1»<'.0И1ЛНЧ* Пу'П'Н'Ь об'Ьпхъ столицъ нмпо- 

р1и. Для изучен1я постройки и эксилоатац1и жел'Ьзныхъ дорогъ 
были посланы въ Америку два русскихъ инженера — Крафтъ и 
Мельниковъ. Появилось миожсстио частныхъ иросктоьъ постройки 
новой дороги, предлагавшихся вниман1ю правительства, и импера- 
торъ Николай I повел'Ьлъ комитету министровъ заняться всесто- 
роннимъ обсужден1емъ предположен1я о соединен1и Петербурга съ 
Москвою рельсовымъ пу1Ч)мъ. Впрочсмъ и тутъ Д'Ьло безъ скепти- 
ковъ не обошлось. Еще въ 1836 году н'ёкто, г. Наркизъ Атр^Ьшковъ, 
издалъ книгу сОбъ устроенш жел'Ьзныхъ дорогъ въ Росс1и*, гд'6, 
обсуждая вопросъ о соединеши столицъ, онъ, на основанш суще- 
ствовавшаго тогда между ними движенЕя, предсказывалъ, что наи- 
большее количество груза, на которое можетъ разсчитывать буду- 
щая жел'Ьзная дорога, выразится въ цифр'Ь 7.000 пудовъ, а число 
пассажировъ не превыситъ 8.000 челов'Ькъ въ годъ, чтб соста- 
вило бы не бол'Ье 5.650 рублей годового дохода. Въ самомъ ко- 
митетЬ министровъ преобладало сомн^^н1е; д'Ьло обсуждалось около 
двухъ л'Ьтъ и ни на шагъ не подвигалось. Вернулись изъ Аме- 
рики Крафтъ и Мельниковъ; они представили докладъ самаго утб- 
шительнахю, ободряющаго характера, и тЬмъ не ме1|1Ье комптетъ 
министровъ призналъ зиачительнымъ болыиинствомъ голосовъ но- 




1 



<2 



се 

I 



5 



218 И. Ф. Тюменевъ 



стройку же1г]&зной дороги между Петербургомъ и Москвой и ыевоз- 
иожною, и безполезною. Министръ финансовъ опасался крупиыхъ 
расходовъ и не дов'Ёрялъ об'бщаемой доходности дороги, а упра- 
ВЛЯВШ1Й тогда путями сообщен1я графъ Толь прямо заявилъ, что 
новгородсюя болота, разливы р']^къ и перес'1^кающ1я путь Валдай- 
ск1я возвышенности представляютъ неодолимыя препятств1я для 
осуществлен1я проекта, который, кромЬ того, не може1*ь принести 
никакой пользы, такъ какъ наши морозы и сн'Ёга будутъ служить 
постоянною пом'бхою эксплоатащи новой дороги. 

1-го февраля 1842 года на посл'Ёднее зас'Ёдан1е комитета явился 
самъ государь и, выслушавъ ми'ён1я министровъ, заявилъ, что 
соглап1ас1*ся г/ь мепьптистноыъ, с(>оружен1е дороги находить вподнЬ 
возможнымъ и повел'Ьваетъ немедленно приступить къ подготови- 
тельнымъ работамъ по его осуществлен1ю. 

Немедленно былъ учрелсденъ особый комитетъ по постройкЬ до- 
роги, и предсЬдаа^елемъ его назначенъ насл'Ьдникъ цесаревичъ Але- 
кса ндръ Николаевичъ. При комитет^Ь была образована строительная 
комисс1я, въ которой, равно какъ и въ комитете, самымъ д'бятель- 
нымъ членомъ оказался получивш1й незадолго передъ т&мъ граф- 
ское достоинство Петръ Андреевичъ Клейнмихель; въ томъ же 
году ему было вв4рено, по смерти Толя, управлеше путями со- 
общешя. 

Для большаго удобства предварптельныхъ изысканий вся лин1я 
была разделена на дв'Ь половины. Первая — оть Петербурга до Бо- 
логое— была поручена Мельникову, вторая — отъ Бологое до Москвы— 
Крафту. Въ участк!} Мельникова находился довольно значитель- 
ный пунктъ — Новюродъ, который, между тЬмъ, по своему поло- 
жен1ю значительно отклонялся отъ прямой лшап мелсду двумя сто- 
лицами, а потому Мельниковъ сд'Ёлалъ два проекта: одинъ прямой, 
на Вышн1Й-Волочекъ, другой съ изгибомъ на Новтородъ и выхо- 
домъ къ Волочку. По поводу выбора между этими двумя проек- 
тами въ комитегб возникли разноглас1я, и составлепъ докладъ го- 
сударю, ко'юрый утнорднлъ прямую лии1ю, находи!, что Повгородъ 
и такъ не лишится гЬхъ выгодъ, которыми пользовался. По слу- 
чаю этого высочайша1'о повел^Ьн1я въ публик'Ь возннкъ изв^Ьстный 
разсказъ (который старнчокъ не преминул'ь сообщить намъ), будто бы 
государь Николай Павловичъ потребовалъ карту Росс1и, наложилъ 
линейку на точки Петербурга и Москвы и, проведя карандашомъ 
лин1ю, сказалъ: «Вотъ вамъ направленхе». Трудно, конечно, р'6- 
шить, насколько этотъ разсказъ справедливъ, но несомн']^нно, что 
строители старались сд^^ать путь какъ можно короче, и старан1я 
ихъ ув^^нчались поднымъ усп^Ьхомъ: астрономическое разстоян1е 
между Москвой и Петербургомъ — 598 верстъ, а дорога вышла только 
на пюсть верстъ длиннее. Начинаясь ьъ Потербургй оп» Знамен- 
ской площади на высот!; 4,70 сазкеиъ надъ уровнемъ моря, она 



На Среднемъ плСсЬ 219 

оканчивается въ Москв'Ё на высогЬ около 70 салсенъ, при чемъ 
бливъ стан1ии Крюковской достигает!» своей высшей точки—около 
102 са5кеп7> падъ уровиемъ моря. 

130МЛЯ11ЫЯ работы начались л1;томъ 1843 года сначала на двухъ 
участкахъ: между Летербургомъ и Чудовомъ, и между Вышнимъ- 
Волочкомъ и Тверью, а въ слФдующемъ году уже по всей линш. 
'^'РУД'ь, производивш1йся почти исключительно руками съ помощью 
простых!) лонатъ '), молено прямо н«чзвать колоссальнымъ. По исчи- 
слен1ю Штукенберга, всЬхъ вемляныхъ работъ,— на выемкахъ, на- 
сыпяхъ и пр.,— было произведено 10 миллшновъ кубическихъ са- 
женъ, — цифра громадная, даже и для нашего времени, а для сороко- 
выхъ годовъ, когда жел-Ьзнодорожное д*ло находилось еще почтп 
въ младенчеств!;, оная]{ля(т'Я норазитольною, и но даромъ стари- 
чокъ нашъ помянулъ мужичковъ-строителей, вынесшихъ на своей 
спин* всю тяжесть работы, — теплымъ стихомъ поэта: 

«Мн вадрыпалнсь подъ ппоемт», подъ хододомъ, 
Съ в'Ьчно согнутой сииноА, 
Жплп въ земляикахь, боролися съ голодомъ, 
Мгрллп II мокли, Ползли 11Н111Ч)Л: 

Грабили НаСЬ Гр«ЧМ0Т(Ч1-Д0СЛТ11111и1, 

ОЬкло начальство, давила нужда 

Все претерп'Ьлн мы, Божш ратники, 
Мирнмя д*Т11 труда!» 

Въ 1847 году было уже открыто пассажирское движенхе между 
Петербургомъ и Колпинымъ, а въ 1849 году лин1я была готова до 
Чудова п отъ Волочка до Твери. Въ этомъ же году она была 
осчастливлена про'Ьздомъ государя, выразившаго благодарность 
вс^Ьмъ строителямъ. Прошло еще два года, и 1-го ноября 1861 года 
Сан1ггь-Петербургоко-Ыосковская жел^^зная дорога была офищально 
открыта и предоставлена въ общественное пользован1е. Николаев- 
скою она названа уже въ 1866 году по высочайшему повелФнш 
императора Александра П. 

Огносптельио обп^ественпаго польвопян1я дорогою старичокъ раз- 
сказа лъ намъ, что оно вначал'Ь было крайне ст1Ьснительно по при- 
чин'Ь разныхъ регламентацтй п правилъ. Такъ, наприм^^ръ, каждый 
желавш1й *хать по этой дорог* должепъ былъ имЬть при себ!; 
видъ и, кром1} того, запастись свидЬтельствомъ отъ полищи о томъ, 
что К'ь его вы'Ьяду съ оя стороны прспягствШ не имЬсугся. Лица, 
не предъявивш1я на станц1и этихъ двухъ документовъ, въ вагоны 
не допускались. Дал*е онъ разсказалъ, что въ суткп ходило всего 
четыре пассажирскихъ по*зда: два изъ Петербурга, два изъ Москвы, 
что билеты были не таюе, какъ теперь, а печатались на длинныхъ 



*) Только на громадной выонк1} между ставщяип Валдайкой и Береаайкой 
былп, въ впд-Ь опыта, прим'Ьпепм вемляныя паровмя машины. 



220 И. Ф. Тюмеиевъ 



полосахъ бумаги съ обозначешемъ вс*хъ станщй отъ Петербурга 
до Москвы, и въ заключе1пе припомпилъ аиекдотъ, ходивийй въ 
публик^^, о граф'Ё Клейниихел'Ё. Въ числ'Ь другихъ знаковъ своего 
благоволен1я государь подарилъ Клейнмихелю трость съ дорогим!», 
осыпаннымъ драгоц^^нными камнями набалдатникомъ. Увид'Ьлъ у 
него эту трость князь А. С. Меишиковъ и поздравилъ его съ низ- 
кимъ поклономъ: «Поздравляю, графъ! Душевно радуюсь! По- 
моему вы не одну, а сто палокъ заслуживаете». 

Допуская въ характер'^ графа Клейнмихеля мнопя непр1ятныя 
черты, подавав]и1я поводъ къ сочинен1ю такнхъ анекдотовъ, нельзя 
не сознаться, что дорога построена имъ образцово и д-блаетъ боль- 
шую честь строителю. Несмотря на очень крупную сумму около 
66 милл10новъ, въ которую обошлась постройка (подсчетъ 1861 года), 
она не обманула возлагавшихся на нее надеждъ. Въ первомъ же 
году, невзирая на всяшя стЬснен1я, по ней про'Ьхало 780.000 пас- 
сажировъ, а въ посл'Ёдующхе годы цифра колебалась между 1.000.000 
и 1.600.000 челов*къ. Что же касается до груза, составляющаго 
главную доходную статью каждой дороги, то количество его въ 
1851 году выразилось цифрою въ 10 миллшновъ пудовъ, че- 
резъ пять л-Ьтъ перевезено уже 23 милл1она, въ 1870 году— 67 мил- 
лшновъ, а въ посл'Ёднее время эта цифра увеличилась въ пять 
разъ. Число пассажировъ ьъ настоящее время достигаетъ почти 
до 3.000.000 челов1;къ. 

— А про курьезъ не знаете? — обратился къ намъ стари- 
чокъ, когда мы записали цифровыя данный, сообщенный ннже- 
неромъ. 

— Какой курьезъ? 

— А при первомъ проезд* по дорогЬ государя Николая Пав- 
ловича? 

— Н'Ьтъ, 

— Какъ же, — случай изв-Ьстпый! Пр115халъ онъ въ ВышнШ- 
Волочскъ въ коляск'Ь, на лоиьчдяхъ, а иъ Иолоч1си ужо ожидалъ 
его имцераторск1й по'бздъ до Твери и дал'Ье. Ну, натурально всЬ 
подтянулись, подчистились, сторолсевыя будки съ иголочки, сто- 
рожа въ новой аммунищи, — все это на вытяжку. Тронулись. По- 
"Ьхали. Сначала все шло хорошо, и государь былъ очень доволенъ. 
Только вдругъ, въ одномъ м-ЬсгЬ, смогрятъ въ окно, а по-Ьвдъ 
стоитъ. Кое-кто выб'Ьжалъ на платформу: вагонъ тресется, колеса 
вертятся, а по'Ьздъ стоитъ и впередъ не двигается. Было перепо- 
лоху! Что же оказалось? Одинъ изъ сторожей задумс^шъ отличиться 
и показать свой участокъ, что называется, лицомъ: взялъ да пе- 
редъ царскимъ про'Ёздомъ густо-прегусто накрасилъ у себя вс^Ь 
рельсы б'Ьлой масляной краской! — Ужъ потомъ песку бросали, 
бросали,— еле съ мЬста сдиипулись. П колоса-то всГ. въ ноЬздЬ 
выб']^лилъ, — вотъ какой умник1>! 




Соборъ въ РоманопЪ. 



222 И, Ф. Тюменевъ 



Такъ вакъ при нашемъ про%8Д% сторожа подобяаго усерд1я не 
ошшглшш, то паЬ^дъ иодиигшюл быс/гро, и мы не иамЬтили, шигь 
докатили до Чудова. 

Зд'Ьсь наши собеседники, ^Ьхавппе въ Старую Руссу, любезно 
простились съ нами и вышли изъ вагона. 

По'бздъ тронулся дал'бе. 

Волховъ былъ е1це въ пЬлномъ разливФ», и Соснинская пристань 
подл'Ь Волховской станщи была, подобно Венещи, окружена водою. 
На. гладкой, далеко раскинувшейся водяной поверхности — темный 
очерташя деревянныхъ построекъ, казавшихся поставленными прямо 
на воду; по Волхову, 'тм7> и <'.лмъ, м(и1ысалп лодкп; у берега мед- 
ленно поворачивалась неуклюжая барка. 

По'Ьздъ давно уже перешелъ мостъ, а направо вдали все еще 
тянулась и извивалась серебристая лента Волхова. На берегу вы- 
сились трубы фарфороваго Кузнецовскаго завода, а еи^е дал'Ье, еле 
зам'Ётнымъ силуэтомъ, видн'Ёлась на горизонт1} Державинская 
Званка. 

При взгляд'Ь на этотъ туманный, возвышающейся надъ окружаю- 
щею равниною холмъ, на которомъ среди сельской тишины проводидъ 
посл^дн1е годы своей жизни маститый поэтъ Екатерины, вообра- 
жеше невольно уносилось въ даль временъ, когда вм'Ьсто здан1й 
нын^Ьшняго женскаго монастыря и училища на этомъ холм!; воз- 
вышался пзв'Ьстпый по рисуикамъ двухъзтажныВ домъ, крытый 
куполомъ. На р'Ьк'Ь у пристани покачиваются дв-Ь лодки: одна — 
«Гавр1илъ», большая, съ каютою въ вид* домика, другая, малень- 
кая, носящая названхе «Тайки», любимой, неразлучной собачки Дер- 
жавина. На «Гавреил*» поэтъ съ семьею 'бздитъ по праздникамъ 
въ церковь, или навестить своихъ близкихъ соседей пом^щиковъ. 
Въ этихъ водяныхъ путешеств1яхъ «Тайка» всегда слЪдуетъ за 
«Гавр1идомъ». По широкой каменной лестниц*, обсаженной по 
бокамъ кустами розъ и сирени, поднимаемся мы отъ р'Ьки къ дому, 
на площадк1^ передъ которымъ бьетъ самодельный фонтанъ. Дверь 
съ балкона ведетъ прямо въ просторную гостиную. Со сгЬнъ смот- 
рятъ на насъ «велише мужи», 

«Чьи въ рамохъ по стФнамъ адатыхъ бдистаютъ дяцы, 
«Для вспоминанья пхъ д'ЁЯ1пй, сдавныхъ дней 
«И для прикрасы той св'Ьтлицы. 

А вотъ И самъ хозяинъ, Гавр1илъ Романовичъ, на большомъ 
диван1} передъ круглымъ столомъ раскладываетъ свои любимые 
пас1ансы «блокаду» и «пирамиду». 

Въ другое время гостиная эта полна шумныхъ гостей. Ихъ го- 
воръ, шутки и веселый см1}хъ далеко разносятся въ открытый 
окна по саду. На(5Ч0'1*ь разныхъ знбанч» и выдумокъ 1\ч1ф1илъ Ро- 
мановичъ не отстаотъ огь молодежи. Но картина быстро м'Ьняется, 




БорисоглЪбск1Й соборъ съ пристани. 



224 И. Ф. Тюменевъ 

и вся Званка принимаегь чинный и степенный видъ, когда къ при- 
стани ея причаливаетъ баркасъ съ почтеннымъ гостеиъ изъ Ху- 
тынскаго монастыря, преосвященнымъ Ёвген1емъ Болховитиновыиъ, 
тогда еще виЕсар1емъ новгородскимъ. Ему Державинъ, въ 1807 году, 
посвятилъ стихотворное описанхе жизни въ Званк1}. Евген1Й не 
остался въ долгу и на подаренноиъ ему поэтомъ акварельномъ 
вид'Ь Званки и саыъ начерталъ четверости1и1е: 

сСредь сихъ бодотъ и ржавиаъ 
<0ъ бввсыертнымъ ахомъ в^чныхъ скадъ 
«1>4)3011срт11Ы а1ши11 попторидъ 
«1>о;1С11орт11ий тшп. 1^ЬIШIVI• Лорзкаиниъ^. 

Въ воображен1и проносится и стройная фигура «Милеиы» Дер- 
жавина, его второй супруги, Дарьи АлексЁевны, урожденной Дья- 
ковой, принесшей поэту Званку въ приданое, а потомъ своимъ 
ун'Ьлыиъ хозяйствомъ, благодаря прикупкамъ сосЬднихъ деревень, 
настолько распространившей ея пред&1ы, что им-Ёнхе тянулось вдоль 
Волхова на протяжен1и девяти верстъ. Бй же принадлежитъ и 
мысль ув^Ьков'бчить память поэта устройствомъ въ Званк'Ь неболь- 
шого женскаго монастыря и школы для д'бвочекъ. 

Изъ гостиной мы мысленно переходимъ въ кабинетъ поэта. 
Зд^Ьсь, кром^Ь письменнаго стола, вниман1е наше привлекаетъ боль- 
шой удобный диванъ, обычное м'Ьсто отдохновешя Гавр1ила Рома- 
новича; надъ диваномъ разв'Ьшаны ружья и разный охотничьи 
принадлежности. На другой сгЬн* пом1^п^ается очень распростра- 
ненная въ то время таблица-карта «РЬка временъ», внуншвшая 
поэту его предсмертный строфы: 

Р'Ька проыеиъ въ свосмъ точовьи 
Уносить ис11 д'Ьли лю/^оИ 
И топить въ пропасти забвенья 
Народы, царства и царей... 

Чсрезъ три дня поел!} того, какъ были набросаны на грифель- 
ной доск'Ь эти строки, поэтъ мирно о'гошелъ въ вЬчность, въ ночь 
съ 8 на 9 1юля 1816 года. 

Пока мысли паши уносились въ прошлое, солнце усп11Л0 уже 
закатиться, и окрестности окутались серебрис'шю дымкою вссеннихъ 
сумерекъ. По'Ьздъ уже поднимался на Валдайскую возвышенность, 
исправляющую для средней Росс1и должность настоящихъ горъ, 
и исправляющую ее честно и безупречно. Нсмнопя горы, изв'Ьст- 
ныя своими заоблачными высотами, даютъ стран!) так1я р'Ьки, какъ 
наша скромная Валдайская возвышенность. Въ ея невзрачныхъ 
пустынныхъ н'бдрахъ, на разстоян1и н'Ьсколькихъ верстъ другъ отъ 
друга, зарождаются Дн'Ёпръ, Западная Двина и Волга. 

Несмот1Ш на то, что самый нысния точки ВалдаНскихъ 1Ч)ръ 
возвышаются не бол1ш 900 (1)утовъ надъ уроннемъ моря, и что сана 



На Срсднемъ плёсгЬ 



225 













+_ 






; ч"^.: 



:^ 



т^^^ 



возвышенность нм^^етъ крайне 
полопе, еле заметные подъе- 
мы, тЬмъ не мен'&е для же- 
л']^зподоро}кной ЛИИ1И она пред- 
ставляла немалый затрудне- 
Н1я. При постройк!; дороги 
при1Нлось сд'Ьлать ей уступку, 
и пр(>д110лагавш1Йся макси- 
му мъ подъемовъ въ 0,0026 уве- 
личить до 0,008, при чемъ подъемъ этотъ тянулся безпре- 
рывно, на протяжен1и 19 верстъ между станциями Бурга, 
Веребьо и Торбиио. Пго предсггавляло больная неудобства. 
Вс^^ товарные ио1^зда требовали для подъема двойную тягу, 
а при спуск* невольно развивали такую быстроту, что не 
въ силахъ были остановиться у Берсбьинской станц1и и катились 
дал'Ле, нагоняя идущ1е впереди по-бзда. Всл'6дств1е этого пришлось 

-•1ИГГ0Г. П1»0ТИ.>, Л1111А1М., 1004 г., т. ХОУ. 1Г> 



226 И. Ф. Тюменевъ 

приб'Ьгнуть къ устройству изв^Ьстнаго Веребьинскаго обхода. Бла- 
14>ларя ему, иии1еу казан пыл иоулобсггиа устраисмил, иослмыП путь 
сталъ на пять верстъ дликн'Ье. 

Живописную мутность у Веребьинскаго моста мы про'Ьхали 
уже ваотьмахъ. ЗатЬыъ миновали Угловку, отъ которой отд'бляется 
в^Ьтвь на Боровичи, Валдайку, Березайку, и на разсв'ЬгЬ прибыли 
въ Бологое, гд'Ь пересЬли на Рыбинскую дорогу и, расположившись 
въ новомъ пом^Ьщенш, улеглись спать. 

Дорога отъ Бологое до Рыбинска, по крайней м'Ьр'6, на нашъ 
взглядъ, представляетъ мало интересна1х>, особенно въ первой своей 
половин'А. Пейзажи, видимые въ окно, однообразны и не заключа- 
ютъ въ 006*6 ничего, чго бы обращало на себя вниман1е, и потому 
ббльшую часть пути мы проспали съ совершенно спокойною со- 
в^^стью. 

По'Ьздъ сталъ приближаться къ богоспасаемому граду Б'Ёжецку, 
единственному городу на всей лин1и отъ Бологое до Рыбинска. 

Въ виду того, во-первыхъ, что Б'Ьжецкъ И8в^^стенъ по л'Ьтопи- 
сямъ еще съ XII в1Ька, и, следовательно, им'бетъ право на н'Ько- 
тораго рода увсчжеше, и, во-вторыхъ, — что на Б'Ьжецкой станщи 
им1;ется буфетъ, гд'Ь можно напиться чаю, мы сочли своимъ дол- 
гомъ встать п выйти на платформу. 

Когда-то, давно, очень давно, еще на зар'Ь туманной юности, 
я попалъ про^Ьздомъ въ Б'Ьжецкъ и провелъ тамъ н^Ьсколько ча- 
совъ. Городокъ тогда былъ невзраченъ и очень не великъ. Онъ 
нич'бмъ не отличался отъ того провинщальнаго городка, о^кою- 
ромъ поатъ зам'Ьтилъ, что,— 

— дай судейской шавки 
Въ иомъ сдышеиъ вдоль и поаерекъ. 

Подходило И дальн'&йшее описанхе! 

Домишкв малы, пусты лавки, 
Аптека, два-три кабака, 
Тюрьма, шдагбаумъ полосатый, 
Домъ судный, госпиталь досчатый, 
И площадь... площадь велика. 

Площадь тогда, дМствительно, походила на какой-то громадный, 
унылый пустырь. 

Теперь, судя по внбпгаему виду, городъ пообстроился и сталъ 
зам'Ьтяо нарядн'Ье. 

Впрочемъ, настояпцй, историчесшй Б'Ькецкъ, — Б-Ькедшй рядъ, 
Б'Ьшецк1й верхъ, или Б'Ьжичи, — основанный, по преданш, б^Ьглыми 
новгородцами, находится на 15 верстъ ниже по течен1ю Мологи и 
носить скромное назваше села Б'Ьжицы. 



— На Среднемъ плбс^ 227 

До XV в'Ька Б'Ьжецкъ принаддежалъ новгородцамъ и неодно- 
кратно былъ предметомъ споровъ и ссоръ господина Великаго 
Нонгородя г/ь московски ми К11Я»ьлм1т, 1ток<'1 въ кнлжоп1о Васил1я 
Темнаго по быль ирисоед||11(Ч1ъ къ МоскиЬ. Сюшдалъ, произведен- 
ный на свадьб* этого князя его матерью Софьею Витовтовною, 
эффектно изображенъ на картин^Ь уроженца нын'бшняго Б'Ьжецка, 
изв^^стнаго художника II. П. Чистякова. 

Тронувшись д<'1Л'Ьо и 11ро1>:п1с;ш мимо иолуста11[С<ч Мсяслово, мы съ 
товарищемъ вспоминали, какъ, н'Ьсколько л'Ьтъ назадъ, по укаэа- 
таямъ одного ярославца, разыскивали зд'бсь на рЬк^Ь Сити, кото- 
рая протекаетъ верстахъ въ двухъ отъ полустанка, м*сто битвы 
съ татарами. Проходили часа три, были на указанномъ ярослав- 
скпмъ любителемъ исторхи усть'Ь ручья ВоПскаго, осмотр'Ьли мест- 
ность по обоимъ берсгамъ Сити, сд'Ьлали наброски плана и вида 
М15СТИ0СТИ, а потомъ пъ Твери познакомились съ брошюрою, въ 
которой м'1^сто побоип^а угсазывается совсЪмъ не тамъ. Д1Ьло въ 
томъ, что ярославцамъ хочется, чтобы битва происходила въ Яро- 
славской губерши, а тверичамъ, — чтобы въ Тверской, и последнее 
мн'Ьн1о, какъ кажется, им*отъ бол*с шансовъ на усп*хъ. 

Вскор'Ё мы персЬхалп черезъ Волжсшй мостъ и прив1Ьтствовали 
давно знакомую нашу красавицу, плавно катившую свои воды на 
соединен1е съ Мологою. Полюбовались ея берегами, на которыхъ 
живописно раскинулись, вругь противъ друга, села: Сменцово, 
ГлЬбово и Ивановское, потомъ снова углубились въ л^съ, мино- 
вали посл'Ьдн1й полустанокъ и черезъ н^Ьсколько минуть были уже 
па рыбинскомъ дебаркадер-Ё. 

И. 
По пути въ Романовъ. 

я влжу сотни рукъ II дпцъ, 
Молькагощн^ъ красиво, 
А паруса, какъ крылья птицъ, 
Колеблются лениво. 

Некрасовъ. 

Товарищъ мой забылъ второпяхъ купить въ Петербург* бо- 
тинки и р'Ьигплъ запастись ими въ Рыбинске. По дорог* на па- 
роходъ мы вел*ли извозчику остановиться у какого нибудь са- 
пожнаго магазина. 

— Вамъ, в'Ьдь, который получше? — обернулся извозчикъ. 

— Да, получше. 

— Понимаю. 

Сд*лавъ два-три поворота, онъ вы*халъ на главную улицу и, 
остановивъ лошадь у одного магазина, зам'Ьтилъ: 

1б« 



228 И. Ф. Тюменевъ 

— Ужъ лучше этого, по-моему, н1Ьтъ. 
Ми 1ЮИ1ЛИ. 

Хозяинъ, господинъ средняго роста, съ взъерошенными воло- 
сами и растрепанною бородою, оказался типомъ довольно своеобрйз- 
нымъ. Онъ мрачно осв'Ьдомился: «что намъ угодно?» и на нашъ во- 
просъ о ботинкахъ огляд'блъ насъ недовольнымъ ввглядомъ. 

— Едва ли что для васъ найдется, — заявилъ онъ: — я в*дь 
больше на заказъ. 

— Помилуйте, у васъ въ окнЬ столько обуви выставлено! 

— Это правда, что выставлено; я и не спорю. Ыо едва ли что 
найдется. Вы лучше закажите, и будетъ хорошо н удобно. 

— Да мы сегодня же уЬзжаемъ на пароход'Ё. 

— Это ничего не значитъ, что вы уЬзжаете; на обратномъ 
пути возьмете. 

— Да пойми'1'е, что онЬ намъ въ доро1^Ь пулсны! 

Онъ смирился и сталъ показывать 1Ч)товыя ботинки, разсказы- 
вая, что у него очень много заказовъ. 

Вошелъ чей-то молодецъ изъ лавки за сапогами, отданными въ 
починку. 

Хозяинъ злобно покосился на него и буркнулъ, что сапоги не 
готовы. 

— Помилуйте, что же вы дйлаете? — заговорилъ тотъ: — в4дь 
ужъ полторы нед'Ьли прошло поел!) срока. 

— А я что буду д1]лать?!1 — закричалъ, подскакивая къ нему, хо- 
зяинъ. — Самъ знаен1ь, ваи1и сапогн гд*, — въ тюрьм* у арестаи- 
товъ! Поди къ нимъ и спрашивай. Что же мн'6 разорваться изъ- 
за васъ прикажете, если у нихъ не готово? 

Парень унюлъ. 

За нимъ вошелъ какой-то молодой челов'Ёкъ, тоже заказчикъ; 
но онъ уже, в'Ьроятно, зналъ нравъ хозяина и потому, какъ только 
вопшлъ, такъ и сЬлъ молча въ счюронк'Ь. 

Хозяинъ между 'Л^ъ разсказывалъ намъ, что всё починки от- 
правляетъ въ тюрьму, а самъ шьетъ только новыя. Починки его 
мало интересуютъ, такъ какъ нажить на нихъ приходится не бо- 
лФе двугривеннаго. Наконецъ онъ зам'Ьтилъ молодого человека; 

— Вамъ что угодно? Сапоги или ботинки? 

— Да я ужъ заказалъ, — робко заговорилъ пришедш1й.— Зашелъ 
узнать, не готовы ли. 

— НФтъ, не готовы. 

— Да вы посмотрите, — взмолился заказчикъ. 

— И смотр'Ьть нечего! Я теперь васъ вспомнилъ. Не готовы, не 
готовы. 

Молодой удалился чолов1жа, но двор1> тотчасъ лее снова отпоро- 
лась, и на порогЬ появился прелснШ парень. 



На Среднемъ плбсЬ 




Толгсюй монастырь близь Яроспавля. 



— Что же это вы д*лаете? — снова иачалъ онъ: — хо- 
вяивъ говорить, что такъ никакъ невозможно... 

Саьожиикъ подошелъ къ нему вплотную и, трясясь отъ 

во.^нен]я, спросил ъ тихимъ голосомъ: 
[ — Зарезать тебя что ли?! 

; Мы расхохотались и выб^Ьжали изъ магазина. Сл'бдомъ 

' за нами вылетЬлъ на улицу и заказчикъ, Дверь съ шумомъ 
' захлопнулась. 
! — И этотъ господинъ хорошо торгуетъ?— спросили мы 

извозчика. 

— А что?.. Известно хорошо. Я бы васъ къ худому не 
привезъ. 

Пароходъ «Курьеръ» стоялъ уже у пристани. Шла нагрузка. 
Огпустивъ извозчика, мы остановились вверху лЬстницы, спускав- 
шейся подъ гору къ пристани, чтобы полюбоваться красивымъ 
видомъ Волги, пестр'Ьвшей сотнями судовъ разнаго типа и наиме- 
нован1й. Вл'Ьво отъ насъ тянулась усаженная молодыми деревцами 
набсрелснгш. На конц^Ь ея вырисовывсялось приземистое, точно при- 
давленное, здан1е стараго собора, построеннаго въ конц* XVII в*ка, 
а возл* него, надъ крышами прибрежныхъ домовъ, блестЬли се- 
рсбромъ полукруглые купола новаго собора, съ высоко поднима- 
впшмся въ небо шпилемъ колокольни. Вдоль берегового откоса 



290 И. Ф. Тюмевевъ 



надъ Волгою стояли приштовленные къ нагрузке бочки, ящики, 
кули, прикрытые брезентомъ, каше-то тюки, коротк1я, толстый 
бревна; около нихъ, у р^Ьки, сновалъ и копошился народъ, а на 
самой ВолгЬ, занимавшей всю глубину картины, царило полное 
оживлен1е, двигались буксирные пароходы, медленно и плавно тя- 
нулись за ними величавыя баржи, то тамъ, то тутъ мелькали не- 
больш1я лодочки. А надо всЬмъ этимъ высоко, вверху, с111ло ласко- 
вое солнышко. 

Мы спустились къ пароходу и, оставивъ вещи въ общей каютЬ, 
завяли м'бста въ носовой части верхней палубы. 

Вскоре мы разговорились съ сид'Ьвшимъ зд^Ьсь негощантомъ 
изъ Чебоксаръ, прх'бзшавшимъ въ Рыбинскъ по торговымъ д'Ь- 
ламъ. Онъ разсказалъ намъ, что теперь далеко еще не всЬ кара- 
ваны собрались къ Рыбинску. Движен1е ихъ продолжается чуть 
ли не все л'бто, начиная съ самой ранней весны, посл-Ь ледохода. 
Первыми приходить обыкновенно суда изъ Верхня1Х) плеса и бли- 
жайпгахъ м1Ьстностей, но ихъ бываетъ немного. ЗагЬмъ показы- 
вается въ Рыбинск'^ караванъ судовъ, зимовавшихъ въ затон1} 
около Городца, выше Нижняго; за нимъ подходятъ суда съ Оки 
и ея притоковъ. Еще поздн'Ье появляется караванъ, стоявш1й зиму 
у села Лыскова, противъ Макарьева; дал'Ье идутъ караваны съ 
Р'Ьки Суры, изъ Казани, съ Камы, съ Ветлуги. Поздн-Ёе ьсЛхъ 
достигаютъ Рыбинска караваны низовыхъ городовъ: СамарсшН, 
Саратовск1Й, Астрахансшй. Главный грузъ составляетъ, конечно, 
хл'ббъ въ различныхъ видахъ, какъ въ зерн'Ь, такъ и мукою, по 
МН01Ч) идетъ и жел'Ьза, чугуна, нефти и разныхъ другихъ товаровъ. 
Начиная съ пятидесятыхъ годовъ, количество привозимаго въ Ры- 
бинскъ хл'Ьба возростало въ довольно инушнтельпыхъ пропор1ияхъ 
и въ 1880 году достигло У9 миллюновъ пудовъ. За'гЬмъ въ неуро- 
жайный л1^та начала девяностыхъ годовъ оно сильно н сразу 
уменьшилось, но въ настоящее время снова начинаетъ зам'Ьтно 
прибывать. 

С1ЮДН судовъ раскииувпшгося нередъ нами псобозримаш каравана 
преобладали баржи. Высок1я, широкогрудый, съ черными, хорошо 
просмоленными боками, он-Ь напоминали собою рядъ броненосцевъ, 
неподвижныхъ, какъ бм застывишхъ въ своемъ величавомъ спо- 
К0ЙСТВ1И. И, д'Ьйствительно, волжская баржа заслуживаетъ назван1я 
мирнаго броненосца; не ядра, не гранаты вм1}1цаетъ она въ своихъ 
огромныхъ н1Ьдрахъ, а десятки и десятки тысячъ пудовъ пшеницы, 
ржи, овса, ячменя и разныхъ другихъ продуктов?», необходимыхъ 
для питан1я челов^^ка. Встр'Ьча на ВолгЬ съ такимъ мирнымъ 
флотомъ, нагруженнымъ всевозможными произведениями нашихъ 
необъятныхъ нивъ и полей, всегда производитъ отрадное впечатл'Ён1е. 

Но въ преж1пе годы,— лФэт» сорокъ, пятьдесятъ назадъ,— эта 
волжская флотил1я была шраздо пестрЬе и разнообразнее. То ко- 



На Среднеиъ плёс* 231 

личество груза, которое вм1Ь1цаетъ теперь одна баржа, требовало 
прежде чуть не десятка старинныхъ, бол^Ье мелкнхъ судовъ. Зато 
какнхъ только фориъ и видовъ, какихъ только типовъ и найме- 
нован1Й не встр'Ьчалось по Волге въ прежн1я времена! ЗкЬсъ были 
и грузный мокшаны, и остроносыя коломенки, и ув1Ьсистыя рас- 
шивы, и орловск1я гусянки (строивш1яся первоначально въ Тамбов- 
ской губерн1и на рЪкЬ ТусЬ), и суряки, носившхе также назва- 
н1е б'Ьляиъ, и шитики, и кладовыя городецшя лодки, барки, полу- 
барки, сомин ки, тихвинки, б'блозерки, — да всЬхъ и не перечесть; 
а среди нихъ роль механическихъ двигателей играли старинный 
коноводныя машины, по 45 лошадей на каждой, изъ которыхъ 
20 были въ постоянной работЁ, наматывая на шкивъ толстый каватъ 
отъ завезеннаго впередъ якоря. Это были буксиры того времени, 
тащйвшге вверхъ по ВолгЬ отъ четырехъ до пяти и бол^Ье судовъ, 
глядя по величин1Ь, и двигавшхеся со скоростью около 26 верстъ 
въ сутки. Но эти неповоротливый, неуклюж1я машины все-таки 
могли считаться б'Ьлой костью, аристократами того времени: он'Ь 
были если и не посл1Ьднимъ, то все-таки сдовомъ науки, осталь- 
ные же, несравненно боп^е многочисленные волжсше тяглецы спра- 
вляли свое л'Ьло безъ всякой науки. Они д'Ьлились на четвероно- 
гихъ и двуногихъ. Четверонопе были лошади, двунопе — бурлаки, 
которыхъ л^^томъ приходило въ Рыбинскъ до девяноста тысячъ 
чело1гЬкъ. Эти люди, создавил'е «п*сию, подобную стонуэ, хилые, 
невзрачные, забитые нуждою, эксплоатируемые важдымъ, кому 
только было не л^Ьнь, подняли своей тощею грудью, изъ одного 
конца въ другой, миллхоны и миллюны пудовъ. 

Теперь все это давно миновало. Не видно ни конныхъ машинъ, 
ни бурлаковъ: ихъ д'Ьло исполняютъ буксирные пароходы, непре- 
рывною лишей тянущхесл одни за другими вверхъ по Волгб. 

Первые изъ нихъ появились на ней еще въ 1818 году, только 
три года спустя посл'Ь конныхъ машинъ. Это были четыре паро- 
хода, построенные на свой счетъ жителемъ Астрахани Бвреино- 
В1лмъ, но нхъ несовершенство, волжскЁя мели, отсутств1е хорошихъ 
механиковъ, могущихъ исправлять поврежден1я, и общее недов^Ь- 
р1е погубили въ самомъ начал'6 новое предпр1ят1е; Бвреиновъ по- 
шелъ съ сумою. Потребовалась цЪлвя четверть стол'Ьтхя, чтобы 
мало-по-малу прхучить волгарей къ пароходамъ и уб'Ьдить ихъ 
въ польз'Ь этой новой двигательной силы, — и только въ первой 
половин'Ь сороковыхъ годовъ пароходы добились на ВолгЬ болЬе 
прочнаго усп^Ьха. 

На «Курьер'Ь» началось то особое оживлен1е, которое обыкно- 
венно предшествуетъ отвалу всякаго парохода. 

Въ носовой части, внизу, передъ нами два матроса заспорили 
было, какой флагъ поднять сегодня, для воскреснаго дня, — старый 
или новый. Но оказалось, что оба флага, и старый, и новый, оди- 



232 И. Ф. 'Гюмвневъ 

няЕово разорваны. Матросы подняли первый попавппйся подъ руку 
и поспешили на друпя рлбот14. Пяроходъ сло1ча1 дрогиулъ, и ко- 
лоса его сделали несколько медлеиныхъ оборотовъ: это ьъ машиы'Ь 
пробовали паръ. Оаоздавш1е пассажиры сп'Ьшно проб1>гали по 
трапу, который готовились уже снимать. Накопецъ, об'Ь половины 
его грузно, со скрипомъ, вползли на пристань, и сообщен1е съ паро- 
ходомъ было прервано. 

— Отдай носовую!— послышалась команда капитана. Носовая 
чалка съ плескомъ упала въ воду. Колеса пришли въ движен1е, и 
черезъ минуту «Курьеръ», описавъ плавный полукругь, началъ 
отдаляться отъ пристани. Г>ольтинство публики обназкило головы 
и стало креститься. 

Пароходъ вскоре вышелъ изъ лиши судовъ на фарватеръ. По- 
тянулись нескончаемые ряды стоявшихъ на якор*!} баржъ, полу- 
баржъ, мар1инокъ, полулодокъ, — Ксяраванъ тянулся на н'Ьсколько 
верстъ. Но пароходъ быстро б^Ьжалъ вннзъ по течен1ю, и стройные 
ряды судовъ, точно части одного громаднаго колеса, плавно двига- 
лись мимо насъ, сливаясь вдали съ такими же рядами въ одну 
сплошную массу, поросшую ц^Ьлымъ л'бсомъ высокяхъ мачтъ, за 
которымъ скрывались очертан1я города. 

Но вотъ проползли наконецъ посл^&дн^я суда, и передъ нами 
во всей красЁ развернулась открытая, свободная Волга. 

Принявъ въ себя Мологу и Шексну, она стала теперь значи- 
тельно шире и многоводн'Ёе. Она какъ будто возмужала, сд'Ьлалась 
внушительн'Ье, и самые виды ея пр1обр'Ёли бол^Ье сочности, какъ 
по краскамъ, такъ и по пропорщямъ. По берегамъ зелен'Ьли кра- 
сивый густыя рощи, тянулись поля и луга, а между ними весело 
мелькали постройки прибрелсныхъ селъ и деревень. 

Пароходъ въ первый разъ остановился въ Ильинскомъ у вы- 
сокаго праваго берега, сплошь покрытаго лЪсомъ. Второю пристанью 
было Песочное, таюке на правомъ берегу. Л'Ьв'Ье о'1*ь пристани 
тянулись вдоль Волги кирпичный здан1я фарфорово-фаянсоваго за- 
вода Кузнецова. ЗдЬсь работаеа'ъ около 300 челов'Ькъ, и годовое 
производство достигаетъ до ста тысячъ рублей. 

Отъ Песочнаго мы повернули къ левому берегу и черезъ не- 
сколько минутъ подошли къ лежаи1,ей почти наискось отъ него, 
Шашковской пристани, подл* которой кокетливо возвыпшлась среди 
окружающей рощи изящная деревянная дачка. Вообще Шашково, — 
носЯ1Цее также название Воздвиженскаго,— пользуется репутандею 
красивой и пр1ятной дачной м11стности, куда переселяются на л*тв 
не одни только рыбинсше жители, но на1)3жаютъ и далеше гости 
изъ Москвы и Петербурга. 

За Шашковымъ, на л*вомъже берегу, близъ села Вознесенскаго, 
показшюсь устье нобольнюн р'Ьчкп Урдомы, ОывниЧ! сипд'1пч5ль- 
ппцёю одного изъ эпнзодовъ борьбы между Москвою и Тверью. 




Западный фасадъ собора въ Толгк. 



284 И. Ф. Тюменевъ 



Московсшй княвь Юр1& Даниловичъ, погубивш1й въ орд'Ь Ми- 
хаила Тверского и саиъ, въ свою очередь, обвиненный таиъ сы- 
ноиъ убита1Ч), Дниитр1емъ Грозныя Очи, сп'Ьшилъ изъ Новгорода, 
гд'Ь онъ тогда находился, чтобы поправить свои д'Ьла въ орд'Ь. Но 
вд'Ьсь, на Урдом'6, подсггерегалъ его другой сынъ Михаила, Але- 
ксандръ, и неожиданно нагрянувъ на отцовскаго врага, чуть было 
не взялъ его въ пл'ёнъ. Юр1й еле спасся б'Ёгствомъ во Псковъ, а 
весь обозъ его и казна достались тверичанамъ. Но если месть за 
смерть отца не удалась одному брату, то уб1йца все-таки не ушелъ 
отъ рукъ другого. Какъ чюлько 10р]й, черезъ два года, добрался 
до орды, Димитр1й собственноручно разрубилъ ему топоромъ голову. 

Сли1гь свои воды съ водами Урдомы, Волга круто повернула къ 
югу и, описавъ затбмъ плавную дугу, снова приняла свое прежнее 
восточное направлеше. 

Вскор-Ь впереди показалась красивая, полная какой-то старин- 
ной прелести, панорама Романова-Борисогл'Ьбска, раскинутаго на 
высокихъ уступахъ обоихъ волжскихъ береговъ. 

Ш. 
Роиановъ - Борисогл'Ьбскъ. 

«Роиановцы барана въ зыбк-Ь закачали». 
Народная шутка. 

Ромаио]{ъ лежи'1*ь на лйвомъ берегу Волги, ВорисоглЬбскъ— на 
правомъ, и соединен1е ихъ въ одинъ городъ произошло только въ 
1822 году. До тЁхъ поръ Романовъ уже издревле былъ самостоя- 
тельнымъ городомъ, тогда какъ Борисогл1Ьбскъ долгое время счи- 
тался только слободою. 

Истор1я Романова, — несмотря на его бол'бе, ч'бмъ 500-л'бтнее 
существован1е,— не длинна и не многосложна. Основанъ онъ въ по- 
ловин'Ь XIV в'Ька княземъ Романомъ Васильевичемъ, сынонъ Ва- 
СИЛ1Я Грознаш, Ярославскаго, ноставивишмъ его «во имя свое», 
какъ значится въ родословныхъ записяхъ. Потомки Романа, князья 
Львовы, Д'Ьевы, ПТаховсше и ЗасЁкнны, уступили свои права на 
эту м'Ьстность за приличное воз11аграждсн1е великой княгинЪ Ма- 
р1и, супруг* Васил1я Темнаго, и она вел-Ьла обнести Романовъ де- 
ревянною стбною. Одно время имъ владЪлъ князь Андрей Василье- 
вичъ Углицшй, а въ 1493 году вся эта местность была оконча- 
тельно присоединена къ Москв*— Грозный отдалъ Романовъ въ по- 
местье ногайскимъ мурзамъ, проживавшимъ въ уЁзд* еще со вре- 
менъ татарщины. Въ 1609 году зд^сь, какъ и во многихъ приволж- 
скихъ городахъ, побывали поляки и, конечно, не пощадили жите- 
лей. Хотя татарсюе мурзы и не сумели отстоять города, но пбдать 
съ него получали исправно, и не далЪе, какъ черезъ пять лЪтъ 



На Среднемъ плбс^^ 235 

посл'Ё погрома, Роиановъ, по сохранившимся изкЬспямъ, платилъ 
свои обычпмс 33 рубля. Въ цярстпопат'с Ооодора Алексеевича ро- 
мановсюе мурзы числились у государя въ стольникахъ, продолжая 
псиовЬдывать магометанскую в-бру. Но въ XVIII столМи они 
мало-по-малу утратили свое прежнее 8начен1е и въ 1760 году 
переселены въ Кострому, въ особую слободу. Между тЬмъ Рома- 
новъ усп'Ьлъ побывать и въ Петербургской и въ Московской гу- 
берн1и, пока наконецъ не бмлъ назначенъ состоять въ числ'Ь 
у1Ь8Дныхъ городовъ Ярославскаго намйстничества въ 1777 году. 
Въ это же время произведенъ въ чинъ города и Борисогл'Ьбскъ, 
бывш1й дотол'Ь ловецкою слободою; впрочемъ, до 1822 года оба го- 
рода жили каждыП своею особою жизнью и только волею импера- 
тора Александра I слились въ одно обн^ее ц1шое. 

11о м'Тф'Ь приблилсен1я парохода панорама города развертыва- 
лась все шире и шире. Высошй Романовсшй берегъ, перерезан- 
ный въ н'Тюколькихъ м-Ьса^хъ глубокими оврагами, круто спускался 
къ вод1}; на вершинахъ его зелен'бли сады, б'Ьл'Ьли дома и Нож1И 
храмы съ колокольнями. Церкви были расположены то ближе къ 
берегу, то дальше отъ него, а одна изъ нихъ точно сама опусти- 
лась вдоль откоса къ Волг1;, оставивъ позади себя на полугор* 
свою колокольню. Борисогл*бск1Й берегъ понижался бол^е правиль- 
ными уступами, на которыхъ, невидимому, въ безпорядк*, были 
ра8с1шны сады и деревянные домики. Но тамъ красою и вЪнцомъ 
всей картины являлся прекрасный каменный соборъ, од1Ю изъ луч- 
шихъ пропзпеден1й русской архитектуры XVII стол*т1я. 

Сойдя съ парохода и оставивъ вещи на пристани, или, какъ 
зд^сь говорятъ, на конторк*, мы отправились осматривать городъ. 

Когда мы очутились на прибрежномъ песк*, передъ нами сплош- 
ною сгЬною высился береговой откосъ, совершенно скрывшШ отъ 
глазъ весь виденный нами съ воды Романовъ, и только выше- 
упомянутая церковь надъ самою Волгою красиво выделялась сво- 
ими пятью изящными главами на фон* голубого неба. 

Съ нея мы и начали свое обозрен1е. 

]1,ерковь была заперта, но мы скоро отыскали сторожа, кото- 
рый живетъ тутъ же внизу, и онъ, погромыхивая большими клю- 
чами, повелъ насъ но крутому крылечку въ верхн1й храмъ. Под- 
11яв1ипсь на открытую галлсргк), которая тянется вдоль всей боко- 
1ЮЙ сгЬны храма, мы полюбовались съ нея красивымъ видомъ на 
Волгу и окрестности. 

Отворяя двери въ верхнюю церковь, сторожъ зам^тилъ, что она 
недавно отдЬлана. И, действительно, ничего древняго, ничего инте- 
реснаго въ ней не осталось. Престолъ здесь, кажетхш, во имя Пре- 
ображеи1я Господня, но церковь более известна подъ именемъ 
Казанской, но находящейся въ пей чудотворной Казанской иконе 
Бож1ей Матери. Кроме этой иконы, здесь же находится резное изо- 
бражон1с спятиголя Николая. 



28в И. Ф. Тюменевъ 



Гораздо интересн'Ье нижняя церковь во имя Рождества Бого- 
Р0ДИЦ1Д, шпюрую, къ счастью, еще не усиЪлп сотдЬлать». Она оказа- 
лась значительно короче верхней, чтб объясняется самой построй- 
кою, воздвигнутою на устуиЬ гори. Полъ въ церкви кирпичный 
и выстланъ наискось; солея также сложена изъ кирпича. Подл!} 
нея находятся дв'б больнпя хоругви съ символическими изображе- 
Н1ЯМИ изъ П'Ьсни п'Ёсней и Притчей Соломоновыхъ—мотивъ, кото- 
рый мы потомъ часто встр'Ёчали, какъ на хоругвяхъ, такъ и на 
ст1^нахъ притворовъ во многпхъ ярославскихъ храмахъ. Везд*!!, 
подъ видомъ ясениха въ П'Ьсн'к п'ксней изображенъ Христосъ, а 
олицет1юрен1емъ церкви служи'п, н(Ч|11ста. 

Но особое наше вниман1е въ нижнемъ храм'Ь привлекла старин* 
ная печь, въ сЁверо-западномъ углу, вся выполненная изъ выпук 
лыхъ, очень интересныхъ изразцовъ. 

— Печь-то преисде гораздо больше была, да недавно ее по- 
ур-Ьзали, — разсказывалъ сторожъ. — Въ былое-то время въ нее трех- 
пол^^нныя дрова ц'Ьликомъ ложились, а тепло бывало держитъ до 
того хорошо, что не больше двухъ разъ въ нед'блю и топить при- 
ходилось. 

— И что же? 

— Ну, и переделали. 
~ Зач']Ьмъ? 

— Ужъ больно огромадная показалась. 

— А давно ли переделали? 

— Года два назадь. Печникъ взялся за пять рублей. Ужъ онъ 
ее ломалъ, ломалъ, еле разворочалъ! Карнизъ на ней такой боль- 
шой былъ... 

— А гд* карнизъ-то? 

— Убрали его; решили, что ни къ чему онъ. Стали ее пере- 
кладывать, да переделывать, да въ конце-то концовъ только ис- 
портили. Печникъ такъ и отступился. Теперь она и меньше, и то- 
питься стала куда хуже. 

— Столько времени стояла, все не велика была, а тутъ... 

— Вотъ поди-жъ ты1 

Осмотревъ церковь, мы по Казанскому въезду, пролегаюп^ему 
мимо церкви, поднялись въ городъ, на торшвую площадь, въ глу- 
бине которой находится небольшая церковь Спаса. Церковь оказа- 
лась довольно старою. Сторожъ п^юдложилъ намъ подняться на 
колокольню, прибавивъ, что видъ съ нея господа одобряютъ. 
Поднимаясь наверхъ, мы заметили въ стене колокольни круглое 
пространство, заделанное кирпичемъ. 

— Тутъ прежде часы были, — пояснилъ сторожъ,— да испорти- 
лись, такъ ихъ вынули. Теперь валяются подъ колокольней. 

вероятно, и посетители, и обитатели торшвой плон^ади не одинъ 
разъ пожалели о сият1и этого общественнаго часомерья; здЬсь, на 



На Среднемъ плбс^ 




Трапелпал церкоиь въ ГолгЬ. 



такомъ людномъ м-Ьст^, въ цент- 
Р'Ь юрода, оно Оыло поставлено 
очень кстати. 

КЕтринчнал л Ьстница въ ст^н*, 
по которой мгл подин мал II сь» вывела насъ на пустую пло- 
щадку II вдругъ о()орвалась. Выше начиналась уже новая 
деревянв^ш л-Ьстница. 

Сторожъ объяс!П1Лъ ндмъ, ЧТО въ 1ВП2 году колокольня 
:гга го[1'йла, и болг^икл! колоколъ, сорвашннсь съ подюр'Ьп- 
шей Оалкн, полет'Ьлъ внязъ я пробплъ два свода, раару- 
шнвъ верхнюю часть лЬстннцы. Пробитые своды З1яютъ 
и посей чагъ въ вид* шпрокихт, сквозвыхъ пролетовъ. 
ПолымоН колоколъ весить 108 пудовъ н отлятъ въ 1850 
году. 

Съ вышины колокольни, хотя и не высокой, но выгодно 
поставленной на возвышенномъ м'ЬсгЬ въ центр-Ь города, дМстви- 
тельно открывается очень красивый видъ на Роиановъ и лежанцй 



238 И. Ф. Тюменевъ 

напротивъ Борисогл'Ьбскъ. Я сд1шалъ схеиатическ|П пабросокычь 
рода II 614) цоркиеП, которыхъ иасчиталъ на этой сторои'Ь (крон11 
Спасской) семь. Направо, съ краю, высилась колокольня церкви 
Покрова; Н'&сколько л^6в1^е, ближе къ Вол1*Ё, видн'Ьлись Троицкая 
и Михаилъ Архавгелъ, какъ ихъ назвалъ сторожъ. Прямо противъ 
насъ, подъ горою, уже знакомая намъ, Казанская. Вд'бво оть не^! 
церковь Воскресен1я, соборъ, расположенный на особомъ холм'Ь, и 
еще дад'бе св. Леонт]й на самомъ краю города, составдяющШ съ 
л'Ёвой стороны репАап! къ Покровской церкви. За Волгою въ 
Борисогл'ЬбскЬ попрежнему красовался въ самомъ центр'Ь велича- 
вый соборъ, а л11о110 оть него вМ^ти небольи1а^I церковь ]]лаго- 
в'Ьщен1я. 

Съ колокольни мы спустились на площадь. Тамъ стояло н'Ь- 
сколько деревянныхъ бараковъ-лавокъ. Въ одномъ изъ ннхъ всЬ 
стЬны были обиты образцами набойки и покрыты ими, точно обоями. 
У прилавка сид'Ьлъ благообразный старикъ и о чемъ-то степенно 
разсуждалъ съ пожилою женщиною, в1^роятно, женою. Мы заин- 
тересовались ихъ торговлею и вошли. 

Оказалось, что они ничего не продаютъ, а принимаютъ только 
заказы на набойку, т.-е. окраску тканей по изв1ютнымъ рпсункамъ, 
образцы которыхъ и были разв'Ьшаны по стЬнамъ на выборъ для 
заказчнковъ. Между рисунками н'бкоторые были довольно замысло- 
ваты, а друпе не лишены даже изв'Ёстнаго вкуса, Узнавъ, что 
насъ интересуетъ ихъ промыселъ, старикъ любезно досталъ изъ- 
подъ ирилавк;1 цклую кину нсевозможныхъ образчиковъ и сталъ 
ихъ показывать. Образчики были, большею частью, только изъ 
двухъ цв1^товъ: кубоваго (темносиняго) и желтаго. Старикъ хва- 
ст<'1лъ, что у Н01Ч) ДО пятис01'ь нггу1еь разныхъ узо]юиъ. 

Онъ разсказалъ намъ, что одинъ работникъ въ нед'Ьлю можегь 
набить, т. те. напечатать узоромъ на холст^Ь, до 600 аршинъ. 
За одноцветную кубовую набойку берется, глядя по рисунку, отъ 
трехъ съ половиною до четырохъ копеекъ за аршинъ; съ зеленя- 
ми же, т.-е. въ дв* краски, — пять копеекъ. ЦкЬта набиваютъ не 
одновременно, а одинъ поел!} друшго. 

Простив]нись со старикомъ, мы вышли на площадь, потомъ 
взяли въ л^Ьвую сторону (благодаря посбщешю колокольни, планъ 
города былъ намъ теперь совершенно ясенъ) и, миновавъ церковь 
Воскресешя, спустились въ овра1'ъ и поднялись на противополож- 
ный холмъ къ собору. 

ВокруЕ'Ъ собора еще уц'Ьл'Ьли остатки земляного вала; лучше 
всего они сохранились съ восточной и южной сторонъ. Въ валу, 
противъ соборнаго алтаря, и посейчасъ существуетъ старинный 
про1^здъ, а сбоку въ земл'Ь устроенъ погребъ, въ которомъ теперь 
хранится, кажется, порохъ. Все пространство вокруп» собора, замк- 
нутое валомъ, представляетъ собою въ настоящее время обшир- 



-— 1 



На Среднемъ плес1; 



239 




И!>1Й пустырь, густо ПОрОСШШ ТраВОЮ, а ОЪ одной сто- 
рон !1| даже кустарннкомъ и дсреиьяип. Несомн'Ьтш, 
зд-Ьсь въ старину все было застроено, н въ Н'11драхъ 
ятиП лгмли; по|>(*стеП пслсиои! мураною и сотплми 11р- 
кнхъ н иестрыхъ цв^товъ, сокрыто Непал о интерес- 
иыхъ остатковъ наше!* сЬдой старины. 

Неподалеку огь собора, на краю пригорка, ютится 
г!е(»г>л1.тал иаПуипса сторожа. М!Л посту чал 1гсь иъ Ш'о,. 
Сторожъ оказался дома и, вахвативъ ключи, иовелъ 
насъ въ соборъ. 

11остроон1е собора относится къ первой половпн'Ь 
XVII стол'Ьт1я. Интересна его ажурнм небольшая ко- 
локольня съ вы0нтглмъ столбнкомъ, на мЬсгЬ котораго 



240 И. Ф. Тюмевевъ 



въ двойной арк'Ё пов^Ьшенъ колоколъ, в^^роятно, не увгЬстивппйся 
внутри колокольни. 

Въ притвор'Ь, направо отъ входа въ соборъ, повгЬщено на стЬвА 
большое И80брашен1е Страшнаго Суда. В'Ьроятно, живописецъ рад- 
считалъ, что ад'Ьсь оно будетъ и видн'Ье, и внушительн'Ье, Ч'Ьиъ 
на своемъ обычномъ м'Ьст1Ь, на вападной стЬн'Ь храма, къ которой 
иолящ1еся стоять спиною и видятъ ее только разв'Ё при выход'Ь 
изъ церкви. Особый входъ нал'Ьво велъ нзъ притвора въ теплый 
Введенсшй прид'Ьлъ, гд'Ь бываетъ служба зимою. 

Изъ притвора мы вышли въ соборъ, главный алтарь котораго 
устроепъ въ честь Воздпижетпя Животворя (даш Креста. Соборъ 
внутри очень ингересенъ, какъ по архитектур!^, такъ и по живо- 
писи. Въ немъ хранится Тихвинская икона Бож1ей Матери, пожер- 
твованная государемъ Миханломъ беодоровичемъ. Въ иконостасЬ 
есть старинный иконы, хорошаго письма. 

Сд^^авъ наброски собора съ разныхъ сторонъ, мы попросили 
у сторожа водицы, такъ как7> жара стояла нестерпимая, и прн- 
сЬли на завалинку передъ его избушкою. 

На всемъ соборномъ пустыр'Ь, бывшемъ н'Ькогда шумнымъ н 
офивленнымъ центромъ всего города, царили теперь невозмутимый 
покой и какая-то унылая тишина. Неподвижный, не шевеля ни 
однимъ листикомъ, точно мл'Ья подъ жаркими лучами солнца, 
стояли группою, въ н'Ьсколькихъ ничгахъ отъ насъ, молодыя бе- 
резы. И трава, и цвЬты какъ будто дремали. Крушмъ ни звука. 
Все вокругъ точно застыло, охваченное зноемъ Л'Ьтня1Ч) дня, и 
только каменная масса собора высоко поднималась своими старыми 
главами въ голубое безоблачное небо и, попрежнему царя надъ 
холмомъ, какъ и въ былыя, давно протекнпя времена, казалось, 
была погружена въ глубокую невеселую думу. 

Оторожъ принесъ воды, и мы разговорились о м'Ьстномъ жить'Ь- 
быть'Ь. 

Между прочимъ, я завелъ разговоръ и о романовскихъ полу- 
шу бкахъ, иав'11стныхъ по всей Росси!. 

— Дорого ли продается у васъ хоррш1й полушубокъ? — спросилъ я. 

— А разно бываетъ, — отвЬчалъ сторолсъ: — аа хорош1й рублей 
двадцать, тридцать все надо дать. 

— А отд'бльныя овчинки? 

— Т4 рубля по полтора за штуку. 

— Много ли же овчинъ идетъ на полушубокъ? 

— А это, смотря по тому, какихъ. Вотъ, видите ли, у насъ 
обыкновенно колютъ къ Успеньеву дню, и тЬ овчины называются 
успенскими; а то колютъ къ Петрову дню,-~пораньше значить, — 
т* овчины петровск1я. Такъ вотъ успенскихъ штукъ шесть на- 
добно, а петровскихъ больше, — штукъ до девяти. Петровсюя ов- 
чинки поменьше, зато легче, и цЬнятся он* дороже. Впрочемъ, у 



На Среднемъ 11Лбс1{ 241 

насъ здЪсь въ город'6 шубняковъ мало; есть е1це ихъ н'бсколько 
т» 1}ори<-огл'1;бс1гЬ, а то псе больше по у'йзду. 

Порода романовскихъ овецъ, какъ изв-Ьстно, разведена еще 
Шугромъ Иеликпиъ. ОиЛ сла«ят(*.я ипткостыо своей шерсти и про- 
изошли отъ пом-Ьси русскихъ овецъ съ силезскими баранами, на- 
рочно выписанными Лефортомъ. 

— А еще чЬиъ промышляете?— продолж